Меню Закрыть

Компенсация за волокиту суда

Чиновников заставят платить за волокиту с решениями судов

В ближайшее время граждане и организации получат право требовать от государства компенсацию, если чиновники в разумный срок не исполняют любые судебные решения. До сих пор компенсация присуждалась лишь в том случае, если не исполнялись решения о взыскании средств из бюджета. Теперь за волокиту будут наказывать и при неисполнении иных имущественных и неимущественных обязательств.

Европейский суд по правам человека не раз обращал внимание на то, что граждане России могут успешно выигрывать иски у государства в отечественных судах – однако решения судов годами остаются неисполненными. Это нарушает Конвенцию по правам человека, ратифицированную Россией в 1998 году. Ведь получается, что права истцов отстаиваются только на бумаге.

В 2009 году, разбирая жалобу «Бурдов против России», ЕСПЧ потребовал, чтобы российские власти разработали национальный механизм выплаты компенсаций гражданам, пострадавшим от несвоевременного исполнения судебных решений. В результате в России был принят Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Согласно этому закону, физические и юридические лица, пострадавшие от волокиты во время суда или при исполнении властями судебного решения, могут требовать компенсацию из бюджета. Компенсация за судебную волокиту выплачивается из федерального бюджета, а компенсация за неисполнение решения в разумный срок – из местного, регионального или федерального бюджета (в зависимости от того, чиновники какого уровня должны были обеспечить исполнение решения).

Однако закон предусматривал компенсацию только в тех случаях, когда не исполнялось решение суда, связанное с взысканием средств из бюджета. То есть если муниципалитет, регион или федеральные власти обязали выплатить гражданину или организации некую сумму – а они затянули выплату. Если же граждане пытались взыскать компенсацию, например, за неисполнение решения суда о предоставлении жилья – их иски отклонялись. Верховный суд РФ подтвердил справедливость этой позиции.

Поэтому поток исков россиян в ЕСПЧ не иссяк, и суд начал регулярно указывать России на несовершенство принятого закона.

Так, в 2014 году Европейский суд вынес решение по делу «Герасимов и другие против Российской Федерации». 11 заявителей из разных регионов России (позднее один из них умер) пожаловались, что в 2002-2009 годах российские суды обязали чиновников предоставить им жилье и жилищно-коммунальные услуги, сделать ремонт, выдать документы, обеспечить инвалида автомобилем. Однако чиновники сильно затянули исполнение решений судов, а некоторые решения на момент подачи иска в ЕСПЧ так и оставались неисполненными. Шестеро заявителей пытались добиться компенсации в рамках закона № 68-ФЗ, но удалость получить деньги только одной заявительнице (причем она сочла размер выплаты недостаточным).

Наконец, в марте 2016 года правительство РФ внесло в Госдуму законопроект, редактирующий закон № 68-ФЗ. Согласно проекту, компенсация будет присуждаться не только за неисполнение судебных решений о выплате средств из бюджета, но и за неисполнение решений, налагающих на власть иные обязательства имущественного или неимущественного характера. В декабре законопроект был принят в третьем чтении Госдумой, прошел рассмотрение в Совете Федерации и был направлен на подпись президенту.

Как ожидается, закон вступит в силу 1 января 2017 года. Авторам примерно 500 жалоб на судебную волокиту, которые сейчас находятся на рассмотрении в ЕСПЧ, предлагается в течение полугода переадресовать свои требования российским судам.

Принятие этого закона представляется особенно важным на фоне недавнего заявления главы Конституционного суда РФ Валерия Зорькина. Глава КС РФ предложил отказаться выплачивать компенсации, присужденные ЕСПЧ лицам, которые обратились в Европейский суд до «реальной и полной исчерпанности российских средств судебной защиты». Таким образом Зорькин поддержал позицию Минюста, который отказывается выплачивать 1,9 млрд евро бывшим акционерам ЮКОСа. Но если эта инициатива будет реализована – она коснется и гораздо более мелких дел.

То есть гражданин, который выиграл у муниципалитета иск о ремонте подвала многоэтажки и так и не дождавшийся начала работ, должен будет обращаться за компенсацией исключительно в российский суд, ссылаясь на новую редакцию закона № 68-ФЗ. Если же ему удастся добиться решения о компенсации в ЕСПЧ, как это делалось ранее, – вполне возможно, что он, как и экс-акционеры ЮКОСа, не дождется своих денег.

В целом, по всей вероятности, редактура закона № 68-ФЗ увеличит количество жалоб на чиновников, не исполняющих судебные решения. До ЕСПЧ могли дойти лишь очень немногие обиженные истцы. А вот обратиться в российский суд под силу практически каждому. Но при этом суммы компенсаций должны снизиться. По данным Судебного департамента при Верховном суде, средний размер компенсации по закону № 68-ФЗ в 2015 году составлял 40-50 тысяч рублей. А ЕСПЧ в таких случаях присуждает компенсацию в размере около 5,5 тысячи евро, то есть около 350 тысяч рублей.

Так или иначе, если у вас в ящике рабочего стола пылится вступившее в силу судебное решение о предоставлении жилья многодетной семье или о замене окон в подъезде – лучше возьмитесь за эту работу прямо сейчас. Конечно, взыскание в случае чего будет направлено не на ваш кошелек, а на бюджет. Но если впоследствии вашему руководству удастся доказать, что вина за волокиту лежит лично на вас – то оно может подать уже к вам гражданский иск о возмещении ущерба.

Если вам понравилась статья — порекомендуйте ее своим друзьям, знакомым или коллегам, имеющим отношение к муниципальной или государственной службе. Нам кажется, что им это будет и полезно, и приятно.
При перепечатке материалов обязательна ссылка на первоисточник.

