Меню Закрыть

Базельские требования это

Гимнастика по Базелю

У банковской индустрии есть много вопросов в части внедрения положений Базеля III, но без обсуждения с банковским сообществом они утверждаться не будут, уверены Олег Вьюгин (справа) и Василий Поздышев

Повышенные требования к качеству и структуре капитала повысят устойчивость банковской системы, однако ограничат маржинальность. Если акционеры не найдут способов наполнения капитала, это отразится на темпах кредитования экономики

Банковская система России переходит на стандарты регулирования, закрепленные в соглашении Базель III: по итогам апреля банки начали рассчитывать капитал по новой методике, правда, пока в информационных целях.

Стандарты разработаны после кризиса 2008 года. Когда рухнули, казалось бы, несокрушимые финансовые империи, мировые регуляторы посчитали, что национальные стандарты отдельных стран не удовлетворяют современным вызовам. Пересмотреть подходы должны все государства, присоединившиеся к Базельскому комитету по надзору (сейчас их 27). Трансформация банковского регулирования пойдет постепенно, с 2013 по 2018 год.

Банк России до октября этого года будет только принимать во внимание новые расчеты капитала для оценки состояния банковской системы. С третьего квартала появятся количественные параметры нормативов. Но и тогда банки начнут лишь упражняться в расчетах, раскрывая информацию по двум методикам. До 2015 года — никаких санкций ЦБ.

Последствия применения новых методов оценки состояния и рисков банковской системы профессионалы видят по-разному.
В целом для системы это, безусловно, плюс: более жесткие требования к качеству и структуре капитала повысят устойчивость банков. Но некоторые эксперты считают, что России не стоит брать на себя «повышенные обязательства» в части сроков.

— Глобальные банки без международных рынков жить не могут, потому что у них большие потребности в финансировании, они по всему миру работают. Поэтому и риски у них другие. Мне кажется, России стоит рассматривать более гибкий график внедрения новых нормативов и ввести какую-то дифференциацию банков.

В стране есть крепкие с точки зрения адекватности капитала, но небольшие банки. Они в состоянии управлять своими рисками. Но быстрое присоединение к Базелю III потребует от них отвлечения дополнительных ресурсов. А самое главное, я не уверен, что Базель III — это гарантия. Я знаю, что в западных банках до кризиса жестко соблюдали требования Базеля II, но все равно получили то, что получили, — говорил банкир с большим стажем, председатель правления банка Уралсиб Илкка Салонен на конференции «Банки. Стандарты. Качество», ежегодно собираемой в Уфе по инициативе Национального Банка Башкортостана. В этом году Базель III стал ключевой темой в дискуссии пленарного заседания.

Искоренение гибрида

За последние десять лет финансовая индустрия научилась искусно использовать различные гибридные инструменты. Например, недостаток капитала банки компенсировали за счет привлечения субординированных займов, которые учитывались в капитале второго уровня. Инвесторы при этом имели высокую доходность, сравнимую с доходностью на капитал акционеров, но не несли никакой ответственности: в случае кризиса они имели право досрочно потребовать у банка вернуть долг, тем самым создавая для него проблемы с ликвидностью. Базель III ограничивает использование этого инструмента: если стороны заранее не обговорили возможность конвертации долга в обыкновенные акции, заем в капитале не учитывается.

Согласно стандартам Базельского комитета, выводить эти инструменты регуляторы разных стран могут в течение десяти лет по 10% в год. В России новые правила вступили в силу в марте 2013-го. По словам директора департамента банковского регулирования ЦБ Василия Поздышева, субординированные займы, привлеченные банками до 1 марта, если они не удовлетворяют требованиям Базеля, станут постепенно исключаться, а привлеченные после 1 марта в капитале учитываться не будут.

Чтобы стимулировать банки к реальному наполнению капитала обыкновенными акциями и деньгами, регуляторы пересмотрели его структуру. Как известно, прежние нормы регламентировали наличие капиталов двух уровней. Базель III на первом уровне выделяет два типа капитала — базовый и добавочный. Базовый включает обыкновенные акции и нераспределенную прибыль. «Это ресурс, на который банк может рассчитывать бесконечно долго и распоряжаться им по своему усмотрению, и никто его у банка не отберет», — подчеркивает Василий Поздышев. Целевое значение норматива достаточности капитала этого уровня (соотношение совокупного капитала к активам, взвешенным по риску) — 4,5%: к такому показателю норматив должен быть доведен к 2015 году всеми банками стран, вошедших в Базельский комитет. При этом регуляторы допускают, что в капитале могут присутствовать гибридные инструменты, но они должны быть учтены отдельно, для чего на первом уровне вводится добавочный капитал, целевой норматив которого установлен в 1,5%.

