Меню Закрыть

Ходатайство о разъяснении постановления конституционного суда

Определение Конституционного Суда РФ от 27 февраля 2018 г. № 252-О-Р “По ходатайству Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года № 38-П”

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи В.Г. Ярославцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение ходатайства Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации, установил:

1. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 7 декабря 2017 года № 38-П, принятом в связи с жалобами граждан В.С. Григорьевой, О.Л. Дейдей, Н.А. Капуриной и И.Я. Кураш, признал взаимосвязанные положения статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они не предполагают включения в состав минимального размера оплаты труда (минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации) районных коэффициентов (коэффициентов) и процентных надбавок, начисляемых в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации просит разъяснить Постановление от 7 декабря 2017 года № 38-П, указав, возможен ли перерасчет заработной платы на основании конституционно-правового истолкования, данного Конституционным Судом Российской Федерации, за период, предшествующий вступлению в силу названного Постановления.

2. По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации вправе давать официальное разъяснение вынесенного им решения только в пределах содержания данного решения и только по предмету, относящемуся к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации; ходатайство о даче разъяснения не подлежит удовлетворению, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования принятого решения либо предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций, не нашедших в нем отражения.

2.1. В пункте 4.2 мотивировочной части Постановления от 7 декабря 2017 года № 38-П Конституционный Суд Российской Федерации указал следующее:

в силу прямого предписания Конституции Российской Федерации (статья 37, часть 3) минимальный размер оплаты труда должен быть обеспечен всем работающим по трудовому договору, т.е. является общей гарантией, предоставляемой работникам независимо от того, в какой местности осуществляется трудовая деятельность; в соответствии с частью первой статьи 133 Трудового кодекса Российской Федерации величина минимального размера оплаты труда устанавливается одновременно на всей территории Российской Федерации, т.е. без учета природно-климатических условий различных регионов страны;

следовательно, повышенная оплата труда в связи с работой в особых климатических условиях должна производиться после определения размера заработной платы и выполнения конституционного требования об обеспечении минимального размера оплаты труда, а значит, районный коэффициент (коэффициент) и процентная надбавка, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не могут включаться в состав минимального размера оплаты труда;

поглощение выплат, специально установленных для возмещения дополнительных материальных и физиологических затрат работников, связанных с климатическими условиями, минимальным размером оплаты труда, по существу, приводило бы к искажению правовой природы как этой гарантии, так и самих указанных выплат, что недопустимо в силу предписаний статьи 37 (часть 3) Конституции Российской Федерации и принципов правового регулирования трудовых правоотношений.

2.2. Согласно статье 75 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в решении Конституционного Суда Российской Федерации в зависимости от характера рассматриваемого вопроса может определяться порядок вступления решения в силу, а также порядок, сроки и особенности его исполнения (пункт 12). В случае, когда в решении Конституционного Суда Российской Федерации порядок вступления в силу, сроки и особенности его исполнения специально не оговорены, действует общий порядок, предусмотренный названным Федеральным конституционным законом.

Конституционный Суд Российской Федерации специально не оговаривал порядок вступления в силу и сроки исполнения Постановления от 7 декабря 2017 года № 38-П, а потому в соответствии с частью первой статьи 79 названного Федерального конституционного закона оно вступило в силу с момента провозглашения. Из его содержания прямо следует, что начиная с этой даты при установлении (исчислении) минимального размера оплаты труда (минимальной заработной платы в субъекте Российской Федерации) в него не могут включаться районные коэффициенты (коэффициенты) и процентные надбавки, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

В то же время, если по состоянию на 7 декабря 2017 года в производстве судов общей юрисдикции находились дела по требованиям лиц, не являвшихся заявителями в деле о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации, об исчислении заработной платы в размере минимального размера оплаты труда без учета районного коэффициента и процентных надбавок и решения судов первой инстанции по ним не были вынесены или не вступили в силу на эту дату, отказ судов первой или апелляционной инстанции после провозглашения Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года № 38-П в удовлетворении требований заявителей на основании указанных законоположений в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации в этом Постановлении, недопустим в силу правовых позиций, изложенных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2012 года № 25-П, а соответствующие судебные решения подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий. При пересмотре по предусмотренным процессуальным законодательством основаниям в кассационном или надзорном порядке вынесенных по данному вопросу судебных постановлений, основанных на соответствующих нормах в истолковании ином, чем выявленный Конституционным Судом Российской Федерации их конституционно-правовой смысл, суды также должны в силу правовых позиций, выраженных в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 8 ноября 2012 года № 25-П, руководствоваться его Постановлением от 7 декабря 2017 года № 38-П.

Таким образом, Конституционный Суд Российской Федерации не находит оснований для принятия ходатайства Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации к рассмотрению в публичном заседании.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и статьей 83 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Признать ходатайство Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации не подлежащим дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется официальное разъяснение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 7 декабря 2017 года № 38-П.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru) и в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

Обзор документа

Конституционный Суд РФ прояснил ситуацию с исполнением его постановления по поводу МРОТ.