Компенсация за волокиту (Гаврилов Е.)

Дата размещения статьи: 09.09.2016

Пленум ВС РФ принял Постановление от 29.03.2016 N 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Проанализируем подход Пленума ВС РФ к правовой сущности компенсации за волокиту, вреда, который причиняется ею, а также соотношение компенсации за волокиту с компенсацией неимущественного и морального вреда.

История вопроса

Долгие годы российские граждане и организации сталкивались (и, к сожалению, продолжают сталкиваться) с проблемой нарушения их прав на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок (далее — волокита). Данная проблема легла в основу Определения КС РФ от 03.07.2008 N 734-О-П и Постановления ЕСПЧ от 15.01.2009 по делу «Бурдов (Burdov) против Российской Федерации (N 2)» (жалоба N 33509/04).
Во исполнение указанных Определения КС РФ и Постановления ЕСПЧ был принят Федеральный закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — Закон о компенсации). Законом о компенсации установлен специальный способ защиты физических лиц и организаций от волокиты — компенсация. Кроме того, были внесены соответствующие изменения в БК РФ, НК РФ, а также в процессуальное законодательство (Федеральный закон от 30.04.2010 N 69-ФЗ «О внесении изменений. «).
В том же году было принято совместное Постановление Пленума ВС РФ N 30, Пленума ВАС РФ N 64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — старое Постановление Пленумов). На тот период отсутствовала полноценная судебная практика применения Закона о компенсации, и разъяснения, содержащиеся в старом Постановлении пленумов, должны были сыграть роль ориентира для ее формирования в том понимании, как это видели высшие судебные инстанции нашей страны.
Шесть лет действия Закона о компенсации, применения судами общей юрисдикции и арбитражными судами старого Постановления Пленумов, многочисленная судебная практика, а также прекращение существования ВАС РФ, принятие КАС РФ вскрыли некоторые материальные и процессуальные проблемы компенсации за волокиту, возникла необходимость в принятии нового постановления взамен старого Постановления Пленумов.
Пленум ВС РФ принял новое Постановление от 29.03.2016 N 11 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» (далее — новое Постановление Пленума). Старое Постановление Пленумов признано утратившим силу.

И способ защиты, и мера ответственности

В абзацах 2, 3 п. 1 нового Постановления Пленума сказано, что «Федеральным законом от 30 апреля 2010 года N 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». установлен специальный способ. защиты в виде присуждения компенсации. Компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок. как мера ответственности государства. «.
Таким образом, как нам кажется, верно определена правовая природа компенсации за волокиту: это одновременно и способ защиты (абз. 2 п. 1 нового Постановления Пленума), и мера ответственности (абз. 3 п. 1 нового Постановления Пленума). Имеется в виду сингулярный (специальный) способ защиты нарушенного права физического лица или организации на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок и мера ответственности государства за факт нарушения указанных прав.

Неотчуждаемые и непередаваемые права

Согласно абз. 1 п. 7 нового Постановления Пленума «право на судопроизводство в разумный срок и право на исполнение судебного акта в разумный срок являются неотчуждаемыми и непередаваемыми». Это позволяет предположить, что указанные права, несмотря на то что они находятся в некой «процессуальной оболочке» права на судебную защиту, являются личными неимущественными правами (см. п. 2 ст. 150 ГК РФ), равно как и само право на судебную защиту (Постановление КС РФ от 17.02.1998 N 6-П, Определение КС РФ от 03.07.2008 N 734-О-П). Кажется убедительной именно такая правовая природа прав, за нарушение которых предусмотрена компенсация за волокиту.
Следует отметить, что еще в 2011 году в п. 2 Итоговой справки. одобренной Президиумом ФАС УО от 23.12.2011, утверждалось, что «право на присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок (право на компенсацию) относится к личным неимущественным правам и в силу ст. 150 Гражданского кодекса неотчуждаемо и непередаваемо». Данный подход был применен в решении АС ВВО от 26.02.2016 по делу N А29-7428/2006, которое легло в основу п. 7 нового Постановления Пленума.
Обращаем внимание на значимость этого разъяснения, так как в случае процессуальной замены лица его правопреемником в спорном материальном правоотношении (например, в результате смерти лица, имеющего право на компенсацию за волокиту) обстоятельства, связанные с волокитой, имевшие место до перехода прав к правопреемнику, не могут являться основанием для удовлетворения его требования о компенсации за волокиту. В указанном случае право на судопроизводство в разумный срок и право на исполнение судебного акта в разумный срок не могут быть переданы (уступлены) по договору уступки права требования или иному договору другому лицу (§ 1 гл. 24 ГК РФ). При этом правопреемники (например, наследники) не могут претендовать на компенсацию за волокиту за правопредшественников.

Смотрите так же:  Приказ о создании постоянно действующих комиссий

Компенсация неимущественного.

