Меню Закрыть

Договор об исполнении обязательств третьим лицом

Оглавление:

Договор об исполнении обязательств третьим лицом

Введите ваш e-mail:

Исполнение обязательств третьим лицом. Опасные ловушки для каждого участника сделки.

Новая редакция закона выявила ряд злоупотреблений и создала дополнительные риски всем участникам таких отношений. Искать выход из сложившейся ситуации пришлось судам, которые выявляли спорные нюансы применения положений статьи 313 ГК РФ и разрешали споры. Мы изучили практику, выявили ситуации, когда возникают проблемы, и предложили решения. Опубликовано: журнал «Юрист компании» №9

Бюро переводов ТРАНСЛЕКС: точный юридический перевод и лингвистическое сопровождение бизнеса »»

Когда речь заходит об исполнении обязательства за третье лицо, у кредитора возникают сомнения. Это справедливо, поскольку оплату третьего лица нужно обосновать и правильно отразить в учете. Кроме того, кредитору нужны гарантии, что третье лицо не потребует уплаченные деньги назад с процентами. Практика знает такие примеры (постановление АС Московского округа от 22.10.15 № Ф05-14263/2015 по делу № А40-208790/14). Более того, третье лицо может принять на себя обязательства должника, подписать соответствующий договор и потом начать процедуру банкротства. Это значит, что кредитор не только останется без средств, но и окажется втянутым в длительные разбирательства и оспаривание сделок.

Прежняя редакция закона предоставляла кредитору выбор: принимать такое исполнение или нет. Гражданский кодекс допускал исполнение обязательства третьем лицом, когда действовали два условия:
– возникала угроза правам третьего лица (например, задолженность по арендным платежам, которая грозила потерей прав на помещение);
– обязательство не содержало оговорку о личном его исполнении должником.
Новая редакция статьи предоставила больше возможностей для такого исполнения. Теперь выполнить обязанности должника можно без его согласия (ст. 313 ГК РФ). Закон допускает это, если речь идет о финансовом обязательстве. Гражданский кодекс предусмотрел два способа произвести оплату: передать средствана депозит нотариуса или произвести зачет.

Также появилась возможность исполнить за должника неденежное обязательство. В этом случае на такое лицо возлагается ответственность за качество исполнения.

Проблемы возникли, когда эти положения заработали. Новая редакция закона выявила ряд злоупотреблений и создала дополнительные риски всем участникам таких отношений. Искать выход из сложившейся ситуации пришлось судам, которые выявляли спорные нюансы применения положений статьи 313 ГК РФ и разрешали споры. Мы изучили практику, выявили ситуации, когда возникают проблемы, и предложили решения.

ЛОВУШКА № 1. После уплаты долга третье лицо получает контроль над процедурой банкротства

За должника вернуть долг может дружественная ему организация. По новым правилам кредитор обязан принять исполнение, поскольку должник допустил просрочку. Здесь важно учесть два момента. Во-первых, если новый кредитор должника погашает основную часть долга, то фактическое распоряжение имуществом переходит к нему и он получает возможность влиять на принятие ключевых решений в компании. В этом случае остальные кредиторы лишаются возможности влиять на ход процедуры банкротства. У них просто не хватит для этого голосов. Так, в одном из дел суд пришел к выводу, что количество голосов в процентном соотношении от общего числа требований не позволило бы кредитору повлиять на решение собрания (постановление АС Поволжского округа от 06.08.15 № Ф06-26524/2015 по делу № А57-11170/2014). В другом деле суд указал, что участие банка в работе первого собрания кредиторов должника не могло повлиять на результаты голосования (постановление АС Центрального округа от 18.02.16 № Ф10-4156/2015 по делу № А35-1612/2015).

Во-вторых, проблема возникает при частичной оплате долга. В этом случае третье лицо может преследовать ту же цель, что и при полной оплате. Но если в первом случае кредитор теряет только право на участие в процедуре банкротства, то здесь есть риск остаться без значительной суммы или имущества. Даже если невыплаченная часть представляет собой сумму процентов, их размер может достигать значительной для кредитора суммы.

Решение: не соглашаться на оплату, если важнее участие в процедуре банкротства. Верховный суд придерживается четкой позиции: частичная оплата долга не приводит к процессуальному правопреемству.

Данный судебный акт сформировал сразу несколько важных выводов:
– кредитор вправе отказаться от исполнения обязательства третьей стороной, если при этом потеряет влияние на процедуру банкротства;
– частично исполнение обязательства за третье лицо не приводит к правопреемству;
– суд расценит частичное погашение долга за компанию-банкрота злоупотреблением, если это приведет к ущемлению интересов кредитора.

Таким образом, кредитор имеет выбор. Он может отказаться от исполнения или принять его и лишиться своих прав в процедуре банкротства должника. Решение зависит от множества обстоятельств, в том числе от наличия или отсутствия имущества у должника, финансовой ситуации в компании кредитора и т.д. Если третье лицо, которому отказали в правопреемстве, перечислило средства за должника-банкрота на депозит суда, последний вернет их обратно (постановление АС Дальневосточного округа от 29.07.16 № Ф03-3285/2016 по делу № А51-13382/2013).

Есть решения, в которых суды считали, что кредитор не имеет права отказаться от исполнения обязательства, предложенного третьим лицом (постановление АС Северо-Кавказского округа от 29.04.16 № Ф08-2427/2016 по делу № А32-26308/2013).
Но это единичные случаи, которые не совпадают с позицией Верховного суда (определение ВС РФ от 16.06.16 № 302-ЭС16-2049 по делу № А33-20480/2014). Позиция высшей инстанции может стать аргументом при решении вопроса.