Данное постановление вступило в силу с момента провозглашения — 07.12.2017.

Начиная с этой даты при установлении (исчислении) МРОТ (минимальной зарплаты в субъекте Российской Федерации) в него не могут включаться районные коэффициенты и надбавки за работу в особых климатических условиях, в т. ч. в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Что касается требований лиц, которые не являлись заявителями в рассмотренном Конституционным Судом РФ деле, об исчислении МРОТ без учета районного коэффициента и процентных надбавок.

Если на 07.12.2017 в производстве судов находились такие дела и решения первой инстанции по ним не были вынесены или не вступили в силу на эту дату, отказ судов в удовлетворении этих требований на основании толкования, расходящегося с позицией Конституционного Суда РФ, недопустим.

А соответствующие судебные решения подлежат пересмотру, если для этого нет иных препятствий.

При пересмотре в кассационном или надзорном порядке судебных актов, основанных на толковании, расходящемся с позицией Конституционного Суда РФ, также нужно руководствоваться его постановлением.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Ходатайство о разъяснении постановления конституционного суда

Решения Конституционного Суда представляют собой довольно сложный для уяснения не только рядовыми гражданами, но и профессиональными юристами правовой документ. Нередко заявители неясно понимают предмет дела, систему аргументации, конечных выводов Суда, поскольку в них демонстрируется высокий уровень доктринального понимания конституционной материи.
В соответствии со ст. 83 Закона о Конституционном Суде решение Конституционного Суда РФ может быть официально разъяснено самим Конституционным Судом РФ по ходатайству лиц, имеющих право на обращение в Конституционный Суд РФ, других органов и лиц, которым оно направлено. Следовательно, заявитель, жалоба которого рассмотрена Конституционным Судом, вправе обратиться в Суд с ходатайством о разъяснении решения Конституционного Суда. Инициатором разъяснения решения сам Конституционный Суд выступить не может.
Под официальным разъяснением решения Конституционного Суда РФ по конституционной жалобе понимается истолкование содержания и смысла отдельных его положений, содержащихся как в резолютивной, так и в мотивировочной части.
Конституционный Суд разъясняет не только итоговые решения в форме постановлений, но и определения.
О разъяснении решения Конституционного Суда РФ выносится определение, которое излагается в виде отдельного документа и подлежит опубликованию в тех изданиях, где было опубликовано само решение. Определения по вопросам разъяснения решений Конституционного Суда нумеруются с обозначением «О-Р» (например: Определение от 17 марта 2009 г. N 364-О-Р).
Так, например, Конституционный Суд РФ разъяснил п. 5 резолютивной части Постановления от 2 февраля 1999 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности положений ст. 41 и ч. 3 ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, п. п. 1 и 2 Постановления Верховного Совета РФ от 16 июля 1993 г. «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях». С ходатайством о разъяснении обратился Верховный Суд РФ, усмотревший неоднозначность в толковании положения о том, что «с момента вступления в силу постановления Конституционного Суда и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо оттого, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей». Верховный Суд полагал, что постановление может породить противоречивую правоприменительную практику по вопросу о возможности назначения наказания в виде смертной казни, поскольку Российская Федерация не ратифицировала протокол N 6 к Конвенции о защите прав и основных свобод и в то же время не выразила своего намерения не стать его участником.
Конституционный Суд в разъяснении уточнил, что он исходит из взаимосвязи постановления с другими правовыми актами, в том числе с действующими в сфере международного права прав человека нормами о неприменении смертной казни как вида наказания и международными договорами Российской Федерации, а также из динамики регулирования соответствующих правоотношений и тенденций в мировом сообществе, частью которого осознает себя Российская Федерация (преамбула Конституции РФ). Выраженное Россией намерение установить мораторий на приведение в исполнение смертных приговоров и принять иные меры по отмене смертной казни было одним из существенных оснований для ее приглашения в Совет Европы. Проект федерального закона о ратификации протокола N 6 к указанной Конвенции был внесен Президентом РФ в Государственную Думу 6 августа 1999 г. Хотя он до сих пор не ратифицирован, но и не является отклоненным, следовательно, находится на рассмотрении. Этот факт в контексте сложившихся правовых реалий не препятствует признанию протокола N 6 существенным элементом правового регулирования права на жизнь.
Конституционный Суд недвусмысленно высказался против вынесения судами смертных приговоров, поскольку иное может расцениваться как нарушение Россией ее международных обязательств, в частности по ст. 18 Венской конвенции о праве международных договоров в отношении протокола N 6 .

Смотрите так же:  Правила внутреннего распорядка организации срок действия

Определение Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р // СЗ РФ. 2009. N 48. Ст. 5867.
Вопрос о разъяснении решения Конституционного Суда рассматривается на заседании палаты, принявшей данное решение, с участием ходатайствующего лица. Заявитель и органы, выступавшие в качестве противоположной стороны по рассмотренному делу, приглашаются на заседание.