Из абзаца 3 п. 1 нового Постановления Пленума следует, что компенсация за волокиту «имеет целью возмещение причиненного неимущественного вреда», при этом «сам факт нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок свидетельствует о причиненном неимущественном вреде (нарушении права на судебную защиту)» (абз. 2 п. 40 нового Постановления Пленума). Иными словами, Пленум ВС РФ пришел к выводу, что волокита входит в содержание неимущественного вреда, соответственно, компенсация за волокиту является разновидностью возмещения неимущественного вреда.
Обращаем внимание, что данный тезис был сформулирован еще Президиумом ВАС РФ в Постановлении от 26.11.2013 N 8628/13 по делу N А25-845/2012 («положения Закона о компенсации свидетельствуют о том, что присуждаемая компенсация за длительное неисполнение судебного акта по своей правовой природе является компенсацией неимущественного вреда») и был поддержан практикой нижестоящих арбитражных судов (решения АС ПО от 05.09.2014 N Ф06-17/2014, А57-14282/2014, А57-145/2013, от 10.09.2014 по делу N А57-5437/2013, от 17.04.2015 по делу N АФ06-01/2015, А57-2719/2015). С указанным подходом мы согласны, но с оговоркой: более точно говорить о разновидности компенсации нематериального вреда, учитывая, что в данном контексте уместнее вести речь не о возмещении, а о компенсации, не о неимущественном, а о нематериальном вреде.
Абзац 3 п. 1, абз. 2 п. 40 нового Постановления Пленума дают повод говорить о том, что юридические лица, будучи субъектами компенсации за волокиту, могут испытывать неимущественный вред и требовать за это компенсацию. Важно это прежде всего не для дел о присуждении компенсации за волокиту, а для других категорий споров (в частности, дел о защите деловой репутации). Признавая за юридическими лицами и другими организациями право на компенсацию за волокиту, Пленум ВС РФ признал за ними возможность испытывать неимущественный вред, который, очевидно, не ограничивается одной лишь волокитой, а может существовать в различных нематериальных формах (в частности, нематериальный (репутационный) вред, неопределенность в планировании решений, препятствия в управлении организацией и т.п.). Полагаем неправильным и несправедливым существование на законодательном уровне одной лишь разновидности компенсации нематериального вреда юридическим лицам — компенсации за волокиту.

. и морального вреда

В соответствии с ч. 4 ст. 1 Закона о компенсации, абз. 4 п. 1 нового Постановления Пленума присуждение компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок лишает заинтересованное лицо права на компенсацию морального вреда за указанные нарушения.
Ранее в п. 2 старого Постановления Пленумов обращалось внимание на то, что «отсутствие права на присуждение компенсации на основании Закона о компенсации не лишает заинтересованное лицо права обратиться в суд с иском о. компенсации морального вреда на основании статьи 151 ГК РФ». Таким образом, Пленумы высших судебных инстанций нашей страны указывали лишь на один случай применения компенсации морального вреда за волокиту — когда у заинтересованного лица отсутствовало право на компенсацию за волокиту на основании Закона о компенсации. Данное ограничительное разъяснение обоснованно отсутствует в новом Постановлении Пленума.
К сожалению, как старое Постановление Пленумов, так и новое Постановление Пленума не содержат следующих мыслей: «В случае неисполнения судебного решения, которым с государства взысканы денежные средства, лицо, в пользу которого они взысканы, вправе с целью компенсации своих потерь, как неимущественных, так и финансовых, реализовать различные механизмы возмещения вреда, не ограничиваясь лишь обращением в суд с требованием о присуждении компенсации в порядке, установленном Законом о компенсации» (Постановление Президиума ВАС РФ от 26.11.2013 N 8628/13 по делу N А25-845/2012), «институт присуждения компенсации на основании Закона о компенсации не исключает возможности взыскания компенсации морального вреда на основании статьи 151 Гражданского кодекса Российской Федерации» (Определение ВАС РФ от 28.04.2014 N ВАС-4511/14).
Иными словами, заявители — физические лица, личные неимущественные права которых нарушены волокитой, вправе самостоятельно выбрать один из компенсаторных способов защиты: воспользоваться либо механизмом компенсации за волокиту на основании Закона о компенсации, либо механизмом компенсации морального вреда. Мы убеждены, что компенсация за волокиту и компенсация морального вреда при нарушении указанных прав являются альтернативными (взаимоисключающими друг друга) способами защиты и одновременно мерами ответственности, так как имеют схожую правовую природу, являясь разновидностями компенсации нематериального вреда. Заявители-организации при этом имеют право либо на компенсацию за волокиту, либо на компенсацию нематериального (но не морального!) вреда.
Новое Постановление Пленума не разрешает ситуацию, при которой заявитель сначала получил компенсацию морального вреда за волокиту (по ст. 151 ГК РФ), а потом претендует еще и на компенсацию за волокиту (по Закону о компенсации). Обращаем внимание, что ч. 4 ст. 1 Закона о компенсации говорит о запрете компенсации морального вреда лишь после получения компенсации за волокиту, но не до него. Тем самым видится опасность двойного обогащения заявителя и двойного наложения ответственности на причинителя вреда, что недопустимо. Ранее высшие судебные инстанции нашей страны предлагали решать данную проблему достаточно просто: прекращать производство по делу о компенсации за волокиту (абз. 4 п. 32 старого Постановления Пленумов). Обоснованность применения норм о прекращении производства по делу в отсутствие формального запрета в ч. 4 ст. 1 Закона о компенсации на существование указанной ситуации вызывает сомнение. Думается, здесь, скорее всего, проблема в неудачной формулировке ч. 4 ст. 1 Закона о компенсации, правильное толкование которой могло бы содержаться в новом Постановлении Пленума, чего, к сожалению, нет.
По нашему мнению, указанные трудности в толковании обусловлены тем, что разработчики нового Постановления Пленума понимают, что компенсация за волокиту (по Закону о компенсации), компенсация морального вреда входят в содержание более общей категории — компенсации неимущественного (читай — нематериального) вреда, и порой проводить разграничение между ними проблематично. Поэтому мы продолжаем высказывать идею о легализации универсального способа защиты нематериальных благ и личных неимущественных прав, а также имущественных прав (в случаях, предусмотренных законом) как граждан, так и юридических лиц — компенсации нематериального вреда. Универсальная компенсация, взыскиваемая при причинении соответствующим субъектам морального, нематериального (репутационного), иных форм нематериального вреда (в том числе при волоките), полностью бы соответствовала принципам равенства и справедливости как необходимым условиям реализации прав и свобод субъектов права.

