Меню Закрыть

Образец искового заявления в уголовном деле по ст264 ук рф

Возможно ли в ходе уголовного дела по статье 264 ч.3 возбудить по ст. 168

Добрый день. В результате ДТП погиб, брат, у его мамы тяжкий вред здоровью. Владельцем машины (Nissan Almera) являюсь я, его сестра. На виновника завели уголовное дело по ст. 264, ч.3. Подскажите пожалуйста, должны ли в ходе уголовного дела по ст. 264, возбудить дело по ст. 168, уничтожение имущества, т.к. машина \»убита\» полностью. Или нужно отдельно на виновника подавать гражданский иск. Спасибо.

22 Ноября 2013, 10:57 Юлия, г. Москва

Ответы юристов (9)

Юлия, здравствуйте!
Вопрос вообще интересный, сам по себе умысел ст.264 косвенный, смерть лица вызывается неосторожностью. Указанная статья предусматривает уголовную ответственность за уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности.
Нарушение во время движения на автомашине правил дорожного движения не может расцениваться как неосторожное обращение с источником повышенной опасности, полностью охватывается диспозицией ст. 264 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 168 УК РФ не требует.
Поэтому необходимо подавать отдельный иск в гражданском порядке.

Есть вопрос к юристу?

Добрый день. Нет, такая совокупность тут не может быть применена.

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

ПРЕЗИДИУМА ПЕНЗЕНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

г. Пенза 25 ноября 2010 года

Действия Колясова А.С. квалифицированы судом по ч. 2 ст. 264 УК РФ и по ст. 168 УК РФ, то есть по совокупности преступлений.

При этом доводы подсудимого и его защитника об отсутствии в действиях Колясова А.С. состава преступления, предусмотренного ст. 168 УК РФ, судом признаны необоснованными и не влияющими на квалификацию содеянного.

Однако судом не учтено, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 168 УК РФ, складывается из противоправных действий или бездействия, состоящих в нарушении специальных либо общепринятых правил обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности (транспортными средствами, другими машинами и механизмами, линиями электропередач, взрывчатыми и легковоспламеняющимися веществами и т.п.). Специальные правила обращения с иными источниками повышенной опасности регламентируются многочисленными нормативными правовыми актами об эксплуатации этих источников.

По смыслу закона, неосторожное обращение с иными источниками повышенной опасности означает их эксплуатацию без соблюдения правил по технике безопасности или в неисправном состоянии, нарушение иных правил предосторожности в обращении с ними и т.д.

Вместе с тем, совершение Колясовым А.С. неосторожного обращения с источником повышенной опасности — автомобилем в том смысле, который заложен законодателем в диспозицию ст. 168 УК РФ, то есть без соблюдения правил по технике безопасности или в неисправном состоянии, судом не установлено.

Таким образом, суд излишне квалифицировал его действия по ст. 168 УК РФ.

В связи с изложенным, приговор в части осуждения Колясова А.С. по ст. 168 УК РФ подлежит отмене, а производство по делу в этой части прекращению за отсутствием в деянии состава преступления.

Вы имеете право заявить гражданский иск о возмещении вреда, причинённого источником повышенной опасности (статья 1079 ГК РФ) либо в уголовном деле либо подать самостоятельный иск по правилам гражданского судопроизводства.

Да, взыскать стоимость ТС можно через гражданский иск, ну об этом Вы и без нас знаете, как я понял

В соответствии со ст.168 УПК РФ уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности.

То есть в данном случае состава преступления в действиях виновного лица не будет, поскольку обязательно в данном случае сам способ совершения преступления — неосторожное обращение с огнем или иными источниками повышенной опасности.

Согласно ст.42 УПК ФР потерпевшим является
физическое лицо, которому преступлением
причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации. Решение о признании потерпевшим оформляется постановлением дознавателя, следователя или суда.

Согласно ч.1 ст.43 УПК РФ гражданским истцом
является физическое
или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении
имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением. Решение о признании гражданским истцом оформляется
определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя.

По данному уголовному делу Вы потерпевшим, гражданским истцом не будете признаны, поэтому оснований для его предъявления в рамках расследования именно гражданского дела у Вас не возникает. Вам нужно обращаться в суд в гражданском порядке отдельно.

или иными источниками повышенной опасности.

О некоторых вопросах возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда по делам о дорожных происшествиях

В соответствии со ст. 52 Конституции РФ права потерпевших от преступлений охраняются законом. Потерпевший имеет право на защиту своих интересов на следствии и в суде, возмещение причинённого ущерба и компенсацию морального труда. При этом уголовно- процессуальные интересы потерпевших от преступлений соответствуют назначению уголовного судопроизводства (п. 1 ч. 1 ст. 6, ч. 1 ст. 11 УПК РФ). Гражданский иск в уголовном процессе регламентирован ст. ст.42,44,54,73,115,230,306,309, УПК РФ.

Вниманию читателя представлены материалы надзорной жалобы в интересах потерпевших по делу о ДТП.

Из постановления судьи областного суда об отказе в удовлетворении надзорной жалобы

В надзорной жалобе представитель потерпевшей просит о пересмотре состоявшихся по делу судебных решений.

В обоснование своих требований указывает на то, что назначенное осужденному наказание является чрезмерно мягким и несправедливым, поскольку в сходной ситуации другими судами осужденным назначается более суровое наказание. Полагает, что при решении указанного вопроса суд не учел мнение потерпевшей, которая в судебном заседании заявила, что считает наказание мягким.

Ссылается на несоответствие действительности имеющейся в материалах дела телефонограммы от имени потерпевшей о том, что она не будет подавать дополнительную кассационную жалобу, поскольку потерпевшая данный факт отрицает.

Просит обратить внимание на приведенные в дополнительной кассационной жалобе потерпевшей сведения о том, что в полученной ею копии приговора отсутствует указание на назначение Ходыско наказания в виде лишения права управлять транспортным средством, тогда как при оглашении приговора это указание было судьей озвучено.

Обращает внимание на то, что материальный ущерб и моральный вред потерпевшей осужденным не возмещен, в дорожно-транспортном происшествии получила телесные повреждения ее дочь, которая в ходе предварительного следствия не была признана потерпевшей по делу, а ее ходатайство о признании потерпевшей и граждан­ским истцом, заявленное суду, не было удовлетворено.

Полагает, что при таких обстоятельствах был нарушен особый порядок принятия судебного решения, предусмотренный ст. 314 УПК РФ.

Кроме того, ссылается на то, что в своей кассационной жалобе потерпевшая Тазетдинова просила рассмотреть дело с ее участием, но ей было в этом отказано.

Приводя указанные доводы, просит об отмене приговора и кассационного определения и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Проверив представленные материалы и доводы жалобы, а также материалы истребованного уголовного дела, оснований для удовлетворения жалобы не нахожу по следующим основаниям.

Исходя из правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Постановлении от 11 мая 2005 года № 5-П, пересмотр в порядке надзора по жалобе потерпевшего обвинительного приговора ввиду мягкости наказания или по иным основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, допускается лишь в течение года по вступлении его в законную силу и в связи с допущенными в предшествующем разбирательстве существенными (фундаментальными) нарушениями, повлиявшими на исход дела, когда неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, разрушая необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших.

В надзорной жалобе представителем потерпевшей поставлен вопрос о пересмотре приговора по основаниям, ухудшающим положение осужденного, однако достаточных доводов, обосновывающих существенность (фундаментальность) нарушений, допущенных, по мнению автора жалобы, судами при постановлении приговора и кассационного определения, не приведено.

Более того, доводы надзорной жалобы о якобы имевших место нарушениях УПК материалами дела не подтверждаются.

