Меню Закрыть

Моральный вред судебная практика в рк

Компенсация морального вреда

В соответствии с пунктом 1 статьи 17 Конституции Республики Казахстан достоинство человека неприкосновенно.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 18 Конституции каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства.

Согласно статье 9 Гражданского кодекса Республики Казахстан (далее — ГК) одному из способов судебной защиты гражданских прав относится компенсация морального вреда.

Споры по таким искам у судей особых затруднений не вызывает, в основном дела разрешаются правильно.

Судьями правильно устанавливается круг обстоятельств, подлежащих выяснению, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела, определяются правоотношения сторон и закон, которым следует руководствоваться, круг лиц, необходимых для привлечения к участию в деле, и доказательства, необходимые для правильного разрешения дела.

Имеются определенные сложности при определении размера компенсации, вследствие чего складывается неоднозначная судебная практика. Законодательство не определяет ни минимальный, ни предельный размер компенсации за причиненный моральный вред. При установлении размера компенсации, суды исходят из общих правил, предусмотренных нормами гражданского законодательства. Размер компенсации морального вреда судами определяется по общим правилам статьи 6 ГК исходя из требований добросовестности, разумности и справедливости.

Основанием иска о компенсации морального вреда является виновное совершение ответчиком противоправного деяния, повлекшего причинение истцу физических или нравственных страданий, что подлежит доказыванию в суде, как и характер причиненных страданий, степень вины причинителя вреда.

В то же время вина не всегда является обязательным условием для ответственности.

Предметом иска является субъективное право истца на компенсацию такого вреда в денежной форме. Цель компенсации — не компенсировать денежные потери потерпевшего, а загладить моральный вред, причиненный нематериальным благам, необходимо связывать нормы о компенсации морального вреда с приоритетами и ценностями человеческой личности, ее интересами и потребностями.

Содержание иска составляют действия, о совершении которых просит истец: признание права истца на компенсацию морального вреда, определить денежный размер компенсации морального вреда, взыскание с ответчика компенсации.

Законодатель установил критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда (ст. 952 ГК): степень вины нарушителя, степень физических и нравственных страданий пострадавшего, тяжесть последствий правонарушений, характер и сфера распространения ложных позорящих сведений, иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Моральный вред затрагивает нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и др.). В результате морального вреда могут нарушаться личные неимущественные либо имущественные права гражданина.

Моральный вред может выражаться в нравственных переживаниях, порожденных утратой родственников, физических страданиях, в невозможности продолжать активную общественную жизнь, в потере работы, распространении сведений, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию гражданина и др.

Согласно разъяснениям нормативного постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 27 ноября 2015 года «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания, испытываемые гражданином в результате противоправного нарушения, умаления или лишения принадлежащих ему личных неимущественных прав и благ. В этом же нормативном постановлении даны разъяснения понятиям личных неимущественных прав и благ гражданина, а также вопросам компенсации морального вреда.

Размер компенсации зависит от характера и объема причиненных гражданину нравственных или физических страданий, степени вины причинителя, иных обстоятельств. Вопрос о компенсации нравственных переживаний может рассматриваться судом самостоятельно независимо от наличия имущественного ущерба.

Размер компенсации морального вреда в денежном выражении следует считать справедливым и достаточным, если при установлении его размера судом учтены все конкретные обстоятельства, связанные с нарушением личных неимущественных прав гражданина, и установленный судом размер компенсации позволяет сделать обоснованный вывод о разумном удовлетворении заявленных истцом требований.

При определении размера морального вреда суды обращают внимание на необратимые последствия болезни, при которых работник стал инвалидом. В то же время суды учитывают характер и степень полученной травмы, которая повлекла признание работника инвалидом, вину самого работника в получении травмы, какие социальные льготы получил работник после получения травмы согласно коллективному договору и т.д.

На требования о компенсации морального вреда исковая давность не распространяется, поскольку они вытекают из личных неимущественных прав и других нематериальных благ.

Общественное объединение «Кадір-қасиет» («Достоинство»)

Обзор судебной практики по компенсации морального вреда

ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ «КАДЫР КАСИЕТ»

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

В газете «Мегаполис» № 38 (547), 10.10.2011 г. опубликована статья Жанар Тулендиновой «Полицейским отпускают грехи за счет казны». В ней сообщается, что в 2011 г. за душевные страдания жертв полицейского из кармана налогоплательщиков ушло 10,3 млн. тенге.

Силовики парируют на латыни: «Errare humanum est», что означает «Человеку свойственно ошибаться». Как показала прокурорская проверка, только в Астане за первое полугодие 2011 года было незаконно задержано 28 человек. Среди жертв произвола числится даже целое семейство – женщина с несовершеннолетними детьми, без всяких оснований в течение нескольких дней протомившееся в приемнике-распределителе ДВД.