Компенсация за волокиту следствия

Истец – адвокат Адмиралтейской коллегии адвокатов Санкт-Петербурга Константин Кузьминых – оказался в числе обманутых дольщиков. Должностные лица компании ООО «Нординвестстрой», с которой адвокат заключил договор долевого строительства, не выполнили своих обязательств по сдаче дома во Всеволожске в 2011 г.

После четырех лет предварительного следствия обвинение никому так и не предъявили, а дело до сих пор ведется в отношении «неустановленных руководителей компании-застройщика». При этом уголовное преследование в отношении подозреваемого, генерального директора и единственного собственника компании, в 2015 г. было прекращено за недоказанностью его умысла на совершение мошенничества.

На момент подачи административного искового заявления в Санкт-Петербургский городской суд уголовное дело было приостановлено уже в десятый раз по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ – за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого.

Правда, все постановления о приостановлении предварительного следствия были впоследствии отменены, а надзирающая прокуратура в своем ответе указала на многократные меры прокурорского реагирования с привлечением виновных должностных лиц следственного органа к ответственности за ненадлежащую организацию расследования.

«В суде позиция представителей МВД и Минфина России сводилась к тому, что административный иск не может быть рассмотрен судом по причине отсутствия в уголовном деле обвиняемого, как это указано в ч. 5 ст. 250 КАС РФ. Кроме того, ответчики пояснили, что с материалами уголовного дела они не знакомы, субъектами производства по уголовному делу они не являются, а субъект производства – следователь – в суд не явился», – рассказал «АГ» Константин Кузьминых.

Представители следственного органа (ГСУ ГУ МВД СПб и ЛО) в суд не явились, но представили письменные материалы. Оценив эти документы, суд указал, что, несмотря на сложность уголовного дела, основными факторами длительности досудебного производства являются нераспорядительные и неэффективные действия органа предварительного следствия. Видимо, повлиял на решение суда и письменный ответ надзирающей прокуратуры о виновных действиях и бездействии должностных лиц следственного органа.

Суд принял во внимание, что административный иск подан в период действия постановления о приостановлении предварительного следствия за неустановлением подлежащего привлечению в качестве обвиняемого лица, и рассмотрел иск по существу, применив ч. 6 ст. 250 КАС РФ. Убедившись в недобросовестности работы следствия, Санкт-Петербургский городской суд частично удовлетворил административное исковое заявление, присудил адвокату компенсацию в размере 50 тыс. рублей.

Однако компенсировать ущерб можно только по завершении уголовного судопроизводства в отношении лица, совершившего хищение. А сама сумма компенсации во много раз ниже заявленной истцом, который требовал 4 млн 700 тыс. рублей на основании цены договора с компанией-застройщиком, и суммы исполнительных производств по имеющимся судебным решениям о взыскании неустойки. Но беда в том, что денег, украденных физическим лицом, в компании уже нет. Поэтому получить их путем гражданского или арбитражного производства у юридического лица (компании) нельзя.

Суд же, разрешая вопрос о сумме компенсации, сослался на п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 марта 2016 г. № 11, указав, что при определении суммы следует руководствоваться практикой Европейского Суда по правам человека, т.е. теми суммами, которые присуждает ЕСПЧ за нарушение ч. 1 ст. 6 Конвенции в части нарушения права на разумный срок судопроизводства. Справедливую сумму компенсации в данном деле суд определил в 50 тыс. рублей, т.е. по текущему курсу ЦБ РФ примерно в 845 евро.

«Однако практика ЕСПЧ состоит в присуждении компенсаций за нарушение разумных сроков судопроизводства в размере нескольких тысяч евро (есть и решения о присуждении десятков тысяч евро), – указал Константин Кузьминых. – Поэтому полагаю установленную судом сумму компенсации заниженной примерно в 10 раз по сравнению с практикой Европейского Суда». Адвокат также добавил, что определение размера компенсации является общеизвестной проблемой российской судебной практики и зачастую сводится к усмотрению суда.

«Это решение является первой ласточкой, и нам, адвокатам, предстоит еще много сделать, чтобы механизм предварительного следствия наконец начал работать, – отметила адвокат КА «Адвокат» Ольга Савостьянова. – Поэтому такие иски подавать надо. Это просто необходимо! Вода камень точит».

Адвокат также заметила, что это касается не только дел обманутых дольщиков. «В России процветает преступность. И во многом причиной тому является нежелание правоохранительных органов раскрывать и расследовать сложные преступления. Например, то же самое касается деятельности черных риелторов», – добавила она.

Адвокат АП г. Москвы Анна Минушкина напомнила, что «право на присуждение компенсации за нарушение права на досудебное уголовное судопроизводство появилось сравнительно недавно благодаря принятому Конституционным Судом РФ Постановлению от 25 июня 2013 г. № 14-П». А потому, по ее мнению, судебное решение, вынесенное Санкт-Петербургским городским судом, имеет важное «прецедентное» значение.

Адвокат также обратила внимание на статистику рассмотрения судами этой категории дел. «Согласно Отчету Верховного Суда РФ о работе судов общей юрисдикции, по состоянию на первое полугодие 2016 г. было рассмотрено 23 подобных дела, из которых 17 закончились удовлетворением требований. Как видим, подобные дела являются редко встречающимися в судебной практике», – отметила она.