ЛОВУШКА № 2. Новый кредитор сделает невозможной работу должника до полного погашения долга

Кредиторы нередко злоупотребляют своими правами. Например, договор запрещает цессию без согласия должника. Если кредитор все-таки заключит такой договор, должник может оспорить эту сделку (апелляционное определение Московского городского суда от 22.06.16 по делу № 33-21441/2016). Чтобы избежать этого, кредитор договаривается с третьим лицом. Оно исполняет обязанности за должника и тем самым кредитор и третье лицо добиваются своей цели – кредитор сменился в обход условий договора. В этом случае должник не сможет оспорить переход прав или потребовать неустойку за нарушение условий договора. Новый кредитор не несет ответственности по условиям договора с должником. В такой ситуации третье лицо просто реализовывало принадлежащее ему гражданское право (ст. 313 ГК РФ). Проблемы у должника начнутся, когда новый кредитор примется всевозможными способами взыскивать долг. Это сделает невозможной работу должника до момента полной выплаты (кредитор может направить в суд заявление о признании должника банкротом, возбудить исполнительное производство с последующим арестом счетов).

Решение: не допускать больших сумм и длительных периодов задолженности. Практика пока не знает механизмов, которые признали бы такое поведение кредиторов ненадлежащим. Должник вправе исполнить обязательство, не требующее личного исполнения, самостоятельно или, не запрашивая согласия кредитора, передать исполнение третьему лицу. Закон не предписывает устанавливать мотивы, побудившие должника перепоручить исполнение своего обязательства третьему лицу, проверять его полномочия (постановление Пятого ААС от 18.08.15 № 05АП-4948/2015 по делу № А24-5793/2014). Избежать этого поможет диалог с кредитором. Практика показывает, что долги перепродаются или взыскиваются в судебном порядке, когда все возможности уже исчерпаны. Можно договориться о частичной оплате, составить гарантийные письма и согласовать графики погашения долга. В таком случае у кредитора не будет необходимости его переуступать.

Кроме того, такая схема может быть невыгодна новому кредитору (третьему лицу). Ему нужно удостовериться в том, что задолженность действительно существует. Иначе взыскать средства с должника не получится. Например, кредитор получил средства от третьего лица и передал ему право требования к первоначальному должнику. Он отказался вернуть средства, и новый кредитор обратился в суд. Выяснилось, что требуемая сумма находилась у ответчика на законных основаниях,
поскольку это была оплата за поставку товара (определение Ленинградского областного суда от 15.10.15 № 33-5237/2015).

ЛОВУШКА № 3. Проигравшая сторона использует факт оплаты третьим лицом как аргумент, чтобы отказаться возмещать судебные расходы

Лицо, которое требует возместить расходы на оплату услуг представителя, обязано доказать их размер и факт выплаты (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 05.12.07 № 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов…», далее – информационное письмо № 121). Последнее обстоятельство проигравшая сторона подвергает сомнению, чтобы не выплачивать или хотя бы снизить взыскиваемую сумму. В этой ситуации суд потребует от стороны, которая заявила о судебных расходах, представить документы об оплате. Ей придется доказывать связь между платежами и оказанными юридическими услугами. ВАС РФ указал, что возмещаются только фактически понесенные судебные расходы. Суммы, которые заявитель выплатит за оказанные ему услуги в будущем, по правилам статьи 110 АПК РФ не взыскиваются (п. 4 информационного письма № 121).Если вознаграждение представителю выплачивал не доверитель, а третье лицо, проигравшая сторона будет указывать на этот факт.

Решение: подготовить документы, подтверждающие расходы. У представителя выигравшей стороны достаточно времени, чтобы подготовить необходимые документы. Он вправе требовать оплаты юридических услуг до того, как суд вынесет решение по делу, а также после вступления решения суда в силу (определение АС г. Москвы от 14.05.15 по делу № А40-77957/2014). Представитель стороны, которая выиграла суд и требует оплатить юридические услуги, может сослаться на информационное письмо Президиума ВАС РФ (п. 5 информационного письма № 121). В нем суд указывает, что сам по себе факт внесения средств третьим лицом не считается основанием для отказа во взыскании расходов на услуги представителя.

Вопрос о том, когда взыскивать судебные расходы, представитель решает самостоятельно. Однако считается, что после исполнения решения можно взыскать расходы в большем размере. Это объясняется тем, что представитель предоставит больше доказательств оказанных услуг (обоснует расходы составлением документов для исполнительного производства, взаимодействием с судебным приставом, в том числе выполнением его поручений в целях поиска средств должника, и т.д.).

ЛОВУШКА № 4. Должник может уклоняться от возврата долга, ссылаясь на незаконность смены кредитора

Проблема возникает, когда компания приобретает права требования к должнику. Например, если первоначальный кредитор – кредитная организация, а следующий нет. Должник воспользуется этим, чтобы инициировать судебный спор. Компания-
должник втягивает прежнего кредитора в судебный спор, заявляет, что кредитное учреждение нарушает закон, уступая права требования по кредитному договору компании, которая не относится к кредитным учреждениям. Это позволит должнику отсрочить возврат средств. В некоторых случаях он это делает, чтобы спрятать имущество, за счет которого можно погасить долг.

Решение: не соглашаться на уступку, которую не допускает закон (ст. 383 ГК РФ). Перед тем как подписывать соглашение об уступке и выплачивать средства прежнему кредитору, нужно оценить риски покупки чужих долгов. Не стоит заключать такие сделки, если средства нужны в ближайшее время или если такая уступка запрещается законом. Например, должник обратился в суд с иском. Он заявил, что ответчики (новый и прежний кредиторы) действовали недобросовестно
и неразумно. Они злоупотребляли правами. Истец потребовал признать сделку недействительной. Прежний кредитор (банк), уступая все права по кредитному договору некредитной организации, лишил истца права на получение субсидий. Истец считал, что это противоречит законодательству о государственной поддержке кредитования. Он указал, что уступка лишает его прав на субсидии для возмещения затрат на уплату процентов по кредиту, полученному в кредитной организации.

