Меню Закрыть

Добрянка органы опеки

Поиск пропавших детей

Информация Об Органах Опеки И Попечительст.

  • Нравится
  • Не нравится

konstpech 17 дек. 2011

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по г. Перми

614077
г. Пермь
ул. Б. Гагарина, 10а
212–80–61 (ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Зуева Евгения Викторовна
234–75–21

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Александровскому и Кизеловскому муниципальным районам

618320, г. Александровск
ул. Механошина, 19
8–274-3–59–47 (ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Шкарлова Ольга Павловна
(834 274)-354–86

618350
г. Кизел
ул. Советская, 22
[email protected]
8–255-4–16–68(ф)

Главный специалист
Анянова Елена Александровна
(834 255)-416–68

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Березниковскому городскому округу и Усольскому муниципальному району

618419, г. Березники
ул. Пятилетки, 46
[email protected]
8–242-3–56–06
3–56–20 (ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Ворошкевич Вера Феликсовна
(834 242)-367–20

618430,г. Усолье,
ул. Радищева, 14а
8-244–42–28-96

Главный специалист
Курганова Валентина Васильевна
(834 244)-225–00

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Губахинскому и Гремячинскому муниципальным районам

618250,г. Губаха 4
пр. Ленина, 36
[email protected]
8–248-4–79–27(т/ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Соколова Наталья Борисовна
(834 248) -437–57

г. Гремчячинск
ул. Ленина, 166
8–250-2–21–41 (т/ф)
Главный специалист
Трефилова Лилия Кабировна
(834 250)-217–25

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Краснокамскому и Нытвенскому муниципальным районам

617060, г. Краснокамск
пр. Мира, 8
[email protected]
8–273-4–56–56
4–47–27(ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Лукиных Олеся Эдуардовна
(834–272) 4–16–79
(834 273)-447–11

617000, г. Нытва, ул. Мира, 16
[email protected]
8–272-4–19–94
4–15–45 (ф)

Главный специалист
Бояршинова Валентина Владимировна
(834–272)-4–16–79

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Кунгурскому городскому округу и Кунгурскому муниципальному району

617471, г. Кунгур, ул. Свердлова, 72
[email protected]
8–271-2–01–01(т/ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Елена Анатольевна Шаровьева
(834 271)-243–19

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Лысьвенскому муниципальному району

618900,г. Лысьва, ул. Мира, 26
[email protected]
8–249-6–08–40
2–56–21(ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Хромова Татьяна Сергеевна
(834 249)-230–71

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Соликамскому городскому округу и Соликамскому муниципальному району

618554, г. Соликамск
ул. 20 лет Победы, 121
[email protected]
8–253- 4–95–89

Начальник отдела опеки и попечительства
Власова Светлана Ивановна
(834 253) 432–71

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Чайковскому муниципальному району

617760,г. Чайковский
ул. Мира, 2/2
[email protected]
8–241-3–30–39

Начальник отдела опеки и попечительства
Попова Наталья Александровна
(834 241)355–23

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Чусовскому и Горнозаводскому муниципальным районам

618200,г. Чусовой
ул. Ленина, 33а
8–256-5–09–02
5–64–30(ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Панина Раиса Михайловна
(834 256) 566–28

618820, г. Горнозаводск
ул. Красных партизан, 10
[email protected]
8–269-4–17–73(ф)

Главный специалист
Маркова Людмила Геннадьевна
(834 269)-415–17

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Пермскому и Добрянскому муниципальным районам

614065, г. Пермь
ул. Верхнемуллинская, 74а
[email protected]
296–23–58(т/ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Вдовиченко Галина Сергеевна
(834 296)-20–30

618740, г. Добрянка
ул. Советская, 14
[email protected]
8–265-2–75–40

Главный специалист
Решетова Любовь Борисовна
(834 265)-2–46–67

Межрайонное территориальное управление № 1 Министерства социального развития Пермского края

Оханский муниципальный район
618100, г. Оханск, ул. Советская, 16
8–279-3–29–44(ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Ширшова Татьяна Геннадьевна
(8 34 279) 30351

Большесосновский муниципальный район
617080,с. Большая Соснова
ул. Ленина, 28
8–257-2–74–92
2–70–65(т/ф)

Ведущий специалист
Антонова Валентина Константиновна
(834 257)-276–89

Очерский муниципальный район
617141, г. Очер
ул. Ленина, 40
[email protected]
8–278-3–15–64