Из протокола судебного заседания усматривается, что потерпевшая дважды заявила суду о своем согласии с ходатайством Ходыско о рассмотрении дела в особом порядке, при этом, как видно из протокола, сторонам разъяснялось, что исследование доказательств при особом порядке судебного разбирательства не проводится, а наказание назначается в более мягком размере.

Доводы о нарушении требований ст. 314 УПК при принятии реше­ния о рассмотрении дела в особом порядке в связи с тем, что потерпевшей не возмещен материальный и моральный вред, в ДТП получила телесные повреждения дочь потерпевшей, не признанная потерпевшей по делу, чем нарушены ее права, не могут быть приняты во внимание.

Статья 314 УПК не ставит принятие решения о постановлении приговора в особом порядке, без проведения судебного разбирательства, в зависимость от возмещения виновным лицом причиненного ущерба.

Как усматривается из заключения судебно-медицинской экспертизы, в результате ДТП дочерью потерпевшей были получены телесные повреждения, не повлекшие причинения вреда ее здоровью. Уголовная ответственность за телесные повреждения такой степени тяжести действующим УК РФ не предусмотрена, следовательно, оснований для признания Тазетдиновой (дочери) потерпевшей не имелось.

При этом принятым решением по делу не нарушены права ни потерпевшей, ни ее дочери, поскольку каждая из них вправе обратиться с иском к Ходыско о возмещении причиненного им материального ущерба и морального вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Доводы о том, что Тазетдинова в судебном заседании настаивала на назначении Ходыско строгого наказания, материалами дела не подтверждаются. Из протокола судебного заседания усматривается, что на вопрос суда о мере наказания потерпевшая ответила, что оставляет разрешение этого вопроса на усмотрение суда.

Из выступления потерпевшей в судебных прениях видно, что она оценила, как мягкое, наказание, предложенное в речи государственного обвинителя.

Выводы суда относительно меры наказания Ходыско мотивированы в приговоре надлежащим образом, и доводы жалобы этих выводов не опровергают(!?). Ссылка на назначение более сурового наказания иным лицам, осужденным по другим уголовным делам, какого-либо значения не имеет, поскольку противоречит принципам ст.ст. 6, 60 УК РФ об индивидуализации наказания.

Доводы потерпевшей о якобы имевшем место несоответствии оглашенного текста приговора приговору, изготовленному в письменном виде, были изложены потерпевшей в кассационной жалобе, тщательно проверены судом кассационной инстанции и обоснованно отвергнуты как не нашедшие подтверждения в ходе проведенной судебной проверки.

Доводы жалобы о том, что телефонограмма от 16 ноября 2007 года от имени потерпевшей Тазетдиновой о том, что она не будет подавать дополнительную кассационную жалобу, не соответствует действительности, не могут явиться основанием для пересмотра судебных решений. Как видно из материалов дела, какого-либо нарушения прав потерпевшей наличие этой телефонограммы не повлекло. Дополнительные кассационные жалобы, впоследствии поданные Тазетдиновой, были приняты и рассмотрены судом кассационной инстанции в соответствии с требованиями ст. 377 УПК.

Доводы о том, что потерпевшая желала участвовать в рассмотрении дела судом кассационной инстанции, однако в этом ей было отказано, опровергаются материалами дела.

Ни в одной из трех поданных Тазетдиновой кассационных жалоб не содержится ходатайств о вызове еёв судебное заседание. Тем не менее, как при назначении дела к слушанию, так и при его отложении потерпевшая всякий раз своевременно извещалась о времени и месте разбирательства дела.

Более того, потерпевшая направила в адрес суда кассационной инстанции телеграмму, в которой просила о рассмотрении ее кассационных жалоб в отсутствие ее и ее адвоката. Именно это обстоятельство послужило основанием для рассмотрения дела судом кассационной инстанции в отсутствие потерпевшей.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 406 УПК, постановил:

отказать в удовлетворении надзорной жалобы представителя потерпевшей Тазетдиновой о пересмотре приговора Гороховецкого районного суда от 08 октября 2007 года и кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Владимирского областного суда от 31 января 2008 года.

В Судебную коллегию по уголовным делам

Верховного Суда РФ

на приговор Гороховецкого районного суда

от 8 октября 2007 г. в отношении

Ходыско _______, осужденного к

условной мере наказания по ст. 264, ч.2 УК РФ,

кассационное определение Судебной коллегии

Владимирского областного суда от 31 января 2008 г.

об оставлении приговора в отношении Ходыско без изменения,

постановление судьи Владимирского областного суда об

отказе в удовлетворении надзорной жалобы от 26 декабря 2008 г.

и ответ председателя Владимирского облсуда от 29 мая 20009 г.

об оставлении надзорной жалобы без удовлетворения

в интересах представителя потерпевшего Тазетдиновой Г.Ш.

Ходыско признан виновным в совершении ДТП со смертельным исходом и приговорен к условной мере наказания без лишения права управления ТС.

В обоснование своего мнения суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности, обстоятельства, смягчающие наказание (раскаяние и полное признание вины), влияние назначенного наказания на исправление осужденного и указал, что Ходыско является водителем-профессионалом, другого источника к существованию не имеет и активно способствовал раскрытию преступления (очевидно, этот довод суд указал для убедительности своих выводов, так как наверное, по мнению суда, очевидное ДТП длительное время относилось к категории нераскрытых преступлений).

Суд также указал, что условия постановления приговора без судебного разбирательства соблюдены.

Судебная коллегия Владимирского областного суда указала, что с учетом всех обстоятельств дела, данных о личности осужденного, принципа справедливости и достижения целей наказания суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о возможности исправлении осужденного без изоляции от общества, в связи с чем оснований для признания наказания чрезмерно мягким и несправедливым не имеется.

Судебная коллегия также указала, что решение в части дополнительного наказания судом первой инстанции мотивировано в приговоре ссылкой на ст. 64 УК РФ.

В удовлетворении надзорной жалобы судьей областного суда и председателем отказано.

С такими выводами согласиться нельзя.

По мнению защиты потерпевших, состоявшиеся судебные решения не соответствуют требованиям, изложенным в п.8 Постановления Пленума ВС РФ № 2 от 11 января 2007 г. «О практике назначения судами РФ уголовного наказания» в той части, что обстоятельства, смягчающие наказание, признаются таковыми с учетом установленных в судебном заседании фактических обстоятельств уголовного дела.

Полное признание вины и раскаяние осужденного, указанные в приговоре суда в обоснование его выводов о назначении условного наказания, являются формальными, т.к. обстоятельства ДТП очевидны, и при таких очевидных обстоятельствах что-либо отрицать невозможно. Довод судебных инстанций и председателя областного суда – «вину признал полностью, раскаялся, активно способствовал раскрытию преступления, в связи с чем назначенное наказание соответствует требованиям ст.ст.6,60 УК РФ и является справедливым» — является абсурдным, т.к. в условиях неочевидности ДТП не было совершено и поэтому «активно либо иным образом способствовать раскрытию преступления» осужденный не мог и возможности не имел.

Причиной ДТП явились действия осужденного, который выехал на полосу встречного движения, как указано в приговоре суда, где совершил опрокидывание прицепа на крышу легкового автомобиля. Гибель потерпевшего произошла на глазах его двух несовершеннолетних детей и жены. При таких обстоятельствах раскаявшийся осужденный материальный ущерб не возместил и моральный вред не компенсировал. Значит, утверждать о раскаянии осужденного преждевременно.

Ссылка судьи областного суда и его председателя на правовую позицию КС РФ и законные интересы потерпевших в данном случае не является допустимой, т.к. при изложенных обстоятельствах приговор по делу Ходыско не искажает саму суть правосудия, т.к. существенно нарушает права и законные интересы 3-х потерпевших, в т.ч. двоих детей. В этом случае исправление судебной ошибки – отмена приговора в интересах потерпевших суть правосудия не исказит, т.к. будет способствовать восстановлению принципов уголовного процесса, соответствовать целям и задачам правосудия, утверждению справедливости, в т.ч. и при назначении наказания виновному лицу.