Огласку получило дело жителя Темиртау Дмитрия Луща, которого полицейские почти полгода продержали в СИЗО по обвинению в вооруженном нападении на металлургический комбинат компании «АрселорМиттал Темиртау». В результате справедливость была восстановлена, и Дмитрию Лущу назначили компенсацию морального вреда в размере 200 тыс. тенге. Абсолютный лидер по числу профштрафившихся сотрудников – Министерство внутренних дел.

13 жертвам незаконных действий полицейских было выплачено 6,2 млн. тенге. Второе место – за финансовой полицией: 8 граждан, пострадавших от произвола ее сотрудников, получили сатисфакцию в размере 3,3 млн. тенге. Наконец, полумиллионную компенсацию Минфину пришлось выплатить жертвам судейских ошибок.

Данный ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, проведенный в сентябре 2011 года, по веб ресурсам не претендует на раскрытие полной картины по данному вопросу, но вместе с тем, позволил сделать вывод об устойчивой тенденции примерного среднего размера компенсации морального вреда. Так, в 1999 г. в среднем суд определял 150 тысяч тенге и сегодня моральный вред оценивается в таком же размере.

Между тем, если честь и достоинство акима ЮКО суд оценил в 500 тысяч тенге, то заражение ВИЧ младенцев от 50 до 100 тысяч тенге. Для подтверждения вывода нетрудно наглядно сравнить следующие показатели:

  • Незаконный арест – 250, 200 тысяч тенге
  • Незаконное привлечение к уголовной ответственности – 50, 60, 150 тысяч тенге
  • Не выписывался исполнительный лист – 50, 100 тысяч тенге
  • Пытки – 2 млн. тенге
  • Репрессии в 1986 г. – 3 млн. тенге, но вышестоящая судебная инстанция отменила данное решение и направила дело на новое рассмотрение
  • ДТП – 100, 500 тысяч тенге (с результате – гибель лица), 250 тысяч тенге (наезд на ребенка)
  • Утеря трудоспособности – 100 тысяч тенге
  • Заражение детей ВИЧ, не качественными вакцинами – 50-100 тысяч тенге
  • Введение в заблуждение по поводу размера начисленных банком процентов – 300 тысяч тенге
  • Честь и достоинство, деловая репутация в результате публикации в СМИ – 500 тысяч тенге (аким ЮКО), 15 млн. тенге с газеты в пользу врача, не удалившего желчный пузырь, но получившего за операцию деньги и 50 тысяч с пациента
  • Увольнение с работы – 50 тысяч (вице-президент КИМЭПа), и другое дело – суд отказал во взыскании в пользу Союза судей за увольнение судьи в 2010 г. компенсации морального вреда в размере 1 тенге
  • Потерпевшим в результате преступлений – 150 тысяч тенге (один из адвокатов привел в пример недавнее решение, где он представлял лицо, где суд решил взыскать 5 млн. тенге)
  • Продажа с торгов квартиры – 60 тысяч тенге
  • Принуждение к явке на избирательный участок и отдать голос за конкретное лицо – по 3 тысячи тенге
  • Вдовам погибших в Иране летчиков – 5 млн. тенге каждой из 3-х вдов.

Важно заметить, что, к примеру, в Украине одним из ярких примеров представляется решение Местного суда Краснозаводского района г. Харькова по иску к прокуратуре Харьковской области и Государственного казначейства Украины (третье лицо – апелляционный суд Харьковской области) о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, досудебного следствия, прокуратуры и суда удовлетворить частично. Компенсировать за счёт средств государственного бюджета Украины моральный вред, причинённый *. Обязать Государственное казначейство Украины за счёт государственного бюджета * у 1.000.000 (один миллион) гривен.

Следующие отдельные примеры позволят читателю убедиться в сделанном выводе.

В результате незаконного ареста Федулееву суд определил моральный вред 250 тысяч тенге.[1]

За незаконное привлечение к ответственности в июне 2009 г. З. просил суд взыскать с МФ РК 1 млн. тенге, но суд определил 150 тысяч тенге. В результате подачи жалоб обеими сторонами (З. просил увеличить размер взыскания до 300 тысяч тенге), но СКО суд оставил решение суда г. Петропавловска без изменений.

Омаров М. обратился в суд с иском к МФ РК о возмещении морального вреда, причиненного незаконным привлечением 10.07.2008 г. к уголовной ответственности органами предварительного следствия и прокуратуры, оплате услуг адвокатов (100 тысяч тенге) и судебных расходов, 477 дней он незаконно содержался под арестом в следственном изоляторе г. Караганды. Со 02.11.2009 года по 29.12.2009 года в течение 55 дней он находился под подпиской о невыезде и надлежащем поведении. Решение Октябрьского районного суда города Караганды от 7 июля 2010 года № 2-4954 не приведено.

Решением Костанайского областного суда постановлено взыскать с управления Комитета налоговой полиции по Костанайской области в связи с незаконным привлечением гр. Орта к уголовной ответственности в пользу Орта 50 тыс. тенге – в возмещение морального вреда.

Смотрите так же:  280 приказ мвд рф 2008

Уральским городским судом по иску гр. Русакова к прокуратуре Западно-Казахстанской области и департаменту КНБ о компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, постановлено взыскать с прокуратуры Западно-Казахстанской области и департамента Комитета национальной безопасности по Западно-Казахстанской области по 30 тыс. тенге.