Вместе с тем Конституционный Суд в ряде определений пояснил, что официальное разъяснение решения Конституционного Суда РФ дается самим Конституционным Судом РФ в пределах содержания разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением, равно как и воспроизведением положений законодательства, т.е. ходатайство не подлежит рассмотрению в процедуре публичного заседания Конституционного Суда РФ, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования именно самого решения по существу .

См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. N 15-О «По ходатайству Председателя Правительства Республики Карелия о разъяснении Постановлений Конституционного Суда РФ от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции РФ и от 11 апреля 2000 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 21 и п. 3 ст. 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» // СЗ РФ. 2001. N 11. Ст. 1070.

Таким образом, в правовой позиции Конституционного Суда устанавливается процедура рассмотрения вопроса о разъяснении решения, исключающая проведение публичных заседаний, приглашение на заседание выступавших в качестве сторон по рассмотренному делу органов и лиц, если поставленные в ходатайстве о разъяснении решения вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования.
«Логику Конституционного Суда РФ в данном случае можно понять так: если в поставленном ходатайствующим о разъяснении вопросе нет дополнительных данных, требующих истолкования, то рассмотрение ходатайства на пленарном заседании Суда уподобится повторному рассмотрению уже рассмотренного вопроса и, соответственно, вынесению повторного решения, уже ранее вынесенного» .

Малюшин А.А. Проблемы разъяснения решений Конституционного Суда РФ как формы правотворчества // Журнал конституционного правосудия. 2008. N 5.

В любом случае постановления Конституционного Суда, поскольку они принимались на открытом судебном заседании, на практике разъясняются Судом также на открытом судебном заседании с приглашением сторон и их представителей.
Конституционный Суд может отказать в принятии ходатайства о разъяснении решения, если признает ходатайство недопустимым. Определение об отказе в принятии обращения к рассмотрению также излагается в виде отдельного документа и должно быть мотивированным (п. 4 § 17 Регламента Конституционного Суда РФ). Большинство определений, принятых Судом по ходатайствам о разъяснении, — это определения об отказе в принятии ходатайств к рассмотрению.
Критерии допустимости ходатайства о разъяснении решения Суда: 1) надлежащий субъект обращения; 2) связанность ходатайства с предметом рассмотренной жалобы; 3) связанность ходатайства с компетенцией Конституционного Суда.
Надлежащими субъектами обращения с ходатайством о разъяснении решения Суда, как указывалось выше, являются лица, имеющие право на обращение в Конституционный Суд РФ, другие органы и лица, которым оно направлено. Естественно, заявитель конституционной жалобы, по делу которого вынесено итоговое решение, признается надлежащим субъектом. Другие граждане, не участвовавшие в деле по данной жалобе, правом на обращение с ходатайством о разъяснении решения Суда не обладают. Конституционный Суд отказывает этим гражданам.
Например, суд отказал гражданину С.В. Кольцову, ходатайствовавшему о разъяснении Постановления Конституционного Суда от 12 марта 2001 г. Суд установил, что гражданин С.В. Кольцов не относится к числу тех надлежащих субъектов, которые вправе обратиться в Конституционный Суд с ходатайством об официальном разъяснении постановления, поскольку он не являлся участником конституционного судопроизводства по делу, а потому такое разъяснение ему дано быть не может . Аналогичная правовая позиция выражена Конституционным Судом и в ряде других решений .

Определение Конституционного Суда РФ от 23 апреля 2002 г. N 93-О «Об отказе в удовлетворении ходатайства гражданина Кольцова Сергея Владимировича об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 12 марта 2001 г. по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», касающихся возможности обжалования определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, ст. 49 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», а также ст. ст. 106, 160, 179 и 191 АПК РФ. Документ официально не опубликован.
См., например: Определение Конституционного Суда РФ от 13 июня 2002 г. N 175-О «Об отказе в удовлетворении ходатайства гражданина Китенкова Владимира Васильевича об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 29 апреля 1998 г. по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 113 УПК РСФСР». Документ официально не опубликован; Определение Конституционного Суда РФ от 12 июля 2002 г. N 121-О «Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства гражданки Кольцовой Людмилы Павловны об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 30 января 2001 г. по делу о проверке конституционности положений подп. «д» п. 1 и п. 3 ст. 20 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» в ред. Федерального закона от 31 июля 1998 г. «О внесении изменений и дополнений в статью 20 Закона РФ «Об основах налоговой системы в Российской Федерации», а также положений Закона Чувашской Республики «О налоге с продаж», Закона Кировской области «О налоге с продаж» и Закона Челябинской области «О налоге с продаж». Документ официально не опубликован.

