Меню Закрыть

Статья 126 ук рф приговоры

Статья 126. Похищение человека

1. Похищение человека —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены организованной группой;

в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Комментарий к Ст. 126 УК РФ

1. Под похищением человека следует понимать противоправные умышленные действия, сопряженные с тайным или открытым завладением (захватом) живого человека, перемещением с места его постоянного или временного проживания с последующим удержанием против его воли в другом месте. Одним из признаков объективной стороны данного преступления является изъятие и перемещение потерпевшего с целью последующего удержания в другом месте.

2. Действия осужденных, направленные не на удержание потерпевшего в другом месте, а на совершение в отношении его других преступлений, исключают квалификацию по ст. 126 УК.

Например, судом установлено, что осужденные, избив М., решили его убить.

С этой целью они поместили потерпевшего в багажник автомобиля, вывезли на пустырь, где убили. Затем, желая скрыть совершенное в присутствии К. преступление, они отвезли К. в лес и также убили.

Поскольку действия осужденных были направлены не на удержание потерпевших в другом месте, а на их убийство, Президиум ВС РФ отменил судебные решения в части осуждения виновных по ч. 3 ст. 126 УК и дело в этой части прекратил за отсутствием состава преступления .
———————————
Постановление Президиума ВС РФ по делу N 207п2000.

3. Когда похищение потерпевшего с последующим удержанием охватываются умыслом виновного и рассматриваются в качестве способа достижения преступного результата, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, например, требования выкупа от потерпевшего или его близких из корыстных побуждений подлежит квалификации как похищение человека и вымогательство по соответствующим частям ст. ст. 126 и 163 УК РФ.

4. Похищение считается оконченным преступлением с момента захвата человека и начала его перемещения. Однако последующее удержание похищенного не требует дополнительной квалификации.

5. Совершение преступления помимо воли похищаемого является обязательным условием наступления уголовной ответственности. В этой связи не является преступным ритуальное похищение женихом невесты в тех местностях, где существует такой обычай, с ее согласия, хотя бы и вопреки воле родных. Исключением является согласие на похищение со стороны малолетнего или иного недееспособного лица, не способного в полной мере давать отчет происходящему.

6. Лица, непосредственно не похищавшие человека, но удерживающие его помимо воли, несут ответственность по соответствующей части ст. 127 УК.

Например, судом установлено, что Труняков и Кудинов, предполагая, что С. и К. причастны к похищению автомобиля Трунякова, избили их, поместили в багажник автомобиля и увезли из кафе в дом Трунякова, где поместили потерпевших в подвальное помещение.

Труняков сообщил своему сыну Т. и сторожу Е. о цели и причине нахождения С. и К. в его доме. Впоследствии Е. вместе с Труняковым принимал участие в избиении потерпевших, в результате чего от полученных телесных повреждений С. скончался. По указанию Трунякова, Т. и Е. погрузили труп потерпевшего С. в багажник автомашины и посадили в автомашину потерпевшего К.

В пути следования Труняков вывел потерпевшего К. из автомашины и выстрелил ему в грудь и голову. После этого осужденные спрятали трупы потерпевших.

Действия Т. были квалифицированы по п. п. «а», «ж» ч. 2 ст. 126 УК, а Е. — по п. «в» ч. 3 ст. 126 и ч. 4 ст. 111 УК.

Президиум ВС РФ установил, что действия осужденных квалифицированы как похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору в отношении двух лиц, необоснованно, поскольку они не принимали непосредственного участия в захвате потерпевших в кафе и перемещении их в дом Трунякова Б. и о совершении преступления узнали после того, как потерпевшие были привезены в дом.

Таким образом, Т. и Е. в сговоре на похищение С. и К. не состояли и участия в их похищении не принимали, а потому не могут нести ответственность за похищение потерпевших.

В связи с этим действия Т. и Е. переквалифицированы с п. п. «а», «ж» ч. 2 ст. 126 УК на п. п. «а», «ж» ч. 2 ст. 127 УК, предусматривающие ответственность за незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, совершенное группой лиц, по предварительному сговору в отношении двух лиц .
———————————
См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ по делу N 533п2004пр.

7. Объектом преступления является свобода личности, а дополнительными объектами при квалифицированном преступлении может выступать жизнь и здоровье человека.

8. Субъект — физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

9. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

10. Согласно примеч. к комментируемой статье лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Данное основание освобождения от уголовной ответственности имеет важное превентивное значение. По смыслу ст. 31 УК такие действия нельзя считать добровольным отказом от совершения преступления, поскольку преступление уже окончено. Это самостоятельное основание — добровольное освобождение означает, что похититель, сознающий возможность дальнейшего удержания потерпевшего, отказывается от этого и отпускает похищенного. Мотивы освобождения потерпевшего не имеют значения. Однако такое освобождение похищенного не может быть обусловлено достижением виновным преступного результата, ради которого совершалось это преступление.

Например, согласно приговору Д. предложил своей знакомой С. похитить с целью получения выкупа Л. — несовершеннолетнюю дочь начальника производства мукомольного завода К. Он сообщил С. сведения о материальном положении, составе семьи К., о месте учебы его дочери, а затем склонил С. к совершению преступления. По указанию Д. она вступила в предварительный сговор с другими лицами и, используя предоставленную Д. информацию, обманным путем похитила Л.

Затем отцу потерпевшей выдвигались требования о выплате выкупа сначала в сумме 500 тыс. долл. США, а затем — 250 тыс. долл. США. К. дал согласие выплатить 140 тыс. долл., и виновные согласились за эту сумму освободить похищенную. При получении денег Д. был задержан.

Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ приговор в части осуждения Д. по ч. ч. 4 и 5 ст. 33, п. п. «а», «з» ч. 2 ст. 126 УК и С. по п. п. «а», «з» ч. 2 ст. 126 УК отменила и дело в этой части прекратила.

Президиум ВС РФ, рассмотрев протест прокурора, установил, что, отменив приговор и прекратив дело в части осуждения Д. и др. за соучастие в похищении человека, С. — за похищение человека, Судебная коллегия сослалась на примеч. к ст. 126 УК и указала в определении, что Д. и другие осужденные согласились за вознаграждение освободить похищенную ими Л. и сделали это добровольно, передав ее отцу до получения Д. денег.

Однако по смыслу закона (примеч. к ст. 126 УК) под добровольным освобождением похищенного лица следует понимать такое освобождение, которое последовало в ситуации, когда виновный мог продолжить незаконно удерживать похищенного, но предоставил ему свободу.

Как видно из показаний потерпевшего К., после похищения его дочери осужденные в течение месяца требовали крупный денежный выкуп. Такой суммы денег у него не было, и в результате переговоров он согласился выплатить 140 тыс. долл. При очередной встрече с осужденными он показал деньги Д., но до освобождения дочери отдавать их отказался и положил в служебный сейф. Через несколько дней он приехал на работу и Д. привез туда его дочь. Когда Д. попытался взять деньги из сейфа, его задержали.

Таким образом, осужденные освободили потерпевшую при передаче денег в качестве выкупа, т.е. когда ее отец выполнил их условия.