Смотрите так же:  Земельный налог для многоквартирного дома

Суд не согласился с истцом. Он указал, что закон не запрещает банку уступать права по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не имеющей лицензии на занятие банковской деятельностью. Оспариваемая сделка не нарушает положения статьи 313 ГК РФ. Обязательство истца по оплате не связано с его личностью. Закон не допускает перехода к другому лицу только таких прав, которые неразрывно связаны с личностью кредитора. Например, требование об алиментах, возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, не допускается (ст. 383 ГК РФ). Суд отказал в иске (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 11.03.16 № Ф02-7785/2015, Ф02-1317/2016, Ф02-1167/2016 по делу № А33-25070/2014).

Договор и третьи лица

Исполнение договора третьему лицу может стать предметом специального договора. Этот последний, как уже отмечалось, не должен смешиваться с договором в пользу третьего лица. Одно из различий между ними состоит в том, что по договору об исполнении третьему лицу обязательство продолжает связывать контрагентов и требование к соответствующей стороне по общему правилу может заявлять только один из них другому. В то же время по договору в пользу третьего лица такое требование может заявить именно последнее.

Смысл данной конструкции состоит в том, что должник по указанию кредитора обязан исполнить обязательство третьему лицу. При этом кредитор и должники сохраняют свои позиции и соответственно исполнение обязательства третьему лицу рассматривается как исполнение самому кредитору. Таким образом, и содержание договорного правоотношения, и его субъектный состав остаются неизменными. Соответственно права и обязанности, порожденные действиями такого третьего лица, возникают у контрагентов по отношению друг к другу. Примером могут служить так называемые транзитные поставки, при которых покупатель выдает поставщику разнарядку на отгрузку продукции непосредственно третьим лицам и получателям. Аналогичный случай имеет место, когда генеральный подрядчик возлагает на своего контрагента – субподрядчика – исполнение обязательства непосредственно заказчику.

Ситуация, складывающаяся при исполнении обязательства третьим лицом, не выделена в Кодексе особо. Однако есть основания признать, что кредитор должен нести все последствия действий указанного им третьего лица. Речь обычно идет о невыполнении «кредиторских обязанностей», предусмотренных в ст. 406 ГК в виде неосновательного отказа указанного кредитором третьего лица от принятия предложенного должником надлежащего исполнения или совершения других, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или существа обязательства действий, до совершения которых должник не мог исполнить своей обязанности.

Применение соответствующей ситуации по аналогии со ст. 403 ГК позволяет сделать вывод не только об ответственности кредитора за действия избранного им третьего лица, но и о случаях, когда в силу определенного указания в законе третье лицо само несет ответственность перед стороной в договоре, занимая позицию должника в соответствующем обязательстве. В качестве примера можно обратиться к новелле, содержащейся в п. 3 ст. 706 ГК, которая, установив в виде общего правила, что заказчик и субподрядчик не могут передавать друг другу требования, связанные с нарушением договора, вместе с тем допускают «иное» в случаях, предусмотренных законом или договором. Это «иное» охватывает и возможность наступления ответственности заказчика перед субподрядчиком, которому генеральный подрядчик дал указание передать исполнение непосредственно заказчику.

Технике исполнения обязательства, при котором на третье лицо возлагается принятие исполнения, посвящена ст. 312 ГК. Она предоставляет должнику право при исполнении обязательства в случаях, когда иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, потребовать доказательств того, что исполнение принимается управомоченным кредитором лицом.

Проверка наличия у лица, принимающего исполнение, соответствующих полномочий составляет не только право, но и обязанность контрагента. Ее нарушение влечет за собой возложение на сторону риска, связанного с тем, что лицо, которому передается исполнение, окажется ненадлежащим. Специальный случай наделения третьего лица полномочиями по принятию исполнения предусмотрен п. 2 ст. 499 ГК. Из соответствующей нормы вытекает, что продавец считается исполнившим обязательство, если он вручает исполнение либо покупателю, либо любому лицу, предъявившему квитанцию или иной документ, свидетельствующий о заключении договора или об оформлении доставки товаров. Указанный способ исполнения исключается только в случае, когда на этот счет есть прямое указание в законе или в ином правовом акте, договоре либо не вытекает из существа обязательства.

Заключение.
Мы видим что правовая база у нас есть.Законы выполняются и работают.Многое доработано,многое предстоит доработать.Остается надеяться что в конце концов мы справимся с теми трудностями которы .

Административные правонарушения в области налогового права. Виды налоговых правонарушений и их причины.
Административное правонарушение (проступок) — это посягающее на государственный или общественный порядок, права и свободы граждан, на установленный порядок управления, противоправное, виновное (умы .

Административная ответственность за нарушение налогового законодательства как один из видов административной ответственности
Процесс формирования норм налогового законодательства выявил особую актуальность установления ответственности за налоговые нарушения. Прямая зависимость государственного бюджета от на .

Исполнение обязательства третьим лицом

Третьи лица, принявшие на себя обязанности должника, являются ответственными за недостатки, которые могут быть выявлены при исполнении долга.

Возложения исполнения обязательства должником на третье лицо

Процедура, предусматривающая возложение обязанностей, присущих должнику на иное, третье лицо, установлена ст. 313 ГК. Основное правило такого выполнения долга лежит в уведомлении кредитного лица со стороны должника, о том, кто выполнит возложенное поручение. В такой ситуации кредитор не имеет права отказа от принятия исполнения, соответственно такое действие не может быть признано, как ненадлежащее.