Следующий критерий допустимости ходатайства о разъяснении решения Суда — это связанность ходатайства с предметом рассмотренной жалобы. Ходатайство должно быть связано с разъяснением смысла положений, содержащихся в решении по жалобе гражданина. Оно не может выходить за рамки предмета рассмотренного дела.
Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению ходатайства граждан П.В. Самойлова и В.В. Чарского, указав, что в их обращении по существу ставится вопрос не о разъяснении смысла содержащихся в принятом по их жалобе определении положений, а о его пересмотре. Между тем в силу ч. 1 ст. 79 Закона о Конституционном Суде решение Конституционного Суда РФ окончательно и обжалованию не подлежит, следовательно, данное ходатайство не может быть принято Судом к рассмотрению .

Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2001 г. N 304-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Самойлова Петра Васильевича на нарушение его конституционных прав ст. 671 УПК РСФСР, а также об отказе в удовлетворении ходатайства граждан Самойлова Петра Васильевича и Чарского Владимира Валентиновича об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда РФ от 23 января 2001 г. N 41 -О». Документ официально не опубликован.

Конституционный Суд не нашел оснований для удовлетворения ходатайства гражданина Н.Д. Куимова о разъяснении Определения от 2 ноября 2006 г. N 563-О, поскольку один из поставленных заявителем вопросов не был предметом рассмотрения Конституционного Суда, а другой не требует официального разъяснения этого определения .
Определение Конституционного Суда РФ от 4 июня 2007 г. N 439-О-О «Об отказе в удовлетворении ходатайства гражданина Куимова Николая Дмитриевича об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2006 г. N 563-О». Документ официально не опубликован.
Связанность ходатайства заявителя с предметом рассмотренной жалобы предполагает и связанность Конституционного Суда рамками данного предмета.
В одном из своих Определений Конституционный Суд указал, что определение об официальном разъяснении решения Суда не может содержать решение по новым вопросам, связанным с проверкой конституционности иных норм, а также с толкованием законов или иных нормативных актов, которое может осуществляться в процессе их применения судами общей юрисдикции .
Определение Конституционного Суда РФ от 16 июля 2004 г. N 212-О «По ходатайству Тюменской областной Думы об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 12 апреля 2002 г. по делу о проверке конституционности положений ст. ст. 13 и 14 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации». Документ официально не опубликован.
В другом Определении Конституционный Суд еще раз подчеркнул, что он не имеет права формулировать правовые позиции, не нашедшие отражения в разъясняемом решении. Поэтому ходатайство о даче официального разъяснения не может быть удовлетворено, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения по существу или же предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций .
Определение Конституционного Суда РФ от 25 марта 2003 г. N 49-О «По ходатайству Верховного Суда РФ об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 19 июня 2002 г. по делу о проверке конституционности ряда положений Закона РФ от 18 июня 1992 г. «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» (в ред. от 24 ноября 1995 г. и от 12 февраля 2001 г.), Федеральных законов от 12 февраля 2001 г. «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС», от 19 июня 2000 г. «О минимальном размере оплаты труда» и от 7 августа 2000 г. «О порядке установления размеров стипендий и социальных выплат в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. N 14. Ст. 1303.
Разъясняя решение, принятое по жалобе гражданина С.И. Протасова, Суд еще раз отметил, что официальное разъяснение решения Конституционного Суда дается им самим в пределах содержания разъясняемого решения и не должно являться простым его воспроизведением; ходатайство о даче разъяснения не может быть удовлетворено, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования решения по существу или же предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций . Аналогичной аргументацией обоснован отказ в принятии к рассмотрению ходатайства гражданина А.Ф. Клапцова о разъяснении постановления Конституционного Суда .
Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. N 223-О-О «По ходатайству гражданина Протасова Сергея Ильича об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2006 г. N 563-О». Документ официально не опубликован.
Определение Конституционного Суда РФ от 17 марта 2009 г. N 364-О-Р «Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства гражданина Клапцова Александра Федоровича о разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 г. N 5-П». Документ официально не опубликован.
Не допускается под видом разъяснения решения Конституционного Суда маскировать просьбы о пересмотре решения.
Например, в одном из определений Суд отметил следующее: «Ставя вопросы, касающиеся возможности осуществления до введения соответствующего правового регулирования конвертации пенсионных прав работников летно-испытательного состава, приобретших на 1 января 2002 года стаж, дающий право на пенсию за выслугу лет, в соответствии с нормами Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» с установлением трудовой пенсии по старости, заявитель фактически выражает несогласие с Определениями Конституционного Суда Российской Федерации от 4 июня 2007 г. N 439-О-О и N 443-О-П и, по сути, настаивает на вынесении иного решения. Между тем согласно ст. 6 и ч. 1 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» решения Конституционного Суда РФ окончательны, не подлежат обжалованию и обязательны для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений» .
Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. N 223-О-О «По ходатайству гражданина Протасова Сергея Ильича об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2006 г. N 563-О». Документ официально не опубликован.
Ходатайство о разъяснении решения допустимо при условии его связанности с компетенцией Конституционного Суда. В частности, Конституционный Суд по запросам граждан не дает толкования Конституции РФ, законов, не объясняет порядка их применения и проч.
Так, Конституционный Суд отказал в принятии ходатайства Воронежской областной коллегии адвокатов, отметив, что в ходатайстве об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 г., поставив вопрос о том, можно ли считать «новым регулированием» отдельные положения части второй Налогового кодекса РФ, коллегия адвокатов фактически просит разъяснить, подлежат ли эти положения применению в каждом конкретном случае при возникновении спора между адвокатами — плательщиками взносов в Пенсионный фонд и органами, осуществляющими взыскание таких взносов. Однако разъяснение положений тех или иных законов и порядка их применения в компетенцию Конституционного Суда РФ, установленную Конституцией и Законом о Конституционном Суде, не входит. Суд указал, что разъяснение спорных вопросов, касающихся исполнения решения Конституционного Суда в случае отказа соответствующих органов в удовлетворении требований заинтересованных лиц, относится к полномочиям судов общей юрисдикции .
Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2001 г. N 246-О «Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Воронежской областной коллегии адвокатов об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда РФ от 23 декабря 1999 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 1, 2, 4 и 6 Федерального закона «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный Фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год» и ст. 1 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный Фонд занятости населения Российской Федерации и в фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год» // ВКС РФ. 2002. N 3.
Практике Конституционного Суда РФ известны случаи, когда, отказав заявителям, Суд вместе с тем в резолютивной части определений указывает на необходимость пересмотра правоприменительных решений, состоявшихся по делам заявителей. Объяснение этих исключительных случаев кроется в том, что первоначальные «отказные» определения исходя из конкретных обстоятельств предполагали некий позитивный исход дела, но в резолютивной части первоначальных определений возможность позитивного исхода закреплена не была .
См.: Лушников В. Институт разъяснения решения Конституционного Суда // ЭЖ-Юрист. 2005. N 17.
Речь идет, в частности, об Определении от 6 февраля 2003 г. N 34-О «Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Государственного унитарного Новгородского авиационного предприятия» . В литературе отмечается, что, вынося такое определение и действуя в рамках своей компетенции, Конституционный Суд «вынужден был именно таким образом обратить внимание арбитражных судов на их упорное нежелание признать судебную ошибку» .
Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2003 г. N 34-О «Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Государственного унитарного Новгородского авиационного предприятия об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2001 г. по жалобе этого предприятия на нарушение конституционных прав и свобод ст. ст. 4 и 7 Закона РФ «О налоге на добавленную стоимость». Документ официально не опубликован.
Лушников В. Указ. соч.