В июле 2011 г. Энбекшильдерский районный суд взыскал с МФ РК в пользу жителя Акмолинской области С.Новохатского 200 тысяч тенге за моральный вред за незаконное содержание весной 2009 г. в изоляторе временного содержания и уголовное преследование. В течение 10 часов полицейские требовали сознаться в краже денег. Не выдержав, давления он подписал признательные показания. И его тут же поместили в ИВС на трое суток и возбудили уголовное дело. Через трое суток Новохатского выпустили под подписку о невыезде. После выхода он обратился в больницу. Врачи обнаружили у него: «ушиб шейного и поясничного отдела позвоночника, ушиб почек, мягких тканей». Медики назначили дорогостоящее лечение.

В 2001 г. решением Алматинского городского суда с МФ РК в пользу гр. Дремина взыскано 1 млн. тенге в счет компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного ареста и незаконного осуждении. Верховный суд, пересматривая это дело в порядке надзора, снизил размер компенсации до 100 тыс. тенге (то есть в десять раз). Свое решение Верховный суд мотивировал тем, что гр. Дремин содержался под стражей более 5-ти месяцев за деяние, связанное с причинением тяжкого телесного повреждения другому лицу, но правовая оценка этого деяния, как не содержащего признаки преступления, являлась для суда крайне сложной. Кроме того, поскольку нижестоящие суды не исследовали условия содержания Дремина в конкретных камерах изолятора, не собрали объективные данные о том, что пребывание Дремина в местах лишения свободы превратилось для него в нескончаемую физическую пытку, вынесено неправильное решение на основе суждений эмоционального свойства.

По протесту ГП РК коллегия по гражданским делам ВС РК направила дело по иску Ангеловой Т.М. к судьям Жакупбекову М.С. и Лаппо Н.И. о взыскании компенсации морального вреда в денежном выражении в сумме 20 млн. тенге, на новое рассмотрение. Судья Жакупбеков М.С. 5.08.1999 г. вынес решение об отказе в ее иске к начальнику Балхашского ГОВД Ахметбекову А. о взыскании морального вреда, причиненного ее незаконным водворением в медицинский вытрезвитель и применением к ней физического насилия работниками милиции, а также привлечением к административной ответственности. Данное решение судьи Жакупбекова М.С. было как незаконное отменено коллегией по гражданским делам Карагандинского областного суда с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Судьей Балхашского городского суда 29.08.2000 г. вынесено определение об отказе в принятии искового заявления в производство суда как не подлежащего разрешению в порядке гражданского судопроизводства. С этим мнением суда первой инстанции согласилась коллегия по гражданским делам Карагандинского областного суда

Ганенко О.Т. 22.04.1997 г. обратилась в суд с иском к судье Гриценко Т.А. (осудив Гаврилова О.В. 8.04.1994 г. за убийство, не выписывала более 2 лет исполнительный лист о взыскании с осужденного в ее пользу 11 047 тенге) и управлению юстиции Жамбылской области о возмещении морального вреда в размере 100 тысяч тенге. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РК 4.03.1998 г. направила дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе.

За пытки 20.02.2005 г. в квартире и гараже в отношении Амантая Усентаева (он превратился в глубокого инвалида, потерял память и лишился возможности двигаться) суд г. Жезказгана 21.03.2008 г. взыскал с МВД и МФ РК 2 млн. тенге, в то время как отец оценил моральный вред в 50 млн. тенге, а расходы на сиделку и лекарства, лечение и транспорт. Всего – 3 миллиона 743 тысячи тенге.

Заочным решением Алматинского районного суда г. Астаны от 21.12.2006 года исковые требования о взыскании с МФ в пользу С. 3 млн. тенгеморального вреда, причиненного незаконным отчислением из института за участие в числе демократически настроенной студенческой молодежи г. Джезказгана в событиях 17-18.12.1986 года (иск к Правительству РК) удовлетворены. Постановление надзорной коллегии ВС РК от 16.04.2008 г. № 4гп-89-08 дело направлено на новое рассмотрение.

Н. обратился в суд с иском к К. о взыскании материального ущерба и возмещении морального вреда на сумму 3 млн. тенге, указав, что его сын Н. погиб по вине ответчика в результате ДТП. Постановлением коллегии по гражданским делам Карагандинского областного суда от 25.07.2007 г. взыскано 100 тыс. тенге в качестве компенсации морального вреда. Постановлением надзорной коллегии Верховного Суда Республики Казахстан от 11.02.2009 г. № 4гп-28-09 протест ГП РК об увеличении размера морального вреда до 3 млн. тенге частично удовлетворен.

Решением Каражалского городского суда Карагандинской области от 10.04.2007 г. исковые требования М. с ТОО «О.» в пользу истца взыскана компенсация морального вреда 100 тысяч тенге (установлена 3-я группа инвалидности с 60-процентной утратой профессиональной трудоспособности, работал в шахте).