Отдельно эксперт указала на незначительный размер присуждаемых компенсаций: «Удивляют суммы присужденных компенсаций. Так, почти в каждом третьем заявлении административный истец просил присудить ему компенсацию более 1 млн рублей, однако в среднем размер компенсации определялся судом в 84 тыс. рублей. То есть суды примерно в 11 раз сокращают размер требований административного истца». По ее мнению, подобные суммы нельзя признать разумной компенсацией с точки зрения практики Европейского Суда по правам человека, на которую ссылаются суды, рассматривая дела данной категории.

Смотрите так же:  Договор при покупке стройматериалов

С ней согласна коллега Ольга Савостьянова, которая считает такую сумму компенсации «смехотворной» и высказывает мнение, что такая выплата не заставит правоохранительные органы работать эффективно.

Пленум ВС: Разъяснения о компенсации за волокиту отправлены на доработку

Новое постановление о компенсации за нарушение сроков судопроизводства и исполнения судебных актов нуждается в доработке, решил Пленум ВС. Заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров настаивал, что в рассмотрении подобных дел должны участвовать представители прокуратуры, которые будут защищать интересы государства, в случае недобросовестных притязаний на компенсацию.

На сегодняшнем заседании Пленум Верховного суда РФ рассмотрел и отправил на редактирование проект постановления, регламентирующего получение компенсации за нарушение разумных сроков рассмотрения дел и исполнения судебных актов. По большей части в нем ВС объясняет, как следует применять на практике закон «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумные сроки или права на исполнение судебного акта в разумный срок», принятый 30 апреля 2010 года. Новые разъяснения во многом напоминают предыдущее совместное постановление ВС РФ и ВАС РФ от 23 декабря 2010 года, с поправками на изменения в законодательстве. Например, исключены актуальные для 2010–2012 годов разъяснения о «переходном периоде» исполнения денежных обязательств бюджетными учреждениями, появились ссылки на КАС РФ, начавший действовать только с сентября прошлого года и так далее. «Структура проекта обеспечивает преемственность положений прежней редакции», – прокомментировала докладчик, судья ВС Алла Назарова. С этим согласны и эксперты «Право.ru».

«На мой взгляд, революционных новшеств этот документ не содержит, в той или иной форме суды уже придерживались заявленных подходов при рассмотрении данной категории дел», – говорит адвокат Алексей Михальчик. Он отмечает, что предыдущее постановление было принято в 2010 году, тогда же, когда вступил в силу и закон о компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок. За пять с лишним лет назрела необходимость появления нового «обобщающего документа от Верховного суда».

«Проект по своей сути дублирует ранее принятое совместное постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ по этому вопросу, с той лишь разницей, что в нем теперь учтены последние изменения закона о компенсации: например, упоминается право потерпевшего получить компенсацию, если обвиняемый по делу не был установлен», – комментирует Айса Ботова, юрист судебно-арбитражной практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры».

Второй докладчик, судья ВС Наталья Павлова, обратила внимание, что компенсация не направлена на восполнение имущественных потерь заинтересованного лица и не заменяет собой возмещения имущественного вреда, причиненного действиями или бездействием госорганов, в том числе судов. Скорее она аналогична возмещению морального вреда, поэтому присуждение компенсации за нарушение сроков судопроизводства и исполнение судебных актов лишает заявителя права на возмещение морального вреда за указанные нарушения.

Когда положена компенсация?

Закон о компенсации распространяется на случаи:

  • нарушения разумных сроков судопроизводства по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции и арбитражными судами, в соответствии с установленными процессуальным законодательством правилами подведомственности и подсудности;
  • нарушения разумных сроков в ходе досудебного производства по уголовным делам, по которым установлен подозреваемый или обвиняемый, вынесено постановление о приостановлении предварительного расследования в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, наложен арест на имущество лица, не являющегося подозреваемым, обвиняемым или лицом, несущим по закону материальную ответственность за их действия;
  • нарушения разумных сроков исполнения судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ в соответствии с действующим на момент спорных правоотношений законодательством. В том числе:

– по искам к РФ, субъекту РФ, муниципальному (публично-правовому) образованию о возмещении вреда, причиненного физическому или юридическому лицу незаконными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления либо их должностных лиц,

– по административным исковым заявлениям, заявлениям о компенсации за нарушение разумных сроков рассмотрения дел и исполнения судебных актов за счет средств федерального бюджета, бюджета субъекта РФ, бюджета муниципального образования,

– по искам о взыскании денежных средств за счет казны публично-правового образования, в том числе в порядке субсидиарной ответственности;

– по искам о возложении обязанности провести выплаты на органы государственной власти, органы местного самоуправления, их должностных лиц;

– по денежным обязательствам казенного учреждения, органов государственной власти (государственных органов), органов местного самоуправления.

  • в случаях длительности судопроизводства, когда принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, если позиция органов дознания, следствия, прокуратуры относительно наличия или отсутствия оснований для возбуждения уголовного дела неоднократно менялась, и (или) если впоследствии установлено, что отказ в возбуждении уголовного дела в период до истечения сроков давности уголовного преследования был незаконным, необоснованным. Эта новелла, по словам Назаровой, связана с внесением соответствующих изменений в закон о компенсации.
  • если нарушаются сроки исполнения судебных актов, которыми взыскание обращено на денежные средства граждан и организаций, не являющихся получателями бюджетных средств. Однако это не исключает возможности взыскания с них компенсации вреда в общем порядке.
  • если предъявлены требования о присуждении компенсации за нарушение сроков рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ, а также на рассмотрение вопросов, связанных с исполнением приговора (например, ходатайств об условно-досрочном освобождении).

Кому положена компенсация?