— Западные банки уже два года де-факто живут по стандартам Базеля III с точки зрения расчета капитала, — аргументирует позицию ЦБ в отношении этой нормы Василий Поздышев. — Ее введение усугубит и без того явные недостатки капитала во всем мире. Поэтому банки многих стран начали давно распределять прибыль не деньгами, а акциями, увеличивая капитал и тем самым улучшая качество активов. Банки понимают, что реального капитала в мире не так много. Кто первый успеет его привлечь, тот его и получит, остальным достанутся гибридные инструменты.

В части введения новых нормативов достаточности капитала Василий Поздышев не видит больших проблем для российских банков, поскольку общий норматив достаточности у нас и без того установлен на уровне 10% против целевого показателя 8% в Базеле III: «Мы предполагаем, что базовая часть капитала российских банков сейчас не менее 5%», — подчеркивает чиновник.

Банковское сообщество, однако, не столь оптимистично. Председатель совета директоров МДМ Банка Олег Вьюгин подсчитал, что до 2018 года потребность в базовом капитале российских банков составит 800 — 900 млрд рублей, что примерно равно прошлогодней прибыли всех российских банков:

— Для понимания картины мы сделали несколько упражнений. Исходили из того, что российский ВВП в номинальном выражении до 2018 года будет расти на 3 — 4% ежегодно при инфляции в 6 — 7%, а активы банковской системы достигнут уровня 85% от ВВП. В этом случае при введении новых нормативов Базеля III банкам до 2018 года потребуется около 3 трлн рублей для формирования необходимого капитала. И для отдельных банков эти требования могут быть весьма серьезны.

Эксперты не считают задачу невыполнимой, однако из-за специфики отечественного рынка банки могут столкнуться с определенными трудностями.

— В экономике России нет длинного
рубля, а значит, у российских банков еще меньше источников для увеличения капитала, чем у западных, — говорит Илкка Салонен. — Кроме того, здесь нет фондов, институциональных инвесторов, которые были бы заинтересованы в том, чтобы участвовать в банковском капитале.

Если акционеры, в том числе государство, не найдут источников для вложения средств в капитал банков, мы может увидеть ограничение темпов кредитования, а следовательно, замедление темпов роста ВВП.

На случай ядерной войны

Вторая часть Базеля III направлена на то, чтобы подготовить банки к работе в условиях стрессовой ситуации. Для этого вводятся два показателя: норматив кратко­срочной ликвидности и показатель чистого стабильного фондирования. Первый предписывает банкам обеспечивать ликвидность на горизонте 30 дней, второй — в течение года. Кроме того, Базель III вводит нормативы соотношения заемного и собственного капитала, нацеленные на ограничение финансового рычага. Василий Поз­дышев полагает, что беспокоиться не стоит: методика расчетов этих нормативов еще не закончена, они появятся не раньше 2018 года. Тем не менее банкиры пытаются просчитать последствия.

— Требование полного покрытия возможного оттока активов в течение 30 дней в условиях кризиса означает, что срочность активов и пассивов должна быть примерно одинакова, — рассуждает Олег Вьюгин. — Следовательно, банкам придется, во-первых, создавать низкодоходные, но ликвидные активы и держать в них значительную часть позиций. Во-вторых, бороться за депозиты населения и юридических лиц. Это приведет к росту ставок и снижению маржинальности бизнеса. Кроме того, чтобы выполнять этот норматив в условиях коротких депозитов, банки будут формально сокращать сроки кредитования, постоянно пролонгируя кредиты, что приведет к неадекватным оценкам банковской системы.

Третий блок новаций касается создания подушки «на случай ядерной войны». Для этого регуляторы рекомендуют вводить новые виды нормативов — буферы. Так, буфер консервации капитала представляет собой защиту от системных рисков (целевое значение — 2,5%, вводится поэтапно с 2016 года). Особенность — при наступлении угрозы для вкладчиков, а именно при снижении капитала до уровня ниже нормы, регулятор может ограничить распределение прибыли банка, заставив акционеров направить ее исключительно в капитал. «Сложность внедрения этого элемента в том, что Банк России пока не имеет полномочий ограничивать распределение прибыли банками. Когда мы эти полномочия получим, тогда и будем думать о сроках внедрения», — говорит Василий Поздышев.

Аналогичная ситуация и со второй частью буферного капитала — контрциклической. Она вводится для снижения рисков перегрева финансового сектора. Если регулятор видит, что рынок растет темпами, представляющими для него угрозу, он имеет право ввести дополнительное требование к капиталу банков. «У Банка России пока на это нет полномочий, как и у регуляторов других стран. Нигде, кроме Швейцарии, этот механизм еще не заработал. Мы будем внимательно смотреть на то, каким образом наши коллеги-регуляторы разрабатывают подходы и основания для внедрения этого элемента», — отмечает Василий Поздышев.