За наезд на ребенка водитель в нетрезвом состоянии обязан выплатить 250 тысяч тенге морального вреда. Кассационная судебная коллегия Костанайского областного суда постановила оставить решение Наурзумского районного суда от 12 ноября 2010 года без изменения, а жалобу Е. Абдыканова без удовлетворения.

14 июня 2007 года около трех часов С. сбил насмерть пешехода, представителям которого решением Енбекшильдерского районного суда в счет компенсации морального вреда взыскан 1 млн. тенге, который судом апелляционной инстанции снижен до 500 тысяч тенге (истицами моральный вред оценен в 5 млн.).

21.10.2005 г. Ауэзовский районный суд г.Алматы обязал газету “Мегаполис” и президента Союза мусульман Казахстана М.Телибекова возместить моральный ущерб Духовному управлению мусульман Казахстана в размере 50 900 тенге за публикацию разоблачающей статьи “Ислам против ислама”.

В Шымкенте родители детей, зараженных ВИЧ-инфекцией по вине медиков, требовали компенсации в размере 100 миллионов тенге. Суд подсчитал, достаточно и 70 тысяч.

В 2005 г. за испорченное здоровье детей, пострадавших от некачественной вакцины сербского производства, Минздрав выплатил от 50 до 100 тысяч тенге.

В 2005 г. в 10 раз дороже стоили честь и достоинство чиновника: заместитель акима Южно-Казахстанской области выиграл иск у местной газеты на 500 тысяч тенге.

Постановлением Жамбылского областного суда в пользу Ибрагимова с ликвидационной комиссии ОАО «КРАМДС-Банк» взыскано 300 тысяч тенге морального вреда (был введен в заблуждение по поводу размера начисляемых процентов по вкладу, поскольку Алдабергеновым С. 1 марта 1994 года было издано незаконное распоряжение о введении нового вида вклада, которое после его освобождения от должности было отменено; на протяжении целого года Ибрагимов Х. по вине Абдыкуловой находился в неопределенности по поводу законности приостановления действия распоряжения от 1 марта 1994 года; последующее обвинение Ибрагимова в подделке документов и возбуждение против него уголовного дела по заявлению «КРАМДС-Банка» (дело прекращено за отсутствием состава преступления), также повлекло чрезмерные волнения, переживания, нравственные и физические страдания, что в свою очередь вызвало резкое ухудшение здоровья и как результат: установление инвалидности).

Суд отказал члену РОО «Союз судей» (в связи с сокращением судей в 2010 г.) во взыскании морального вреда 1 тенге, без какой-либо мотивировки.[2]

Инвалид 2 группы просила 100 тысяч с администратора судов, но суд определил 50 тысяч за неисполнение судебного постановления.[3]

В 2006 г. приговором суда г. Атырау М. Ж. и Р. Д. были осуждены по п. «а, д» ч. 2 ст. 179 УК РК за совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору и причинением тяжкого вреда здоровью в виде закрытой черепно-мозговой травмы потерпевшему А. Н. с целью открытого хищения мобильного телефона. После приведенных стороной защиты доводов о нецелесообразности рассмотрения иска в порядке гражданского производства суд, рассмотрев материалы, пришел к выводу о взыскании с каждого из подсудимых по 150 тысяч тенге, в то время как в иске указывалось о взыскании с каждого из них 500 тысяч тенге.

Решением суда г. Актобе иск Елюбаевой к МЮ РК постановлено взыскать в ее пользу с расчетного счета казначейства администратора судов Актюбинской области из государственной казны взыскать 60 тыс. тенге – в возмещение морального вреда, обязанность по выплате сумм за счет государственной казны возложена на Министерство юстиции РК. заочным решением суда г. Актобе было постановлено продать с торгов квартиру. Увидев объявление, она приняла участие в аукционе, проводимом РГП «Центр по недвижимости». Впоследствии заочное решение суда было отменено, но так как работники суда не отозвали исполнительные документы, квартиру истица выкупила и зарегистрировала договор купли-продажи.

Решением суда г. Темиртау от 09.09.2011 года приказ № 29 от 1 апреля 2011 года, обязывающий в связи с внеочередными выборами Президента, всех работников, 3 апреля 2011 года явиться на свои избирательные участки и принять участие в выборах Президента Республики Казахстан, по завершению голосования сообщить по месту своей работы, признан незаконным и отменен, суд полагает, что предъявленная сумма к взысканию по 30 000 тенге, каждому из истцов необоснованно завышена. Реальная и достаточная сумма, подлежащая взысканию в пользу каждого из истцов, судом установлено в размере 3 000 тенге, с и.о. директора КГКП «Городской парк культуры и отдыха акимата города Темиртау отдела культуры и развития языков города Темиртау» Т.А. в пользу истцов взыскан моральный вред в сумме по 3000 тенге. Решение суда не вступило в законную силу.[4]

В 2011 г. суд в г. Алматы решил о взыскании за моральный вред с КИМЭП в пользу уволенного с поста вице-президента д-ра Рахмана 50 тысяч тенге, тогда как он просил 10 млн.