Существует ряд случаев, при которых кредитор несет обязанность по принятию долга от третьих лиц, даже в том случае, если уведомления со стороны должника не поступало. К ним относятся:

  • наличие у должника просрочки по исполнению финансовых договоренностей;
  • существование опасности у данного лица по утрате прав на имущество, которое является собственностью должника, что может быть в результате взыскательных процедур.

Будет признаваться, как ненадлежащее и не требующее от должника обязательного принятия такое возложение обязанностей на третьих лиц, которое не может иметь место в силу закона или наличия обязанности по личному исполнению, что определено существом долга.

Третье лицо, которое имеет законные основания для исполнения долга должника, имеет возможность выполнить возложенные действия путем внесения средств на депозитный нотариальный счет, а равно, путем проведения зачета с кредитором, о чем должно быть заключено соглашение.

Когда поручение должника исполнено, третье лицо становится носителем прав кредитора. Такие последствия регламентирует ст. 387 ГК.

Права, перешедшие к третьим лицам, не могут являться основанием для причинения ущерба первоначальному кредитору.

Принявшие на себя обязанности должника третьи лица, которые осуществили исполнение обязательств, являются ответственными за недостатки, которые могут быть выявлены при исполнении долга, не имеющего денежное выражение.

Порядок возложения обязательства должником на третье лицо

Одним из вариантов замены стороны в обязательственных отношениях, является смена должника. Как правило, такая замена осуществляется на лицо, которое ранее не были стороной обязательства. Именно поэтому вновь принятый субъект получил наименование третьего лица.

Третье лицо может вступить в обязательство, как со стороны должника, так и заменив кредитора. Исполнение обязательства третьим лицом разрешено на законодательном уровне.

Смена обязанного субъекта должна осуществляться с соблюдением ряда процедур. В первую очередь, это уведомление самого кредитора. Такое уведомление должно произойти в письменной форме. Кредитор, уведомленный о переходе обязанностей, должен принять исполнение. Исключением являются случаи, при которых первоначальный должник, в силу существующих правовых норм, обязан выполнить ранее возложенное обязательство лично.

Изменение должника в сфере финансовых обязательств, может не требовать уведомления кредитора. Неисполнение этой обязанности не повлечет недействительность фактического исполнения в том случае, если должник уже имеет просрочку, а также тогда, когда третье лицо уведомляет кредитора о наличии реальной опасности утраты имущественных прав первоначального должника, в ходе проведения взыскания по иным задолженностям.

Факт выполнения долга третьим лицом, является основанием для его перехода в статус кредитора по отношению к первоначальному обязанному.

Обстоятельства, по которым не допускается возложение исполнения обязанностей на третье лицо

Законодателем определены случаи, при которых переход обязанности от одного должника третьему лицу невозможен.

В первую очередь такой причиной является невозможность фактического отделения обязанности от личности ее исполнителя.

В таком случае, обязательство стоит понимать, как личный долг. Данная индивидуализация субъекта не может прекратить своего существования до того момента, пока ценности в исполнении долга конкретным субъектом будет существовать в глазах иных заинтересованных лиц в осуществлении правоотношений, основанных на договоре.

Исполнение обязательства третьим лицом без возложения на него этой обязанности должником

Для того чтобы исполнение денежных обязательств со стороны третьих лиц признавалось надлежащим, при условии отсутствия уведомления кредитора со стороны лица, являющегося носителем обязанности, должно существовать одно из двух условий.

Первым из них является фактическое существование просрочки платежа, установленного финансовой договоренностью. Второе основание заключается в наличии угрозы по утрате имущества первоначального должника, причиной чему является проведение взыскательных процедур.

Об исполнении обязательства третьим лицом должен быть уведомлен кредитор.

Когда возможно исполнение обязательства третьим лицом?

Участие третьих лиц в обязательстве: общие положения

В обязательстве, как правило, участвуют 2 стороны: кредитор и должник (ст. 307 ГК РФ). Третьи лица, не входящие в состав сторон, не имеют прав и обязанностей по обязательству и не могут заявлять его участникам притязания, вытекающие из данного обязательства (п. 2 постановления Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах применения…» от 22.11.2016 № 54, далее — постановление № 54).

Однако законодательство допускает случаи, когда третье лицо может быть определенным образом связано с обязательством. К ним относятся:

  • Заключение сторонами обязательства соглашения в пользу третьего лица. Тогда исполнение обязательства будет совершаться не в пользу кредитора, а данному лицу. Пример — договор обязательного страхования гражданской ответственности собственника автомобиля.
  • Исполнение третьим лицом обязательства вместо должника (например, внесение ежемесячного платежа по кредитному договору) или принятие им исполнения за кредитора.
  • Иное воздействие третьего лица на обязательство, в том числе предоставление согласия на сделку.

ВАЖНО! Несмотря на наличие у третьего лица прав требования при заключении договора в его пользу или осуществление им фактических действий по исполнению за должника его обязанности, подобное участие не делает третье лицо стороной в первоначальном обязательстве между кредитором и должником.

Исполнение обязательства третьим лицом возможно в случае…

Ст. 313 ГК РФ указывает, что исполнение обязательства третьим лицом допускается в 2 вариантах: по инициативе должника или третьим лицом по собственной инициативе.