Специалист
Скорнякова Марина Юрьевна
(834 278)-355–82

Частинский муниципальный район
617170, пст. Частые
ул. Ленина, 44
8–268-2–23–33

Ведущий специалист
Гречко Елена Васильевна
(8 34 268) 21317

Межрайонное территориальное управление № 2 Министерства социального развития Пермского края

Верещагинский муниципальный район
617120, г. Верещагино
ул. Октябрьсая, 90
8–254-3–47–65
3–65–35(т/ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Карелина Ольга Михайловна
(834 254) 3 42 24

Карагайский муниципальный район
617210, с. Карагай
ул. Ленина, 5
[email protected]
8–297-3–26–27

Специалист
Гачегова Марина Анатольевна
(834 297) 3 13 19

Ильинский муниципальный район
617020, пгт. Ильинский
ул. Коммунистическая, 34
8–276-9–16–70 (т/ф)

Специалист
Ворошкевич Наталья Анатольевна
(834 276) 9 16 74

Сивинский муниципальный район
617240, с. Сива,ул. Ленина, 70
8–277-2–14–06

Специалист
Мехоношина Снежана Ивановна
(834 277)2 14 06

Межрайонное территориальное управление № 3 Министерства социального развития Пермского края

Кишертский муниципальный район
617600
с. Усть-Кишерть
ул. Советская, 31
8–252-2–15–40

Начальник отдела опеки и попечительства
Рожкова Елена Владимировна
(834 252) 213–54

Суксунский муниципальный район
617560, пгт. Суксун
ул. Карла Маркса, 4
8–275-3–14–97

Ведущий специалист
Зиатдинова Рашида Гумаровна
(834 275) 314–97
(834 275) 313–17

Ординский муниципальный район
617500,с. Орда
ул. Новая, 13
[email protected]
8–258-2–02–52(т/ф)

Ведущий специалист
Кожан Юлия Александровна
(834 258)-202–52

Березовский муниципальный район
617570, с. Березовка
ул. Куйбышева, 1
8–251-3–16–41

Ведущий специалист
Дунина Валентина Владимировна
(837 251) 316–41

Межтерриториальное территориальное управление № 4 Министерства социального развития Пермского края

Чернушинский муниципальный район
617830, г. Чернушка
ул. Нефтяников, 1
[email protected]
8–261-4–20–09(ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Туктамышева Лариса Александровна
(834 261) 4–41–46

Куединский муниципальный район
617700, пст. Куеда
ул. Гагарина, 19
8–262-3–42–01

Главный специалист
Бадртдинова Рафина Минкозиповна
(834 262) 3–42–01

Октябрьский муниципальный район
617860, г. Октябрьский
ул. Ленина, 57
8–266-2–29–47

Главный специалист
Змеева Татьяна Ефимовна
(834 266)-215–98

Уинский муниципальный район
617520, с. Уинское
ул. Коммунистическая, 1
8–259-2–24–95 (тф)

Главный специалист
Пахомова Наталья Павловна
(837 259) 2–45–50.

Межрайонное территориальное управление № 5 Министерства социального развития Пермского края

Осинский муниципальный район
618122, г. Оса, ул. Ленина, 31
8–291-4–31–09(т/ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Богданова Татьяна Ивановна
(834 291)-435–55

Бардинский муниципальный район
618150,с. Барда
ул. Куйбышева, 17а
[email protected]
8–292-2–21–84(ф)

Ведущий специалист
Иткинова Гульнур Рамазановна
(834 292) 201–06

Еловский муниципальный район
618170, с. Елово
ул. Ленина, 34
8–296-3–19–69

Главный специалист
Шеина Татьяна Александровна
(834 296)-310–91

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Красновишерскому муниципальному району

618592, г. Красновишерск
ул. Дзержинского, 6а
8–243-3–01–16

Начальник отдела опеки и попечительства
Собянина Маргарита Сергеевна
(834 243)-300–34

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Чердынскому муниципальному району

618601, г. Чердынь
ул. Соборная, 21
8–240-2–82–45(т/ф)

Главный специалист
Гаврилова Марина Владимировна
(834 240) 285–98

Территориальное управление Министерства социального развития Пермского края по Коми-Пермяцкому округу

617240, г. Кудымкар
ул. 50 лет Октября, 30
8–260-4–13–28(ф)

Начальник отдела опеки и попечительства
Давыдова Валентина Алексеевна
(834 260) 4 10 71

Добрянка органы опеки

Внесены изменения в график приема граждан представителями комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Добрянского муниципального района.