Смотрите так же:  В какие сроки можно оформить загранпаспорт

Доводы жалобы обосновано и убедительно опровергают выводы суда относительно меры наказания осужденному при вынесении этого странного по мягкости и обстоятельствам вынесения приговора, однако судебные инстанции утверждают, что выводы относительно меры наказании мотивированы в приговоре надлежащим образом и доводы жалобы этих выводов не опровергают.

Каким образом они мотивированы? Тем, что осужденный активно способствовал раскрытию преступления? Или что он является водителем- профессионалом? Тогда тем более Ходыско обязан был соблюдать Правила движения с учетом своего опыта в условиях ДТС без каких-либо внешних воздействий и нарушений Правил движения со стороны потерпевшего.

Довод в части противоречия принципам индивидуализации наказания, на которые ссылается судья областного суда, не соответствует судебной практике и требованиям Верховного суда РФ.

Судебная практика рассмотрения уголовных дел о ДТП свидетельствует о том, что раскаяние виновного лица в содеянном заключается не только в полном признании им вины (а в ситуации с Ходыско последний не мог отрицать очевидного), но и прежде всего в возмещении причиненного материального ущерба и компенсации морального вреда. Только при этих условиях можно говорить о соблюдении принципа справедливости и других уголовного процесса и достижения целей наказания, предусмотренных законом, а не так, как их понимает судебная коллегия и судьи Владимирского областного суда, не желая, очевидно, менять статистику.

Однако и это еще не все. Так, Никулинский районный суд г.Москвы, также рассматривая дело в особом порядке, назначил водителю Колесникову реальное лишение свободы при его полном раскаянии, возмещении ущерба и всех расходов, при наличии заявления матери погибшей не лишать свободы осужденного и несмотря на обстоятельства дела и ДТП, при которых вина осужденного выглядела более чем сомнительно. Приговор вступил в законную силу. Основание для назначения такого наказания – тяжесть содеянного – гибель потерпевшей, несмотря на мнение ее представителя – матери погибшей и полное возмещение ущерба и компенсации вреда.

В ситуации с Ходыско последнему надо было всего лишь раскаяться и признаться в содеянном, для того, чтобы, по мнению представителя потерпевшего Тазетдиновой, фактически избежать наказания.

В судебном заседании потерпевшая заявила «я считаю, что это мягкое наказание» (л.д.137). Однако в возражениях прокурора на кассационную жалобу потерпевшей указано «потерпевшая пояснила: на усмотрение суда» (л.д.146).В материалах дела имеется также телефонограмма от имени потерпевшей «жалобу подавать не будет» (л.д.148).Однако потерпевшая отрицает подобное.

В кассационной жалобе от 10 октября 2007 г., еще не располагая копией приговора, Тазетдинова Г. А. указала о лишении Ходыско судом права управления ТС.

В кассационной жалобе от 28 ноября 2007 г. она же указала, что приговор ею был получен лишь 26 октября 2007 г., и лишь тогда ей стало известно об отсутствии дополнительного наказания, в то время как во время оглашения приговора она услышала другое.

В дополнительной кассационной жалобе от 6 декабря 20007г. она же указала, что ущерб не возмещен, моральный вред не компенсирован, потерпевшей также является ее, которая в судебном заседании заявляла ходатайство о признании потерпевшей и гражданским истцом по настоящему делу, однако была удалена из зала судебного заседания, в связи с чем, по мнению потерпевших, судом был нарушен особый порядок принятия судебного решения, предусмотренный ст. 314 УПК РФ. Там же она заявляла о наличии оснований не доверять городскому суду.

Потерпевшая просила рассмотреть дело в кассационной инстанции с ее участием, однако ей и в этом было отказано без объяснения причин.

При таких обстоятельствах у потерпевших имеются серьезные сомнения в справедливости судебного приговора и кассационного определения, нарушении требований ст. 379 УПК РФ и возникает резонный вопрос — в чьих интересах было рассмотрено дело в отношении виновного лица.

С учетом вышеизложенных обстоятельств имеются все основания полагать, что по данному делу были допущены существенные нарушения, которые безусловно повлияли на исход дела, в связи с чем довод судьи областного суда и его председателя о невозможности пересмотра в порядке надзора состоявшихся судебных решений ввиду мягкости наказания

в связи с отсутствием этих нарушений, не является обоснованным.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 317, 403-408 УПК РФ,

— прошу истребовать уголовное дело в отношении Ходыско Дмитрия Сергеевича, осужденного Гороховецким городским судом 8 октября 2007 г. по ст. 264, ч. 2 УК РФ, рассмотреть вопрос о возбуждении надзорного производства и передаче надзорной жалобы на рассмотрение суда надзорной инстанции на предмет отмены приговора, кассационного определения, постановления об отказе в удовлетворении надзорной жалобы, ответа председателя областного суда и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Из ответа судьи Верховного суда

Верховным удом Российской Федерации возвращается Ваша надзорная жалоба без рассмотрения в связи с ч.2 ст.405 УПК.

Согласно ч.2 ст.405 УПК пересмотр в порядке надзора обвинитель­ного приговора и последующих судебных решений, вынесенных в связи с его обжалованием, по основаниям, влекущим за собой ухудшение положения осужденного, а также пересмотр оправдательного приговора либо определе­ния или постановления суда о прекращении уголовного дела допускаются в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены фундаментальные нарушения уголовно-процессуального закона, повлиявшие на законность приговора, определения или постановления суда.

Приговором Гороховецкого районного суда Владимирской области от 8 октября 2007 года Ходыско осужден по ч.2 ст.264 УК РФ к 3 годам 3 ме­сяцам условно с испытательным сроком 3 года с применением ст.64 УК РФ без лишения права управлять транспортными средствами. Таким образом, пересмотр указанного приговора противоречит предписаниям ст.405 УПК, на основании чего Ваша жалоба рассмотрена быть не может.

Приложение: на 18 листах.

Из дополнительного искового заявления о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

27 мая 2007 г. около 13-ти часов на 334-км дороги М-7 «Волга» водитель Ходыско Д.С. – ответчик по настоящему иску, управляя технически исправным автомобилем «Скания-Р 142 Н » г.р.з. Н 000 УЕ 47 с полуприцепом фургоном н. з. АН 0000 47, проезжая регулируемый перекресток ул. Московская — ул.Ленина в г. Гороховец Владимирской области, грубо нарушил п.п. 9.2, 9.7, 10.1 Правил дорожного движения, не выбрал безопасную скорость движения автомобиля, не учел при этом особенности и состояние транспортного средства и груза, не справившись с управлением, выехал на встречную полосу движения, где произвел опрокидывание автомобиля и полуприцепа фургона левой стороной на крышу легкового автомобиля «Шкода-Актавия» г.р.з. 000 РО 177 под управлением водителя Тазетдинова Ш.Ш., который двигался по своей полосе движения и нарушений Правил движения не совершал. Истица Тазетдинова А.Ш. вместе с несовершеннолетней сестрой и матерью находилась в салоне автомобиля «Шкода-Актавия» под управлением Тазетдинова – своего отца – в качестве пассажира. В результате полученных телесных повреждений, причинивших тяжкий вред здоровью, Тазетдинов скончался на месте ДТП в салоне своего автомобиля.

Приговором районного суда Ходыско признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.264, ч.2 УК РФ и осужден к условной мере наказания. Приговор вступил в законную силу.

Впоследствии непосредственный причинитель вреда скончался.

В результате ДТП истице Тазетдиновой А.Ш. был причинен вред здоровью, в связи с чем она обратилась в суд с исковым заявлением о возмещении вреда.

В настоящее время истица уточняет и дополняет свои исковые требования. В результате ДТП истицей были понесены следующие расходы…………….