При этом законодательство не запрещает третьему лицу исполнить за должника обязательство любого вида (как полностью, так и частично). Однако вопрос о принятии такого исполнения будет решаться по усмотрению кредитора, за исключением случаев, когда он не может отказать от исполнения, а именно:

  • При намеренном перепоручении обязанной стороной (должником) своей обязанности по исполнению данному лицу (как правило, путем подписания договора или специального поручения должником).
  • По предложению третьего лица при просрочке должником финансового обязательства.
  • Если данное третье лицо имеет риск лишиться прав на имущество обязанной стороны в результате обращения на него взыскания.
Смотрите так же:  Договор о полной материальной ответственности бухгалтера кассира

ВАЖНО! Последствиями отказа кредитора в вышеперечисленных ситуациях принять надлежащее исполнение третьим лицом обязательств обязанной стороны влечет риск признания его просрочившим и возможность для должника потребовать возмещения нанесенных просрочкой убытков и не платить проценты по финансовому обязательству за весь период просрочки (ст. 406 ГК РФ, п. 20 постановления № 54).

В остальных случаях, в том числе когда нормами закона, другими юридическими актами, положениями или сутью обязательства предполагается личное исполнение должником его обязанности, кредитор может отказаться от исполнения обязательства иным лицом, кроме самого должника (п. 3 ст. 313 ГК РФ).

Последствия исполнения обязательства третьим лицом

Надлежащее (должное) исполнение третьим лицом обязанности за должника влечет окончание обязательства (п. 1 ст. 408 ГК РФ). При этом последствия должного исполнения обязательства третьим лицом по воле должника регламентируются положениями заключенного между ними соглашения об исполнении обязательства третьим лицом, образец которого представлен ниже (п. 21 постановления № 54).

Если третье лицо и должник соответствующего соглашения не подписывали, законодательство предусматривает, что в таком случае третье лицо приобретает права управомоченной стороны обязательства согласно ст. 387 ГК РФ, а первоначальный кредитор выбывает из обязательства.

ВАЖНО! При выявлении недобросовестности третьего лица с целью нанесения ущерба любой из сторон обязательства по вердикту судебного органа приобретение третьим лицом прав кредитора может быть объявлено неосуществившимся (см, например, определение Верховного суда РФ от 16.06.2016 № 302-ЭС16-2049 по делу № А33-20480/2014).

Неисполнение или несоответствующее исполнение третьим лицом обязательства в случае перепоручения обязанности должником влечет ответственность последнего перед кредитором, если закон не предусматривает иных последствий (п. 22 постановления № 54).

Подробнее о ненадлежащем исполнении обязательства рассказывается в нашей статье по ссылке Ненадлежащее исполнение обязательств — понятие.

При этом исполнение третьим лицом обязательства (за исключением финансового) по своей инициативе влечет его ответственность за недостатки исполнения вместо обязанной стороны. Однако данная норма носит довольно противоречивый характер и пока не получила должного применения в судебной практике.

Соглашение (договор) об исполнении обязательства третьим лицом

Как уже было указано, одним из оснований исполнения обязательства третьим лицом является заключение письменного соглашения между обязанной стороной и данным лицом. Как правило, соглашению предшествует наличие каких-либо обязательств со стороны третьего лица в пользу должника (например, третье лицо является заемщиком должника), в связи с чем заключение соглашения об исполнении обязательств имеет для третьего лица особый интерес, в том числе в виде возможности погасить таким образом свои обязательства.

Текущее законодательство не предусматривает специальных требований ни к форме, ни к содержанию данного соглашения. Таким образом, исходя из принципа свободы договора, стороны вправе предусмотреть в нем любые имеющие для них значение условия.

Вместе с тем соглашение об исполнении обязательства третьим лицом, как правило, содержит следующую информацию:

  • Название документа.
  • Дату и место составления.
  • Данные об участниках — должнике и третьем лице.
  • Наименование обязательства (с указанием реквизитов договора и его сторон), исполнение которого должник поручает третьему лицу.
  • Права и обязанности участников соглашения.
  • Ответственность сторон.
  • Последствия исполнения обязательства третьим лицом (например, прекращение обязательств третьего лица перед должником).
  • Реквизиты и подписи сторон.

Образец соглашения (договора) об исполнении обязательства третьим лицом можно скачать по ссылке: Соглашение об исполнении обязательства третьим лицом — образец.

Поручение об исполнении обязательства третьим лицом

В целях реализации вышеуказанного соглашения или в качестве отдельного документа, признающегося в судебной практике необходимым и достаточным основанием для совершения третьим лицом действий по исполнению обязательства за должника (например, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.09.2016 № Ф08-6202/2016), последний направляет в адрес третьего лица соответствующее поручение об исполнении обязательства.

Оно может содержать следующие сведения:

  • наименование и реквизиты договора, в рамках которого направляется поручение;
  • данные об обязательстве, которое третье лицо обязано исполнить вместо должника;
  • иную уточняющую информацию (например, реквизиты счета в банке, куда необходимо перевести денежные средства);
  • последствия осуществления третьим лицом указанных в поручении действий и др.

Образец уведомления об исполнении обязательства третьим лицом

Ст. 313 ГК РФ, вынуждающая кредитора принять исполнение обязательства третьим лицом за должника в случае поручения последним его обязанности, при этом не предусматривает требования о проверке кредитором наличия и содержания такого поручения. В судебной практике данный вопрос также не раскрывается (например, постановление 5-го Арбитражного апелляционного суда от 18.08.2015 № 05АП-4948/2015 по делу № А24-5793/2014).

Вместе с тем в деловой практике в целях избежания споров между контрагентами и возможного затягивания процесса по исполнению обязательства должник, как правило, направляет в адрес кредитора соответствующее уведомление об исполнении обязательства третьим лицом, образец которого можно скачать по ссылке: Уведомление кредитора об исполнении обязательства третьим лицом — образец.

Кроме того, отдельно следует упомянуть также о случаях направления самому должнику уведомления об исполнении обязательства без его поручения по инициативе третьего лица.