С июня 2016 года представители комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Добрянского муниципального района проводят прием граждан. Оказание гражданам консультативной помощи представителями Комиссии осуществляется в соответствии с утвержденным графиком.

График приема граждан членами Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав
Добрянского муниципального района

Отобрание и смерть трехлетнего Ярослава. Опека снова не ответит за свой беспредел?

Несколько дней родительская общественность в интернете обсуждает очередное шокирующие происшествие – результат уже отлаженной в России системы ювенальной юстиции. У мамы двоих детей из Пермского края органы опеки отобрали двухлетнюю дочь Юлю и трехлетнего сына Ярослава, последний несколько месяцев скитался по приютам и воспитателям и в итоге скончался в детской больнице в Перми. Следственный комитет начал расследование, только в суровое наказание реальных виновных, учитывая опыт предыдущих похожих случаев, верится с трудом.

Семья многодетной матери, 35-летней Надежды Сырчиковой из города Добрянка, находилась «на карандаше» у органов опеки, относилась к т.н. «группе риска», в которую очень любят запускать когти ювенальщики. Как рассказал корреспонденту РИА Катюша активист пермского отделения РВС Алексей Мазуров, мама с детьми не имели собственного жилья, а отец (официально не признанный, пара не регистрировала свои отношения) не работал и любил подзагулять. Однако Надежда всегда следила, чтобы ее дети были чистыми и сытыми, хоть и вынуждена была заниматься подработками. И вот в начале августа нынешнего года она менее, чем на сутки оставила двух детей на попечение старшему 16-летнему брату.

Информация оперативно просочилась в органы опеки (вероятно, кто-то из соседей помог этому) минсоцразвития края. Те решили оказать нововыявленным «социальным сиротам» своеобразную помощь – вместо попыток связаться с матерью вызвали полицию, которая отобрала Юлю и Ярослава по акту о безнадзорности (классическая схема) и затем сдала в районную детскую больницу.

Несмотря на крики и плач детей, которые звали маму, брата и сестру оперативно разлучили друг с другом. Очевидно, ювеналы присматривались к своей новой добыче в инфекционке. Трехлетний Ярослав, которого из-за милой внешности многие сравнивали с ангелочком, приглянулся им больше, и он отправился в краевой Центр помощи детям (СЦРН), оставшимся без попечения родителей, куда печально известная своим беспределом региональная опека отправляет жертв по отработанной схеме.

Двухлетнюю дочь Надежде через месяц вернули, после традиционных для матери унижений и обивания порогов районной администрации. Выходит, она не лишена родительских прав, даже не ограничена в них – поначалу вопрос так не ставился. Однако сына ей возвращать не торопились, вместо этого, под предлогом социального неблагополучия и отсутствия у семьи собственного жилья, начали выставлять новые требования: пройти медкомиссию с Юлей, отправить ее в детсад, устроиться на постоянную работу, окончательно порвать отношения с выпивающим отцом детей.

Надежда выполнила и эти требования, но кто-то, очевидно, уже имел свои виды на Ярослава, и его увезли подальше от матери – в поселок Камский, где определили в семейно-воспитательную группу. Поясним, семейно-воспитательная группа – это удаленная структура при СЦРН, работающая по договору, приближенный аналог фостерной (временной, замещающей) семьи, в которую под надзор воспитателей отправляют в основном «социальных сирот» при живых кровных родителях. Очень похоже, что далее Ярослава ждало усыновление в постоянную приемную семью или иное будущее «под заказ», вот только завершилось все еще печальнее…

В начале декабря выяснилось, что у Ярика перелом руки. Воспитатели-опекуны заметили это не сразу, а удосужились диагностировать в больнице и вовсе через несколько дней. Как рассказывает Алексей Мазуров, представляющий пострадавшую сторону в этой истории, врачи рекомендовали положить малыша на лечение в сопровождении взрослого. К тому же, ребенок в то же время загрипповал. Но взрослые должны были отрабатывать госконтракт с десятком других детей в семейно-воспитательной группе, так что Ярославу наложили гипс и увезли назад в Камский.