Смотрите так же:  Судебные приставы тверь задолженность узнать

Конституционный суд РФ разъяснил, с какой даты в состав МРОТ не могут включаться «северные надбавки»

В Постановлении Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 129, частей первой и третьей статьи 133, частей первой, второй, третьей, четвертой и одиннадцатой статьи 133.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.С. Григорьевой, О.Л. Дейдей, Н.А. Капуриной и И.Я. Кураш» Конституционный Суд РФ указал, что районные коэффициенты (коэффициенты) и процентные надбавки, начисляемые в связи с работой в местностях с особыми климатическими условиями, в том числе в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, не могут включаться в состав МРОТ с даты провозглашения указанного Постановления.

В то же время, если по состоянию на 7 декабря 2017 года в производстве судов общей юрисдикции находились дела по требованиям лиц, не являвшихся заявителями в указанном деле, об исчислении заработной платы в размере минимального размера оплаты труда без учета районного коэффициента и процентных надбавок и решения судов первой инстанции по ним не были вынесены или не вступили в силу на эту дату, отказ судов первой или апелляционной инстанции после провозглашения Постановления Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П в удовлетворении требований заявителей на основании указанных законоположений в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ, недопустим в силу правовых позиций, изложенных в Постановлении Конституционного Суда РФ от 08.11.2012 N 25-П «По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» в связи с жалобой открытого акционерного общества «Акционерная компания трубопроводного транспорта нефтепродуктов «Транснефтепродукт», а соответствующие судебные решения подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

При пересмотре по предусмотренным процессуальным законодательством основаниям в кассационном или надзорном порядке вынесенных по данному вопросу судебных постановлений, основанных на соответствующих нормах в истолковании ином, чем выявленный Конституционным Судом РФ их конституционно-правовой смысл, суды также должны руководствоваться Постановлением Конституционного Суда РФ от 07.12.2017 N 38-П.

Конституционный Суд Российской Федерации: аутентическое толкование решений как форма правотворчества

Конституционный Суд Российской Федерации: аутентическое толкование решений как форма правотворчества (Колоколов Я.Н.) («Российский судья», 2009, N 12)

В научной статье автор предлагает правовую конструкцию аутентичного толкования Конституционным Судом РФ решений в форме правотворчества.