В январе 2010 г. три вдовы казахстанских летчиков, погибших в авиакатастрофе в Иране – Наталья НЕЧАЕВА, Роза ШАДЬЯРОВА и Татьяна ЩЕЛКАЕВА – обратились в Медеуский районный суд Алматы, требуя от Deta Air компенсации морального вреда. Суд решил: Deta Air обязана возместить семьям погибших моральный вред – и обязал авиакомпанию выплатить каждой из трех истиц по 5 млн. тенге. 22.07.2010 г. решение суда вступило в законную силу.

Смотрите так же:  135 статья ук рф комментарий

В 2011 г. апелляционная инстанция городского суда Алматы оставила без изменений решение Бостандыкского районного суда по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации бывшего врача 4-ой городской больницы Адиля Кельдыбаева к газете «Взгляд» и пациенту Дмитрию Данилову. В возмещение морального вреда издание должно выплатить Кельдыбаеву 15 млн. тенге, а его бывший пациент — 50 тысяч. Также газета должна опубликовать опровержение недостоверных сведений.

В 46 случаях к СМИ и журналистам предъявляют гражданско-правовые требования, в 38 случаях претензии и иски о защите чести и достоинства. Авторы требований к СМИ: чиновники – 14, юридические лица – 13, граждане – 19. Заявленные суммы возмещения морального вреда – 181 млн. 115 тыс. тенге.

2009 года. БТА Банк против газеты «Республика».
9 сентября 2009 года Медеуский районный суд Алматы вынес решение по иску «БТА-Банка» о защите деловой репутации и возмещении морального вреда в размере 60 миллионов тенге солидарно к собственнику газеты «Республика – деловое обозрение. Дубль 2» — ТОО «DPA», главному редактору Гузяль Байдалиновой и корреспонденту Ирине Петрушовой. Истец посчитал, что два абзаца в статье «Хрен редьки не слаще» явились причиной оттока депозитов на сумму 6 миллиардов 770 миллионов тенге.

2010 год. АО «Тенгизнефтестрой» против газеты «Уральская неделя».
8 июля вступило в законную силу решение суда №2 г. Уральска, обязывающее газету и журналиста Лукпана Ахмедьярова выплатить компании «Тенгизнефтестрой» 20 миллионов тенге компенсации морального вреда.
Поводом для иска стала статья Л. Ахмедьярова «За ширмой тендера», опубликованная в «Уральской неделе» 6 августа 2009 года. В ней сообщалось, что компания «Тенгизнефтестрой» задолго до подведения итогов тендера начала строительные работы на месте будущего газопровода «Жымпиты-Каратюба». В суде представитель истца не отрицал этого факта, но дал ему другое объяснение: таким образом компания «подтверждала готовность к выполнению объема работ, обусловленных тендером». Ущерб своей деловой репутации истец обосновал нравственными страданиями юридического лица — акционерного общества «Тенгизнефтестрой».

Объем страданий, которые испытала 5-летняя девочка в момент насилия и убийства составляет 300 тысяч тенге. Так Закон установил цену на жизнь девочки. Неудовлетворенность публикацией в газете «Взгляд» истцом наш казахстанский суд оценил в размере 15 миллионов тенге, что в 50 раз больше.

Правильным было бы проведение судебно-психологической экспертизы, поскольку для определения степени и характера, претерпеваемых нравственных и физических страданий, а также индивидуальных психофизических особенностей потерпевшего необходимы специальные познания в области психологии и медицины.[5]

Вред, причиненный незаконными действиями органов, ведущих уголовный процесс, может выражаться:

— в уничтожении или повреждении наличного имущества;
— потере прибыли;
— лишении или уменьшении способности потерпевшего к труду;- смерти кормильца;
— дополнительных расходах, призванных обеспечить жизнедеятельность потерпевшего как полноценной личности (расходы по уходу, на санаторно-курортное лечение, протезирование, приобретение мотоколяски и т.д.);
— причинении физических или нравственных страданий.

Кроме того, вред – это не только потеря или уменьшение того, что есть, но и неполучение того, что могло прирасти к имуществу, духовно обогатить личность, повысить ее общеобразовательный и профессиональный уровень и т.д.

Дискомфортное состояние личности, вызванное причинением физических или нравственных страданий, – это тоже вред (моральный вред), который подлежит устранению и компенсации.

Реально причинение вреда имеет место в незаконной практике правоохранительных органов. В данном случае речь идет о последствиях незаконного уголовного преследования невиновного, которые отразились на состоянии здоровья пострадавшего. В этом случае физический вред состоит в прямой причинной связи с незаконными действиями органов расследования или суда, поэтому его возмещение должно входить в плоскость ответственности государства перед пострадавшим.[6]

[1] Вред, причиненный лицу в результате незаконного ареста, возмещается из республиканского бюджета в полном объеме, независимо от вины органа, ведущего уголовный процесс. Представителем казны выступают финансовые органы либо другие органы и граждане по специальному поручению, распространяется и на случаи причинения морального вреда незаконным арестом. «Взыскать с государственной казны Республики Казахстан в пользу Федулеева компенсацию морального вреда в сумме 250000 (двести пятьдесят тысяч) тенге. Обязанность по выплате указанной суммы за счет казны возложить на Министерство труда и социальной защиты населения Республики Казахстан».