Отсутствие у должника информации о переходе прав управомоченной стороны обязательства к третьему лицу может повлечь для нового кредитора риск такого негативного последствия, как исполнение должником обязательства первоначальному кредитору (п. 21 постановления № 54, апелляционное определение Свердловского областного суда от 21.10.2016 по делу № 33-18062/2016).

Таким образом, исполнение обязательства третьим лицом допускается как по поручению должника, так и третьим лицом по собственной инициативе. Закон предусматривает случаи, когда кредитор обязан принять такое исполнение обязательства третьим лицом, а также когда он вправе от него отказаться. Надлежащее осуществление третьим лицом действий по исполнению обязанности должника влечет прекращение обязательства между кредитором и должником.

О переадресовании исполнения обязательства третьему лицу (Никитин А.В.)

Дата размещения статьи: 29.08.2017

«Обязательства должны исполняться надлежащим образом. » — это начало единственного предложения ст. 309 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет ключевой принцип российского обязательственного права — принцип надлежащего исполнения. Данный принцип, как отмечает С.В. Сарбаш, носит генеральный характер, поскольку в широком смысле он охватывает все другие . По причине своего универсального значения требование надлежащего исполнения предстает как система четко определенных параметров, которым должно соответствовать поведение исполняющего обязательство субъекта. При отклонении от любого из этих параметров исполнение перестает быть надлежащим, тем самым превращаясь в правонарушение.
———————————
Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005. С. 103.

Таким образом, принцип надлежащего исполнения обязательства может рассматриваться как организованная совокупность элементов, каждый из которых имеет относительно самостоятельное и в то же время необходимое для существования всей системы значение. Обычно в цивилистике называют пять критериев, позволяющих оценить исполнение обязательства с точки зрения того, является ли оно надлежащим. Исполнение будет таковым, если произведено надлежащими субъектами, в надлежащем месте, в надлежащее время, в отношении надлежащего предмета и надлежащим способом .
———————————
Иоффе О.С. Обязательственное право // Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. СПб., 2004. Т. 3. С. 116; Гражданское право. Часть первая: Учеб. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1996. С. 506 (автор главы — М.В. Кротов).

Мы обратимся только к одному из перечисленных критериев — исполнению обязательства надлежащими субъектами. При этом будет рассмотрен лишь один из его аспектов, касающийся исполнения обязательства не кредитору, а третьему лицу, не являющемуся стороной упомянутого правоотношения. Кроме того, мы не будем затрагивать вопросы, связанные с договорами в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ), т.е. с соглашениями, в которых третье лицо приобретает право требовать исполнения договора в свою пользу. Речь пойдет только о ситуациях, когда уже на стадии существования обязательства кредитор привлекает для принятия исполнения иное (третье) лицо, перед которым стоит единственная задача — принять исполнение обязательства.
На практике случаи подобного исполнения не так уж редки (чаще всего речь идет о перечислении денежных средств не кредитору, а указанному им лицу). Поэтому довольно сложно объяснить, почему в теории обязательственного права этому вопросу обыкновенно уделяется немного внимания. Об отсутствии интереса цивилистов к данной проблеме косвенно свидетельствует и то обстоятельство, что в ГК РФ упомянутая ситуация в целом не урегулирована. Имеющаяся в гл. 21 Кодекса («Исполнение обязательств») ст. 312 говорит лишь о проверке должником наличия у третьего лица правомочия на принятие исполнения и последствиях ее неосуществления.
Вероятно, подобное отношение вызвано тем, что на первый взгляд указанное исполнение представляется простым, не вызывающим особых затруднений механизмом. Однако его бесспорность при ближайшем рассмотрении исчезает; более того, при дальнейшем изучении проблемы возникают вопросы, ответы на которые отнюдь не очевидны.
Как известно, обязательство входит в число относительных гражданских правоотношений. Это означает, что субъекты этого отношения всегда четко определены, точно известны и их права и обязанности, составляющие юридическое содержание данной правовой связи, по общему правилу направлены на другую ее сторону. Поэтому нередко субъективное обязательственное право квалифицируется как право на действие другого определенного лица , предоставляющее возможность господства над поведением должника .
———————————
Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 1997. Ч. 2. Сер. «Классика российской цивилистики». С. 106; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 265.
Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2011. Т. 2: Обязательственное право. С. 41 (автор главы — Е.А. Суханов).

В то же время, несмотря на указанную жесткую конкретность субъектного состава, в некоторых случаях обязательство может быть исполнено либо его исполнение может быть принято третьими лицами. Когда третье лицо оказывается на стороне должника, такой вариант называют перепоручением или возложением исполнения; если же третье лицо принимает исполнение, то речь идет о его переадресовании. При этом общий подход к возложению и переадресованию исполнения заключается в том, что исполняющие (принимающие исполнение) третьи лица не заменяют собой соответствующую сторону обязательства . Правовая связь, если произведенное исполнение ее не прекращает (п. 1 ст. 408 ГК РФ), продолжает существовать между кредитором и должником.
———————————
Толстой В.С. Исполнение обязательств. М., 1973. С. 73; Гражданское право. Часть первая: Учеб. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 514 (автор главы — М.В. Кротов); п. 12 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. N 65.