Смотрите так же:  Размер пособия на опекаемых детей

Каким бы ни был исход нынешних упражнений, переход на новые методики расчета капитала — дело решенное. В этой ситуации, по мнению председателя Национального Банка РБ Рустема Марданова, банкам придется в ближайшее время начать реорганизацию процессов управления рисками в соответствии с лучшей практикой. Группу из девяти банков для пилотного внедрения расчета кредитного риска после 2015 года ЦБ уже определил.

Базельский комитет по банковскому надзору создан в 1974 году при Банке международных расчетов, в него входят центральные банки крупнейших государств. Комитет разрабатывает стандарты банковского надзора, применяемые органами банковского регулирования и надзора разных стран. Первое Базельское соглашение по достаточности капитала разработано в 1988 году (Базель I), после кризиса 70 — 80-х годов, и направлено на ограничение кредитных рисков. В 2004 году появились положения второго Базельского соглашения, в котором определены минимальные требования к структуре капитала, введены понятия надзорного процесса и рыночной дисциплины. Базель III опубликован 15 декабря 2010 года как ответ на кризис 2008 года.

Внедрение международных стандартов Базель III: плюсы и минусы

Рубрика: Экономика и управление

Дата публикации: 12.12.2013 2013-12-12

Статья просмотрена: 7056 раз

Библиографическое описание:

Медведева О. Е. Внедрение международных стандартов Базель III: плюсы и минусы // Молодой ученый. — 2014. — №1. — С. 398-401. — URL https://moluch.ru/archive/60/8654/ (дата обращения: 07.12.2018).

Внедрение международных стандартов Базель III в настоящее время для всех стран является актуальным вопросом, это касается и Российской банковской системы.

Мировой финансовый кризис 2007–2009 г.г. коснулся практически всех стран мира и в настоящее время мировая банковская система находится на стадии восстановления. Данный кризис нанес сильнейший удар по собственному капиталу коммерческих банков и привел к нехватке высоколиквидных активов.

Многие банки понесли значительные убытки, некоторые из них прошли санацию и реструктуризацию своих долгов, другие были ликвидированы. В результате произошедших событий, мировой кризис заставил регулирующие и надзорные органы усилить контроль над банковской деятельностью, ужесточить требования по расчету и соблюдению пруденциальных нормативов и внести корректировки в законодательные акты.

Над решением данной проблемы также занялся международный Базельский комитет по банковскому надзору, который в ноябре 2010 г. в Сеуле на саммите стран «большой двадцатки» одобрил третье базельское соглашение — Базель III.

Остановимся на понятии и функциях Базельского комитета.

Базельский комитет по банковскому надзору при Банке международных расчётов (англ. Committee on Banking Supervision of the Bank for international Settlements) был основан в г. Базель (Швейцария) в 1974 году президентами центральных банков стран «группы десяти» (G10). Членами комитета являются высокопоставленные представители центральных банков и органов финансового регулирования таких стран как, Аргентина, Австралия, Бельгия, Бразилия, Великобритания, Германия, Гонконг, Индия, Индонезия, Испания, Италия, Канада, Китай, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Россия, Саудовская Аравия, США, Сингапур, Турция, Франция, Швеция, Швейцария, ЮАР, Южная Корея и Япония [4].

Европейская служба банковского надзора, Европейский центральный банк, Европейская комиссия, Институт финансовой стабильности и Международный валютный фонд принимают участие в работе на правах наблюдателя.

Базельский комитет по банковскому надзору собирается четыре раза в год. Постоянно действующий секретариат при Банке международных расчётов располагается в Базеле.

Основная задача Комитета — внедрение единых стандартов в сфере банковского регулирования. Комитет разрабатывает директивы и рекомендации для органов регулирования государств-членов. Эти рекомендации не являются обязательными к выполнению. Разработка директив и рекомендаций осуществляется в сотрудничестве с банками и органами регулирования всего мира и поэтому они используются не только в государствах-участниках Комитета, так например, работы по внедрению рекомендаций «Базель II» ведутся более чем в 100 странах. В Европейском союзе рекомендации Комитета также используются для взаимной интеграции государств-членов союза [5].

Основными документами Базельского комитета считаются:

1. Основные принципы эффективного надзора (1997 г., пересмотрены в 2006 г.).

2. Базель-I (введен в 1988 г), согласно которому капитал банка для регулятивных целей должен быть подразделен на две категории — капитал первого и второго уровня, а все активы банка для регулятивных целей разделяются на 5 групп в зависимости от степени риска.

3. Базель II (принят 26 июня 2004 года). Подход Базель II основан на трех компонентах: минимальных требованиях к капиталу (основа Базель I), процедурах надзора и рыночной дисциплине. Тем самым существовавший с момента принятия Базель I механизм расчета минимального уровня достаточности капитала, который уже доказал свою эффективность, был дополнен системой надзора и взаимодействия между банками и надзорными органами, а также широкой системой раскрытия информации [8].

4. Базель III (принят в декабре 2010 года), нормативы которого планируется ввести с 2013 по 2018 года. Основные изменения Базель III, по сравнению с Базель II, включены в расчет капитала банков, в пруденциальные требования к капиталу, в пруденциальные требования к ликвидности. Базель III также вводит дополнительные буферы капитала: консервационный буфер (резервный запас капитала в размере 2,5 % величины риска, который вне периода стресса должен поддерживаться банком) и контрциклический буфер [7].

Коснемся более подробно Базеля III. Базель III является реакцией на глобальный финансовый кризис 2007–2099 г.г. года. Анализируя его причины, эксперты в качестве одной из основных причин выделяли провалы пруденциального регулирования деятельности финансовых посредников. В условиях углубления финансовой глобализации национальные стандарты организации, функционирования и регулирования деятельности финансовых посредников перестали отвечать современным требованиям.

Базель III значительно ужесточает требования к структуре и качеству капитала банка: вводятся новые минимальные требования к достаточности капитала первого уровня и его составляющей части — базового капитала, происходит постепенное прекращение признания в капитале гибридных инструментов, уточняется список регулятивных вычетов из капитала [6].

Базовый капитал первого уровня включает в себя обыкновенные акции (или их эквивалент для неакционерных компаний), а также нераспределенную прибыль и эмиссионный доход по обыкновенным акциям.

Далее в целях расчета базового капитала будут производиться регулятивные корректировки, такие как нематериальные активы, отложенные налоговые активы, прямые или косвенные вложения банка в обыкновенные акции и доли участия, собственные акции, приобретенные за счет банка, убыток, полученный в течение года, и другие вычеты. В результате минимальное значение базового капитала по стандартам Базеля III — 4,5 %.

Базельский комитет допускает постепенное повышение требований к базовому капиталу (на усмотрение национального регулятора): 3,5 % в 2013 году, 4 % в 2014 году и 4,5 % в 2015 году.

Необходимо отметить, что не все страны воспользовались этой опцией прогрессивного повышения требований. Например, Китай сразу ввел требования к достаточности базового капитала в размере 5 %, а Индия — 5,5 % [1].

Добавочный капитал первого уровня включает в себя: гибридные инструменты, удовлетворяющие единому критерию конвертации и списания на убытки и дополнительным критериям — таким как бессрочность, а также эмиссионный доход от инструментов, учитываемых в добавочном капитале, с учетом регулятивных корректировок. Например, участие в добавочном капитале дочерних обществ, субординированные кредиты, предоставленные дочерним обществам, и иные вычеты.

По сравнению с соглашениями Базеля I и II в Базеле III основная нагрузка по вычетам ложится на базовый капитал первого уровня. Базель III не ограничивает величину дополнительного капитала второго уровня величиной основного капитала первого уровня, а устанавливает минимальные требования к достаточности компонентов капитала на покрытие рисков.

Также допускается постепенное повышение требований к капиталу первого уровня: 4,5 % в 2013 году, 5,5 % в 2014-м, 6 % в 2015 году.

Новыми стандартами предусматривается создание двух буферов капитала: буфера консервации (conservation buffer) и контрциклического буфера (countercyclical buffer range).

Основной целью формирования буфера консервации, «простой» надбавки к минимальным требованиям, является поддержание достаточности капитала на определенном уровне в целях покрытия убытков банка во время системного экономического спада. В целях поддержания буфера консервации банки будут ограничиваться в распределении прибыли (чтобы она направлялась в капитал).

Данный показатель будет увеличиваться с 2016 года на 0,625 % ежегодно до достижения к 1 января 2019 года значения 2,5 %.

Ограничение избыточной кредитной активности банков регулируется формированием контрциклического буфера.

Контрциклический буфер предназначен для сдерживания кредитной активности банков в периоды экономического подъема и стимулирования ее в периоды спада.

Важно отметить, что буферы капитала формируются из инструментов, удовлетворяющих критериям базового капитала первого уровня, т. е. инструментов, обладающих наибольшей способностью поглощать убытки [2].

Так же, по Базелю разработаны предложения по введению нового регулятивного показателя «leverage ratio» — это соотношение всех активов банка (без взвешивания на риск к его капиталу первого уровня). Минимальный показатель левериджа предлагается установить на уровне 3 % для капитала первого уровня:

Смотрите так же:  Пособие в декрете рб

Базель III для оценки стабильности банков вводит два норматива ликвидности: показатель краткосрочной ликвидности (Liquidity coverage ratio, LСR) и показатель чистого стабильного фондирования (Net Stable Funding Ratio, NSFR), которые должны стать внешними индикаторами устойчивости банков на случай возникновения кризисных проблем с ликвидностью.

Показатель краткосрочной ликвидности (или ликвидного покрытия) LCR, позволяющий оценить, располагает ли банк возможностями продолжать свою деятельность в течение ближайших 30 дней, представляет собой отношение ликвидных активов к чистому денежному оттоку.

Показатель чистого стабильного фондирования NSFR позволяет оценить ликвидность банка с временным горизонтом в 1 год. NSFR определяется как отношение имеющихся в наличии стабильных источников финансирования к необходимому объему стабильного финансирования. Этот показатель должен быть выше 100 %. Надзорный орган вправе устанавливать дополнительные пороговые значения коэффициентов чистого стабильного финансирования, которые будут являться индикатором для применения соответствующих мер.

Так же изменения касаются расчета риска активов. Это увеличение требований по покрытию капитала по кредитным рискам контрагента (counterparty credit risk — CCR) по операциям с производными финансовыми инструментами, сделками РЕПО и операциями по секьюритизации активов. Документ определяет подход к оценке данного вида риска через показатель CVA (Credit Value Adjustment). В отличие от кредитного риска по ссуде, CCR создает двусторонний риск убытков: рыночная стоимость данной транзакции может быть положительной или отрицательной в отношении каждой из сторон данной сделки, а рыночная стоимость является величиной неопределенной и может варьироваться с течением времени по мере изменения основополагающих рыночных факторов [3].

Также для вложений в секьюритизированные активы установлен коэффициент взвешивания 1250 % (равно покрытию регулятивным капиталом на 100 %) вместо вычетов из капиталов первого и второго уровня 50/50 согласно Базелю II.

Так же меняется расчет кредитного риска по требованиям к центральному контрагенту. В рамках стандартизированного подхода требования к ЦКА подлежат взвешиванию с коэффициентом не менее 2 % (ранее не взвешивались вообще) [9].

Дополнительно (в рамках IRB подхода) увеличивается коэффициент корреляции (на 25 %) для расчета кредитного риска крупных финансовых организаций (банки, брокеры/дилеры, страховые компании с активами более 100 млрд. долларов). По сути, это изменение требований к параметрам модели.

В настоящее время одиннадцать юрисдикций объявили о вступлении в силу банковских правил Базель III с 1 января 2013 г. К ним относятся: Австралия, Гонконг, Индия, Канада, Китай, Мексика, Саудовская Аравия, Сингапур, Таиланд, Швейцария, Южная Африка, Япония. ЦБ России отложил внедрение «Базеля III» до 1 января 2014 года. Ранее ЦБ намеревался перевести российские банки на «Базель III» с 1 октября. Банки же просили об отсрочке, ссылаясь на то, что российский регулятор опережает в этом вопросе европейские страны и США.

Все выше перечисленные рекомендации Базеля III позволят повысить устойчивость банковской системы? На данный вопрос можно ответить двояко.

В нормальных условиях ведения бизнеса, когда банки способны оценить свои риски, для устойчивой работы банков необходим гораздо меньший уровень капитала. Но с другой стороны, если риски оценены неверно, то увеличение подушки безопасности, предписанное Базель III, будет явно недостаточным. Допустим, если розничный банк даже не работал с ипотечными кредитами, которые обрушили финансовую систему в 2007–2009 годах, то он легко может столкнуться с резким ростом процента невозврата кредитов [6].

Таким образом, Базель III защищает банковскую систему от небольших циклических рисков. Но необходимо отметить, что только циклических. Вряд ли он сможет защитить от системных кризисов, вроде кризиса или долгового кризиса в ЕЭС 2010 (Греция).

Минусами от введения новых нормативов являются.

Во-первых, банкам в ближайшие 8 лет может потребоваться до 1 триллиона долларов вливаний в акционерный капитал. Где они возьмут такие финансовые ресурсы в условиях очень медленного роста мировой экономики неизвестно.

Во-вторых, увеличение капитала означает, что увеличится стоимость этого капитала, т. е. банкам придется увеличить свои прибыли вдвое. А для увеличения прибылей банки будут вынуждены поднимать процент по кредитам. Рост процентной ставки будет небольшим, вряд ли более 0,25 % в годовом исчислении, но даже рост процента по кредиту на такие пункты может плохо сказаться на нездоровой экономике [7].

В-третьих, банковскую систему, скорее всего, ждет череда слияний и поглощений, особенно это относится к ЕС. А слияния уменьшат число банков, конкуренцию в банковской сфере, и устойчивость системы (поскольку, чем меньше игроков, тем менее устойчива вся система) [10].

1. Анисимова, Ю. А. Модели хеджирования финансовых рисков на рынках электрической энергии (мощности) [Текст]/Ю. А. Анисимова, А. А. Аюпов//Вектор науки Тольяттинского государственного университета -2012 -№ 3 (21).

2. Изместьева О. А. Сущность и понятие финансово-информационной среды коммерческой организации//Вестник «Вектор науки ТГУ». -2011. -№ 4 (18). -С. 206 -210.

3. Коваленко О. Г. Организация политики управления привлеченными ресурсами как резерв роста ликвидности коммерческого банка/Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Экономика и управление. -2012. -№ 4. -С. 89–92.

4. Коваленко О. Г. Экономическое содержание активных операций и их значение в банковской деятельности//Проблемы современной экономики (II)/Международная научная конференция/Челябинск, 2012. -с. 87–93

5. Коваленко О. Г. Дефиниция понятия антикризисного финансового управления//Вестник ТИСБИ «Научно-информационный журнал». -2009. -№ 1 (январь-март) -С. 42–47

6. Курилов К. Ю. К вопросу определения финансового механизма управления, его содержания и основных элементов [Текст]/К. Ю. Курилов, А. А. Курилова//Финансовая аналитика: проблемы и решения. -2012. -№ 11. -С. 24–31.

7. Макшанова Т. В. Рынок структурированных финансовых продуктов в России: современный этап и перспективы развития/ Т. В. Макшанова//Молодой ученый. -2013.-№ 3. -С. 258–262.

8. Медведева О. Е. Применение деривативов в реальном секторе экономики/О. Е. Медведева// Вестник СамГУПС. -2011. -№ 2. — С.17а-24.

Базельские соглашения: общая логика, влияние на управление рисками

Рубрика: 4. Экономическое развитие и рост

Дата публикации: 24.04.2016

Статья просмотрена: 2311 раз

Библиографическое описание:

Марченко А. В., Дадыко С. И. Базельские соглашения: общая логика, влияние на управление рисками [Текст] // Актуальные вопросы экономики и управления: материалы IV Междунар. науч. конф. (г. Москва, июнь 2016 г.). — М.: Буки-Веди, 2016. — С. 12-14. — URL https://moluch.ru/conf/econ/archive/174/10380/ (дата обращения: 07.12.2018).

Базельский комитет по банковскому надзору был создан в 1974 г. при Банке международных расчетов для регулирования банковской практики и надзора, разработки мер по предотвращению возникновения повышенных рисков и кризисов в банковских системах. Комитет представляет собой объединение представителей центральных банков и органов финансового регулирования стран участниц Базельских соглашений. Комитет собирается четыре раза в год для обсуждения вопросов регулирования и выработки стандартов банковской деятельности. Постоянно действующий секретариат Базельского комитета при Банке международных расчетов располагается в Базеле. [3]

Все центральные банки и регуляторы стран, присоединившихся к соглашению, обязаны применять требования Базельского комитета в рамках регулирования и надзора в своих национальных банковских системах. В настоящее время в Комитет входят представители центральных банков и органов финансового регулирования Аргентины, Австралии. Бельгии, Бразилии, Великобритании, Германии, Гонконга, Индии, Индонезии, Испании, Италии, Канады, Китая, Люксембурга, Мексики, Нидерландов, России, Саудовской Аравии, Сингапура, США, Турции, Франции, Швейцарии, Швеции, ЮАР, Южной Кореи и Японии, Европейская служба банковского надзора, Европейский центральный Банк, Европейская комиссия, институт финансовой стабильности и международный валютный фонд принимают участие в работе на правах наблюдателя. Почему же это необходимо?

Основной целью коммерческой организации является извлечение прибыли. При этом для расширения коммерческой деятельности организации, как правило. [1]

Используют финансовый рычаг, т. е. привлекают заемные средства. Оборотной стороной прибыли является риск. Поэтому в тех сферах, где существует управление рисками, имеет место естественное противопоставление риск-менеджмента и бизнеса. Возникает оно ввиду различия интересов: для бизнеса основной целью является рост рентабельности и объемов, для риск-менеджмента — контроль уровня риска, ограничение операций, связанных с высокой вероятностью негативных последствий, в особенности в долгосрочной перспективе.

В банковской системе этот конфликт прослеживается не только внутри банков, но и на уровне взаимодействия банков с надзорными органами. Акционеры и менеджеры банков заинтересованы в минимальной капитализации банков и наращивании отдачи на каждый вложенный рубль путем расширения объемов бизнеса (активов) с использованием заемных средств. Надзорные органы заинтересованы в минимизации уровня банкротств банков, защите интересов вкладчиков, обеспечении общей надежности финансовой системы. Капитал банка (средства акционеров) рассматривается регуляторами как своеобразная подушка для абсорбирования убытков. [5]

Даже самые крупные финансовые компании могут пострадать из-за плохого риск- менеджмента Эго наглядно показал глобальный финансовый кризис 2007–2008 гг. Многие крупные финансовые организации либо прекратили свое существование, либо потребовали существенной поддержки с использованием государственных средств, либо были де-факто национализированы. Для Lehman Brothers и Bear Stearns отношение капитала к активам на момент наступления кризиса составляло соответственно 1:31 и 1:35 — то есть активы Lehman Brothers в 31 раз превышали его собственные средства, а активы Bear Stearns превышали его собственные средства в 35 раз. Таким образом, стремление к прибыли оказалось сильнее доводов риск-менеджмента, что закончилось весьма плачевно не только для указанных организаций, но и для глобальной финансовой системы. [8]

Смотрите так же:  Административный штраф родителям

Базельские соглашения разрабатывались в ответ на системные кризисы в банковском секторе. В качестве реакции на кризисные события появились документы «Базель I». «Базель II» и «Базель III».

В зависимости от специфики кризисов в каждый период удостаивалась внимания функция управления теми видами рисков, которые послужили его причиной. Так, в «Базель I» и «Базель II» был сделан акцент на управлении кредитным риском, а в «Базель III» большее внимание было уделено рыночному риску и риску ликвидности. В целом можно сделать вывод, что выход регулирующих документов носит скорее запаздывающий, нежели превентивный характер. [7]

Дискуссия вокруг понятия достаточности капитала ведется не одно десятилетие. Чтобы ее раскрыть, следует вспомнить об упомянутом выше конфликте интересов бизнеса и риск-менеджмента (и регуляторов). Бизнес стремится повысить прибыль через более рискованные операции при минимальных требованиях к резервам на возможные потери и капиталу, функция управления рисками и банковского надзора не одобряет подобных легковесных со стратегической точки зрения намерений. Чтобы не допустить новых кризисов, надзорные органы стремятся повысить капитализацию банков, банковское сообщество сопротивляется.

Однако многие исследования показали, что устойчивость финансовой организации зависит не только от соотношения размеров ее собственного капитала и активов, но и от качества управления. Поэтому в этих исследований сделан вывод, что для обеспечения устойчивости не достаточно просто применять некоторую выверенную технику расчета достаточности капитала и сопутствующих показателей, поскольку финансовая устойчивость — это не просто формула, а целый комплекс процессов корпоративного управления, ИТ-систем, применяемых процедур и моделей. Поэтому от организаций с более высоким уровнем корпоративного управления и более глубоким проникновением риск-менеджмента в бизнес-процессы можно требовать меньшей капитализации на покрытие рисков бизнеса, т. е. они могут получать осязаемые выгоды с точки зрения регулирования.

Сама по себе достаточность капитала, которая определяется как отношение собственного капитала к активам с учетом присущего им риска (коэффициент Кука) [6], отражает интегральную оценку надежности банка, степень его подверженности рискам. В этой постановке вопроса капитал трактуется как буфер против убытков — величина капитала характеризует возможности банка принимать тот или иной объем рисков.

Базельские соглашения, таким образом, базируются на интегральной оценке надежности банка, оценке достаточности его капитала на покрытие потерь.

Базельские соглашения — это документы Базельского комитета по банковскому надзору при Банке международных расчетов, содержащие методологические рекомендации по определению достаточности капитала и риск-менеджменту в банковской сфере. В документе «Базель II» была систематизирована трехкомпонентная модель регулирования. Три выделенных компонента преследуют цель обеспечить достаточность капитала банков для покрытия всех принимаемых ими рисков. [4]

Компоненты Базельских соглашений:

  1. Минимальные требования к капиталу. Первый компонент модели определяет минимальные требования к капиталу, охватывая изначально кредитный, рыночный («Базель I») и операционный риски («Базель II»). [2] В «Базель III» появляются показатели, регулирующие риск утраты ликвидности.

Подходы к рыночному и кредитному рискам претерпевают существенное развитие от «Базель I» к «Базель III». Если в «Базель I» речь идет о простых, универсальных риск-коэффициентах для расчета риск-взвешенных активов, то в «Базель II» вводится несколько вариантов расчета риск-взвешенных активов и регламентируется построение внутренних рейтинговых моделей оценки рисков. Развивается подход не только к кредитному, но и к рыночному риску. В «Базель II» он начинается с внедрения первых моделей оценки рыночного риска, но наиболее продвинутых форм достигает в «Базель III».

Итак, первый компонент устанавливает единые для всех банков требования к расчету достаточности капитала по трем видам рисков, а также целый набор принципов и стандартов построения внутрибанковских процессов управления и моделей количественной оценки рисков.

  1. Надзорный процесс. Этот компонент появился в «Базель II». Он определяет понятие экономического капитала (т. е. величины требований к капиталу, рассчитанных самим банком с учетом специфики его рисков), а также внутренних процедур оценки достаточности капитала (ВПОДК). Предполагается, что никто не знает реальной картины рисков банка лучше, чем сам банк. В этом смысле минимальные требования к капиталу (компонент 1) несовершенны, они не могут учесть всего многообразия операций и видов рисков, присущих разным кредитным организациям. Поэтому банк составляет собственную оценку достаточности капитала исходя из присущих только ему рисков.