Приведенные доказательства, а также изложенные обстоятельства, которые имеют существенное значение для правильного разрешения дела, не получили оценки кассационной инстанции при решении вопроса о юридической квалификации действий осужденных по факту похищения человека, что послужило основанием для направления дела на новое кассационное рассмотрение .
———————————
БВС РФ. 2008. N 4. С. 19 — 20; N 5. С. 20.

Предусмотренное в примеч. обстоятельство, исключающее освобождение от уголовной ответственности — «если в его действиях не содержится иного состава преступления», следует понимать таким образом, что при добровольном освобождении похищенного виновный не несет ответственности именно по ст. 126 УК, но не за другие преступления, совершенные, например, в связи с этим похищением — причинение различной степени тяжести вреда здоровью потерпевшего, угон транспортного средства, изнасилование, вымогательство и др.

Вынесен приговор в отношении бывшего сотрудника полиции, осужденного за похищение человека и убийство

Гусь-Хрустальным городским судом вынесен приговор в отношении Михаила Овечкина, 1970 года рождения, осужденного за совершение преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ (похищение человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору) и ч. 1 ст. 105 УК РФ (убийство).

Следствием, проведенным СУ СК России по Владимирской области, установлено, что с 1996 по 1998 год обвиняемый замещал должность старшего оперуполномоченного 4 отделения МРО по раскрытию умышленных убийств при УВД Владимирской области.

В 1998 году им и другими сотрудниками органов внутренних дел при раскрытии преступления в отношении Дмитрия Илюшина применялись насилие, избиение и другие недозволенные методы воздействия.

В связи с этим по факту превышения ими должностных полномочий было возбуждено уголовное дело, по которому Овечкин впоследствии был признан виновным.

24 мая 1998 года он и его подельники, осведомленные о даче Илюшиным показаний, изобличающих их в совершении должностного преступления и желая склонить последнего к их изменению, выследили мужчину и, применив насилие, не опасное для здоровья, принудили уехать с ними на автомобиле.

Преступники привезли потерпевшего на берег городского водохранилища, однако договоренность между ними не была достигнута. После чего, пойдя купаться в водоеме, Овечкин с применением физической силы утопил Илюшина.

Овечкин вину в содеянном не признал.

Стороной государственного обвинения представлен комплекс доказательств, полностью изобличающий подсудимого.

Суд назначил ему наказание в виде 7 лет лишения свободы с его отбывание в исправительной колонии строгого режима.

Уголовные дела в отношении трех подельников Овечкина, совершивших похищение человека, прекращены в связи с истечением срока их привлечения к уголовной ответственности, т.е. по нереабилитирующим основаниям.

Статья 126 УК РФ. Похищение человека (действующая редакция)

1. Похищение человека —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок.

2. То же деяние, совершенное:

а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия;

г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия;

д) в отношении заведомо несовершеннолетнего;

е) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

ж) в отношении двух или более лиц;

з) из корыстных побуждений, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) совершены организованной группой;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

в) повлекли по неосторожности смерть потерпевшего или иные тяжкие последствия, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Примечание. Лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 126 УК РФ

1. Объективная сторона преступления выражается в действиях по захвату (завладению) и перемещению человека в другое место для последующего удержания против его воли. Эти действия могут совершаться как тайно, так и открыто, путем применения насилия или иными способами, например обмана. Нанесение побоев потерпевшему охватывается составом похищения и не требует дополнительной квалификации по ст. 116 УК.

2. Состав похищения человека формальный, преступление следует считать оконченным с момента перемещения независимо от времени удержания. Попытка захвата человека, которая не привела к перемещению потерпевшего в иное место для последующего его удержания, образует покушение и подлежит квалификации по ч. 3 ст. 30 и ст. 126 УК.

3. Перемещение человека в целях совершения иного преступления, например убийства или изнасилования, не требует самостоятельной квалификации по ст. 126 УК. Не содержат состава преступления и некоторые иные случаи:

1) перемещение человека в другое место с его согласия, о чем никому не было известно;

2) завладение и перемещение собственного ребенка вопреки воле другого родителя (усыновителя) или иных лиц, у которых он находился на законном основании, при условии, что лицо действует в интересах ребенка (ч. 2 ст. 14 УК).

4. Похищение человека имеет значительное сходство с захватом заложника (ст. 206 УК). В первом случае лицо посягает на личную (физическую) свободу человека, а во втором — на общественную безопасность; при похищении человека преступление совершается в отношении индивидуально определенной личности, при захвате, как правило, личность заложника не интересует виновных. При захвате заложника обязательным признаком является цель — понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения, для похищения человека подобная цель не обязательна.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Мотивы и цели преступления могут быть различными: ненависть, зависть, месть и др. — за исключением корыстных побуждений; им законодатель придает значение квалифицирующего признака (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК).

6. Субъект преступления — вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет.

7. При квалификации похищения человека по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК необходимо учитывать содержащееся в ст. 35 УК определение понятия преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору. Предварительный сговор на похищение предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на похищение. При этом наряду с соисполнителями преступления другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников, их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «а» ч. 2 ст. 126 УК.

Смотрите так же:  Нотариус вторчермет екатеринбург

8. Применение насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в» ч. 2 ст. 126 УК), предполагает такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности. Угроза применения насилия предполагает выраженное вовне намерение лица причинить потерпевшему смерть или вред здоровью любой степени тяжести. Потерпевшим может быть как сам похищенный, так и третьи лица, пресекающие совершение преступления. Время применения физического или психического насилия значения не имеет (оно может быть как временем похищения, так и временем удержания).

9. Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г» ч. 2 ст. 126), означает использование любого вида оружия, отнесенного к таковому в соответствии с Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии», а также иных предметов, которыми можно причинить вред здоровью человека.

Применение незаряженного, неисправного, непригодного оружия (например, учебного) либо декоративного, сувенирного оружия и т.п. не дает основания для квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 126 УК, если виновный не намеревался использовать их для причинения вреда потерпевшему.

10. Под несовершеннолетними понимаются лица, не достигшие возраста 18 лет (п. «д» ч. 2 ст. 126 УК).

11. Похищение женщины, находящейся в состоянии беременности (п. «е» ч. 2 ст. 126 УК), также предполагает знание виновного об этом обстоятельстве.

12. В соответствии с положениями ч. 1 ст. 17 УК похищение двух или более лиц, совершенное одновременно или в разное время, не образует совокупности преступлений и подлежит квалификации только по п. «ж» ч. 2 ст. 126 УК.

13. По п. «з» ч. 2 ст. 126 УК квалифицируется похищение человека, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц или избавления от материальных затрат. Если похищение сопряжено с требованием о передаче денег или иного имущества, то содеянное следует квалифицировать по совокупности ст. ст. 126 и 163 УК.

14. Об организованной группе (п. «а» ч. 3 ст. 126 УК) см. комментарий к ст. 35 УК. При признании похищения, совершенного организованной группой, действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК.