[2] №2-1202/11 ОПРЕДЕЛЕНИЕ 25 марта 2011 года г. Кызылорда.

[3] Танаева А.К. обратилась в суд с иском к администрации судов Атырауской области, департаменту финансовой полиции по Атырауской области о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда в размере 100000 тенге (решением Атырауского городского суда от 25 декабря 2000 года с управления комитета налоговой полиции по Атырауской области в ее пользу взыскано 10 тысяч тенге в возмещение морального вреда. Определением коллегии по гражданским делам размер взыскания увеличен до 40 тысяч тенге). Являясь инвалидом 2 группы, безработной, получающей пенсию 2 900 тенге, одна воспитывающая ребенка, в результате неисполнения судебным исполнителем своих должностных обязанностей, предусмотренных Законом РК «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей», испытала нравственные страдания, унижение и гнев, ухудшение состояния здоровья.

Решением Атырауского городского суда от 23 сентября 2001 года в удовлетворении иска отказано. Постановлением коллегии по гражданским делам Атырауского областного суда от 21 ноября 2001 года решение суда в части отказа в иске к администрации судов по Атырауской области о взыскании морального вреда отменено, вынесено новое решение о взыскании в пользу истицы с администрации судов 50 тысяч тенге морального вреда. Постановлением надзорной коллегии Атырауского областного суда от 27 декабря 2001 года постановление апелляционной инстанции отменено, решение суда 1 инстанции оставлено без изменения. Руководствуясь подп.4) части 4 статьи 398 ГПК, коллегия отменила Постановление надзорной коллегии 27 декабря 2001 года, а Постановление коллегии по гражданским делам Атырауского областного суда от 21 ноября 2001 года в части взыскания в пользу Танаевой А.К. с администрации судов 50 (пятьдесят) тысяч тенге оставила без изменения. Надзорная жалоба истицы удовлетворена.

[5] Помощник прокурора г. Атырау, юрист 2-го класса Ж. Имангазиева свидетельствует о наличии множества нерешенных проблемных вопросов относительно возмещения нематериального вреда.

[6] Виды вреда, причиненного незаконными действиями органов, ведущих уголовный процесс. Дискомфортное состояние личности, вызванное причинением физических или нравственных страданий, – это тоже вред (моральный вред), который подлежит устранению и компенсации. Свою точку зрения обосновывает старший преподаватель кафедры уголовного процесса и криминалистики КазГЮУ АЮА Ж. Меерманова

Возмещение морального вреда

Моральный вред и проблема его возмещения по искам о защите личных неимущественных прав была и остается объектом повышенного внимания юристов-практиков. Это напрямую связано с социальной защитой личности, охраной неприкосновенности.

Категория морального вреда появилась в нашем законодательстве сравнительно недавно.

Ст. 951 Гражданского кодекса РК определяет моральный вред как «нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических и юридических лиц, в том числе нравственные или физические страдания (унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т.п.), испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения».

Согласно ст. 115 ГК объектами гражданских прав могут быть имущественные и личные неимущественные блага и права. К последним относятся: жизнь, здоровье, достоинство личности, честь, доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право на имя, на авторство, на неприкосновенность произведения и другие нематериальные блага и права.

Применяя ст. 6 ГК, можно установить, что юридические лица не располагают такими благами. Личные неимущественные блага и права можно определить как нематериальные блага и права первого уровня, которые неразрывно связаны с самим существованием личности. Они объективно существуют независимо от их правовой регламентации и только в случае посягательств на них нуждаются в правовой защите. Блага и права второго уровня — право на имя, право на авторство и иные неимущественные права — являются субъективными правами, которые составляют содержание конкретного правоотношения и тем самым уже урегулированы нормами права. В случае же нарушения этих прав они также пользуются правовой защитой.

При наличии условий

Обязательство по компенсации морального вреда в общем случае возникает при наличии одновременно следующих условий: — претерпевание морального вреда; — неправомерное действие причинителя вреда; — причинная связь между неправомерным действием и моральным вредом; — вина причинителя вреда.

Первым условием является наличие морального вреда, то есть негативных изменений в психической сфере чело- века, вызванных физическими и нравственными страданиями. Законодатель обоснованно устанавливает только неправомерные действия в качестве условия ответственности за причинение морального вреда.

В данном случае действует принцип «презумпции морального вреда», содержание которого можно сформулировать следующим образом: «Любое физическое лицо, в отношении которого совершено неправомерное деяние (действие или бездействие) признается по- терпевшим и понесшим моральный вред, если совершивший деяние не докажет обратное».

Второе условие ответственности за причинение морального вреда — противоправность.