Мальчику становилось все хуже, «точечное» лечение таблетками не помогало, ребенок слабел прямо на глазах. Только 11 декабря воспитатели вызвали «Скорую», и врачи срочно увезли Ярослава в Пермь, в реанимацию, где он через несколько дней скончался от острой гной инфекции (воспаление кости и костного мозга после перелома), двустороннего воспаления легких и осложнений.

«Неприятненько», – так отреагировал на это страшное известие высокий чиновник минсоцразвития Пермского края. Конечно, неприятненько, ведь смерть Ярослава в прямом смысле спутала ему все карты: уже на 20 декабря было назначено заседание министерского опекунского совета, где планировалось обсудить лишение Надежды Сырчиковой родительских прав и окончательное изъятие у нее ребенка (очевидно, следом отобрали бы и младшую сестру Ярослава).

Очень важная деталь, которую сообщает Православный Правозащитный Аналитический Центр: оказывается, на протяжении последних недель жизни Ярослава его семейно-воспитательную группу регулярно посещала с проверками служба опеки минсоцразвития. Та самая, что любит изымать детей за недостаток мясных продуктов в морозилке и за печное отопление в доме. А вот тот факт, что отнятый у матери бедный мальчик медленно угасал прямо у них на глазах, под надзором их же собственных «заботливых» сотрудников, опека как-то умудрилась не заметить.

Убитая горем мать сейчас всячески накручивается опекой и краевым минсоцразвития на предмет «замятия» дела, она испугалась писать заявление по факту гибели сына и общаться с представителем родительской общественности (тем же Алексеем Мазуровым из РВС). Тем не менее, Следственный комитет все же сам возбудил уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей», приехали даже эксперты из Москвы…

Надо признать, в органах опеки готовят очень грамотных психологов, люди там проходят соответствующую обработку, после чего столь же уверенно обрабатывают других граждан. Вот и Надежде пытаются внушать, что во всем виновата только она одна. Под материнские рыдания об умершем сыне с Надежды взяли расписку, что претензий к органам опеки минсоцразвития мать не имеет.

Сегодня сенатор Елена Мизулина призвала выяснить все обстоятельства произошедшего, проверить законность изъятия детей из семьи и действий сотрудников опеки и попросила генпрокурора взять дело на особый контроль. К сожалению, существует большая вероятность, что спустя полгода-год следствия, даже при наличии огромного количества доказательств против действий органов опеки, за смерть малыша так никто и не ответит – как это было в громких историях с гибелью Умарали Назарова и Родиона Тонких. В первом случае налицо был полицейский произвол, имелось несколько видеозаписей «бесед» сотрудников полиции с матерью и бабушкой малыша, во втором ребенок после изъятия опекой умер в больнице «в результате столкновения с тупым предметом», на похоронах на его личике четко были заметны две гематомы, и тем не менее – все работники полиции, минздрава и минсоца неизменно выходили сухими из воды.

В созданной схеме ювеналки вырисовывается очень страшный элемент, указывающий на гибель социального государства и требующий пристального внимания высшего руководства страны. Опека выставила главным обоснованием изъятия (с прицелом на лишение род. прав) детей у Надежды из Пермского края их «социальное сиротство», отсутствие постоянного жилья. При этом активисту РВС в администрации Добрянского района рассказали, что органы опеки ни разу не обращались к ним с просьбами как-то посодействовать маме в поиске работы, предоставлении квартиры и т.д. Вместо того, чтобы затратить усилия на спасение семьи из социального ада, на реальную профилактику проблемы, в опеки предпочли дождаться, когда мамы не было рядом с детьми, и изъять их по «безнадзорности».

Добрянская история: Как разлучить мать и ребенка через «социальную койку»

Демонстрация работы ювенальной системы на примере конкретного случая. Часть I.

В августе 2017 года пермские СМИ буквально взорвало сообщение о громком случае изъятия ребенка у малоимущей матери в Добрянском районе Пермского края. Мать ребенка, Наталья Корьева, утверждает, что её с дочерью положили в январе 2016 года на так называемую «социальную койку» Добрянской центральной районной больницы. В какой-то момент руководство медицинского учреждения просто перестало пускать её к ребенку, а в апреле 2016 года девочку увезли в Пермь, после этого Наталья её больше не видела, хотя приезжала в пермский «Межведомственный центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей» и пыталась добиться свиданий.