В результате ДТП истице причинен моральный вред — нравственные и физические страдания (вред здоровью). В момент ДТП она находилась в салоне автомобиля, происшествие и гибель отца произошли ее глазах, виновник ДТП совершил грубые нарушения Правил движения, вины потерпевшего в происшествии не было, что уже свидетельствует о степени пережитого, в связи с чем истица перенесла сильнейшие нравственные страдания, которые выразились в переживаниях в связи с утратой близкого родственника и кормильца на ее глазах, причинении ей вреда здоровью, невозможности продолжать активную жизнь в течение длительного периода времени, необходимости времени и моральных сил для восстановления физического здоровья и душевного равновесия.

Моральный вред также заключался в нравственных переживаниях, выразившихся в перенесении физической боли, связанной с повреждением здоровья, и вследствие заболевания, перенесенного в результате нравственных страданий.

В соответствии с разъяснениями Пленумов ВС РФ № 3 от 28.04.1994 г. и № 10 от 20.12.1994 г. прошу суд оценить степень нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда и конкретных обстоятельств ДТП, свидетельствующих о тяжести перенесенных истицей страданий. При таких обстоятельствах, а также с учетом имущественного положения причинителя вреда и его фактической безнаказанности (по приговору суда он не был даже лишен водительского удостоверения) оцениваю размер возмещения морального вреда в сумме 250.000 руб.

В связи с изложенными обстоятельствами, руководствуясь ст.ст.1064, 1085,1086,1092,1099-1101 ГК РФ прошу суд:

— взыскать с владельца источника повышенной опасности Винницкого и СК «Русский мир» солидарно в возмещение причиненного материального ущерба, компенсации морального вреда, возмещении вреда, причиненного здоровью, в результате ДТП в мою пользу……….

Из решений суда по искам потерпевших в гражданском процессе

По иску дочери Тазетдинова:

«Учитывая, что прием врача-терапевта и рентгенография входят в перечень услуг, на получение которых бесплатно истец имеет право, истцом не представлено доказательств того, что обращение за медицинской помощью по истечении полугода после ДТП находится в причинной связи с полученными в нем ушибами, суд не находит оснований для удовлетворения требований истца в данной части».

«Определяя размер компенсации морального вреда, суд учитывает, что истец во время ДТП потеряла отца, сама получила повреждение здоровья, в результате чего была вынуждена обращаться за медицинской помощью, а также требования разумности и справедливости, и считает необходимым взыскать с владельца источника повышенной опасности в ее пользу 50 тысяч рублей.

Разрешая требования истца в части взыскания расходов на оплату юридической помощи, суд учитывает, что истец оплатила по квитанции 50 тысяч рублей, как пояснил в судебном заседании представитель, соглашение предусматривало его участие в рассмотрении уголовного дела при обжаловании вступившего в законную силу приговора суда в порядке надзора, а также ведение гражданского дел по возмещению причиненного ущерба, за ведение уголовного дела — 10 тысяч рублей, ведение гражданского дела — 40 тысяч рублей.

Расходы по участию адвоката в уголовном процессе не подлежат взысканию с данных ответчиков, расходы на оплату услуг представителя по настоящему делу с учетом требований разумности суд считает необходимым в размере 5 тысяч рублей возложить на владельца ТС, в остальной части исковых требований, в т.ч. в иске к страховой компании» следует отказать».

Из жалобы на решение суда.

В результате ДТП истице причинен моральный вред — нравственные и физические страдания (вред здоровью). В момент ДТП я находилась в салоне автомобиля, происшествие и гибель отца произошли на моих глазах и в присутствии матери и несовершеннолетней сестры, виновник ДТП совершил грубые нарушения Правил движения, вины потерпевшего в происшествии не было, что уже свидетельствует о степени пережитого, в связи с чем я перенесла сильнейшие нравственные страдания, которые выразились в переживаниях в связи с утратой близкого родственника и кормильца на глазах моих и матери и сестры, причинении мне вреда здоровью, невозможностью продолжать активную жизнь в течение длительного периода времени, необходимости времени и моральных сил для восстановления физического здоровья и душевного равновесия.

Моральный вред также заключался в нравственных переживаниях, выразившихся в перенесении физической боли, связанной с повреждением здоровья, и вследствие заболевания, перенесенного в результате нравственных страданий.

В соответствии с разъяснениями Пленумов ВС РФ № 3 от 28.04.1994 г. и № 10 от 20.12.1994 г. я просила суд оценить степень нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда и конкретных обстоятельств ДТП, свидетельствующих о тяжести перенесенных истицей страданий. При таких обстоятельствах, а также с учетом имущественного положения владельца ТС и фактической безнаказанности непосредственного причинителя вреда – водителя Ходыско (по приговору суда он не был даже лишен водительского удостоверения) я оценила размер возмещения морального вреда в сумме 250.000 руб.

Кассационные и надзорные жалобы по уголовному делу оставлены без удовлетворения.

Источник повышенной опасности находился в собственности Винницкого В.И., водитель Ходыско управлял им по доверенности, т.е. автомобиль находился в пользовании последнего, но не владении, как утверждает представитель ответчика. Владелец ТС несет ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности и обязан возместить его.

Считаю, что в уголовном деле мои законные права и интересы были нарушены, что изложено в кассационных и надзорных жалобах по уголовному делу в отношении водителя Ходыско (судом отказано в приобщении этих документов), гражданское дело по моему иску рассматривалось длительный период времени, решение состоялось спустя более 2,5 года после дорожного происшествия, ответчики в судебные заседания не являлись, я уточняла свои исковые требования, обращалась в суд с дополнительным исковым заявлением, поэтому расходы на представление моих интересов в судах являются разумными и обоснованными.

При таких обстоятельствах судебное решение не соответствует и требованиям закона и судебной практики, а также и в части взыскания морального вреда, сумма которого явно занижена и не соответствует обстоятельствам дела и иным требованиям.

Заочные решения Перовского районного суда Москвы были отменены в связи с отсутствием надлежащего уведомления ответчиков о дате судебных заседаний, и рассмотрение дел по существу было возобновлено. В январе 2010 года дела были назначены к рассмотрению. Происшествие произошло 27 мая 2007 года. Вот такова сама суть правосудия и сохранение необходимого баланса конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших, как следует из ответа судьи областного суда по настоящему уголовному делу………….

Вниманию читателя представлено решение судьи по делу Сороколетова в части удовлетворения гражданского иска при вынесении обвинительного приговора (см. главу «Встречное столкновение»)

Моральный вред должен быть взыскан с подсудимого с учетом его материального положения. Исковые требования представителей потерпевших о возмещении причиненного материального ущерба должны быть удовлетворены частично. Материальный ущерб должен быть взыскан с осужденного в части подтвержденной доказательствами. Исковые требования представителя потерпевшего на ее содержание в настоящем судебном заседании рассмотрены быть не могут, поскольку достаточных доказательств и соответствующих расчетов истцом не представлено. Исковые требования в этой части могут быть рассмотрены в порядке гражданского судопроизводства при представлении истцом соответствующих доказательств.

Взыскать с Сороколетова в пользу Ким в счет возмещения морального вреда 300 тысяч рублей и материальный ущерб в сумме 1500 рублей. В остальной части исковые требования оставить без рассмотрения, разъяснив право на обращение в суд в порядке гражданского судопроизводства.

Взыскать с Сороколетова в пользу Томаза в счет возмещения морального вреда 100 тысяч рублей и материальный ущерб в сумме 10025 рублей.

Взыскать с Сороколетова в пользу Касимова в счет возмещения причиненного морального вреда 100 тысяч рублей.