Относительно видов действий, совершение которых порождает право по- терпевшего на компенсацию морального вреда, следует указать, что необходимым признаком этих действий является нарушение ими неимущественных прав и благ гражданина. Поскольку такие права и блага не отчуждаемы и не передаваемы иным способом, они не могут являться предметом сделок, в связи с чем обязательства из причинения морального вреда в большинстве случаев возникают при отсутствии между сторонами гражданско-правовых договорных отношений. Между тем возможны случаи, когда и при наличии таких отношений возникает право на компенсацию морального вреда.

Смотрите так же:  Самара промышленный район приставы

Третье условие ответственности за причинение морального вреда — причинная связь между противоправным действием и моральным вредом. Совершенное неправомерное деяние должно быть главной причиной, с неизбежностью влекущей причинение морального вреда. Наличие причинной связи не всегда легко установить.

Ответственность за причинение морального вреда в общем случае возникает при наличии вины причинителя вреда — это четвертое условие.

Вина, то есть психическое отношение причинителя вреда к своим противоправным действиям и их последствиям, может проявляться как в форме умысла, так и неосторожности.

В случаях, предусмотренных законодательными актами, возмещение морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда. Случаи эти перечислены в п. 3 ст. 951 ГК.

Ст. 952 ГК предусматривает, что моральный вред возмещается в денежной форме и независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Моральный вред часто более чувствителен и более остро заставляет страдать потерпевшего, чем имущественный. Он, как таковой, не может быть возмещен, но он может быть хоть как-то компенсирован. Ввиду отсутствия лучшего способа восстановить душевный дискомфорт потерпевшего, этим способом служит денежная компенсация.

Определяя размер компенсации

Одним из спорных моментов, постоянно возникающих в судебной практике, является определение размера компенсации морального вреда. Так, важнейшей специфической особенностью морального вреда является то, что сами негативные изменения происходят в сознании потерпевшего.

Существует множество точек зрения по вопросу определения критерия раз- мера компенсации морального вреда. Однако при этом должны учитываться индивидуальные особенности потерпевшего. Как указано выше, моральный вред возникает в результате физических либо нравственных страданий.

Физические страдания — это категория чисто физиологическая, у разных людей разный болевой порог, разная способность терпеть физическую боль, в связи с чем неправильно оценивать одинаково моральный вред, причиненный одинаковой силой ударом ребенку, престарелому человеку либо взрослому мужчине.

Нравственные страдания можно определить как совокупность отрицательных эмоций — чувства страха, унижения, обиды и т.д. Степень и глубина подобных психических реакций зависит как от индивидуальных особенностей психики, уровня развития интеллекта, самооценки потерпевшего, так и от положения объекта, посягательство на который причиняет моральный вред, в системе ценностей самого потерпевшего. В связи с этим, например, не может быть одинаковой компенсация морального вреда за психические страдания, вызванные причинением вреда здоровью с образованием уродующих открытые части тела шрамов и рубцов, для лица, придающего большое значение своей внешности, с человеком, не очень сильно ею озабоченного. Ведь если в системе ценностей по- терпевшего его собственная внешность стоит на одном из первых мест, то и причинение ущерба внешнему виду вызовет у него глубокие переживания.

Кроме того, при определении размера компенсации морального вреда необходимо в отдельных случаях учитывать материальное положение лица, которому такой вред причинен (ст. 952 ГК). Необходимость учета материального положения потерпевшего в данном случае продиктована спецификой компенсируемого вреда.

Моральный вред как категория нематериальная не может быть оценен денежной суммой как категорией исключительно материальной. Компенсация морального вреда есть предоставление потерпевшему возможности испытать за счет взысканной суммы положительные эмоции, соразмерные испытанным им физическим или нравственным страданиям.

Рассматривать во взаимосвязи

Отдельно хотелось бы остановиться на вопросе компенсации морального вреда, причиненного действиями (бездействием), нарушающими имущественные права граждан.

Согласно п. 4 ст. 951 ГК моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, возмещению не подлежит, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами.

В настоящее время возможность такой компенсации предусматривается Законом РК «О защите прав потребителей» от 4 мая 2010 года.

Данным Законом охватывается часть деяний, связанных с посягательством на имущественные права граждан. Вместе с тем нельзя отрицать наличие серьезных душевных страданий у человека, которому причинен какой-либо имущественный ущерб. Зачастую они оказываются намного более серьезными по сравнению с переживаниями, возникшими от посягательства на нематериальные блага личности. Нарушение имущественных прав неизбежно вызывает вред в виде нарушения также и неимущественных прав. Это выражается, в частности, в физических страданиях при невозможности обеспечить удовлетворение первичных потребностей, а также и в нравственных страданиях в результате осознания невозможности воспользоваться своими правами при отсутствии материальных средств, ограничения своей свободы, ощущения незащищенности себя и своей семьи. Утрачивая какую-либо ценную вещь, человек терпит не только имущественные убытки, но и испытывает определенные эмоциональные переживания по этому поводу, которые выводят его из обычного душевного равновесия. Это подтверждает неразрывную взаимосвязь материальных и нематериальных благ личности. В подавляющем большинстве случаев деяние, нарушающее имущественные права гражданина, одновременно является и посягательством на его неимущественные права, прежде всего на психическое благополучие, являющееся составным элементом здоровья чело- века. Исходя из этого, по моему мнению, необходимо произвести определенную корректировку норм гражданского законодательства, где предусмотреть в отдельных случаях возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав.

Моральный вред компенсируется в денежном выражении (п. 1 ст. 952 ГК). Размер компенсации определяется судом.

В соответствии с п. 7 Нормативного постановления Верховного Суда РК № 3 от 21 июня 2001 года «О применении судами законодательства о возмещении морального вреда» при определении размера компенсации морального вреда в денежном выражении необходимо принимать во внимание как субъективную оценку гражданином тяжести причиненных ему нравственных страданий, так и объективные данные, свидетельствующие об этом, в частности:

— жизненную важность личных неимущественных прав и благ (жизнь, здоровье, свобода, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, честь и достоинство и т.д.);

— степень испытываемых потерпевшим нравственных или физических страданий (лишение свободы, причинение телесных повреждений, утрата близких родственников, утрата или ограничение трудоспособности и т.д.);

— форму вины (умысел, неосторожность) причинителя вреда, когда для возмещения морального вреда необходимы ее наличие, а также другие подтвержденные материалами дела обстоятельства, в частности, семейное и имущественное положение гражданина, несущего ответственность за причиненный потерпевшему моральный вред.

Денежная компенсация за причинение морального вреда призвана вызвать положительные эмоции, которые могли бы максимально сгладить негативные изменения в психической сфере личности, обусловленные перенесенными страданиями.

По принципу разумности и справедливости

В теории права все больше авторов склоняются к необходимости определения размеров денежных выплат, причитающихся гражданину за перенесенные им страдания в каждом конкретном случае, которые могут быть вычислены с применением специальных таблиц для определения размеров компенсации физических и душевных страданий. В связи с этим заслуживает внимания метод определения размера компенсации морального вреда, предлагаемый А. Эрделевским. Необходимо отметить, что автор разработал таблицу размеров компенсаций морального вреда применительно к различным нарушениям прав личности в порядке характера и степени их опасности для потерпевшего и предложил формулу, по которой в зависимости от законодательно установленных обстоятельств должны определяться размеры компенсации морального вреда в каждом отдельном случае.

В нашей практике также встречаются однородные случаи, когда законодательно установлен конкретный размер компенсации морального вреда. В частности, ст. 22 Закона РК «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» установлено, что жертвам массовых политических репрессий имущественный и неимущественный вред подлежит возмещению в размере трех четвертей месячного расчетного показателя, установленного законодательством РК на момент обращения реабилитированного в органы социальной защиты населения, за каждый месяц незаконного пребывания в местах лишения свободы, но не более 100 установленных законом минимальных расчетных показателей. Как показывает практика, законодательно установленные размеры (нижние, верхние пределы) компенсации за физические и душевные страдания, безусловно, облегчают проблему определения выплат за причиненный вред, однако не следует забывать, что для установления единой судебной практики по республике при решении вопроса об определении размера компенсации морального вреда в денежной форме по однородным гражданским делам потребуется большая работа по обобщению состояния рассмотрения дел данной категории. Но этот путь необходимо использовать для урегулирования вопроса об объективном определении размера компенсации за физические и душевные страдания.

С учетом вышеизложенного, предлагаются следующие пути решения выявленных проблем:

— определить величину суммы компенсации морального вреда, являющуюся базисом, от которого суд сможет отталкиваться. Средний размер компенсации можно определить в минимальных размерах заработной платы от одного до 100 МРП;

— следует признать прямой обязанностью истца представить в судебное заседание доказательства, подтверждающие все факты, на которые он ссылается, в обоснование суммы компенсации морального вреда.

Таким образом, возмещение морального вреда возможно и желательно прежде всего в отношениях, возникающих вследствие причинения вреда жизни и здоровью граждан. Размер компенсации должен определяться судом, а в некоторых случаях может быть установлен в правовой норме и уплачиваться в виде единовременной суммы.

Действующим законодательством предусмотрена только одна форма компенсации морального вреда — денежная. Законодатель оставил определение размера компенсации морального вреда на усмотрение суда, рассматривающего дело, с учетом принципов определения такого размера, которые установлены только в вышеназванном нормативном постановлении (принцип разумности и справедливости).

В заключение хотелось бы отметить, что несмотря на сравнительно небольшой «возраст» института возмещения морального вреда в национальном законодательстве, судами уже рассмотрено довольно большое количество дел анализируемой категории. Значительную долю среди них занимают иски о компенсации морального вреда, связанного с причинением телесных повреждений источниками повышенной опасности, распространением порочащих сведений, рядом других правонарушений.

Судья Верховного Суда РК Жумагулов Б.Т.

9 января 2015 года Источник: Газета «Юридическая газета»