15. К иным тяжким последствиям (п. «в» ч. 3 ст. 126 УК) можно отнести самоубийство потерпевшего, его психическое расстройство и т.д.

16. Условиями освобождения от уголовной ответственности за рассматриваемое преступление являются:

1) добровольное освобождение похищенного;

2) отсутствие в действиях похитителя иного состава преступления.

Длительность насильственного удержания похищенного не может служить препятствием для применения примечания к комментируемой статье.

Приговор по статье 126 УК РФ (Похищение человека)

Приговор Тимирязевского районного суда по пунктам «а, в, г, з» части 2 статьи 126 УК РФ «похищение человека, группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, из корыстных побуждений».

П Р И Г О В О Р

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

26 сентября 2017 года г. Москва

Тимирязевский районный суд г. Москвы в составе председательствующего судьи А.М.В., при секретаре М.З.М., с участием государственного обвинителя — помощника Тимирязевского межрайонного прокурора г. Москвы С.К.А., подсудимого З.А.А., защитника в лице адвоката Л.В.В., представившего удостоверение «…» и ордер № 88 от 28 июня 2017 года, потерпевшего «ФИО»1, рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

З.А.А., «…», не судимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, г, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

З.А.А. совершил похищение человека, группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, из корыстных побуждений, а именно: в период времени с 22 марта 2016 года до 03 сентября 2016 года, установленное лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство (в дальнейшем лицо № 1), из неустановленного в ходе следствия источника получил информацию об одиноко проживающем по адресу: «…», «ФИО»1, злоупотребляющем алкоголем, у которого в связи со смертью 22 марта 2016 года матери – «ФИО»2, возникло право на наследство по закону денежных средств, находящихся на счетах последней в ПАО «Сбербанк России», в сумме более 1 000 000 рублей, а также преимущественное право на осуществление социального найма и последующей приватизации (получения права собственности) квартиры, расположенной по адресу: «…», о чем лицо № 1 в те же время и месте сообщило ему (З.А.А.), предложив последнему завладеть вышеуказанным имуществом путем вымогательства, предварительно похитив «ФИО»1.

Таким образом, З..А. и лицо № 1, в период времени с 22 марта 2016 года до 03 сентября 2016 года, находясь в неустановленном месте и при неустановленных обстоятельствах на территории г. Москвы, действуя совместно и согласованно, руководствуясь мотивом незаконного личного корыстного обогащения, вступили между собой в предварительный преступный сговор на завладение вышеуказанным имуществом, которое после выполнения необходимых правовых действий, должно было оказаться в собственности «ФИО»1 и с целью реализации намеченного преступного плана решив похитить «ФИО»1.

Кроме того, для участия в совершении указанного преступления, в период времени с 03 сентября 2016 года и не позднее 05 октября 2016 года лицо № 1 привлекло еще установленное лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство (в дальнейшем лицо № 2), осведомив его о конечной цели преступных намерений соучастников, на что лицо № 2 ответило согласием, вступив с З.А.А. и лицом № 1 в преступный сговор, направленный на вымогательство вышеуказанного имущества и похищение «ФИО»1.

Для реализации вышеописанных совместных преступных целей соучастниками лицом № 1 и З.А.А., при тех же обстоятельствах был разработан поэтапный план совершения преступления с распределением преступных ролей между участниками, согласно которому:

— на соучастника лицо № 1 возлагалось: общая организация совершения преступления, выработка преступного плана, подыскание и привлечение к преступлению соучастников и отведение последним преступных ролей, подыскание транспортных средств, подыскание неустановленного в ходе следствия предмета, используемого в качестве оружия и визуально напоминающего боевой ручной стрелковый пистолет системы Макарова (ПМ), аренда жилых помещений, где будет удерживаться «ФИО»1, после похищения и до момента получения соучастниками денежных средств, в том числе от продажи квартиры, а также лиц, оказывающих юридические услуги не осведомленных об истинных намерениях и целях деятельности соучастников, с целью надлежащего юридического оформления прав на имущество «ФИО»1 под непосредственным контролем соучастников, финансирование этапов преступной деятельности; непосредственное похищение «ФИО»1; подавление его воли к сопротивлению, путем высказывания угроз убийством, то есть угроз применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в том числе с применением предмета, используемого в качестве оружия; высказывание требования о фактической передаче имущества соучастникам; непосредственное хищение имущества «ФИО»1, а именно: получение снятых «ФИО»1 денежных средств в отделениях ПАО «Сбербанк России» под контролем соучастников, продажа квартиры «ФИО»1 от имени последнего с целью извлечения соучастниками материальной выгоды от совершенного преступления в особо крупном размере, то есть в сумме свыше 1 000 000 рублей, а также последующего распределения между соучастниками похищенного в заранее оговоренных долях.

— на него (З.А.А.) возлагалось: знакомство соучастников с «ФИО»1 под обманным предлогом; визуальный осмотр квартиры; выяснение оснований приобретения права собственности на имущество, а также установление суммы денежных средств, находящихся на банковских счетах матери потерпевшего и подлежащих наследованию; непосредственное похищение потерпевшего «ФИО»1; подавление его воли к сопротивлению, путем высказывания угроз убийством, то есть угроз применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в том числе с применением предмета, используемого в качестве оружия; высказывание требования о фактической передаче имущества соучастникам; непосредственное хищение имущества «ФИО»1, а именно: получение снятых «ФИО»1 денежных средств в отделениях ПАО «Сбербанк России» под контролем соучастников, продажа квартиры «ФИО»1 от имени последнего с целью извлечения соучастниками материальной выгоды от совершенного преступления в особо крупном размере, то есть в сумме свыше 1 000 000 рублей.

— на лицо № 2 с момента привлечения к совершению преступных действий возлагалось: временное проживание совместно с «ФИО»1 на арендованных квартирах в период совершения в отношении последнего преступных действий; контроль передвижений «ФИО»1, обеспечение потерпевшего продуктами питания и алкоголем, а также информирование З.А.А. и лица № 1 о поведении последнего, в том числе посредством телефонной связи, пресечение попыток обращения «ФИО»1 за помощью; непосредственное хищение имущества «ФИО»1, а именно: получение снятых «ФИО»1 денежных средств в отделениях ПАО «Сбербанк России» под контролем соучастников, продажа квартиры «ФИО»1 от имени последнего с целью извлечения соучастниками материальной выгоды от совершенного преступления в особо крупном размере, то есть в сумме свыше 1 000 000 рублей.

Действуя согласно разработанному плану, в соответствии с распределенными ролями, 03 сентября 2016 года, около 12 часов 00 минут, лицо № 1 и З.А.А. на неустановленном автомобиле прибыли по месту жительства «ФИО»1 по адресу: «…», после чего реализуя общий преступный умысел, направленный на похищение человека из корыстных побуждений, действуя совместно и согласованно, осознавая, что ими будут нарушены его права на свободу и личную неприкосновенность, на свободу передвижения и выбор места пребывания, под обманным предлогом, представившись «ФИО»1 сотрудниками полиции, убедили его в необходимости проследовать в отдел полиции, якобы в связи с поступившими в отношении «ФИО»1 жалобами от граждан, вывели его из квартиры по месту жительства, поместили в вышеуказанный неустановленный автомобиль, после чего начали движение в направлении г. Зеленограда, г. Москвы.