Само собой разумеется, участие в исполнении обязательства третьих лиц может иметь место лишь при условии, что третье лицо управомочено на подобное поведение соответствующей стороной обязательства (кредитором или должником). Здесь сразу же возникает вопрос: в любом ли обязательстве участвующий в нем в качестве стороны субъект вправе совершить такие действия, т.е. возложить исполнение на третье лицо либо переадресовать ему исполнение?
В первом случае (возложение исполнения обязательства) ответ на поставленный вопрос не представляет проблемы. Очевидно, что переложение исполнения долга на иное лицо допустимо лишь в ситуации, когда обязательство не предусматривает его непременное личное исполнение должником. Эта позиция разделяется учеными , судами (о чем свидетельствует, например, Определение Верховного Суда РФ от 23 сентября 2010 г. N КАС10-434, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 30 октября 2015 г. N Ф09-7152/15 по делу N А07-6869/2014) и законодателем (п. 3 ст. 313 ГК РФ) и базируется на доводе о том, что в указанных случаях между должником и кредитором имеет место личная правовая связь, создающая непреодолимое препятствие для использования механизма возложения исполнения на третье лицо.
———————————
Толстой В.С. Указ. соч. С. 76; Гражданское право. Часть первая: Учеб. для вузов / Под ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 367 (автор главы — Г.И. Стрельникова).

Смотрите так же:  Выходное пособие при сокращении чем облагается

Во втором случае (принятие исполнения обязательства) ответ на поставленный вопрос далеко не так очевиден. Обязанность по принятию исполнения специфическая, так называемая кредиторская обязанность, и ее исполнение обычно не предполагает активных действий кредитора (например, принятие товара покупателем по договору купли-продажи). Конечно, общие требования добросовестности и разумности поведения участников гражданских правоотношений обусловливают то, что при принятии исполнения кредитору иногда следует совершить определенные действия, направленные на проверку исполнения. Так, из п. п. 1 и 2 ст. 720 ГК РФ вытекает кредиторская обязанность заказчика по договору подряда, суть которой состоит в осмотре результата выполненной работы на предмет наличия в нем недостатков. Тем не менее упомянутые действия кредитора (заказчика) несопоставимы с ролью подрядчика в исполнении подрядного обязательства. Поэтому указанная обязанность, как и обязанность кредитора принять исполнение обязательства, является вспомогательной, поскольку не носит характера встречного удовлетворения для другой стороны, как полноценная юридическая обязанность .
———————————
Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940. С. 62 — 67; Райхер В.К. Новая роль кредитора в советском социалистическом праве. Очерки по гражданскому праву. Л., 1957. С. 117 — 118.

Коль скоро обязательство всегда представляет собой имущественное правоотношение (хотя в юридической науке высказывалось и другое мнение) , то, вероятно, кредитор вправе переадресовать исполнение любого обязательства третьему лицу, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства. Насколько справедливо это заключение? Для ответа на этот вопрос целесообразно обратиться к юридической сущности переадресования исполнения третьему лицу.
———————————
Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 58.

В науке гражданского права существует точка зрения, согласно которой управомоченное кредитором на принятие исполнения третье лицо является уполномоченным лицом, т.е. представителем кредитора . В то же время само наличие самостоятельного института переадресования исполнения кредитором указывает на то, что в упомянутой ситуации отношения представительства отсутствуют. Ведь иначе необходимость создавать специальные правила для ее урегулирования не возникла бы.
———————————
Толстой В.С. Указ. соч. С. 78; Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 200.

Кроме того, в свете такого подхода сложно понять, почему третье лицо вправе совершать только действия, связанные с принятием исполнения, и сопутствующие им, но ничего больше. Здесь целесообразно возвратиться к ранее приведенному примеру приемки заказчиком работы, выполненной по договору подряда. Допустим, что заказчик поручил приемку работы третьему лицу, о чем надлежащим образом уведомил подрядчика. Однако в ходе процедуры приемки у результата работы были обнаружены явные недостатки, о которых заказчик в силу п. 2 ст. 720 ГК РФ обязан заявить до завершения приемки работы. Если исходить из того, что принимающее исполнение третье лицо — представитель заказчика, то вполне обоснованно полагать, что оно вправе не только принять исполнение, но и заявить о наличии у результата работы явных недостатков. Иначе возникает весьма существенный риск того, что в последующем кредитор (заказчик) уже не сможет ссылаться на эти дефекты, поскольку он сам (в лице своего представителя — третьего лица, принимавшего исполнение) не заявил о них при приемке работы.
Таким образом, если допустить, что принимающее исполнение третье лицо есть представитель кредитора, то нужно признать за ним право на любые действия, связанные с принятием исполнения и направленные на защиту интересов кредитора. При этом несовершение третьим лицом таких действий может создать для кредитора невозможность устранения подобных упущений в будущем. Поэтому для кредитора подобный подход крайне невыгоден и даже опасен.
Согласно второй точке зрения третье лицо не является представителем кредитора, т.е. имеет правомочие, но не полномочие на принятие исполнения. В этом случае нужно констатировать наличие юридической фикции — перед исполняющим обязательство должником возникает «как бы кредитор», «квазикредитор». В таком качестве будет выступать лицо, управомоченное на принятие исполнения кредитором и действующее от своего имени. Очевидно, что в рамках данного подхода нужно признать за третьим лицом лишь право на принятие исполнения и минимально необходимую проверку соответствия его установленным требованиям, в том числе условиям договора (например, подсчет возвращаемой суммы займа). Все, что выходит за пределы названного права, должно быть квалифицировано в качестве права самого кредитора, а не принимающего исполнение третьего лица.
Если в свете изложенной точки зрения вернуться к связанному с приемкой работы по договору подряда примеру, то возникает любопытный вопрос: сможет ли кредитор впоследствии ссылаться на явные недостатки работы, если третье лицо ничего не заявило о них в ходе приемки? Представляется, что сможет. Действительно, для сторон договора, да и для самого принимающего исполнение обязательства третьего лица чаще всего несомненно то, что третье лицо — это лишь технический, но не юридический исполнитель роли кредитора. Его функция заключается только в принятии исполнения, но не в предъявлении должнику каких-либо требований и осуществлении иных прав, принадлежащих исключительно кредитору.
Безусловно, что сделанный вывод может быть подвергнут сомнению хотя бы потому, что инициатива переадресования исполнения всегда исходит от самого кредитора. Поэтому представляется, что все негативные последствия выбора принявшего исполнение третьего лица должны возлагаться именно на кредитора. Думается, однако, что в данном случае упущение кредитора будет гораздо менее значимо по сравнению с теми нарушениями, которые допустил при исполнении обязательства должник (подрядчик) и которые привели к наличию у результата работы явных недостатков.
Следовательно, есть основания полагать, что конструкция переадресования исполнения обязательства третьему лицу по общему правилу не предусматривает возникновения отношений представительства. С учетом этой позиции вернемся к вопросу о том, существуют ли какие-либо препятствия для использования данного механизма в зависимости от характера обязательства. Для ответа на него проанализируем возможность подобного принятия исполнения в договорах различных типов .
———————————
В настоящей статье мы ограничимся рассмотрением договорных обязательств. Юридическая специфика внедоговорных обязательств требует отдельного исследования с целью ответа на поставленный вопрос.