Обратиться в суд с заявлением о компенсации вправе граждане РФ, иностранцы и лица без гражданства, а также российские, иностранные и международные организации, если они:

  • в гражданском и административном судопроизводстве являются сторонами, заявителями, заинтересованными лицами, третьими лицами, заявляющими самостоятельные требования относительно предмета спора, взыскателями и должниками;
  • в уголовном судопроизводстве являются подозреваемыми, обвиняемыми, подсудимыми, осужденными, оправданными, потерпевшими или иными заинтересованными лицами, которым причинен вред, гражданскими истцами, гражданскими ответчиками, а также лицами, на имущество которых наложен арест;
  • являются лицами, в отношении которых ведется (велось) производство по делу об административном правонарушении, а также потерпевшими, в случае нарушения разумного срока судопроизводства.

Если гражданин не может самостоятельно требовать компенсации в силу состояния здоровья, недееспособности и по другим уважительным причинам, на защиту его нарушенных прав может встать прокурор.

Заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров отметил, что Генеральная прокуратура РФ поддерживает проект, однако в него требуется внести дополнения. Они касаются участия прокуроров в рассмотрении дел о присуждении компенсации. «Мы защищаем интересы заявителей за счет государства, а кто защитит государство?» – спрашивал он, настаивая на том, что сотрудники прокуратуры должны помогать судьям ориентироваться в том, была ли допущена волокита, например, в досудебном производстве и пропорционален ли нарушению размер заявленной компенсации.

Пропажа преемственности

Пожалуй, единственным принципиальным различием между «старой» версией постановления о компенсации и предложенным сегодня проектом можно назвать «исчезновение правопреемственности».

п. 5 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 23 декабря 2010 года:

В случае смерти гражданина или реорганизации юридического лица, обратившихся в суд с заявлением о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок, допускается замена указанных лиц их правопреемниками на любой стадии процесса и на стадии исполнения судебного решения.

п. 7 проекта постановления Пленума ВС РФ, который обсуждался 24 марта 2016 года:

Право на судопроизводство в разумный срок и право на исполнение судебного акта в разумный срок являются неотчуждаемыми и непередаваемыми, в том числе в порядке перехода прав кредитора другому лицу по сделке (уступка требования). В связи с изложенным, право на компенсацию имеет только лицо, участвовавшее в судебном разбирательстве, или лицо, в пользу которого выдан исполнительный документ.

В случае процессуальной замены лица его правопреемником в спорном материальном правоотношении обстоятельства, связанные с нарушением права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение в разумный срок, имевшие место до перехода прав к правопреемнику, не могут являться основанием для удовлетворения его требования о компенсации.

Судья-докладчик Павлова уточнила, что необходимость перемен обусловлена тем, что самой распространенной формой злоупотребления по делам о компенсации является ее получение лицами, которые «не испытывали страдания от нарушения сроков судопроизводства или исполнения судебных актов». Например, нередки случаи уступки прав требования коллекторским агентствам, которые, как правопреемники, требуют указанной компенсации, хотя по факту права на нее не имеют.

Эта новелла, которая, по словам адвоката Михальчика, будет актуальна прежде всего для юридических лиц, породила небольшую дискуссию среди экспертов. Положительно разъяснение оценивает Олеся Саламова, адвокат КА «Юков и партнеры». «Данный пункт прямо указывает на принцип неотчуждаемости и непередаваемости права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. Соответственно, в случае правопреемства будет исключена возможность злоупотребления правопреемником права на получение компенсации, – объясняет юрист. – Таким образом, данный пункт постановления Пленума исключает возможность получения выгоды (обогащения) правопреемником за счет нарушения прав правопредшественника».

Павел Хлюстов, адвокат, партнер КА «Барщевский и партнеры», считает, что «возможность отчуждения (перехода) права на компенсацию носит дискуссионный характер», и разъясняет, чем обоснована позиция Верховного суда. «По своей природе право на компенсацию носит неимущественный характер и является строго личным, в связи с чем оно является неотчуждаемым и передаваемым, то есть оно не может перейти в порядке сингулярного или универсального правопреемства. По этой причине ВС отверг возможность удовлетворения требования о компенсации, заявленное правопреемником лица в материальном правоотношении, если факт нарушения прав на разумный срок судопроизводства имел место до перехода прав к такому лицу. В целом с указанным подходом следует согласиться», – говорит Хлюстов.

Айса Ботова из «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» выразила опасения, что применение указанного разъяснения повлечет неблагоприятные последствия для приобретателя права требования. «Например, если решение суда о взыскании денежных средств за счет федерального бюджета долго не исполняется и взыскатель уступил право требования другому лицу, то последний не вправе ссылаться на длительное неисполнение судебного акта перед ним и вынужден заново «копить» условия для обращения с заявлением о компенсации (в частности, необходимый срок)», – объяснила она.

Хлюстов же отметил, что ВС оставил без внимания другой важный вопрос: возможно ли правопреемство в отношении суммы компенсации, которая была уже присуждена пострадавшему лицу, но которую он еще не успел получить? «На мой взгляд, правовая природа этого требования носит имущественный характер и не имеет неразрывной связи с личностью пострадавшего лица. По этой причине право требования на получение присужденной компенсации может перейти к другому лицу как в порядке сингулярного (например, по договору купли-продажи), так и универсального правопреемства (наследование, реорганизация), – говорит адвокат. – К сожалению, невнятная позиция Верховного Суда может привести к тому, что, вопреки своей природе, право на получение уже присужденной компенсации будет лишено свойства оборотоспособности».

Куда обращаться за компенсацией?

При подаче заявления о компенсации следует соблюдать общее правило: оно подается через суд, рассмотревший дело в первой инстанции, независимо от места исполнения судебного акта.