Во время движения, «ФИО»1 потребовал выпустить его из салона автомобиля, на что Зайцев А.А., выполняя отведенную ему роль, ограничивая свободу передвижения «ФИО»1 навел на последнего заранее переданный ему лицом № 1 неустановленный в ходе следствия предмет, используемый в качестве оружия, визуально напоминающий боевой ручной стрелковый пистолет системы Макарова (ПМ), высказав в адрес последнего угрозу убийством, то есть, угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в случае оказания «ФИО»1 сопротивления.

В результате указанных совместных и согласованных преступных действий соучастников З.А.А. и лица № 1, воля «ФИО»1 к сопротивлению была полностью подавлена, после чего последнего незаконно переместили на неустановленный в ходе следствия участок местности, расположенный на территории г. Зеленоград, г. Москвы, где 03 сентября 2016 года в период времени с 12 часов 00 минут до 15 часов 00 минут, действуя совместно и согласованно, демонстрируя «ФИО»1 вышеуказанный неустановленный в ходе следствия предмет, используемый в качестве оружия, визуально напоминающий боевой ручной стрелковый пистолет системы Макарова (ПМ), угрожая последнему убийством, то есть применением насилия, опасного для жизни и здоровья, Зайцев А.А. и лицо № 1 поочередно высказывали в адрес потерпевшего «ФИО»1 требования о передаче им вышеуказанного имущества, предварительно потребовав от последнего совершения юридически значимых действий от его имени по приобретению права на это имущество (вступление в наследство и приватизацию соответственно) для последующего его отчуждения в пользу соучастников.

В результате совместных преступных действий З.А.А. и лица № 1, «ФИО»1, чья воля к сопротивлению была сломлена и у которого не было реальной возможности обратиться за помощью в правоохранительные органы или к третьим лицам, подчинился их требованиям и согласился с предложенными ими условиями отчуждения имущества.

Получив, таким образом, согласие «ФИО»1 на выполнение требований З.А.А. и лица № 1, и сломив вышеуказанными действиями его волю к сопротивлению, последние с целью обеспечения возможности беспрепятственного совершения с участием «ФИО»1 юридически значимых действий и вуалированы таковых как законных, переместили потерпевшего помимо его воли и удерживали в период времени с 03 сентября 2016 года до 27 октября 2016 года в заранее приисканном лицом № 1 жилом помещении, расположенном по адресу: «…», более точно адрес следствие не установлен, а в последующем с 27 октября 2016 года до 10 ноября 2016 года в квартире по адресу: «…», запирая последнего в помещении квартиры, исключая таким образом, возможность покинуть это место самостоятельно и сообщить в правоохранительные органы.

Помимо этого, продолжая реализовывать совместный преступный умысел, в период времени с 03 сентября 2016 года до 05 октября 2016 года, лицо № 1 с ведома и согласия З.А.А. с целью обеспечения контроля за действиями потерпевшего «ФИО»1, применения при необходимости физического насилия и угроз о применении такового с целью подавления воли потерпевшего к сопротивлению и достижения поставленных соучастниками преступных целей, привлекло для участия в совершении совместных преступных действий лицо № 2, отведя последнему указанную роль и осведомив его о конечной цели своих преступных намерений, на что последний ответил согласием, вступив с З.А.А. и лицом № 1 в преступный сговор, подтвердив намерение выполнения отведенной ему преступной роли.

В свою очередь лицо № 2, действуя совместно и согласованно с З.А.А. и лицом № 1, реализуя общий преступный умысел, в соответствии с отведенной ему ролью, в период времени с 03 сентября 2016 года до 27 октября 2016 года, временно проживал совместно с «ФИО»1 в квартире по адресу: «…», более точно адрес не установлен, а в последующем с 27 октября 2016 года до 10 ноября 2016 года в квартире по адресу: «…», в которую «ФИО»1 был перемещен лицом № 1 и лицом № 2, где выполняя отведенную ему роль, продолжал контролировать передвижение последнего, обеспечивая «ФИО»1 продуктами питания и алкоголем, а также информируя Зайцева А.А. и лицо № 1 о поведении последнего, в том числе посредством телефонной связи, исключив, таким образом, возможность «ФИО»1 обратиться за помощью и самостоятельно покинуть место удержания.

В дальнейшем, 10 сентября 2016 года, в период времени с 10 часов 00 минут до 12 часов 00 минут, лицо № 1 и Зайцев А.А. реализуя общий преступный умысел, для надлежащего документального оформления процесса приобретения «ФИО»1 права на имущество его умершей матери, предварительно подавив волю «ФИО»1 к сопротивлению высказав в его адрес угрозу убийством, доставили последнего на неустановленном следствием автомобиле в здание, расположенное по адресу: «…», при этом контролируя действия «ФИО»1 с целью предупреждения возможного обращения последнего за помощью, где пользуясь тем, что воля к сопротивлению «ФИО»1 подавлена и последний полностью им подчинен, принудили последнего заключить с «ФИО»3 и «ФИО»4, не осведомленных о преступных намерениях соучастников, договор на оказание юридических услуг, а именно на ведение наследственного дела по оформлению наследственных прав на имущество. После чего 10 сентября 2016 года после 12 часов 00 минут, на неустановленном следствием автомобиле проследовали в помещение нотариальной конторы, расположенной по адресу: г. Москва, г. Зеленоград, Георгиевский проспект, корпус 4, строение 1, где врио нотариуса г. Москвы Маркиной М.В., не осведомленной о преступных намерениях лица № 1, Зайцева А.А. и лица № 2, от имени «ФИО»1 была произведена выдача двух доверенностей, которыми последний уполномочивал «ФИО»3 и «ФИО»4 на ведение наследственного дела по оформлению наследственных прав на имущество, оставшееся после смерти «ФИО»2 и совершение юридически значимых действий по оформлению права собственности на квартиру, расположенную по адресу: «…».

Смотрите так же:  Госдума удо

02 ноября 2016 года, в период времени с 12 часов 00 минут до 14 часов 00 минут, лицо № 1 и З.А.А., предварительно получив свидетельство о праве на наследство по закону на имя «ФИО»1, подавив волю последнего к сопротивлению, высказав в его адрес угрозу убийством, доставили последнего на неустановленном автомобиле, то есть помимо воли «ФИО»1, в отделение ПАО «Сбербанка России» № 9038/01756 по адресу: г. Москва, г. Зеленоград, Савелкинский проезд, где предъявив указанные документы, получили сведения о наличии на банковских счетах на имя «ФИО»2 денежных средств в сумме не менее 949 996 рублей 24 копейки и 5 353 долларов США, что согласно курсу Центрального банка Российской Федерации на 02 ноября 2016 года составляет 338 309 рублей 60 копеек, после чего, на основании указанного документа, пользуясь тем, что потерпевший не сможет оказать сопротивления и обратиться за помощью, принудили «ФИО»1 провести обналичивание денежных средств в сумме 15 436 рублей 29 копеек, которые лицо № 1 обратило в свою пользу для последующего разделения в равных долях между соучастниками.