Несомненно, нет никаких препятствий для использования такого варианта в случаях, когда исполнение заключается в уплате денежных средств . Получение платежа (особенно в тех ситуациях, когда речь идет о безналичной форме расчетов) не требует от субъекта совершения каких-либо специфических действий.
———————————
Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. С. 286 — 287 (в данном случае ученый говорит о возложении исполнения на третье лицо, но, как представляется, его рассуждения вполне справедливы и для случаев переадресования исполнения денежных обязательств третьему лицу).

Сложнее дело обстоит с договорами, в которых исполнение заключается в передаче имущества (вещи) в собственность либо в пользование другого лица. Конечно, в этих случаях речь также идет о принятии исполнения, не предполагающем совершения кредитором каких-либо активных действий. В то же время в рамках исполнения обязанности по принятию исполнения кредитору по упомянутому договору следует удостовериться в тождестве передаваемой ему вещи предмету заключенного договора. Например, по договору поставки покупателю целесообразно проверить соответствие условиям договора номенклатуры и единиц поставленного товара. Однако поскольку речь всегда идет о вещах, то наличие у кредитора данной обязанности не представляет какой-либо проблемы для принятия исполнения третьим лицом. При этом право заявить должнику претензии в связи с отклонением передаваемой вещи (вещей) от условий договора должно быть признано за кредитором, а не за принимающим исполнение третьим лицом.
Как следует из изложенного, не должно представлять особых правовых затруднений и участие третьего лица в принятии исполнения по договору подряда. Но вот аналогичный вывод в отношении договора возмездного оказания услуг вызывает определенные сомнения. Дело в том, что согласно популярной в теории гражданского права точке зрения оказание услуг не имеет овеществленного результата (эффекта) . Вместе с тем нельзя не признать, что некоторые услуги могут иметь материальный результат (например, юридические услуги по подготовке проектов различных документов). Думается, что принятие исполнения по ним (т.е. принятие их результата) третьим лицом вполне возможно фактически, а значит, и юридически.
———————————
Шешенин Е.Д. Предмет обязательства по оказанию услуг // Сб. учен. тр. СЮИ. Свердловск, 1964. Вып. 3. С. 176 — 177; Отнюкова Г.Д. Правовое регулирование услуг // Юрист. 2014. N 1. С. 37 — 42.
Кабалкин А.Ю. Договор возмездного оказания услуг // Рос. юстиция. 1998. N 3. С. 14.

Однако если речь идет об оказании услуг, имеющих нематериальный результат (эффект), то принятие их исполнения третьим лицом в большинстве случаев невозможно. Дело в том, что услуги указанной группы чаще всего направлены на личность заказчика, неразрывно связаны с ней (медицинские и косметологические услуги, развлекательная и обучающая деятельность и т.д.). Например, сложно представить, что медицинская услуга будет оказана одному физическому лицу, а возникшие по ее поводу претензии предъявит другой гражданин. Поэтому принятие исполнения третьим лицом в данном случае может последовать, только если заказчик уступит третьему лицу право получения исполнения по договору, т.е. в обязательстве произойдет перемена кредитора.
Таким образом, принятие исполнения обязательства третьим лицом в различных договорах, как и возложение исполнения на третье лицо, не допускаются, если из закона, иных правовых актов, договора или существа обязательства вытекает обязанность кредитора принять исполнение лично. При этом в число обязательств, существо которых препятствует использованию упомянутого механизма, следует включить обязательства из договоров возмездного оказания услуг, в которых деятельность исполнителя направлена на достижение нематериального результата (эффекта).

Список литературы

Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940.
Гражданское право. Часть первая: Учеб. для вузов / Под ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998.
Гражданское право. Часть первая: Учеб. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1996.
Иоффе О.С. Обязательственное право // Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. СПб., 2004. Т. 3.
Кабалкин А.Ю. Договор возмездного оказания услуг // Рос. юстиция. 1998. N 3.
Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 1997. Ч. 2. Сер. «Классика российской цивилистики».
Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950.
Отнюкова Г.Д. Правовое регулирование услуг // Юрист. 2014. N 1.
Райхер В.К. Новая роль кредитора в советском социалистическом праве. Очерки по гражданскому праву. Л., 1957.
Российское гражданское право: В 2 т.: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. М., 2011. Т. 2: Обязательственное право.
Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства. М., 2005.
Толстой В.С. Исполнение обязательств. М., 1973.
Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995.
Шешенин Е.Д. Предмет обязательства по оказанию услуг / Сб. учен. тр. СЮИ. Свердловск, 1964. Вып. 3.