В ноябре 2016 года состоялся суд, который ограничил женщину в родительских правах. О том, что в мае 2017 года Территориальное управление министерства социального развития (ТУ МСР) по г. Перми вышло в суд с иском о лишении родительских прав, Наталья узнала случайно от представителей опеки Добрянки. Первоначально суд должен был состояться в г. Губаха, где она сейчас прописана. Впоследствии судебное заседание нам удалось перенести в Добрянку.

По версии опеки, мать якобы сама оставила девочку в больнице, никаких активных действий для возврата ребенка не предпринимала, увидеться с ним не хотела, подарков и вещей не привозила. В итоге ТУ МСР г. Перми нашли для ребенка опекуна и вышли в суд с иском о лишении матери родительских прав.

Наталья, не умеющая действовать в правовом поле, после того, как у неё отобрали ребенка, долгое время пыталась взаимодействовать с различными государственными учреждениями, в том числе — с территориальными управлениями министерства социального развития. Из её рассказов я сделал вывод, что разговаривали там с ней, мягко говоря, весьма недружелюбно. В результате в июле 2017 года ей удалось выйти на Пермский региональный правозащитный центр. Уже в августе 2017 года представитель центра решил обратиться в пермское отделение РВС как в профильную организацию, занимающуюся защитой семей.

Я встретился с Натальей 14 августа 2017 года, выслушал её. Даже те документы, которые были у неё на руках в тот момент, говорили о том, что в работе государственных служб присутствует немалое количество нарушений. Нужно было разбираться с делом, которое сразу же показалось мне весьма сложным. Впоследствии выяснилось, что оно представляет собой самый настоящий детектив.

Пермские СМИ по-разному подали её историю. Из документов, которые им показала Наталья, и сообщений официальных лиц некоторые СМИ поспешили сделать выводы о том, что мать действительно сама оставила ребенка в больнице. Журналист одного местного издания даже попытался провести расследование. На мой взгляд — сделать у него это не получилось, а весь смысл итоговой статьи сводился к тому, что ребенку, который полтора года не видел родную мать, будет лучше в семье обеспеченного опекуна. К тому же, на мой взгляд, журналист специфически подал в статье информацию о быте Натальи, явным образом пытаясь создать образ маргинальной семьи.

Когда СМИ обратились за комментарием к Павлу Микову, который на тот момент занимал должность уполномоченного по правам ребенка в Пермском крае (сейчас решением Законодательного Собрания Пермского края он назначен на пост уполномоченного по правам человека), тот заявил, что по делу проведена проверка, в ходе которой установлено, что Наталья якобы оставила ребенка в роддоме еще в декабре 2015 года. О том, как именно проводил проверку аппарат Микова, остается только гадать, поскольку официальные документы говорят совсем о другом. Павел Владимирович дал журналистам не один комментарий по этому случаю, и все они вызывают у меня искреннее недоумение. Впрочем, к этой теме мы вернемся позже.

Разбираясь с делом, с августа 2017 года я совершил более 15 выездов в Добрянский район и поселок Вильва, где сейчас проживает Наталья. Я пообщался с многими людьми, которые знают семью и знакомы с ситуацией, присутствовал на трех судебных заседаниях. Мы сделали немало фотографий, предоставили в суд видеозапись. Считаю, что расследование провести удалось. После третьего судебного заседания мне стало абсолютно ясно, что же всё-таки произошло.

На мой взгляд, вначале необходимо рассказать о том, как протекала жизнь матери до истории с разлучением её и ребенка. Некоторые пермские СМИ рисуют картину, в которой Наталья порой предстает в образе этакой деревенской маргиналки. Познакомившись с ней поближе, я понял, что она — самая обычная молодая женщина из глубинки пермского края, с весьма непростой судьбой, однажды оказавшаяся в сложном положении. Тех же проблем с алкоголем или подобных у неё нет, все её проблемы заключаются в том, что она в этой глубинке родилась и там живет. Как и миллионы людей в нашей стране.

Мать Натальи лишили родительских прав, когда ей самой было 11 лет. Сначала её поместили в специализированный детский центр г. Горнозаводска, куда попадают социальные сироты, там она провела около года. Затем её перевели в детский дом г. Березники, на тот момент ей уже было 13 лет. Жизнь у неё там не сложилась. Наталью начали травить и избивать сверстники. Это и стало причиной того, что она в первый раз убежала из детдома.