Далее, с учетом необходимости обналичивания оставшейся части денежных средств в сумме не менее 934 559 рублей 95 копеек и 5 353 долларов США, что согласно курсу Центрального банка Российской Федерации на 02 ноября 2016 года составляет 338 309 рублей 60 копеек, лицо № 1, действуя совместно и согласованно с Зайцевым А.А., 02 ноября 2016 года, в период времени с 14 часов 00 минут до 18 часов 00 минут, на неустановленном следствии автомобиле привез «ФИО»1 в отделение ПАО «Сбербанка России» № 9038/01295 по адресу: г. Москва, ул. Дубнинская, дом 16, корпус 1, где предъявив указанные документы, получили сведения о наличии на банковских счетах на имя «ФИО»2 денежных средств в сумме 934 559 рублей 95 копеек и 5 353 долларов США, что согласно курсу Центрального банка Российской Федерации на 02 ноября 2016 года составляет 338 309 рублей 60 копеек, после чего, на основании указанного документа, пользуясь тем, что воля потерпевшего к сопротивлению подавлена и «ФИО»1 не сможет воспрепятствовать их преступным действиям и обратиться за помощью, заставили «ФИО»1 произвести обналичивание денежных средств в сумме 934 559 рублей 95 копеек и 5353 долларов США, что согласно курсу Центрального банка Российской Федерации на 02 ноября 2016 года составляет 338 309 рублей 60 копеек, которые лицо № 1 обратило в свою пользу для последующего разделения в равных долях между соучастниками.

03 ноября 2016 года около 14 часов 00 минут лицо № 1, действуя совместно и согласованно с З.А.А., на неустановленном следствием автомобиле привезли «ФИО»1, воля которого к сопротивлению была подавлена вышеописанными преступными действиями, по адресу: «…», где осознавая, что «ФИО»1 имеет преимущественное право на оформление права на приватизации квартиры по адресу: «…», вновь принудили потерпевшего к заключению на якобы добровольной основе договора от 03 ноября 2016 года с «ФИО»3, неосведомленной о преступных намерениях соучастников, на осуществление комплексного оказания юридических услуг, связанных с приватизацией указанного объекта недвижимости стоимостью 6 123 000 рублей, совершив, таким образом, действия непосредственно направленные на изъятие данного имущества из собственности «ФИО»1 с целью его реализации в будущем третьим лицам от имени «ФИО»1 и обращения полученных денежных средств в пользу соучастников для последующего разделения в равных долях между членами преступной группы.

В последующем, 10 ноября 2016 года, около 20 часов 00 минут, лицо № 1, действуя совместно и согласованно с З.А.А., на неустановленном следствием автомобиле привезли «ФИО»1, воля которого к сопротивлению была подавлена вышеописанными преступными действиями, по адресу: «…», где указанные лица были задержаны сотрудниками полиции, а «ФИО»1 был освобожден.

Он же, совершил вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества, под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, в целях получения имущества в особо крупном размере, а именно: в период времени с 22 марта 2016 года до 03 сентября 2016 года, установленное лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство (в дальнейшем лицо № 1), из неустановленного в ходе следствия источника получил информацию об одиноко проживающем по адресу: «…», «ФИО»1, злоупотребляющем алкоголем, у которого в связи со смертью 22 марта 2016 года матери – «ФИО»2, возникло право на наследство по закону денежных средств, находящихся на счетах последней в ПАО «Сбербанк России», в сумме более 1 000 000 рублей, а также преимущественное право на осуществление социального найма и последующей приватизации (получения права собственности) квартиры, расположенной по адресу: «…», о чем лицо № 1 в те же время и месте сообщило ему (З.А.А.), предложив последнему завладеть вышеуказанным имуществом путем вымогательства, предварительно похитив «ФИО»1.

Таким образом, З.А.А. и лицо № 1, в период времени с 22 марта 2016 года до 03 сентября 2016 года, находясь в неустановленном месте и при неустановленных обстоятельствах на территории г. Москвы, действуя совместно и согласованно, руководствуясь мотивом незаконного личного корыстного обогащения, вступили между собой в предварительный преступный сговор на завладение вышеуказанным имуществом, которое после выполнения необходимых правовых действий, должно было оказаться в собственности «ФИО»1 и с целью реализации намеченного преступного плана решив похитить «ФИО»1.

Кроме того, для участия в совершении указанного преступления, в период времени с 03 сентября 2016 года и не позднее 05 октября 2016 года лицо № 1 привлекло лицо, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство (в дальнейшем лицо № 2), осведомив его о конечной цели преступных намерений соучастников, на что лицо № 2 ответило согласием, вступив с З.А.А. и лицом № 1 в преступный сговор, направленный на вымогательство вышеуказанного имущества и похищение «ФИО»1.

Для реализации вышеописанных совместных преступных целей соучастниками лицо № 1 и З.А.А., при тех же обстоятельствах был разработан поэтапный план совершения преступления с распределением преступных ролей между участниками, согласно которому:

— на соучастника лицо № 1 возлагалось: общая организация совершения преступления, выработка преступного плана, подыскание и привлечение к преступлению соучастников и отведение последним преступных ролей, подыскание транспортных средств, подыскание неустановленного в ходе следствия предмета, используемого в качестве оружия и визуально напоминающего боевой ручной стрелковый пистолет системы Макарова (ПМ), аренда жилых помещений, где будет удерживаться «ФИО»1, после похищения и до момента получения соучастниками денежных средств, в том числе от продажи квартиры, а также лиц, оказывающих юридические услуги не осведомленных об истинных намерениях и целях деятельности соучастников, с целью надлежащего юридического оформления прав на имущество «ФИО»1 под непосредственным контролем соучастников, финансирование этапов преступной деятельности; непосредственное похищение «ФИО»1; подавление его воли к сопротивлению, путем высказывания угроз убийством, то есть угроз применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в том числе с применением предмета, используемого в качестве оружия; высказывание требования о фактической передаче имущества соучастникам; непосредственное хищение имущества «ФИО»1, а именно: получение снятых «ФИО»1 денежных средств в отделениях ПАО «Сбербанк России» под контролем соучастников, продажа квартиры «ФИО»1 от имени последнего с целью извлечения соучастниками материальной выгоды от совершенного преступления в особо крупном размере, то есть в сумме свыше 1 000 000 рублей, а также последующего распределения между соучастниками похищенного в заранее оговоренных долях.