Необходимость официального толкования постановлений Конституционного Суда РФ может быть обусловлена неясностью вынесенных решений; проблемами, связанными с непониманием предмета дела, сложностью мотивации и резолюций суда; трудностями в правоприменении на практике.

Институт разъяснения решений Конституционного Суда РФ регламентируется ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Согласно ст. 83 данного Закона решение Конституционного Суда РФ может быть официально разъяснено (аутентически истолковано) только самим Конституционным Судом в пленарном заседании или заседании палаты, принявшей это решение, по ходатайству органов и лиц, имеющих право на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации.

Рассмотрение вопроса о разъяснении решения происходит в пленарном заседании или в заседании палаты, принявшей это решение, с участием ходатайствующего органа или лица.

Разъяснение решения Конституционного Суда РФ оформляется вынесением определения.

В ходе разъяснения происходит истолкование содержания и смысла отдельных положений решения, изложенных как в резолютивной, так и в мотивировочной части. В Определении от 7 октября 1997 г. N 88-О «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. по делу о проверке конституционности ст. 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края» Конституционный Суд РФ указал, что суды общей юрисдикции не вправе давать собственное официальное толкование постановлений Конституционного Суда РФ, обязательное для правоприменения.

Конституционный Суд РФ сам не может выступить инициатором разъяснения. Основанием для официального разъяснения решения является ходатайство заинтересованных лиц, которое может быть отозвано заявителем до начала рассмотрения вопроса в заседании Конституционного Суда РФ (ст. ст. 44, 83 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»). При этом производство по делу прекращается (например, Определение Конституционного Суда РФ от 10 ноября 2002 г. N 340-О «О прекращении производства по ходатайству администрации Новосибирской области»).

В соответствии со ст. 71 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», осуществляя свою деятельность, Конституционный

Суд РФ принимает решение, постановление (как итоговое решение), заключение, определение. Объектом разъяснения являются решения Конституционного Суда РФ.

Официальное разъяснение излагается в определении, являющемся отдельным правовым актом. В нем выделяются вводная, описательная, мотивировочная и резолютивная части. Такое определение становится неотъемлемой частью истолковываемого решения и применяется в единстве с ним.

Отказ в принятии обращения о разъяснении также отражается в определении.

К числу определений о разъяснении решений Конституционного Суда Российской Федерации относятся Определение от 6 июня 1997 г. N 59-О «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова»; Определение от 7 октября 1997 г. N 88-О «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 года по делу о проверке конституционности статьи 418 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с запросом Каратузского районного суда Красноярского края»; Определение от 26 ноября 1998 г. N 144-О «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 1 и 5 Федерального закона от 5 февраля 1997 года «О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Государственный фонд занятости населения Российской Федерации и в Фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год»; Определение от 14 января 2000 г. N 4-О «О разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 4 марта 1999 года по жалобе закрытого акционерного общества «Производственно-коммерческая компания «Пирамида» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 4 статьи 14 Закона Российской Федерации «О валютном регулировании и валютном контроле» в связи с ходатайством Центрального банка Российской Федерации»; Определение от 14 декабря 2000 г. N 245-О «О разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2000 года об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Московской областной Думы и Московской городской Думы по определению состава территории»; Определение от 27 ноября 2001 г. N 202-О «Об официальном разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 мая 1999 года по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 131 и части первой статьи 380 Таможенного кодекса Российской Федерации»; Определение от 9 октября 2008 г. N 482-О-Р «По ходатайствам Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации, Председателя Верховного Суда Российской Федерации и Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2008 года N 3-П»; Определение от 19 марта 2009 г. N 219-О-Р «Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства гражданина Абакарова Магомед-С. Абасовича о разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П».

Смотрите так же:  Ч 5 ст1216 штраф

Многие определения, принятые Конституционным Судом РФ по ходатайствам о разъяснении, оказались определениями об отказе в принятии ходатайств к рассмотрению. Это вызвано рядом причин.

Не всегда субъект, обращающийся с ходатайством об официальном разъяснении вынесенного решения, отвечает предъявляемым к нему требованиям закона. Так, члену Совета Федерации В.А. Озерову было отказано в принятии ходатайства о разъяснении Постановления КС РФ от 16 июня 1998 г. по делу о толковании отдельных положений ст. ст. 125, 126 и 127 Конституции РФ в связи с тем, что по вопросам толкования Конституции Российской Федерации правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации наделены Президент РФ, Совет Федерации, Госдума, Правительство РФ и органы законодательной власти субъектов РФ (ч. 5 ст. 125 Конституции РФ и ст. 105 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Официальное разъяснение касается только предмета уже рассмотренного дела и не может затрагивать новых вопросов — проверки конституционности иных норм, толкования законов и других нормативных актов (например, Определение от 16 июля 2004 г. N 212-О по ходатайству Тюменской областной Думы).

Разъяснение не может быть просто воспроизведением вынесенного решения, не должно содержать новую правовую мотивировку (например, Определение от 25 марта 2003 г. N 49-О по ходатайству Верховного Суда РФ).

В связи с тем, что решение Конституционного Суда РФ окончательно и обжалованию не подлежит (ч. 1 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»), отказывается в принятии к рассмотрению ходатайства, содержащего, скорее всего, несогласие с вынесенным решением, чем просьбу его разъяснить (например, Определение от 21 декабря 2001 г. N 304-О по ходатайству Самойлова П.В.).

В ряде случаев в Конституционный Суд РФ обращаются с ходатайством разъяснения спорных вопросов, касающихся исполнения его решения, когда соответствующие органы отказывают в удовлетворении требований заинтересованных лиц. Такие ходатайства также не принимаются к рассмотрению (например, Определение от 20 ноября 2001 г. N 246-О по ходатайству Воронежской областной организации адвокатов).

Одним из последних примеров аутентического толкования Конституционным Судом Российской Федерации своего Постановления стало Определение Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2008 г. N 556-О-Р «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года N 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

В Постановлении от 5 февраля 2007 г. N 2-П Конституционный Суд РФ признал примененную в делах ряда заявителей статью 389 ГПК РФ, согласно которой Председатель Верховного Суда РФ или заместитель Председателя Верховного Суда РФ имеет право внести в Президиум Верховного Суда РФ мотивированное представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности, не противоречащей Конституции РФ в той мере, в какой предусмотренное ею правомочие может быть реализовано только при наличии обращения заинтересованных лиц, по общим правилам главы 41 ГПК РФ, в том числе в пределах установленных ч. 2 ст. 376, ч. 1 ст. 381 и ч. 1 ст. 382 ГПК РФ сроков для обжалования в надзорную инстанцию, истребования дела и вынесения определения по результатам его рассмотрения, а Председатель Верховного Суда РФ или заместитель Председателя Верховного Суда РФ, внесшие представление, не могут участвовать в рассмотрении дела Президиумом Верховного Суда РФ.

Конституционный Суд РФ также постановил, что конституционно-правовой смысл ст. 389 ГПК РФ является общеобязательным и исключает любое иное ее истолкование в правоприменительной практике, а правоприменительные решения по делам заявителей, основанные на ст. 389 ГПК РФ в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, подлежат пересмотру в установленном порядке. При этом законодателю было указано на необходимость при реформировании надзорного производства, включая процедуры инициирования надзорного пересмотра судебных постановлений в Президиуме Верховного Суда РФ, исходя из целей обеспечения единообразного применения закона и руководствуясь Конституцией РФ и данным Постановлением Конституционного Суда РФ, конкретизировать порядок осуществления правомочия, предусмотренного статьей 389 ГПК РФ.

Одно из заинтересованных лиц (ОАО «Хакасэнерго») просило Конституционный Суд РФ дать официальное разъяснение (аутентическое толкование) пунктов 6, 7 и 10 резолютивной части Постановления от 5 февраля 2007 г. N 2-П, ответив на следующие вопросы: должна ли ст. 389 ГПК РФ, которая не была признана не соответствующей Конституции РФ, применяться в ее конституционно-правовом смысле, выявленном в данном Постановлении, с учетом того, что федеральному законодателю предписывается при реформировании надзорного производства конкретизировать порядок осуществления предусмотренного ею правомочия; имеет ли данное Постановление обратную силу в отношении вынесенных по делам заявителей судебных постановлений; т.е. подлежат ли эти акты пересмотру, и если да, то в каком порядке, поскольку Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации такого рода случаи непосредственно не предусматривает?

Конституционный Суд РФ дал следующее разъяснение. В силу верховенства и прямого действия Конституции РФ (ч. 2 ст. 4, ст. ст. 15, 120) в судебной практике должно обеспечиваться конституционное истолкование подлежащих применению правовых норм. Суд общей юрисдикции или арбитражный суд при рассмотрении конкретного дела уясняет конституционный смысл выбранной нормы и применяет ее именно в этом — конституционном смысле. Если же суд приходит к выводу, что в результате применения выбранной им нормы могут быть нарушены те или иные положения Конституции РФ (т.е. норма имеет неконституционный смысл), он обязан в соответствии со ст. 125 Конституции РФ, ст. ст. 3, 101 и 103 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» либо разрешить дело на основе Конституции РФ, либо, приостановив производство по делу, обратиться с запросом в Конституционный Суд РФ, поскольку только в порядке конституционного судопроизводства (ст. ст. 120, 125, 126 и 127 Конституции РФ) возможно признание нормы соответствующей или не соответствующей Конституции Российской Федерации и утрачивающей в связи с этим юридическую силу.

В процессе конституционного судопроизводства оценивается как буквальный смысл нормы, так и смысл, придаваемый ей официальным и иным толкованием, учитывается ее место в системе норм, данная норма признается Конституционным Судом РФ конституционной или неконституционной, выявляется при этом ее конституционный или неконституционный смысл.

Если Конституционный Суд РФ установит, что неконституционный смысл придается норме в результате истолкования ее правоприменителем, которое не соответствует Конституции РФ, то, не устраняя самой нормы, восстанавливается ее конституционно-правовая интерпретация.

Норма, конституционно-правовой смысл которой выявлен Конституционным Судом РФ, может действовать и применяться только в нормативном единстве с подтвердившим ее конституционность решением Конституционного Суда РФ.

Конституционный Суд РФ не может быть лишен возможности устанавливать конституционный режим применения нормы, которая сама по себе признана им не противоречащей Конституции РФ, с тем чтобы исключить неконституционное истолкование этой нормы в правоприменении.

При этом в соответствии с ч. 2 ст. 100 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» вытекает обязательность последующего пересмотра по результатам конституционного судопроизводства решений судов общей юрисдикции и арбитражных судов по делам заявителей, основанных на применении нормы в ее неконституционном истолковании, повлекшем нарушение конституционных прав и свобод граждан, публичных интересов.

Правоприменительные решения, основанные на акте, которому в ходе применения соответствующий суд придал не соответствующее Конституции РФ истолкование, подлежат пересмотру в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ в установленном законом порядке.

После выявления конституционно-правового смысла нормы, с момента вступления решения Конституционного Суда РФ в силу данная норма не должна толковаться каким-либо иным образом или применяться в каком-либо ином смысле (ч. ч. 1, 3 ст. 79 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Решение Конституционного Суда РФ, которым в результате выявления конституционно-правового смысла нормы устраняется ее действие в неконституционном истолковании, обладает обратной силой в отношении дел заявителей, обратившихся в Конституционный Суд РФ (ч. 4 и ч. 6 ст. 125 Конституции РФ, ч. 3 ст. 79, ч. 2 ст. 100 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. N 78-О).

Обращение к федеральному законодателю с указанием на совершенствование процедуры, предусмотренной ст. 389 ГПК РФ, не может рассматриваться как допускавшееся неисполнение требования ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» об обязательности для правоприменительных органов и непосредственном действии ст. 389 ГПК РФ в уже выявленном Конституционным Судом РФ ее конституционно-правовом смысле.

Отсутствие нового регулирования не должно было рассматриваться правоприменителем (в т.ч. Верховным Судом РФ) как препятствие для пересмотра дел заявителей с учетом выявленного Конституционным Судом РФ конституционно-правового смысла ст. 389 ГПК РФ.

Отсутствие непосредственно в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации такого основания для пересмотра дела, как выявление Конституционным Судом РФ конституционно-правового смысла, который ранее в процессе правоприменения ей не придавался, не может служить поводом для отказа в пересмотре.

Федеральный закон от 4 декабря 207 г. N 330-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» включил в число оснований для пересмотра гражданских дел по вновь открывшимся обстоятельствам признание Конституционным Судом РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обратился в Конституционный Суд РФ. Таким образом, ничто не препятствует судам общей юрисдикции пересматривать дела в обычном порядке (в данном случае — по вновь открывшимся обстоятельствам в порядке главы 42 ГПК РФ (п. 5 ч. 2 ст. 392)), поскольку вынесенные судебные постановления были основаны на норме, которой суд придал смысл, расходящийся с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ.

Это Определение, содержащее официальное разъяснение Постановления Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П, предназначено устранить обнаружившуюся неопределенность в понимании правоприменителем предписаний п. п. 6, 7 и 10 его резолютивной части, обеспечить реализацию данного Постановления в его аутентическом смысле и исключить любое иное расходящееся с ним толкование и применение ст. 389 ГПК РФ.

Резолютивная часть разъяснения гласит, что ст. 389 ГПК РФ признана Конституционным Судом РФ не противоречащей Конституции РФ и до внесения федеральным законодателем изменений в гл. 41 ГПК РФ должна была применяться судами общей юрисдикции в соответствии с ее конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом РФ в данном Постановлении. При этом указание Конституционного Суда РФ о необходимости конкретизации в процессуальном законодательстве порядка осуществления правомочия, предусмотренного ст. 389 ГПК, не может служить основанием для отказа в применении данной статьи в ее конституционно-правовом смысле, выявленном Конституционным Судом РФ в период до введения нового правового регулирования.

Правоприменительные решения по делам заявителей, вынесенные на основании ст. 389 ГПК РФ в истолковании, расходящемся с ее конституционно-правовым смыслом, в любом случае подлежат пересмотру компетентным судом в обычном порядке (ст. 100 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации).

Рассмотренное Определение-разъяснение является неотъемлемой частью Постановления Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 2-П, имеет такую же юридическую силу, и применяются оба акта в нормативном единстве.

Адвокат Коллегии «Терновцов и партнеры»
Ярослав Колоколов