Девушке удалось скрываться в течение года, пока её не поймали. За этот период она успела забеременеть и родила девочку. После родов выяснилось, что ребенок страдает тяжелым заболеванием, так называемой «хрустальной болезнью». Врачи уговорили Наталью оставить ребенка в роддоме, поскольку в своем положении она явно была не в состоянии ухаживать за ним. После возвращения в детдом она вновь подверглась травле воспитанников и была избита ими — уже за то, что посмела сбежать. Наташа не провела в детдоме и трех недель, второй раз она действовала более решительно — снова убежала, и на этот раз далеко, найти её уже не смогли. О том, как прошли последующие годы, она вспоминать не любит, говорит, что было тяжело.

Через несколько лет после побега из детдома она познакомилась в Перми со своим будущим мужем Андреем, он работал охранником в одном из заведений. Пара стала вместе проживать в поселке Вильва Пермского края, в доме, принадлежащем родственникам мужчины. В начале 2015 года Наталья забеременела. Сама беременность проходила хорошо, а вот с родами возникли проблемы. Местные медики несколько раз отправляли её рожать в Добрянку, но врачи городской больницы в итоге приходили к выводу, что роды не начались, и выставляли женщину на улицу. Каждый раз она с большим трудом добиралась домой (от Добрянки до Вильвы более часа езды, транспорт ходит редко, дорога между населенными пунктами очень плохая). Женщина всё это выдержала.

В итоге, когда Наталья действительно начала рожать, её увезли в Пермский краевой перинатальный центр. Катя (имя ребенка изменено — ИА REGNUM ) родилась 17 декабря 2015 года. Поскольку к этому моменту Наталья так и не восстановила паспорт (она скрывала факт его отсутствия даже от отца ребенка), она решила рожать под другой фамилией. В перинатальном центре был зафиксирован факт того, что женщина поступила в медицинское учреждение без документов. Мать и девочка пробыли там до 30 декабря 2015 года, благополучно выписались и решили на некоторое время остаться в Перми, чтобы встретить Новый год у родственников Андрея. Тут стоит отметить, что на сегодняшний момент у нас есть документальные подтверждения вышеизложенного.

Злоключения семьи начались, когда они вернулись в поселок. В конце 2015 года и начале 2016-го в Пермском крае стояли морозы за 20 градусов. Поскольку их долго не было в доме (Андрей работал на вахте, а Наталья лежала в роддоме), он сильно остыл, его пришлось протапливать несколько дней. Родители решили, что мать и ребенок некоторое время поживут у соседей. За это время Наталья успела посетить с ребенком местную больницу и пройти плановый осмотр.

Поскольку в больницу Вильвы пришло сообщение из перинатального центра о том, что к ним поступила роженица без документов, местный врач решила навестить семью. После осмотра дома она посчитала, что Наталье нужно оставить ребенка на «социальной койке», решить бытовые вопросы и заняться восстановлением документов. Соответствующее сообщение она отправила в Добрянскую центральную районную больницу.

В первый раз мать отказалась от подобного предложения, поскольку её знакомая сразу же сказала ей, что таким образом у неё отберут ребенка, в Вильве про такие случаи уже слышали. Через несколько дней в поселок приехала комиссия, состоящая из представителей милиции, опеки и Комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КДНиЗП) Добрянского района. Как рассказала мне Наталья, тогда ей прямо пригрозили, что отберут девочку, если мать не ляжет с ней на соцкойку. Таким образом, мать и ребенок поступили в Добрянскую больницу 12 января 2017 года. Наталья тогда даже не представляла, чем всё это закончится.

Первый суд по иску Территориального управления министерства социального развития (ТУ МСР) по г. Перми о лишении Натальи родительских прав состоялся 4 октября 2017 года. Прошло уже три заседания, очередное, четвертое по счету, состоится 2 ноября.

Чем хорош судебный процесс, так это тем, что в случае, если судья ему следует, можно многое выяснить. И выяснили мы действительно многое именно про тот период — с января 2016 года (когда мать и ребенка поместили в больницу) по май 2017-го (когда ТУ МСР г. Перми подало в суд иск о лишении Натальи родительских прав).

К сожалению, судебный процесс судья Цыбина И.Н. сделала закрытым и удалила из зала представителей СМИ, удовлетворив соответствующее ходатайство прокуратуры. На мой взгляд — оснований для этого не было, поскольку в этом случае речь не идет о несовершеннолетнем, подвергшемся насилию.

Как бы то ни было, сейчас подробно рассказать о процессе я смогу только после того, как пройдет последнее заседание и будет озвучено решение суда. Но мы о нём обязательно расскажем, поскольку на примере этой добрянской истории хорошо видно, как через механизмы работы медицинских учреждений отбирают детей у родителей. Наша организация фиксировала немало случаев, когда родителей просто переставали пускать в больницу к ребенку, которого потом направляли в иную организацию.

Забегая вперед — рассказать очень даже есть о чем, мы ведем аудиозапись и делаем стенограммы заседаний, на суде были показаны весьма интересные документы. На мой взгляд, версия Натальи в большей части доказана, а вот версия опеки не выдерживает никакой критики. От некоторых документов просто волосы дыбом встают, как и от некоторых показаний свидетелей.

Хочется сказать отдельное спасибо пермскому адвокату Александру Бурдину, который защищает Наталью в суде, а также Православному правозащитному аналитическому центру, оплатившему его услуги и оказавшему Наталье материальную помощь. Как говорится — помогают матери «всем миром».

Ещё хотелось бы отметить, что с добрянскими социальными службами у пермского отделения «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) сложились особые, весьма сложные отношения. В июле 2016 года нам удалось посодействовать в возвращении незаконно отнятого ребенка в одну из добрянских семей. Это был первый раз, когда я поехал в Добрянку по ювенальному делу. Прошло всего 15 месяцев, и сейчас в этом городе таких дел уже три (включая случай Натальи Корьевой). В этот красивый городок я теперь езжу каждую неделю, иногда — по два раза. Каждый раз на дорогу уходит по 5—6 часов. Говорю это для того, чтобы дать понять читателям — с чем сталкиваются проживающие в краевой глубинке родители в случае изъятия из семьи ребенка (детей, как правило, увозят в другие районы края или в краевой центр).

За это время я очень хорошо увидел то, как могут работать ювенально-ориентированные органы опеки, Комиссия по делам несовершеннолетних, суды и иные государственные учреждения в малом городе с населением около 33 тыс. человек, где все друг друга знают. Впечатления — самые ужасные, ведь схожую ситуацию мы (РВС) наблюдаем по всей стране. С этим может столкнуться каждый, вне зависимости от достатка и социального положения.

Я вовсе не думаю, что подобная ситуация сложилась только в Добрянском районе Пермского края, но почему-то так получилось, что именно этот город стал ярким примером работы ювенальной бюрократической машины. Я уже приводил добрянские случаи в пример, когда зачитывал доклады в Общественной Палате РФ и на третьем съезде РВС. Один из таких случаев попал в итоговый альтернативный доклад РВС «Детство без родителей», касающийся практики изъятий детей из российских семей. Как ранее сообщала наша организация, этот доклад был направлен в администрацию президента.

Более года я пытался действовать исключительно в правовом поле, защищая те добрянские семьи, которые обратились в РВС за помощью. Нам удалось выиграть несколько судебных процессов, однако ни один случай до конца так и не разрешился, ювенальная машина продолжает свою черную работу. А сейчас в нашу организацию поступило еще несколько обращений от жителей города. Все случаи весьма типичны и говорят о том, что декларируемый министерством социального развития Пермского края принцип приоритета сохранения родной семьи попросту не соблюдается (тут стоит отметить, что ровно такую же картину я наблюдаю в Перми и в других районах).

Из того, что я вижу — я давно сделал вывод, что служащим заниматься сохранением семей на самом деле не интересно — так построена система, созданная в рамках реализации «Национальной стратегии в интересах детей на 2012−2017 годы», которая сейчас уже не действует.

Следственного комитета РФ

Главная Приволжский федеральный округ Пермский край

Доказательства, собранные следователем следственного отдела по г. Добрянка Следственного управления Следственного комитета РФ по Пермскому краю, признаны судом достаточными для вынесения приговора 39-летней жительницы посёлка Полазна Добрянского района в совершении преступлений, предусмотренных п. «г» ч.2 ст. 117 УК РФ (истязание несовершеннолетнего), ч.1 ст. 116 УК РФ (побои) и ст. 156 УК РФ (ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем, соединенное с жестоким обращением с несовершеннолетним).

Следствием и судом установлено, что в течение 2014 года женщина, будучи в состоянии алкогольного опьянения, систематически причиняла побои своим дочерям в возрасте 5 и 8 лет, лишала их пищи, жестоко относилась к ним, оскорбляла нецензурной бранью. Для устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, следователем были внесены представления в местный отдел полиции и органы опеки и попечительства с требованием усилить профилактическую работу по выявлению и своевременному пресечению преступлений и правонарушений в отношении несовершеннолетних. По ходатайству следователя женщина лишена родительских прав .

Приговором суда виновной назначено наказание в виде 3 лет 2 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

При использовании информации, содержащейся в пресс-релизе, ссылка на следственное управление СКР по Пермскому краю обязательна.

roman_yushkov

Прокуратура Добрянского района Пермского края проводит проверку незаконных действий органов опеки Добрянского района, которые изъяли 3,5-летнего мальчика Диму Юшкова из родной семьи, где он благополучно прожил всю свою жизнь. Ребёнка передали другой бабушке, с которой он был плохо знаком. Установлено, что органы опеки Министерства социального развития Пермского края грубо нарушили законодательство, поскольку «устройство ребенка под опеку или попечительство осуществляется с учетом его мнения» (статья 145 Семейного Кодекса РФ). Помимо прочего органы опеки Добрянского района предположительно фальсифицировали документы об обследовании жилищных условий ребёнка.

Родители Димы, с которыми он жил в семье Юшковых в посёлке Лунный Добрянского района, трагически погибли в апреле прошлого года. Сразу после этого «другая» бабушка (по материнской линии) Любовь Аликина вступила во взаимодействие с органами опеки, и уже 12 мая ребёнок был изъят из привычной для него семьи, где он чувствовал себя абсолютно комфортно, и передан Аликиной, проживающей в посёлке Полазна. Органы опеки Территориального управления краевого Минсоцразвития предельно оперативно оформили Аликиной сначала временную, а затем постоянную опеку над мальчиком. Юшковым, то есть бабушке, дедушке и родной тёте Димы, сделать это же самое по какой-то причине не удалось.

Получившая в своё распоряжение ребёнка Любовь Аликина длительное время отказывала Юшковым во встречах с ним, резко прекратив всякое их общение. С большими усилиями и с помощью адвоката Юшковым удавалось брать ребенка на краткосрочные встречи. Дима очень переживал расставание со своей «настоящей» бабушкой Людмилой Юшковой и просился, как он говорил, «домой», то есть к Юшковым. С трудом им удавалось убедить Диму вернуться к Любови Аликиной, он плакал и не хотел уходить от них.

Детские психологи из Центра социально-психологической адаптации и терапии «Доверие», обследовав мальчика, дали заключение, что сейчас его психо-эмоциональное состояние крайне неудовлетворительное, и велика вероятность невротизации.

Известно, что вместе с Любовью Аликиной на сегодня проживает уже 6 других внуков. В прошлом году родился седьмой, однако семья от него отказалась.

Бабушкой, дедушкой и тётей Димы сейчас собраны необходимые документы, подтверждающее их возможность быть опекунами и усыновителями. Семья имеет стабильный доход, хорошие жилищные условия, родительских прав никогда не лишались, к уголовной ответственности не привлекались, тяжелыми хроническими заболеваниями, исключающими возможность усыновления, не страдают. Дима считает своей семьей семью Юшковых, их дом — своим родным домом.

Тем не менее, юристы считают, что в силу действий, уже осуществлённых органами опеки Минсоцразвития, вероятность добиться возвращения ребёнка в привычную семью низка. Очевидно, дело в перспективе будет решаться в суде.

Прокуратура в настоящий момент решает вопрос о привлечении должностных лиц Территориального управления Минсоцразвития Пермского края по Добрянскому району к ответственности.

Отдел опеки и попечительства района Нагорный

Управление социальной защиты населения города Москвы (УСЗН)

Москва, 117556, Варшавское шоссе, д. 74, корп. 3, (3 этаж)

Руководитель отдела опеки и попечительства

  • Ермолина татьяна Анатольевна
  • Специалисты:
    • Дивнич Елена Владимировна
    • Зайцева ирина Алексеевна
    • Добрянская Ирина Саяровна
    • Чувакова Наталья Анатольевна
    • Тишина Светлана Владимировна
    • Золотова Елена Ивановна
    • Коржиков Алексей Алексеевич

Понедельник с 14.30 до 20.00
Среда с 09.00 до 13.45

Смотрите так же:  Как можно оформить окно в спальне