— на него (З.А.А.) возлагалось: знакомство соучастников с «ФИО»1 под обманным предлогом; визуальный осмотр квартиры; выяснение оснований приобретения права собственности на имущество, а также установление суммы денежных средств, находящихся на банковских счетах матери потерпевшего и подлежащих наследованию; непосредственное похищение потерпевшего «ФИО»1; подавление его воли к сопротивлению, путем высказывания угроз убийством, то есть угроз применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в том числе с применением предмета, используемого в качестве оружия; высказывание требования о фактической передаче имущества соучастникам; непосредственное хищение имущества «ФИО»1, а именно: получение снятых «ФИО»1 денежных средств в отделениях ПАО «Сбербанк России» под контролем соучастников, продажа квартиры «ФИО»1 от имени последнего с целью извлечения соучастниками материальной выгоды от совершенного преступления в особо крупном размере, то есть в сумме свыше 1 000 000 рублей.

— на лицо № 2 с момента привлечения к совершению преступных действий возлагалось: временное проживание совместно с «ФИО»1 на арендованных квартирах в период совершения в отношении последнего преступных действий; контроль передвижений «ФИО»1, обеспечение потерпевшего продуктами питания и алкоголем, а также информирование З.А.А. и лица № 1 о поведении последнего, в том числе посредством телефонной связи, пресечение попыток обращения «ФИО»1 за помощью; непосредственное хищение имущества «ФИО»1, а именно: получение снятых «ФИО»1 денежных средств в отделениях ПАО «Сбербанк России» под контролем соучастников, продажа квартиры «ФИО»1 от имени последнего с целью извлечения соучастниками материальной выгоды от совершенного преступления в особо крупном размере, то есть в сумме свыше 1 000 000 рублей.

Действуя согласно разработанному плану, в соответствии с распределенными ролями, 03 сентября 2016 года, около 12 часов 00 минут, лицо № 1 и З.А.А. на неустановленном автомобиле прибыли по месту жительства «ФИО»1 по адресу: «…», после чего реализуя общий преступный умысел, направленный на похищение человека из корыстных побуждений, действуя совместно и согласованно, осознавая, что ими будут нарушены его права на свободу и личную неприкосновенность, на свободу передвижения и выбор места пребывания, под обманным предлогом, представившись «ФИО»1 сотрудниками полиции, убедили его в необходимости проследовать в отдел полиции, якобы в связи с поступившими в отношении «ФИО»1 жалобами от граждан, вывели его из квартиры по месту жительства, поместили в вышеуказанный неустановленный автомобиль, после чего начали движение в направлении г. Зеленограда, г. Москвы.

Во время движения, «ФИО»1 потребовал выпустить его из салона автомобиля, на что З.А.А., выполняя отведенную ему роль, ограничивая свободу передвижения «ФИО»1 навел на последнего заранее переданный ему лицом № 1 неустановленный в ходе следствия предмет, используемый в качестве оружия, визуально напоминающий боевой ручной стрелковый пистолет системы Макарова (ПМ), высказав в адрес последнего угрозу убийством, то есть, угрозу применения насилия, опасного для жизни и здоровья, в случае оказания «ФИО»1 сопротивления, подавив тем самым волю потерпевшего к сопротивлению, после чего последнего незаконно переместили на неустановленный в ходе следствия участок местности, расположенный на территории г. Зеленограда, г. Москвы.

Находясь в указанном месте 03 сентября 2016 года, в период времени с 12 часов 00 минут до 15 часов 00 минут, З.А.А. и лицо № 1, реализуя совместный преступный умысел направленный на хищение чужого имущества путем вымогательства, действуя совместно и согласованно, демонстрируя «ФИО»1 вышеуказанный неустановленный в ходе следствия предмет, используемый в качестве оружия, визуально напоминающий боевой ручной стрелковый пистолет системы Макарова (ПМ), угрожая последнему убийством, то есть, применением насилия, опасного для жизни и здоровья, поочередно высказывали в адрес потерпевшего «ФИО»1 требования о передаче им имущества, а именно денежных средств, хранящихся на счетах матери последнего в ПАО «Сбербанк России», на которых на момент 03 сентября 2016 года находились денежные средства в сумме более 1 000 000 рублей, а также квартиры, расположенной по адресу: «…», входящей на момент 03 сентября 2016 года в жилищный фонд г. Москвы, рыночная стоимость которой составляет 6 123 000 рублей, предварительно потребовав от последнего совершения юридически значимых действий от своего имени по приобретению права на это имущество (вступление в наследство и приватизацию соответственно) для последующего его отчуждения в пользу соучастников.

В результате совместных преступных действий З.А.А. и лица № 1, «ФИО»1, чья воля к сопротивлению была сломлена и у которого не было реальной возможности обратиться за помощью в правоохранительные органы или к третьим лицам, подчинился их требованиям и согласился с предложенными ими условиями отчуждения имущества.

Получив, таким образом, согласие «ФИО»1 на выполнение требований З.А.А. и лица № 1, и сломив его волю к сопротивлению, последние с целью обеспечения возможности беспрепятственного совершения с участием «ФИО»1 юридически значимых действий и вуалирования таковых как законных, переместили потерпевшего помимо воли последнего и удерживали в период времени с 03 сентября 2016 года до 27 октября 2016 года в заранее приисканном лицом № 1 жилом помещении, расположенном по адресу: «…», более точно адрес следствием не установлен, а в последующем с 27 октября 2016 года до 10 ноября 2016 года в квартире по адресу: «…», запирая последнего в помещении квартиры, исключая таким образом, возможность покинуть это место самостоятельно и сообщить в правоохранительные органы.

Помимо этого, продолжая реализовывать совместный преступный умысел, в период времени с 03 сентября 2016 года до 05 октября 2016 года, лицо № 1 с ведома и согласия З.А.А. с целью обеспечения контроля за действиями потерпевшего «ФИО»1, применения при необходимости физического насилия и угроз о применении такового с целью подавления воли потерпевшего к сопротивлению и достижения поставленных соучастниками преступных целей, привлекло для участия в совершении совместных преступных действий лицо № 2, отведя последнему указанную роль и осведомив его о конечной цели своих преступных намерений, на что последний ответил согласием, вступив с З.А.А. и лицом № 1 в преступный сговор, подтвердив намерение выполнения отведенной ему преступной роли.

В свою очередь лицо № 2, действуя совместно и согласованно с З.А.А. и лицом № 1, реализуя общий преступный умысел, в соответствии с отведенной ему ролью, в период времени с 03 сентября 2016 года до 27 октября 2016 года, временно проживал совместно с «ФИО»1 в квартире по адресу: «…», более точно адрес не установлен, а в последующем с 27 октября 2016 года до 10 ноября 2016 года в квартире по адресу: «…», в которую «ФИО»1 был перемещен лицом № 1 и лицом № 2, где выполняя отведенную ему роль, продолжал контролировать передвижение последнего, обеспечивая «ФИО»1 продуктами питания и алкоголем, а также информируя З.А.А. и лицо № 1 о поведении последнего, в том числе посредством телефонной связи, исключив, таким образом, возможность «ФИО»1 обратиться за помощью и самостоятельно покинуть место удержания.

10 сентября 2016 года, в период времени с 10 часов 00 минут до 12 часов 00 минут лицо № 1 и З.А.А., реализуя общий преступный умысел, направленный на хищение чужого имущества путем вымогательства, для надлежащего документального оформления процесса приобретения «ФИО»1 права на имущество его умершей матери, предварительно подавив волю «ФИО»1 к сопротивлению высказав в его адрес угрозу убийством, доставили последнего на неустановленном следствием автомобиле в здание, расположенное по адресу: «…», при этом контролируя действия «ФИО»1 с целью предупреждения возможного обращения последнего за помощью, где пользуясь тем, что воля к сопротивлению «ФИО»1 подавлена и последний полностью им подчинен, принудили последнего заключить с «ФИО»3 и «ФИО»4, не осведомленных о преступных намерениях соучастников, договор на оказание юридических услуг, а именно на ведение наследственного дела по оформлению наследственных прав на имущество.

Смотрите так же:  Приказ верховного суда от 06102018

После чего 10 сентября 2016 года после 12 часов 00 минут, в точно неустановленное следствием время, на неустановленном следствием автомобиле проследовали в помещение нотариальной конторы, расположенной по адресу: г. Москва, г. Зеленоград, Георгиевский проспект, корпус 4, строение 1, где врио нотариуса г. Москвы М.М.В., не осведомленной о преступных намерениях лица № 1, З.А.А. и лица № 2, от имени «ФИО»1 была произведена выдача двух доверенностей, которыми последний уполномочивал «ФИО»3 и «ФИО»4 на ведение наследственного дела по оформлению наследственных прав на имущество, оставшееся после смерти «ФИО»2 и совершение юридически значимых действий по оформлению права собственности на квартиру, расположенную по адресу: «…».

02 ноября 2016 года, в период времени с 12 часов 00 минут до 14 часов 00 минут, лицо № 1 и З.А.А., предварительно получив свидетельство о праве на наследство по закону на имя «ФИО»1, подавив волю «ФИО»1 к сопротивлению высказав в его адрес угрозу убийством, доставили последнего на неустановленном следствием автомобиле, то есть помимо воли «ФИО»1, в отделение ПАО «Сбербанка России» № 9038/01756 по адресу: г. Москва, г. Зеленоград, Савеловский проезд, дом 6, где предъявив указанные документы, получили сведения о наличии на банковских счетах на имя «ФИО»2 денежных средств в сумме 949 996 рублей 24 копейки и 5 353 долларов США, что согласно курса Центрального банка Российской Федерации на 02 ноября 2016 года составляет 338 309 рублей 60 копеек, после чего, на основании указанного документа, пользуясь тем, что потерпевший не сможет оказать им сопротивления и обратиться за помощью, принудили «ФИО»1 произвести обналичивание денежных средств в сумме 15 436 рублей 29 копеек, которые лицо № 1 обратило в свою пользу для последующего разделения в равных долях между соучастниками.

Далее с учетом необходимости обналичивания оставшейся части денежных средств в сумме 934 559 рублей 95 копеек и 5353 долларов США, что согласно курсу Центрального банка Российской Федерации на 02 ноября 2016 года составляет 338 309 рублей 60 копеек, лицо № 1, действуя совместно и согласованно с Зайцевым А.А., 02 ноября 2016 года, в период времени с 14 часов 00 минут до 18 часов 00 минут, на неустановленном следствием автомобиле привезли «ФИО»1 в отделение ПАО «Сбербанка России» № 9038/01295 по адресу: г. Москва, ул. Дубнинская, дом 16, корпус 1, где предъявив указанные документы, получили сведения о наличии на банковских счетах на имя «ФИО»2 денежных средств в сумме 934 559 рублей 95 копеек и 5353 долларов США, что согласно курса Центрального банка Российской Федерации на 02 ноября 2016 года составляет 338 309 рублей 60 копеек, после чего, на основании указанного документа, пользуясь тем, что воля потерпевшего к сопротивлению подавлена и «ФИО»1 не сможет воспрепятствовать их преступным действиям и обратиться за помощью, заставили «ФИО»1 произвести обналичивание денежных средств в сумме 934 559 рубля 95 копеек и 5353 долларов США, что согласно курсу Центрального банка Российской Федерации на 02 ноября 2016 года составляет 338 309 рублей 60 копеек, которые лицо № 1 обратило в свою собственность для последующего разделения в равных долях между соучастниками.

03 ноября 2016 года около 14 часов 00 минут лицо № 1, действуя совместно и согласованно с З.А.А., на неустановленном следствием автомобиле привезли «ФИО»1, воля которого к сопротивлению была подавлена вышеописанными преступными действиями, по адресу: «…», где осознавая, что «ФИО»1 имеет преимущественное право на оформления права приватизации квартиры по адресу: «…», вновь принудили потерпевшего к заключению на якобы добровольной основе договора от 03 ноября 2016 года с «ФИО»3, неосведомленной о преступных намерениях соучастников, на осуществление комплексного оказания юридических услуг, связанных с приватизацией указанного объекта недвижимости стоимостью 6 123 000 рублей, совершив таким образом, действия, непосредственно направленные на изъятие данного имущества из собственности «ФИО»1 с целью его реализации в будущем третьим лицам от имени «ФИО»1 и обращения полученных денежных средств в пользу соучастников для последующего разделения в равных долях между членами преступной группы.

В последующем, 10 ноября 2016 года, около 20 часов 00 минут, лицо № 1, действуя совместно и согласованно с З.А.А., на неустановленном следствием автомобиле привезли «ФИО»1, воля которого к сопротивлению была подавлена вышеописанными преступными действиями, по адресу: «…», где указанные лица были задержаны сотрудниками полиции, а «ФИО»1 был освобожден.

Подсудимый З.А.А. заявил добровольное и сознательное согласие с предъявленным ему обвинением в совершении преступлений, относящихся к категории особо тяжких и, осознавая последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства, в связи с наличием досудебного соглашения о сотрудничестве, ходатайствовал о таковом.

В судебном заседании подсудимый З.А.А. согласился с предъявленным ему обвинением, вину свою признал полностью и ходатайствовал о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, в связи с заключением досудебного соглашения о сотрудничестве.

Ходатайство З.А.А. заявлено добровольно, осознанно, после проведения консультации с адвокатом по уголовным делам, который поддержал ходатайство своего подзащитного об особом порядке принятия судебного решения, подтвердив законность заключения досудебного соглашения о сотрудничестве.

Потерпевший «ФИО»1 и представитель потерпевшего Департамента городского имущества г. Москвы не возражали против рассмотрения уголовного дела в особом порядке.

В представлении, направленном в суд в соответствии со ст. 317.5 УПК РФ, Тимирязевский межрайонный прокурор г. Москвы предлагает применить особый порядок проведения судебного заседания и вынести судебное решение в отношении З.А.А. в соответствии со ст. 316 УПК РФ и главой 40.1 УПК РФ, так как З.А.А. соблюдены условия заключенного с ним досудебного соглашения о сотрудничестве и выполнены предусмотренные соглашением обязательства.

Государственный обвинитель С.К.А. в судебном заседании согласился с особым порядком принятия судебного решения, подтвердив активное содействие З.А.А. следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании установленных лиц, уголовные дела, в отношении которых, выделены в отдельное производство, возместил причиненный потерпевшему ущерб.

Данные обстоятельства подтверждаются представленными материалами уголовного дела.

02 марта 2017 года Тимирязевским межрайонным прокурором г. Москвы С.Л.Д. по ходатайству обвиняемого З.А.А. было заключено с ним досудебное соглашение о сотрудничестве, в соответствии с требованиями ст.ст.317.2, 317.3 УПК РФ. Обязательства, принятые на себя в соответствии с заключенным соглашением обвиняемым З.А.А., были им выполнены.

В ходе предварительного следствия З.А.А. были даны полные и подробные показания об обстоятельствах совершенных им преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, г, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ.

Из показаний З.А.А. следователем были получены сведения об участии других лиц в совершении преступных действий, а также получены доказательства, изобличающие других соучастников.

В ходе расследования уголовного дела сведений об угрозах личной безопасности З.А.А. и его близких родственников, связанных с его сотрудничеством со следствием, не получено.

Сопоставив фактические обстоятельства, установленные органами предварительного расследования, с представленными по делу доказательствами, суд считает, что обвинение, с которым согласился подсудимый З.А.А., обоснованно и подтверждается собранными по делу доказательствами, в связи с чем имеются основания для постановления обвинительного приговора без проведения судебного разбирательства.

Действия подсудимого З.А.А. суд квалифицирует по п.п. «а, в, г, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ как похищение человека, группой лиц по предварительному сговору, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, из корыстных побуждений.

Действия подсудимого З.А.А. суд квалифицирует по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ как вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества, под угрозой применения насилия, группой лиц по предварительному сговору, в целях получения имущества в особо крупном размере.

При назначении З.А.А. наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, роль подсудимого в совершении преступлений, а также данные о личности виновного, который не судим, «…», активно способствовал раскрытию и расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию соучастников, добровольно возместил потерпевшему причиненный ущерб, «…», признал свою вину и раскаялся в содеянном, принес свои извинения потерпевшему в судебном заседании, а также суд принимает во внимание наличие, со слов подсудимого угроз в его адрес и в адрес его родственников в настоящий момент.

В период предварительного следствия в отношении З.А.А. была проведена амбулаторная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза, из выводов которой следует, что в период инкриминируемого деяния у З.А.А. не обнаруживалось признаков какого-либо временного психического расстройства, иного болезненного состояния психики, поэтому он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время у З. А.А. отсутствуют признаки какого-либо временного психического расстройства, иного болезненного состояния психики, он может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, может участвовать в производстве следственных действий и судебном разбирательстве, самостоятельно осуществлять свои права на защиту в суде, может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать о них показания. Клинических признаков синдрома зависимости от алкоголя и наркотиков у него не обнаруживается (том 1, л.д.245-247).

Обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимому, суд признает в соответствии с п.п. «и, к» ч. 1 ст. 61 УК РФ активное способствование раскрытию и расследованию преступлений, изобличение и уголовное преследование других соучастников преступлений, добровольное возмещение потерпевшему причиненного ущерба, в соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ признание своей вины и раскаяние в содеянном «…».

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимому, предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

По ходатайству государственного обвинителя в судебном заседании были оглашены по характеристике личности показания свидетеля «ФИО»5, из которых следует, что с 2015 года она проживала в гражданском браке с З.А.А., с ними также проживали ее малолетние дети 2012 года рождения и 2013 года, при этом она («ФИО»5) была домохозяйкой, а основной доход в семье обеспечивал З.А.А., в том числе из этих денег дети обеспечивались всем необходимым, сам З.А.А. относился к ним как к своим детям (т. 1, л.д.213-215).

Суд считает, что в соответствии с п. «г» ч. 2 ст. 61 УК РФ, в качестве обстоятельства, смягчающего наказание подсудимому, хоть и не являющемуся биологическим отцом малолетних детей, но осуществляющим их воспитание и содержание, признать наличие двоих малолетних детей 2012 года рождения и 2013 года рождения.

Исходя из фактических обстоятельств дела, учитывая характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности виновного, принимая во внимание наличие смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, суд считает, что достижение целей наказания З.А.А. – его исправление, предупреждение совершения им новых преступлений, возможны только в условиях реального отбывания наказания, не усматривая оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ, ст. 73 УК РФ. При назначении основного вида наказания суд находит возможным не назначать дополнительное наказание в виде ограничения свободы, предусмотренного санкцией ч. 2 ст. 126 УК РФ, а также в виде штрафа и ограничения свободы, предусмотренного санкцией ч. 3 ст. 163 УК РФ.

Вместе с тем, учитывая смягчающие наказание обстоятельства, данные о характеристике личности подсудимого, суд признает их исключительными и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, суд приходит к убеждению о наличии оснований, предусмотренных ст. 64 УК РФ для назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено санкциями ч. 2 ст. 126 УК РФ и ч. 3 ст. 163 УК РФ.

Определяя размер наказания, суд руководствуется правилами, предусмотренными ч. 2 ст. 62 УК РФ.

При определении вида исправительного учреждения, суд руководствуется требованиями п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ и назначает З.А.А. отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима.

Вещественные доказательства по делу хранить до решения вопроса по уголовному делу «…».

На основании изложенного, руководствуясь ст. 317.7 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать З.А.А. виновным в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, в, г, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ и п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ и назначить ему наказание:

— по п.п. «а, в, г, з» ч. 2 ст. 126 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, в виде лишения свободы, сроком на 4 (четыре) года;

— по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года 6 (шесть) месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить З.А.А. наказание в виде лишения свободы, сроком на 5 (пять) лет 6 (шесть) месяцев, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения З.А.А. до вступления приговора в законную силу оставить без изменения – заключение под стражу, для обеспечения исполнения приговора.

Срок отбывания наказания З.А.А. исчислять с 26 сентября 2017 года. Зачесть в срок отбытия наказания время нахождения З. А.А. под стражей в качестве меры пресечения, с учетом фактического задержания, с 10 ноября 2016 года по 26 сентября 2017 года включительно.

Вещественные доказательства по делу: 3 компакт-диска, содержащие детализацию телефонных соединений, хранящиеся в материалах уголовного дела «…», оставить при материалах уголовного дела до вынесения решения по данному делу; наследственное дело «…», документы, полученные у свидетеля «ФИО»3, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств ТМРСО г. Москвы, хранить до решения вопроса по уголовному делу «…»; мобильный телефон марки «Айфон 5», мобильный телефон марки «Айфон 6», мобильный телефон марки «Леново», две банковские карты, часы «Апл Вотч», предмет округлой формы из резины (наконечник патрона), два патрона, связка из 5 ключей, хранящиеся в камере хранения вещественных доказательств ТМРСО г. Москвы, хранить до решения вопроса по уголовному делу «…».

Приговор по статье 126 УК РФ (Похищение человека) может быть обжалован в апелляционном порядке в Московский городской суд в течение 10 суток со дня его постановления, а осужденным в тот же срок со дня вручения ему копии приговора, с соблюдением требований ст. 317.7 УПК РФ.