Образец искового заявления в уголовном деле по ст264 ук рф

по применению судами Рязанской области в 2009 году норм,

регламентирующих участие потерпевших в уголовном судопроизводстве

В соответствии с ч. 1 ст. 2 УК РФ, п. 1 ч.1 ст.6 УПК РФ одной из задач уголовного судопроизводства является охрана прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступлений.

Конституционной обязанностью государства является обеспечение каждому потерпевшему возможности отстаивать свои права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами.

Согласно ч.1 ст. 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Проведенное обобщение показало, что у районных судов в большинстве случаев не возникает вопросов по вопросу о признании тех или иных лиц потерпевшими по конкретным уголовным делам. Однако органы предварительного следствия иногда признавали потерпевшим не юридическое лицо, которому причинен вред, а представителя этого юридического лица, что является неправильным.

Смотрите так же:  Требования к перилам по снип

По уголовному делу в отношении Андрианова С.В., Красавина И.Ю. и Талипова А.Р., осужденных по п.п. «а, б» ч.2 ст. 158 УК РФ за совершение кражи товарно-материальных ценностей из магазина Старожиловского РАИПО, органами предварительного расследования потерпевшим по делу признано не юридическое лицо, а председатель РАИПО. В ходе судебного разбирательства суду надлежало устранить допущенное нарушение путем вынесения соответствующего постановления (приговор Старожиловского районного суда от 21 января 2009 года).

В судебной практике встречаются случаи, когда органами предварительного расследования не признавались потерпевшими лица, которым преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. В таких случаях обычно суды своими постановлениями признают указанных лиц потерпевшими без возвращения уголовных дел прокурору, разъясняя потерпевшим их права, предоставляя возможность ознакомиться с материалами уголовного дела.

Однако иногда суды в таких случаях возвращали уголовные дела прокурору.

Постановлением мирового судьи судебного участка №48 Сапожковского района Рязанской области от 13 января 2009 года возвращено прокурору уголовное дело в отношении Боголеповой Е.Н., обвиняемой по ч.1 ст. 157 УК РФ (злостное уклонение от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей). В обвинительном заключении в отношении Боголеповой Е.Н. указано, что в результате совершения ею преступления материальный ущерб причинен несовершеннолетним Боголепову Николаю и Боголепову Евгению, однако потерпевшими по делу признаны юридические лица – ПУ № 3 и Костинская школа-интернат, где воспитываются дети.

Объектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 157 УК РФ, являются интересы несовершеннолетних детей, материальные условия их существования. Следовательно, исходя из положений ст. 42 УПК РФ, потерпевшими по данной категории уголовных дел должны признаваться именно дети, а их представителями — сотрудники детских учреждений, выполняющие обязанности опекунов. В этой связи суду следовало без возвращения уголовного дела прокурору вынести постановление о признании детей потерпевшими и продолжить рассмотрение данного уголовного дела.

Всего в 2009 году судами в связи с нарушением органами предварительного расследования прав потерпевших возвращено прокурору 2 уголовных дела:

1) вышеупомянутое дело в отношении Боголеповой Е.Н.;

2) уголовное дело по обвинению Кузнецова Е.Ю. по п. «в» ч.2 ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ возвращено прокурору постановлением Железнодорожного районного суда г. Рязани от 17 марта 2009 года. В обвинительном заключении по эпизоду кражи автомобиля Кузиной О.В. в одном случае стоимость автомобиля указана 105 ООО рублей, в другом — 100 ООО рублей. Кроме того, в обвинительном заключении имеются неточности в наименовании похищенных автомобилей.

В данном случае суд обоснованно посчитал, что вышеуказанные противоречия и неточности влекут как нарушение права обвиняемого на защиту, так и прав потерпевших на возмещение ущерба, причиненного преступлением.

В кассационном порядке Рязанским областным судом в 2009 году отменено 9 приговоров в связи с нарушениями в ходе разбирательства уголовных дел прав потерпевших и неправильного разрешения гражданских исков:

1) определением судебной коллегии по уголовным делам Рязанского областного суда от 19 ноября 2009 года по кассационному представлению прокурора отменен приговор Ухоловского районного суда от 01 октября 2009 года в отношении Горелова А.И., осужденного по п.п. «б, в» ч. 2 ст. 158, п.п. «б, в» ч.2 ст. 158 УК РФ к штрафу в размере 8000 рублей. Приговор постановлен в особом порядке. Причина отмены приговора — по эпизоду кражи мотоцикла его стоимость определена только со слов потерпевшего, в связи с чем сумма ущерба не подтверждена доказательствами по делу. Судебная коллегия возвратила данное уголовное дело прокурору, поскольку в нарушение п.5 ч.1 ст.220 УПК РФ в обвинительном заключении в отношении Горелова А.И. не были приведены доказательства размера ущерба, причиненного преступлением. Кроме того, в адрес прокурора было направлено частное определение по поводу допущенных нарушений закона при утверждении обвинительного заключения и поддержании государственного обвинения по данному уголовному делу;

2) по аналогичным основаниям в кассационном порядке отменен приговор Касимовского городского суда от 02 апреля 2009 года в отношении Киселева Е.В. и Попова А.В., осужденных по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ за кражу имущества из квартиры. При рассмотрении данного уголовного дела реальная фактическая стоимость похищенного у потерпевшего сотового телефона установлена не была. При этом указанные обстоятельства имеют значение для правильности квалификации действий обвиняемых, т.к. им вменен квалифицирующий признак кражи «причинение значительного ущерба гражданину» (кассационное определение от 22 октября 2009 года);

3) приговор Касимовского районного суда от 20 мая 2009 года в отношении Марясевского О.Е., осужденного по ч. 3 ст. 260 УК РФ, отменен областным судом на том основании, что в обвинительном заключении и в приговоре при определении размера ущерба, причиненного государству незаконной рубкой леса, имеется ссылка на постановление Губернатора Рязанской области, которое утратило силу и на момент совершения инкриминируемого Марясевскому О.Е. деяния не действовало (кассационное определение от 22 октября 2009 года);

4) кассационным определением от 19 марта 2009 года отменен приговор Шиловского районного суда от 05 декабря 2008 года в отношении Фатеева С.С., осужденного по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к условной мере наказания. Причина отмены — в описательно-мотивировочной части приговора в объем похищенного не включен войлочный палас стоимостью 3000 рублей, хотя доказательства хищения паласа в приговоре приведены;

5) по тем же причинам отменен приговор Касимовского городского суда от 14 апреля 2009 года в отношении Яблонской М.М., осужденной по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. Факт хищения обвиняемой у потерпевшей двух золотых цепочек, который вменялся ей органами предварительного расследования, нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства, однако в приговоре не отражен (кассационное определение от 04 июня 2009 года);

6) кассационным определением от 02 июля 2009 года отменен приговор Шиловского районного суда от 22 января 2009 года, которым Викулов А.А. осужден по ч.1 ст. 112 УК РФ к условной мере наказания. Одним из оснований отмены приговора явилось то обстоятельство, что в нарушение требований ст. 307 УПК РФ суд не привел мотивов отказа в иске потерпевшего о возмещении материального ущерба, не сослался на закон, в силу которого иск не подлежит удовлетворению. При определении размера компенсации морального вреда суд не привел данных о материальном положении подсудимого,

7) приговором Шиловского районного суда Рязанской области от 15 июня 2009 года Боровой С.Н. осужден по п. «г» ч.2 ст.260, ч.З ст.260, п. «г» ч.2 ст.260, п. «г» ч.2 ст.260 УК РФ к 4 годам лишения свободы с применением ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года. Боровой С.Н. признан виновным в незаконной рубке леса в количестве 47 кв.м, в результате чего государству был причинен материальный ущерб в размере 532 980 рублей.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Рязанского областного суда от 30 июля 2009 года приговор в отношении Борового С.Н. отменен в связи с мягкостью назначенного наказания, т.к. каких-либо мер по возмещению причиненного преступлением ущерба им предпринято не было. Более того, после возбуждения уголовного дела Боровой С.Н. реализовал автомашину «Камаз», на которой вывозил незаконно срубленную древесину. Принятое судом решение о неназначении Боровому С.Н. дополнительного наказания в виде лишения права заниматься деятельностью, в результате которой им совершено преступление, в приговоре не мотивировано.