Помимо этого, вводится процедура стресс-тестирования которую банк может принять, исходя из имеющихся у него источников капитала, требований к капиталу, потенциальных стрессов, и отразить в своей долгосрочной стратегии развития и бизнес-плане на краткосрочную перспективу.

Внутренние оценки достаточности капитала в соответствии с компонентом 2 могут быть использованы органом банковского надзора. Обычно регулятор в рамках инспекционных проверок оценивает степень зрелости кредитной организации, качество ее риск-процедур, внутренних процедур оценки достаточности капитала, уровень организации корпоративного управления, роль наблюдательного совета, подразделений риск-менеджмента и внутреннего аудита, качество различных систем полномочий и лимитов и т. д.

В зависимости от зафиксированной картины регулятор может наложить дополнительные требования к капитализации банка для защиты от рисков, которые по той или иной причине не учитываются техникой расчета достаточности капитала по компоненту 1. Например, регулятор может сделать вывод, что банк владеет большим объемом недвижимости и. соответственно, подвержен существенному риску потерь из-за возможного изменения ее стоимости. Данный риск, как мы знаем, не учитывается в компоненте 1. Однако ввиду значимости этого риска регулятор может для его покрытия увеличить требования к достаточности капитала банка. Далее, если регулятор видит, что банк начал оценивать риск потерь из-за изменения стоимости недвижимости с помощью внутренних моделей и эти модели надежны, требования к капиталу могут быть снижены. Таким образом, компонент 2 позволяет банку и регулятору в полной мере учесть специфику деятельности и присущие ей риски.

  1. Рыночная дисциплина. Компонент 3 «Рыночная дисциплина» описывает требования к раскрытию банками информации об управлении рисками: какие показатели должны демонстрироваться рынку (инвесторам, кредиторам, рейтинговым агентствам и т. п.), о каких внутренних процедурах рынку следует рассказать. Фактически, как только банк принимает «Базель II» («Базель 2.5», «Базель III») и получает право на использование внутренних моделей для расчета достаточности капитала, к нему начинают предъявляться дополнительные требования в части раскрытия информации. Необходимо отметить, что данные, раскрываемые банками по компоненту 3. должны соответствовать данным, раскрываемым в отчетности по международным стандартам (МСФО).

Подводя итог, отметим, что Базельские соглашения требуют от банков обеспечить достаточность капитала в двух измерениях: компонент 1 — во внешнем (регулятивном) измерении, компонент 2 — во внутреннем (экономическом).

  1. «Базель 3 в России: первые итоги». On-line конференция от 28.03.2014. www.bankir.ru/iconf/34#ixzz32L7PME90
  2. Wang X. and L. Wang, 2007. Study on Black — Scholes stock option pricing model based on dynamic investment strategy. International Journal of Innovative Computing, Information and Control, 3(6B): 1755–1780.
  3. Еремина Н, 20.09.2013. «Базель-3» как «санитар леса» // http://www.gazeta.ru/business/2013/09/20/5661653.shtml
  4. Hung W.-M. and J.-H. Lin, 2012. Option-based modeling of technology choices and bank performance. ICIC Express Letters, Part B: Applications, 6(8): 2019–2024.
  5. Центральный банк Российской Федерации www.cbr.ru.
  6. Finmarket. www.finmarket.ru.
  7. International Finance Corporation. www.ifc.org.
  8. Международный валютный фонд. http://www.imf.org/external/russian/.

Особенности риск-ориентированного надзора «Базель III»

Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала, банковский надзор, Базельский комитет, требование, корпоративное управление.

Внедрение международных стандартов Базель III: плюсы и минусы

Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала, банковский надзор, Базельский комитет, требование, корпоративное управление.

Базель III как реакция на глобальный финансовый кризис

Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала, банковский надзор, Базельский комитет, требование, корпоративное управление.

Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала.

Базельские соглашения: общая логика, влияние на управление. Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала, банковский надзор, Базельский комитет, требование, корпоративное управление.

Дискуссионные проблемы введения стандартов Базель III.

Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала, банковский надзор, Базельский комитет, требование, корпоративное управление.

Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала.

Базельские соглашения: общая логика, влияние на управление. Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала, банковский надзор, Базельский комитет, требование, корпоративное управление.

Мeждунаpoдная кoнвергенция измepeния кaпитала и стaндapтов.

Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала, банковский надзор, Базельский комитет, требование, корпоративное управление.

Перспективы внедрения международных стандартов «БазельIII».

Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала, банковский надзор, Базельский комитет, требование, корпоративное управление.

Совершенствование Банком России подходов в области.

Базель, III, банк, риск, компонент, достаточность капитала, банковский надзор, Базельский комитет, требование, корпоративное управление.