«Это положение направлено, в частности, на экономию процессуальных сроков и исключает возможность потери времени, которое было бы потрачено на истребование дела из суда первой инстанции, рассмотревшего дело», – комментирует адвокат Саламова из «Юков и партнеры».

Смотрите так же:  173 н приказ

После этого оно в течение трех дней должно быть направлено по подведомственности:

  • в ВС и суды общей юрисдикции, если требование о присуждении компенсации вызвано длительным сроком судопроизводства по делу в СОЮ или длительным неисполнением его судебного акта, а также длительным досудебным производством по уголовному делу;
  • в ВС и арбитражные суды, когда требование о присуждении компенсации вызвано длительным сроком судопроизводства по делу в арбитражном суде или длительным неисполнением его судебного акта.
  • если спор рассматривался и СОЮ, и арбитражным судом, подведомственность дела о компенсации определяется в зависимости от того, в каком из них вынесен последний судебный акт либо находится дело, производство по которому не окончено .

Из новелл следует отметить появление в списке Суда по интеллектуальным правам, который в качестве первой инстанции может рассматривать заявления о компенсации по делам, отнесенным к его подсудности, а также по рассмотренным арбитражными судами делам по спорам о защите интеллектуальных прав.

Такое подробное разъяснение, по мнению Саламовой, четко определяет, каким образом должен быть разрешен вопрос о подсудности дел о компенсации, чтобы исключить споры о подведомственности и двойственном понимании норм права.

Не забудьте подготовиться

Нужно помнить, что заявление о компенсации по делу, производство по которому не окончено, может быть принято только после предварительного обращения к председателю соответствующего суда с заявлением об ускорении рассмотрения этого дела. Председатель рассматривает его единолично в течение пяти дней после поступления (в порядке, предусмотренном КАС РФ, – на следующий рабочий день после поступления) без вызова участников процесса, выясняя, предпринимались ли судом меры к своевременному рассмотрению дела.

При этом в проекте постановления, как и в предыдущей редакции документа, четко разъясняется, какие указания могут и не могут содержаться в постановлении главы суда об ускорении рассмотрения дела.

Председатель может обратить внимание судьи на необходимость принятия мер к оперативному извещению лиц, участвующих в деле, получению доказательств, истребованных судом, осуществлению контроля за сроками проведения экспертизы, возобновлению производства по делу в случае устранения обстоятельств, вызвавших его приостановление.

«Председатель вправе дать указание на улучшение контроля за техническими моментами процесса. Как показывает моя практика, именно эти моменты чаще всего влияют на скорость рассмотрения дел, и, возможно, эти меры благоприятно скажутся на сроках судопроизводства», – комментирует адвокат Михальчик.

Председатель не может назначать экспертизу, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какое решение должно быть принято судом при рассмотрении дела, а также совершать иные действия, направленные на вмешательство в деятельность судьи по осуществлению правосудия по конкретному делу.

Сергей Солдатенко, руководитель проектов АК «Павлова и партнеры», положительно оценивает попытку разработчиков проекта постановления раскрыть полномочия председателя суда в случае установления оснований для ускорения процесса. «Удачной кажется и попытка установить грань между полномочиями председателя суда и принципом независимости и беспристрастности судей. Это крайне необходимо для формирования понимания у юристов ч. 7 ст. 6.1. АПК РФ», – говорит он.

В случае нарушения разумного срока досудебного производства по уголовному делу подать заявление о компенсации можно после предварительного обращения с жалобой к прокурору или руководителю следственного органа, даже если ее отказались удовлетворять или не рассмотрели. Если такая жалоба не подавалась, но по делу выносились постановления о продлении сроков, которые заявитель обжаловал; это обстоятельство следует рассматривать как соблюдение требования об ускорении рассмотрения дела. По словам Назаровой, эта новелла обусловлена сложившейся судебной практикой.

Когда подавать заявление и как исчисляются сроки?

По общему правилу, заявление о компенсации может быть подано в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятого по делу. Последний судебный акт – это решение, определение о прекращении производства по делу, определение об оставлении заявления без рассмотрения суда первой инстанции или постановление (определение) суда апелляционной, кассационной, надзорной инстанций, если ими дело разрешено по существу, а также определение судьи об отказе в передаче кассационной, надзорной жалобы или представления для рассмотрения в суды соответствующих инстанций. По делам об административых правонарушениях такими актами являются судебное постановление, решение о назначении административного наказания, о прекращении производства по делу, в арбитражных судах – решение по результатам рассмотрения жалобы на постановление административного органа по делу об административном правонарушении и последующие акты судов вышестоящих инстанций. Для уголовных дел такими актами будут приговоры, в том числе апелляционные, постановления (определения) о применении медицинских мер принудительного характера, о прекращении уголовного дела.

Если производство по гражданскому или административному делу, экономическому спору не окончено, то обратиться за компенсацией можно через три года после поступления искового заявления в суд первой инстанции.

В случаях, когда по уголовному делу не принято решение по результатам досудебного производства или итоговое судебное решение или оно принято, но не вступило в законную силу, заявление о компенсации может быть подано через четыре года после начала осуществления уголовного преследования. Как рассказала докладчик Назарова, этот пункт вызвал у разработчиков проекта серьезную дискуссию, и в итоге они приняли решение опираться на позицию ЕСПЧ, согласно которой началом уголовного преследования считается момент, когда лицо было признано подозреваемым или обвиняемым или когда в отношении него начаты процессуальные или следственные действия, направленные на его изобличение в совершении преступления.

Компенсировать несвоевременное исполнение судебного акта можно по истечении шести месяцев со дня окончания производства по его исполнению (или в течение полугода со дня истечения предусмотренного законом срока исполнения, если исполнительное производство не окончено).

При исчислении общей продолжительности судопроизводства по делу учитывается только то время, в течение которого дело находится в производстве суда, органов дознания, следствия, прокуратуры.

Каким должно быть заявление?

Заявление о компенсации подается в письменной форме и должно быть подписано лицом, подающим заявление, или его представителем, с обязательной оплатой госпошлины. Из новелл нужно упомянуть появление возможности обратиться с заявлением через интернет, заполнив специальную форму на официальном сайте суда.

Если компенсации требует гражданин, обратившийся с заявлением о преступлении, в заявлении должны быть указаны сведения об общей продолжительности рассмотрения дознавателем, органом дознания, следователем, руководителем следственного органа заявления о преступлении, исчисляемой со дня подачи такого заявления до дня вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

В случае обращения потерпевшего по уголовному делу, прекращенному в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в административном исковом заявлении указываются сведения об общей продолжительности досудебного производства по уголовному делу, исчисляемой со дня признания лица потерпевшим до дня прекращения производства по уголовному делу. Если в нарушение ч. 1 ст. 42 УПК РФ лицо не было признано потерпевшим незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела, в заявлении о компенсации также указывается дата подачи заявления о преступлении.

П. 12 проекта постановления Пленума ВС о компенсациях, который обсуждался 24 марта 2016 года:

Процессуальный закон не предусматривает обязательного ведения дела о компенсации через представителя либо наличия у заявителя высшего юридического образования. В этой связи отсутствие у лица, подающего заявление о компенсации, высшего юридического образования не является основанием для оставления такого заявления без движения.

«Эта новелла направлена на защиту интересов всех граждан в равной степени, независимо от наличия или отсутствия у них высшего юридического образования. Дискриминационное отношение к гражданину РФ по признаку отсутствия у него высшего юридического образования недопустимо, поскольку ст. 19 Конституции РФ гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина», – коментирует Олеся Саламова из «Юков и партнеры» пункт, появившийся в новой редакции постановления.

Если заявление принято к рассмотрению

Гражданин, обратившийся с заявлением о компенсации, не должен доказывать наличие причиненного ему вреда, поскольку сам факт нарушения права на судопроизводство или исполнение судебного акта в разумный срок свидетельствует о причиненном неимущественном вреде, а его возмещение не зависит от вины органа или должностного лица.

Участие в деле органов публичной власти само по себе не может свидетельствовать о его сложности.

«Совокупная оценка всех критериев, влияющих на сложность дела, позволяет принимать справедливое и беспристрастное решение относительно заявления о компенсации. Это необходимо для того, чтобы учитывалось не просто наличие факта нарушения разумных сроков при рассмотрении, но и установление этого разумного срока с учетом сложности дела», – комментирует Олеся Салаева из «Юков и партнеры».

Оценивает суд и поведение заявителя, проверяя, не по его ли вине затянут процесс. При этом использование им процессуальных средств, предусмотренных законодательством для осуществления защиты своих нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, в частности за изменение заявленных в суд требований, изучение материалов дела, заявление ходатайств, обжалование вынесенных судебных актов, обстоятельствами, доказывающими его вину, не являются. А вот когда неисполнение процессуальных обязанностей (например, нарушение установленного порядка в судебном заседании, повлекшее отложение разбирательства дела), либо злоупотребление им процессуальными правами (в частности, уклонение от получения судебных извещений) привело к нарушению разумного срока судебного разбирательства, в удовлетворении заявления могут отказать.

Отложение судебного разбирательства, назначение и проведение экспертизы, возвращение уголовного дела прокурору с целью устранения допущенных нарушений уголовно-процессуального законодательства при производстве дознания и предварительного следствия предусмотрены законом. Однако, если указанные действия совершаются судом без достаточных оснований и приводят к увеличению длительности судопроизводства, они могут расцениваться как нарушение разумного срока судопроизводства.

Обстоятельства, связанные с организацией работы суда, органов дознания, следствия и прокуратуры, органов и должностных лиц, исполняющих судебные акты (замена судьи ввиду его болезни, отпуска, прекращения или приостановления его полномочий, отсутствие необходимого штата сотрудников, отсутствие необходимых для исполнения денежных средств и пр.), не могут рассматриваться в качестве оснований, оправдывающих нарушение разумных сроков судопроизводства или исполнения судебного акта.

«Такой подход представляется крайне разумным, – считает адвокат Михальчик, – так как у судов и правоохранительных органов крайне часто возникает искушение списать огрехи в своей работе на недостаток штата или длительностью хождения дела внутри самого учреждения».

Если по делу о компенсации принято решение, заявитель может вновь обратиться в суд уже с другим заявлением о компенсации, указав другие фактические обстоятельства, связанные с иным периодом длительного рассмотрения дела, исполнения судебного акта, осуществления уголовного преследования. При этом обстоятельства, ранее исследованные судом по первоначальному требованию о присуждении компенсации, не доказываются и не могут оспариваться в другом аналогичном деле, в котором участвует тот же заявитель, административный истец. Вместе с тем общая суммарная продолжительность судопроизводства по делу или исполнения судебного акта в целом может оцениваться судом в аспекте длительности судопроизводства или исполнения судебного акта и его значимости для заявителя.

«Преюдициальность фактов, для целей повторного рассмотрения заявления о компенсации, является крайне правильной, так как она облегчает получение компенсации по делам, где затягивание происходит систематически», – говорит Михальчик.

С полным текстом проекта постановления Пленума ВС «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» можно ознакомиться здесь.