В результате, при повторном рассмотрении данного уголовного дела подсудимый полностью возместил государству ущерб, причиненный преступлением, в связи с чем ему снова было назначено условное наказание, однако дополнительно он был лишен права заниматься деятельностью по заготовке древесины сроком на 2 года;

8) приговором Старожиловского районного суда от 11 марта 2009 года Крохин П.В. и Кулешов А.В. осуждены по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ за совершение кражи из садоводческого товарищества металлических труб и чугунных задвижек общим весом 4 241 кг по цене 50 копеек за 1 кг лома, на сумму 14 843 рубля. По данному уголовному делу садоводческим товариществом был заявлен гражданский иск о взыскании с виновных материального ущерба в размере 545 778 рублей, исходя из стоимости новых металлических труб и чугунных задвижек, которые необходимо было приобрести для восстановления системы водоснабжения.

В соответствии с п.5 ч.1 ст.305, п.1 ч.1 ст.309 УПК РФ суд в приговоре обязан привести мотивы принятого судом решения в отношении гражданского иска. Вопреки требованиям закона суд указал в приговоре, что заявленный гражданский иск подлежит удовлетворению частично на сумму предъявленного обвинения в размере 14 843 рубля, не сославшись на нормы материального права, не указав на обстоятельства, которые лишили суд возможности удовлетворить заявленный иск в полном объеме.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Рязанского областного суда от 25 июня 2009 года приговор в части гражданского иска отменен, дело в этой части направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства;

9) приговором Рыбновского районного суда Щербаков А.В. осужден по ч.2 ст.264 УК РФ к условной мере наказания. В результате ДТП, произошедшего по вине Щербакова А.В., погибла Якунина A . JL , а её несовершеннолетняя дочь Якунина B . C . получила телесные повреждения, относящиеся к тяжкому вреду здоровью. Гражданский иск потерпевших о возмещении материального и морального вреда передан судом на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства на том основании, что его разрешение требует дополнительных расчетов.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Рязанского областного суда от 12 ноября 2009 года приговор в отношении Щербакова А.В. отменен в связи с мягкостью назначенного наказания, а также в связи с неправильным решением суда в части гражданского иска. В кассационном определении указано, что судом в приговоре допущены противоречия: отметив в описательно-мотивировочной части приговора, что заявленный потерпевшими иск удовлетворению не подлежит, в резолютивной части приговора суд постановил признать за гражданскими истцами (без указания их фамилий, чем породил неопределенность принятого решения) право на удовлетворение иска и передать вопрос о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Придя к выводу о необходимости производства дополнительных расчетов по иску в части возмещения материального ущерба, суд в то же время по непонятным причинам не разрешил вопрос о компенсации потерпевшим морального вреда.

Приговором Михайловского районного суда г.Рязани от 15 июня 2009 года Петрушин С.В. осужден по ч.2 ст.264 УК РФ за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть Тарасова С.А. и причинение тяжкого вреда здоровью Пронину А.Н. Судом взыскана компенсация морального вреда в пользу матери погибшего в размере 150 ООО рублей (она просила взыскать 1 млн. рулей). Исковые требования Пронина А.Н. о возмещении утраченного заработка, материального ущерба и морального вреда суд оставил на разрешение в порядке гражданского. судопроизводства, т.к. гражданским истцом не были представлены доказательства, подтверждающие заявленные суммы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Рязанского областного суда от 06 августа 2009 года приговор в отношении Петрушина С.В. изменен: размер компенсации морального вреда в пользу матери погибшего увеличен до 300 000 рублей. Этот же приговор в части неразрешения гражданского иска Пронина А.Н. отменен, дело в этой части направлено на судебное разбирательство в порядке гражданского судопроизводства. В определении суда второй инстанции указано, что в соответствии с п. 10 ст. 299 УПК РФ, ч.1 п.1 и ч.2 ст. 309 УПК РФ суд обязан был разрешить иск в части компенсации Пронину А.Н. морального вреда, поскольку никакие дополнительные расчеты в данном случае не требуются. Необходимо было только дать оценку степени физических и нравственных страданий потерпевшего и, исходя из этого, определить размер компенсации. В части материальных требований Пронина А.Н. суду надлежало признать за ним право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о его размерах на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Указанное решение суд в соответствии с п.1 ч.1 ст. 309 УПК РФ суд должен был изложить в резолютивной части приговора, однако этого не сделал.

Для изучения судебной практики по вопросу о рассмотрении гражданских исков судами представлено 248 уголовных дел, в рамках которых в 2009 году гражданские иски были разрешены, либо оставлены без рассмотрения, либо переданы на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Согласно данным годовой статистической отчетности в 2009 году судами области (в том числе Рязанским областным судом и мировыми судьями) при рассмотрении уголовных дел удовлетворено полностью 129 исков, частично — 85 исков, оставлено без рассмотрения — 23 иска.

Взыскано в пользу государства, общественных организаций, юридических и физических лиц в возмещение материального ущерба, причиненного преступлениями, 1-7 287 739 рублей. Общая сумма взысканий материального ущерба по исполнительным листам, переданная для исполнения судебным приставам-исполнителям, составила 13 336 555 рублей.

Что касается компенсации морального вреда, то при определении её размера судами в соответствии со ст.ст.151, 1101 ГК РФ учитываются характер физических и нравственных страданий потерпевшего, его индивидуальные особенности (возраст, состояние здоровья, поведение во время совершения преступления), степень тяжести телесных повреждений, последствия для здоровья потерпевшего от преступных действий, конкретные фактические обстоятельства совершенного преступления, форма вины, поведение подсудимого после совершения преступления (например, оказание либо неоказание помощи потерпевшему), имущественное положение виновного, а также требования разумности и справедливости.

В случае причинения морального вреда преступными действиями нескольких лиц моральный вред возмещается судами в долевом порядке.

Практика взыскания судами Рязанской области компенсации морального вреда, причиненного преступлениями, сложилась следующая:

— ст.105 4.1 УК РФ- от 100 до 500 тыс.руб. (компенсация в размере 100 тыс.руб. взыскана лишь по одному уголовному делу и соответствует заявленным исковым требованиям);

— ст. 108 ч. 1 УК РФ — 300 тыс.руб.;

— ст. 109 ч. 1 УК РФ — 250 тыс.руб.;

— ст. 111 ч. 1 УК РФ — от 40 до 120 тыс.руб.;

— ст.111 ч.4 УК РФ — от 100 до 500 тыс.руб.;

— ст. 112 ч. 1УК РФ — от 15 до 50 тыс.руб.;

— ст.115 ч.1 УК РФ — от 500 рублей до 30 тыс.руб.;

— ст.115 ч.2 п. «а» УК РФ — от 12 до 15 тыс.руб.;

— ст.116 ч.1 УК РФ — от 1500 рублей до 10 тыс.руб.;

— ст. 118 ч. 1 УК РФ-70 тыс.руб.;

— ст.119 ч. 1 УК РФ — от 2500 рублей до 10 тыс.руб.;

— ст. 130 ч.1 УК РФ — от 2 до 5 тыс.руб.;

— ч.3 ст.30-ч.1 ст. 131,ч.1 ст. 132 УК РФ — 50 тыс.руб.;

— ст. 131 ч.2 п. «в» УК РФ — 50 тыс.руб.;

— ст. 132 ч.3 п. «в» УК РФ — 300 тыс.руб.;

— ст. 139 ч.1 УК РФ — 15 тыс.руб.;

— ст.161 ч.2 п. «г» УК РФ — от 2 до 30 тыс.руб.;

— ст. 162 4.1 УК РФ — от 20 до 50 тыс.руб.;

— ст. 162 ч.2 УК РФ — от 8500 рублей (иск удовлетворен в полностью) до 80 тыс.руб.;

— ст. 162 ч.З УК РФ — 30 тыс.руб.;

— ст.264 ч.1 УК РФ (тяжкий вред здоровью в результате ДТП) — от 50 до 250 тыс.руб.;

— ст.264 ч.ч.2,3,4 УК РФ (смерть близкого родственника в результате ДТП) — от 200 до 500 тыс.руб.

Настоящее обобщение показало, пто в целом судами области соблюдаются нормы материального и процессуального права при разрешении исков лиц, потерпевших от преступлений. Вместе с тем, имеют место слу4аи неправильного применения норм уголовно-процессуального закона, регулирующих порядок рассмотрения гражданского иска в уголовном деле.

Так, за4астую судьями смешиваются понятия оставления иска без рассмотрения и его передачи на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства . Между тем, это не одно и то же.

Смотрите так же:  Пекарня налог

В соответствии с 4.2 ст.309 УПК РФ при необходимости произвести дополнительные рас4еты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Оставление же иска без рассмотрения возможно лишь при неявке гражданского истца или его представителя (ч. 3 ст.250 УПК РФ), либо в случае постановления судом оправдательного приговора, вынесения постановления или определения о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях лица состава преступления (ч.2 ст.306 УПК РФ).

В связи с этим следует обратить внимание судей на необходимость строгого соответствия формулировок резолютивной части обвинительного приговора положениям ч.2 ст.309 УПК РФ.

Приговором Октябрьского районного суда г. Рязани от 30 июня 2009 года Анохина З.С. осуждена по ч.4 ст.111 УК РФ к 6 годам лишения свободы за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть Маликова С.И. Гражданский иск потерпевшего Маликова А.С. о возмещении материальных расходов на погребение отца в сумме 16500 рублей и компенсации морального вреда в размере 300 000 рублей оставлен без рассмотрения, потерпевшему разъяснено право на рассмотрение иска в порядке гражданского судопроизводства. В мотивировочной части приговора указано, что в деле отсутствуют достаточные доказательства для рассмотрения данного иска. При этом, как следует из протокола судебного заседания, иск потерпевшего, заявленный в ходе предварительного следствия, не был предметом рассмотрения в ходе судебного разбирательства. В судебном заседании иск не оглашался, права гражданского истца и гражданского ответчика судом сторонам не разъяснялись, доказательства по иску не исследовались.

Приговором Октябрьского районного суда г.Рязани от 30 сентября 2009 года Кадушкин Н.С. осужден по ч. 3 ст.264 УК РФ. В результате нарушения Кадушкиным Н.С. правил дорожного движения погиб малолетний ребенок. Иск отца ребенка к страховой компании о возмещении расходов на погребение оставлен без рассмотрения, потерпевшему разъяснено право на удовлетворение данного иска в порядке гражданского судопроизводства. Такое решение мотивировано судом тем, что на рассмотрении в страховой компании находится заявление потерпевшего о выплате расходов на погребение, доказательств отказа страховой компании в выплате указанных расходов суду не представлено. Какие-либо нормы уголовно-процессуального и материального закона, которыми руководствовался суд при принятии такого решения, в приговоре не указаны.

Согласно ч.2 ст.306 УПК РФ в случае постановления судом оправдательного приговора, вынесения постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ ( отсутствие события преступления ) и п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ ( непричастность обвиняемого к совершению преступления ), суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В остальных случаях суд оставляет гражданский иск без рассмотрения.

В нарушение указанных требований закона в некоторых случаях суды при оправдании подсудимых либо прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях лица состава преступления отказывали в удовлетворении гражданского иска.

Так, приговором Пронского районного суда от 14 октября 2009 года Черников В.В. осужден по ч.1 ст. 115, ч.1 ст. 116, ч.1 ст.116 УК РФ и оправдан по ч.1 ст. 130 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления. В иске частного обвинителя о взыскании компенсации морального вреда по ч.1 ст. 130 УК РФ судом отказано, тогда как суду следовало оставить иск без рассмотрения.

Имеют место случаи необоснованного отказа судами в удовлетворении исков потерпевших и при вынесении обвинительных приговоров.

Приговором мирового судьи судебного участка №33 Скопинского района Рязанской области Семиной Е.В. от 08 декабря 2009 года Молодцов А.Д. осужден по ч.1 ст.119 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год. Молодцов А.Д. признан виновным в совершении угрозы убийством в отношении Солдатова А.Н., а именно в том, что направил на потерпевшего газовый револьвер, произнес слова угрозы убийством и выстрелил в последнего, причинив термические ожоги лица, шеи и кисти (легкий вред здоровью).

Потерпевшим Солдатовым А.Н. был заявлен гражданский иск, в котором он просил взыскать с виновного: 1) утраченный заработок в размере 20 ООО рублей за 13 рабочих дней, пока он находился на излечении, 2) расходы по оплате медицинских услуг в размере 1000 рублей, 3) утраченный заработок в размере 4 ООО рублей за 4 рабочих дня, потраченных им на поездки из г.Рязани в г.Скопин к дознавателю и в суд, 4) стоимость проезда в г. Скопин и обратно в размере 1 ООО рублей, 5) компенсацию морального вреда в размере 20 ООО рублей.

Рассмотрев исковые требования потерпевшего, суд взыскал с осужденного денежную компенсацию морального вреда в размере 5 ООО рублей, а в удовлетворении иска в части материального ущерба отказал, указав в приговоре, что потерпевшим не были представлены доказательства утраты заработка за 24 рабочих дня, а также доказательства того, что он проходил лечение в результате полученных ожогов.

Не обсуждая вопрос о правильности квалификации действий осужденного, следует отметить, что отказ в иске потерпевшего в части возмещения материального ущерба в данном случае необоснован. Суду надлежало передать иск в этой части на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В соответствии с п.5 ст.307, п. 10 ч.1 ст.299 УПК РФ описательно- мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать обоснование принятого судом решения по вопросу о том, подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере.

Приговором Пронского районного суда Рязанской области от 01 сентября 2009 года в отношении Карпова А.А., осужденного по ч.З ст.264 УК РФ, иск одного из потерпевших о взыскании с подсудимого расходов на погребение удовлетворен частично в размере 60 ООО рублей без обоснования в мотивировочной части приговора указанной суммы.

Согласно разъяснениям, содержащимся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года №1 «О судебном приговоре», лишь при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства, и когда это не влияет на решение суда о квалификации преступления, мере наказания и по другим вопросам, возникающим при постановлении приговора, суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Приговором Сараевского районного суда от 26 марта 2009 года Никонов А.И. и Литвинов В.И. осуждены за совершение ряда краж, в том числе по п.п. «а,б,в» ч.2 ст. 158 УК РФ за кражу из надворной пристройки Кочеринской Н.П. меда, сахара, соли, банок с консервированным мясом индюшки, электрической плиты и другого имущества на общую сумму 22 005 рублей. При этом в приговоре содержится подробный перечень похищенного имущества с указанием количества и стоимости каждого предмета. По данному уголовному делу представителем потерпевшей заявлен гражданский иск о взыскании с виновных материального ущерба на сумму 33 270 рублей. Суд указал в приговоре, что данные исковые требования не подлежат удовлетворению в порядке уголовного судопроизводства, т.к. истцом не было представлено объективных данных, подтверждающих размер материального ущерба.

Поскольку в исковое заявление представителем потерпевшей было включено имущество, хищение которого не вменялось обвиняемым, суду надлежало удовлетворить иск частично, в объеме предъявленного обвинения. Предусмотренных ч. 2 ст. 309 УПК РФ оснований для передачи вопроса о размере возмещения гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства у суда не имелось.

Определение размера компенсации морального вреда не связано с производством каких-либо расчетов, в связи с чем, постановляя обвинительный приговор, суд обязан разрешить такой иск по существу.

Приговором мирового судьи судебного участка №30 Касимовского района Рязанской области от 07 мая 2009 года в отношении Симоняна А.Г., осужденного по п. «а» ч.2 ст. 115 УК РФ гражданский иск потерпевшего о возмещении материального ущерба (лечение, утраченный заработок, проезд) и морального вреда передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, т.к. его разрешение требует дополнительных расчетов.

В соответствии со ст.151 ГК РФ суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда лишь в случаях, когда такой вред причинен гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, прямо предусмотренных законом.

В связи с этим суды обоснованно отказывали в удовлетворении исков потерпевших о возмещении морального вреда, причиненного им в результате совершения преступлений против собственности.

Вместе с тем, в отдельных приговорах содержится неправильная формулировка оснований отказа в возмещении морального вреда по данной категории преступлений.

Приговором Московского районного суда от 11 декабря 2009 года в отношении Мызникова Д.Г., осужденного по ч.1 ст. 158 УК РФ, в удовлетворении иска потерпевшей о возмещении морального вреда отказано на том основании, что ею не представлено доказательств причинения ей в результате кражи её имущества физических и нравственных страданий.

Не вызывает сомнений тот факт, что хищением имущества гражданину, как правило, причиняется моральный вред. Однако * законом не предусмотрена компенсация такого вреда посредством вынесения судебного решения, что и является основанием к отказу в удовлетворении иска.

Аналогичная ошибка допущена в приговоре того же суда от 25 мая 2009 года в отношении Кулаева С.В., осужденного по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ.

Приговором мирового судьи судебного участка №40 р.п.Тума Рязанской области от 24 августа 2009 года Калинин В.В. осужден по ч.1 ст. 326 УК РФ за подделку идентификационного номера транспортного средства в целях его эксплуатации и сбыт транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным номером. Иск потерпевшего (покупателя автомобиля) разрешен судом следующим образом: с подсудимого взыскано в возмещение материального ущерба, связанного с приобретением автомобиля, 56 500 рублей, в возмещение морального вреда — 7 ООО рублей . В описательно-мотивировочной части приговора указано, что требования о возмещении морального вреда истец мотивировал тем, что он переживает в связи с возбуждением уголовного дела, вынужден приехать в суд из г. Саратова, до настоящего времени его сыну так и не приобретен автомобиль, т.к. деньги подсудимый не вернул. При определении размера компенсации морального вреда суд учел отсутствие у потерпевшего физических страданий, степень вины подсудимого, требования разумности и справ едл ивост и.

В данном случае удовлетворение иска в части возмещения морального вреда не основано на законе, поскольку он причинен потерпевшему в результате нарушения его имущественных прав.

В соответствии с ч.1 ст.44 УПК РФ гражданским истцом является физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного вреда, при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением . Гражданский истец может предъявить гражданский иск и для имущественной компенсации морального вреда.

Согласно ч. 8 ст. 42 УПК РФ права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников только в случае его смерти.

Приговором Пронского районного суда от 02 марта 2009 года в отношении Чулкова А.П., осужденного по ч.2 ст.264 УК РФ, судом взыскана денежная компенсация морального вреда в размере 150 ООО рублей в пользу Капустиной М.А. — матери потерпевшего Капустина О.Н., которому в результате ДТП причинен тяжкий вред здоровью. Своё решение суд мотивировал тем, что Капустиной М.А. причинены большие нравственные страдания в результате того, что её сын в результате ДТП стал инвалидом 1 группы.

Очевидно, что данное решение суда противоречит как нормам процессуального, так и материального права.

Судебной коллегией были запрошены также уголовные дела, по которым судами было отказано в удовлетворении ходатайств сторон о прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшими. На обобщение поступило 23 таких дела.

В соответствии со ст.76 УК РФ, ст.25 УПК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Изучение дел данной категории показало, что чаще всего суды отказывают в прекращении уголовного дела по основаниям, прямо указанным в законе: обвиняемые ранее судимы (8 дел), причиненный потерпевшим материальный ущерб и моральный вред фактически не возмещен, либо возмещен не в полном объеме (7 дел), одна из сторон возражает против прекращения дела (2 дела).

Кроме того, исходя из того, что в силу ст.76 УК РФ прекращение дела по указанным основаниям — это право, а не обязанность суда, отказ в прекращении уголовных дел в случаях, когда стороны фактически примирились, иногда мотивируется судами характером преступных действий, совершение которых вменяется лицу, отрицательными характеризующими данными на обвиняемого, его поведением после совершения преступления.

Так, постановлением мирового судьи судебного участка №40 р.п.Тума Клепиковского района от 02 апреля 2009 года отказано в прекращении уголовного дела в отношении Сорокина А.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 139 УК РФ. В постановлении отмечено, что обвиняемый по месту жительства характеризуется формально, без уважительной причины не имеет постоянного места работы, систематически привлекался к административной ответственности за правонарушения, посягающие на общественный порядок, по месту отбывания наказания по предыдущему приговору характеризовался отрицательно, неоднократно подвергался взысканиям.

Постановлением мирового судьи судебного участка №12 Московского района г.Рязани от 19 августа 2009 года отказано в прекращении уголовного дела в отношении Головина С.В., обвиняемого по ч.1 ст.116 УК РФ. Судья указал в постановлении, что подсудимый обвиняется в совершении преступления в отношении малолетнего ребенка, с причинением телесных повреждений и нанесением ущерба его здоровью.

Несмотря на то, что по существу судьями вынесены верные решения об отказе в прекращении уголовного дела в связи с примирением с потерпевшими, в некоторых из них судьи до удаления в совещательную комнату для постановления приговора высказались по вопросу о виновности обвиняемых в совершении инкриминируемых им деяний, что недопустимо.

Постановлением-мирового судьи судебного участка №14 Октябрьского района г.Рязани от 03 декабря 2009 года отказано в прекращении уголовно дела в связи с примирением сторон в отношении Федотко С.К, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ. Как указано в постановлении, обвиняемая совершила преступление в отношении своего несовершеннолетнего сына, её поведение в судебном заседании не свидетельствует о том, что она раскаялась, примирилась с потерпевшим и загладила причиненный ему вред. Обвинительный приговор в отношении Федотко С.К. вынесен 30 декабря 2009 года.

Постановлением мирового судьи судебного участка №48 Сапожковского района Рязанской области от 29.07.2009г. отказано в удовлетворении ходатайства сторон о прекращении уголовного дела в отношении Рябчикова И.А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.115, ч.1 ст. 119 УК РФ. В постановлении указано, что Рябчиков И.А . совершил два умышленных преступления в отношении несовершеннолетнего ребенка, юридически не судим, но осуждался в 2003 году по ч.1 ст.111 УК РФ, нигде не работает, по месту жительства характеризуется отрицательно, злоупотребляет спиртными напитками, в местную администрацию и милицию поступали жалобы в связи с совершением им правонарушений в сфере семейно-бытовых отношений. Обвинительный приговор в отношении Рябчикова И.А. вынесен мировым судьей 11 августа 2009 года.

ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ.

Проведенное обобщение и анализ материалов уголовных дел и судебных решений, принятых судами Рязанской области в 2009 году, показали, что судам необходимо тщательно проверять правильность применения органами дознания, предварительного следствия и прокурором правовых норм, регулирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве, своевременно реагировать на нарушения закона.

При рассмотрении уголовных дел и жалоб потерпевших в порядке ст. 125 УПК РФ судам следует учитывать не только требования процессуального и материального закона, но и разъяснения, содержащиеся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 года №17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве».