Меню Закрыть

Судебная практика ст228 ук рф

Судебная практика ст228 ук рф

Президиума суда Ямало-Ненецкого

«01» февраля 2017 года

судебной практики по применению положений ст. ст. 228-230 УПК Российской Федерации судами Ямало-Ненецкого автономного округа за период 2015 год — 1-е полугодие 2016 года

В соответствии с планом работы на I I полугодие 2016 года суда Ямало-Ненецкого автономного округа проведено обобщение судебной практики по применению положений ст. ст. 228-230 УК Российской Федерации судами Ямало-Ненецкого автономного округа за период 2015 год — 1-е полугодие 2016 года.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 июня 2006 года №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», даны разъяснения по практике рассмотрения судами указанной категории дел.

При этом изменения в правоприменительную практику, внесенные постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 июня 2015 года №30, были своевременно учтены судами и не повлекли за собой ошибок при квалификации действий осужденных.

Подавляющее большинство дел о преступлениях, связанных с незаконным оборотом наркотиков и поступивших в суды округа в 2015 году, были квалифицированы органами предварительного расследования по ст. 228 УК РФ – 385 уголовных дел в отношении 410 лиц (в I -ом полугодии 2016 года 161 дело в отношении 171 лица), из них 243 дела (63%) в отношении 261 лица квалифицировано по ч. 2 ст. 228 УК РФ (в I -ом полугодии 2016 года 99 дел (61%) в отношении 106 лиц).

По фактам незаконного сбыта наркотических средств в суды округа в 2015 году поступило 55 уголовных дел в отношении 61 лица (в I -ом полугодии 2016 года 34 дела в отношении 46 лиц), из них как деяния, предусмотренные ч. 4 ст. 228 1 УК РФ, квалифицировано 39 дел (70%) в отношении 45 лиц (в I -ом полугодии 2016 года 24 дела (70%) в отношении 34 лиц), как деяния, предусмотренные ч. 5 ст. 228 1 УК РФ, квалифицировано 13 дел (23%) в отношении 13 лиц (в I -ом полугодии 2016 года 6 дел (18%) в отношении 6 лиц).

Среди лиц, осужденных за преступления, предусмотренные ст. 228 УК РФ, в 2015 году 206 человек (54%), в основном по ч. 2 ст. 228 УК РФ, осуждены к реальному лишению свободы (в I -ом полугодии 2016 года 86 человек (56%)).

Наказания, не связанные с лишением свободы применялись лишь к лицам, признанным виновными по ч. 1 ст. 228 УК РФ, в 2015 году назначались в отношении 70 осужденных (18%) (в I -ом полугодии 2016 года в отношении 35 человек (23%)).

По ч. 2 ст. 228 УК РФ в 2015 году суды нередко считали возможным применение положений ст. 73 УК РФ, а именно в отношении 105 лиц (в I -ом полугодии 2016 года в отношении 32 человек).

В связи с изложенным, необходимо отметить, что при наличии специального рецидива в 2015 году осуждены 46 человек к лишению свободы, при этом из них 22 ранее также отбывали наказание в виде лишения свободы, 21 ранее были осуждены к лишению свободы с применением положений ст. 73 УК РФ, а 3 человек к наказанию, не связанному с лишением свободы.

При наличии специального рецидива в I -ом полугодии 2016 года осуждено 20 человек к лишению свободы, при этом из них 12 ранее также отбывали наказание в виде лишения свободы, 7 ранее были осуждены к лишению свободы с применением положений ст. 73 УК РФ, а 1 человек к наказанию, не связанному с лишением свободы.

За преступления, предусмотренные ст. 228 1 УК РФ за редким исключением суды назначают наказание в виде реального лишения свободы.

Назначая наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ в 2015 году, суды к 104 осужденным применили положения ст. 64 УК РФ (в I -ом полугодии 2016 года в отношении 34 человек).

В порядке, предусмотренном гл. 40 1 УПК РФ, в 2015 году осуждено 17 человек (в I -ом полугодии 2016 года 7 человек), практически всем им наказание назначено с применением ч. 2 ст. 62 УК РФ, то есть при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренныхп. «и» ч. 1 ст. 61УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств.

Также в 2015 году среди лиц, осужденных по ст. 228 1 УК РФ, к 17 применены положения ч. 1 ст. 62 УК РФ (в I -ом полугодии 2016 года 20 человек).

В 2015 году судом апелляционной инстанции по жалобам и представлениям было проверено 123 приговора, из них изменено в связи с неправильной квалификацией действий осужденных 3 (2,5% от числа проверенных), в связи с неправильным назначением наказания 7 (5,7% от числа проверенных), отменено по иным основаниям 5 приговоров, из них 2 с возвращением уголовных дел прокурору.

В I -ом полугодии 2016 года судом апелляционной инстанции было проверено 85 приговоров, из них изменено в связи с неправильной квалификацией действий осужденных 3 (3,5% от числа проверенных), в связи с неправильным назначением наказания 5 (5,8% от числа проверенных), отменено по иным основаниям 3 приговора, из них 2 с возвращением уголовных дел прокурору.

Изложенное свидетельствуют о том, что суды округа, в целом, верно устанавливают фактические обстоятельства по данной категории дел и правильно применяют положения УК и УПК Российской Федерации, однако, имеются отдельные нарушения законности.

В частности, причинами к отмене решений судов первой инстанции было принятие к производству уголовных дел, по которым имелись основания для возвращения их прокурору либо принятие дел судьей, подлежащим отводу.

По смыслу уголовно-процессуального закона, обвинение в обвинительном заключении должно полностью соответствовать обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 29 июня 2016 года (т. 6 л.д. 2-13) указано о совершении М. пяти преступлений, в том числе покушения на сбыт наркотических средств 11 ноября 2015 года. Однако в обвинительном заключении (т. 6 л.д. 24-31) приведено описание только четырёх преступлений, и не указано о совершении покушения на сбыт наркотических средств 11 ноября 2015 года.

Изложенное препятствовало вынесению по делу итогового решения и требовало от суда рассмотрения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору на основании ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Вместе с тем, суд постановил по делу приговор, вопреки ч. 1 ст. 252 УПК РФ, признав М. виновным в том числе и в совершении покушения на сбыт наркотического средства 11 ноября 2015 года, описание преступления по которому в обвинительном заключении отсутствует. При этом, в нарушение п. 1 ст. 307 УПК РФ, суд сам в приговоре не привёл описания этого преступного деяния с указанием места, времени и способа его совершения и иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

В связи с изложенным обжалуемый приговор не мог быть признан законным и обоснованным, поэтому был отменен на основании п. 2 ст. 389 15 УПК РФ, в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Поскольку обвинительное заключение по делу составлено с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения, то уголовное дело было возвращено прокурору г. Ноябрьска, в соответствие со ст. 237 УПК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом (Апелляционное определение по делу №22-928/2016).

По смыслу уголовно-процессуального закона формулировка обвинения (описательная часть) должна содержать изложение конкретных фактических обстоятельств события преступления.

По уголовному делу, связанному с незаконным оборотом наркотических средств, в предъявленном обвинении и обвинительном заключении, в том числе, должны содержаться полные сведения, касающиеся массы наркотического средства, поскольку данные сведения относится к обстоятельствам, индивидуализирующим преступное деяние, входят в предмет доказывания по делу (ст.73 УПК РФ) и подлежат обязательному установлению.

Вместе с тем, указанные требования уголовно-процессуального закона, по данному уголовному делу, выполнены не были.

Так, из предъявленного Т. и С. обвинения следует, что их действия были направлены на незаконное приобретение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, общей массой не менее 6, 414 грамма, которая как следует, из описания совершенного ими преступного деяния, состоит из нескольких частей изъятого впоследующем из незаконного оборота наркотического средства, общая масса которого составляет 6, 314 грамм.

Суд первой инстанции, приняв несоответствие масс наркотического средства за арифметическую ошибку, исключил из обвинения Т. и С. 0,1 грамма наркотического средства, как излишне вмененного.

Вместе с тем принимая данное решение, суд не учел, что указанное обстоятельство, влияет на квалификацию действий подсудимых, входит в предмет доказывания по делу и подлежало обязательному установлению в досудебном производстве.

Таким образом, установленные судом первой инстанции противоречия в количестве вмененного Т. и С. наркотического средства являются не ошибкой, а существенным нарушением уголовно-процессуального закона, которое привело к ограничению гарантированных указанным законом прав последних знать, в чем они обвиняются и, соответственно, защищать свои права и законные интересы всеми не запрещенными средствами и способами, и которое не могло быть устранено судом путем исключения из обвинения части наркотического средства.

При указанных обстоятельствах, в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, настоящее уголовное дело подлежало возвращению прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом, так как обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, что не может быть устранено в судебном заседании и не связано с восполнением неполноты предварительного расследования (Апелляционное определение по делу №22-159/2015).

Основания, предусмотренные уголовно-процессуальным законом для отвода следователя и других лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, распространяются и на руководителя следственного органа при наличии обстоятельств, позволяющих усомниться в его беспристрастности, поскольку на него возложены публичные функции, касающиеся как самого производства предварительного следствия, включая доказывание, так и контроля за ним.

А. признан виновным и осужден за то, что он, действуя в качестве члена организованной группы, совершил несколько покушений на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере.

Из материалов уголовного дела следует, старший оперуполномоченный отдела УФСКН Я.Д. принимал непосредственное участие в оперативно-розыскных мероприятиях и следственных действиях по каждому из эпизодов, по которым А. осужден по оспариваемому приговору.

Помимо этого, согласно материалам уголовного дела, Я.С. в качестве руководителя следственного органа (заместителя начальника СО УФСКН России по ЯНАО – начальника 1 отделения СО) в рамках осуществления контроля за расследованием уголовного дела в отношении А. были совершены процессуальные действия, вытекающие из его должностных полномочий.

Установлено, что Я.С., руководитель следственного органа УФСКН с дислокацией в г. Новый Уренгой и Я.Д., старший оперуполномоченный оперативного отдела УФСКН России с дислокацией в Новоуренгойском межрайонном отделе, являются родными братьями, то есть близкими родственниками (п. 4 ст. 5 УПК РФ).

Наличие близких родственных отношений между Я.Д. и Я.С. даёт основание полагать возможным проявление пристрастности и необъективности со стороны Я.С., как руководителя следственного органа, управомоченного в рамках расследования принимать общеобязательные решения, от которых существенным образом зависело принятие тех либо иных решений, либо их проверка.

При этом, как это следует из Определения Конституционного суда РФ от 16 декабря 2008 года №1080-О-П, основания, предусмотренные уголовно-процессуальным законом для отвода следователя и других лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, распространяются и на руководителя следственного органа при наличии обстоятельств, позволяющих усомниться в его беспристрастности, поскольку на него возложены публичные функции, касающиеся как самого производства предварительного следствия, включая доказывание, так и контроля за ним.

Смотрите так же:  Детское пособие за 2011 год

Существенное нарушение органами предварительного следствия требований уголовно-процессуального закона, выразившееся в нарушении процедуры согласования обвинительного заключения руководителем следственного органа, подлежащего отводу, то есть неисполнении ч. 6 ч. 220 УПК РФ не устранимы и не позволяли суду принять какое-либо решение по делу.

При указанных обстоятельствах приговор, в силу положений п. 2 ст. 389 15 , ч. 1 ст. 389 17 УПК РФ, был отменен, а уголовное дело возвращено прокурору г. Новый Уренгой Ямало-Ненецкого автономного округа для устранения препятствий его рассмотрения судом (Апелляционное определение по делу №22-41/2015 (22-1467/2014).

В силу п. 2 ч. 2 ст. 389 17 УПК РФ вынесение решения незаконным составом суда является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и влечет его безусловную отмену.

Положения ст. 63 УПК РФ в совокупности с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации изложенной в постановлениях от 2 июля 1998 года №20-П и от 23 марта 1999 года №5-П, в дальнейшем подтвержденной в многочисленных его определениях, в том числе от 1 ноября 2007 года №799-О-О, не допускают возможность участия судьи в рассмотрении дела, если оно связано с оценкой ранее уже исследовавшихся с его участием обстоятельств по делу. Судья, ранее высказавший в ходе производства по уголовному делу свое мнение по предмету рассмотрения, не должен принимать участие в дальнейшем производстве по делу с тем, чтобы не ставить под сомнение законность и обоснованность решения.

В материалах уголовного дела имеется копия приговора Ямальского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 12 октября 2015 года, постановленного под председательством судьи Г. в отношении У., признанного виновным в преступлении, предусмотренном ч. 2 ст. 228 УК РФ – незаконное приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере, – совершенном в тоже время, в том же месте и в отношении того же наркотического средства (вещества, содержащем в своем составе N -(1-карбамоил-2-метилпропил)-1-(циклогексилметил)-1Н-индазол-3-карбоксамид, массой 0,412 грамма), что указаны в обвинении И. Описывая это преступление, суд признал установленным факт сбыта наркотического средства У.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, событие преступления подлежит доказыванию по каждому уголовному делу.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что судья Г. при постановлении обвинительного приговора в отношении У. по ч. 2 ст. 228 УК РФ уже высказал свое мнение по вопросам, которые вновь явились предметом судебного разбирательства под его председательством по настоящему уголовному делу.

Таким образом, повторное участие судьи в рассмотрении дела в отношении И., сбывшего наркотическое средство У., являлось недопустимым и свидетельствует о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, влекущим за собой отмену приговора с направлением уголовного дела на новое судебное рассмотрение в ином составе суда, поскольку устранить допущенные нарушения самостоятельно, суд апелляционной инстанции возможности не имеет (Апелляционное определение дело №22-627/2016).

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений

Принимая решение об оправдании К. по обвинению в приготовлении к сбыту наркотических средств, суд указал, что инициатива в приготовлении к сбыту наркотических средств исходила не от К., а от Ш., путем его добровольного согласия на оперативный эксперимент по предложению оперативных сотрудников правоохранительных органов, то есть, по мнению суда первой инстанции, действия К. были спровоцированы сотрудниками правоохранительных органов.

Однако, необходимым условием законности проведения оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» являются соблюдение оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», и выполнение требований ст. 8 указанного Федерального закона, в соответствии с которым, оперативный эксперимент проводится на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Из материалов дела следует, что оперативный эксперимент проводился в отношении неустановленных лиц, с использованием муляжей наркотических средств в местах, указываемых по средствам переписки гражданина Ш. через компьютерную программу с неустановленным абонентом (т. 1 л.д. 58).

Данных, достоверно свидетельствующих о том, что оперативные сотрудники провоцировали К. на совершение преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, в деле не имеется.

Напротив, как следует из показаний Ш. (т.2 л.д.30-34), он прибыл в г. Ноябрьск, где должен был сделать «закладку» наркотического средства по указанию неизвестного ему лица. Однако сделать это не смог, так как был задержан сотрудниками полиции. На предложение последних поучаствовать в оперативном эксперименте, ответил согласием. После того как сотрудники полиции изготовили муляж наркотического средства и сделали «закладку», через компьютерную программу Ш. сообщил неустановленному лицу о том, где оно спрятано и приложил фотографию этого места.

Согласно результатов оперативно-розыскных мероприятий, на место «закладки» муляжа наркотического средства прибыл К., который был задержан, при досмотре у него был обнаружен и изъят муляж наркотического средства, упакованный в пачку из-под сигарет.

Как следует из пояснений К., место закладки наркотического средства, которые он должен был забрать, ему сообщило по каналам связи иное лицо, которое и ранее ему сообщало места закладок наркотических средств.

Однако в приговоре отсутствуют мотивы, по которым суд сделал вывод о том, что к этому сообщению причастны сотрудники полиции. При отсутствии таких сведений, коллегия не согласилась с выводами суда первой инстанции о склонении сотрудниками правоохранительных органов К. к совершению противоправных действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств.

При таких обстоятельствах, приговор был отменен в части оправдания К., поскольку судом не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции (Апелляционное определение по делу №22-904/2015).

В случае, когда лицо, имея умысел на сбыт наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в особо крупном размере, реализовало лишь часть имеющихся у него указанных средств или веществ, не образующую особо крупный размер, все содеянное им подлежит квалификации как покушение на сбыт наркотического средства в особо крупном размере.

Ш. по приговору суда, постановленному в соответствии с главой 40 1 УПК РФ, по результатам рассмотрения дела в особом порядке при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве признан виновным, в частности, в незаконном сбыте с использованием информационно-телекоммуникационных сетей организованной группой наркотического средства в крупном размере.

В апелляционном представлении заместитель прокурора округа просил приговор суда изменить, в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона и неправильным применением уголовного закона. Полагал, что суд необоснованно квалифицировал действия Ш. по по п. «а» ч. 4 ст. 228 1 УК РФ, оставив без оценки, что действия виновного были направлены на сбыт наркотического средства в особо крупном размере, что обоснованно вменялось органом предварительного расследования.

Судебная коллегия пришла к выводу, что суд первой инстанции при рассмотрении дела неправильно применил уголовный закон, в связи с чем, согласно п. 3 ст. 389 15 , п. 2 ч. 1 ст. 389 18 УПК РФ, обжалуемый приговор подлежит изменению.

При квалификации действий осужденного, в отношении наркотических средств, переданных потребителям, как преступления, предусмотренного п. «а» ч. 4 ст. 228 1 УК РФ, суд первой инстанции не учел, что из текста предъявленного Ш. обвинения прямо следует, что тот имел умысел на сбыт наркотического средства в особо крупном размере, в связи с чем органом предварительного расследования Ш. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 228 1 УК РФ.

Все совершенные Ш. действия были направлены на сбыт наркотического средства в особо крупном размере, однако, умысел осужденного не был доведен до конца по независящим от него обстоятельствам, так как 11 и 12 марта 2015 года имел место сбыт наркотического средства лишь в крупном размере, а наркотическое средство в особо крупном размере было изъято 24 марта 2015 года сотрудниками правоохранительного органа.

На основании изложенного, судебная коллегия пришла к выводу, что, в соответствии с положениями ст. ст. 29 и 30 УК РФ, действия осужденного, имевшие место в марте 2015 года, должны быть квалифицированы как покушение на незаконный сбыт наркотического средства в особо крупном размере, совершенное с использованием информационно-телекоммуникационных сетей организованной группой, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от Ш. обстоятельствам (ч. 3 ст. 30 и ч. 5 ст. 228 1 УК РФ), в связи с чем приговор в данной части был изменен (Апелляционное определение по делу №22-179/2016).

Склонение к потреблению наркотических средствможет выражаться в любых умышленных действиях, в том числе однократного характера, направленных на возбуждение у другого лица желания их потребления (в уговорах, предложениях, даче совета и т.п.)

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда в части оправдания Б. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 230 УК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Суд первой инстанции, принимая решение об оправдании Б. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 230 УК РФ, пришёл к выводу о том, что представленные доказательства не подтверждают вину Б., поскольку он не предпринимал активных действий, направленных на возбуждение у несовершеннолетней потерпевшей С. желания употребить наркотическое средство, а лишь задал ей вопрос, будет ли она употреблять наркотики, пояснив, что это то же самое средство, которое она курила у И.

Однако с данными выводами согласиться нельзя.

По смыслу закона, склонение к потреблению наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов может выражаться в любых умышленных действиях, в том числе однократного характера, направленных на возбуждение у другого лица желания их потребления.

Принимая решение об оправдании Б., суд не учёл в полной мере и не дал надлежащей оценки показаниям потерпевшей С., данных ею как в ходе предварительного следствия, так и в ходе судебного разбирательства о том, что Б. предложил ей покурить наркотическое средство, пояснив, что это то же самое, что было на квартире у И., и что это «нормальная тема», а получив от неё согласие, Б. подготовил наркотическое средство к употреблению, насыпав его в специальное устройство, поджёг и пояснил, как правильно вдыхать дым, задерживая дыхание. При этом в судебном заседании, потерпевшая пояснила, что без предложения Б. покурить наркотическое средство она сама бы не стала курить и не смогла бы, воспользоваться устройством для курения, так как видела его впервые.

При этом, как следует из приговора и протокола судебного заседания, сам Б. в судебном заседании не отрицал, что задал вопрос потерпевшей, будет ли она курить наркотическое средство, приготовил наркотическое средство к употреблению и рассказал, как вдыхать дым, отрицая при этом умысел на склонение потерпевшей к потреблению наркотического средства.

Помимо этого, судом не дана надлежащая оценка показаниям свидетелей И., З., А., Л., Р., М. о потреблении С. наркотического средства на квартире Б.

Таким образом, судом при оправдании Б. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 230 УК РФ, не были учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда (Апелляционное определение дело №22-1233/2015).

Смотрите так же:  Лишение прав в магнитогорске

При определении при назначении наказания наличия судимостей, судам необходимо проверять сохранили ли свое юридическое значение прежние судимости с учетом положений ст. 10 УК РФ.

При назначении наказания, суд первой инстанции указал о наличии у виновной судимости по приговору Ноябрьского городского суда от 21 декабря 2009 года по ч. 2 ст. 228. В связи с наличием указанной судимости, судом сделан вывод о наличии в действиях осужденной рецидива преступлений.

Однако данный вывод суда является ошибочным, поскольку противоречит положениям ст. ст. 10 и 86 УК РФ.

Так по приговору от 21 декабря 2009 года И. была осуждена за незаконный сбыт дезоморфина в особо крупном размере – массой 2,6 грамма. Из приговора, а так же из представленной прокурором копии экспертного заключения следует, что масса дезоморфина определялась в растворе без его выпаривания, что соответствовало порядку определения крупного и особо крупного размера наркотического средства на момент постановления приговора.

Постановлением правительства Российской Федерации от 1 октября 2012 г. №1002 в примечание к списку 1 наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен, внесены изменения, в силу которых для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство, из перечисленных в списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 . +110 градусов Цельсия.

С учётом изменения порядка определения крупного и особо крупного размера наркотических средств, изменились критерии определения преступности и наказуемости совершённого И. деяния, а применявшиеся ранее правила не могут служить таковыми.

Согласно представленной прокурором справке, наркотическое средство, являвшееся вещественным доказательством по уголовному делу, по которому постановлен приговор от 21 декабря 2009 года, уничтожено 11 февраля 2010 года, что лишает возможности провести его дополнительное исследование.

Учитывая изложенное, а так же то, что ст. 228 УК РФ (в редакции на момент совершения преступления в 2009 году) предусматривает наступление уголовной ответственности за совершение незаконных действий с наркотическим средством не менее чем в крупном размере (либо в значительном – в редакции Федерального закона от 01 марта 2012 №18-ФЗ), а в настоящее время определить размер наркотического средства не представляется возможным, деяние, совершённое И. по приговору от 21 декабря 2009 года, следует считать полностью декриминализированным на основании ст. 10 УК РФ.

С учётом изложенного, судимость по данному приговору не подлежала учёту при постановлении обжалуемого приговора, в связи с чем он был изменен (Апелляционное определение дело 22-946/2016).

Судебная практика ст228 ук рф

Целью настоящего обобщения является изучение и анализ складывающейся практики рассмотрения судьями Ноябрьского городского суда уголовных дел изучаемой категории, обеспечение единообразного применения законодательства при рассмотрении дел о преступлениях, связанных с незаконном оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, отражение ее наиболее характерных моментов, анализ недостатков деятельности суда, внесение предложений по их устранению, анализ апелляционной практики.

Обобщение судебной практики проведено путем выборочного изучения судебных решений, принятых Ноябрьским городским судом и вступивших в законную силу в 2016 году по уголовным делам анализируемой категории, а также полного изучения данных об уголовных делах, имеющихся в автоматизированной системе ГАС «Правосудие».

Преступления анализируемой категории согласно уголовному законодательству относятся к преступлениям против здоровья населения и общественной нравственности.

Диспозиция ст.228 УК РФ является альтернативной, предусматривает ответственность за незаконные приобретение , хранение , перевозку , изготовление , переработку без цели сбыта наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в значительном размере, а также незаконные приобретение, хранение, перевозку без цели сбыта растений , содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества. Совершение любого из перечисленных действий ( приобретение , хранение , перевозка , изготовление , переработка) образует самостоятельный состав преступления. При этом, признание лица виновным в совершении одного либо нескольких из перечисленных действий несомненно отражается на назначенном наказании.

За 2016 год Ноябрьским городским судом рассмотрено 43 уголовных дела по обвинению лиц в совершении преступлений, предусмотренных ст. 228 УК РФ, в отношении 44 лиц.

Судьи Ноябрьского городского суда, рассматривающие уголовные дела

При этом в законную силу вступило 37 судебных решений по уголовным делам данной категории в отношении 38 лиц.

В ходе обобщения было изучено 37 уголовных дел, из которых: 36 уголовных дел в отношении 37 лиц рассмотрено с вынесением обвинительного приговора, по 1 уголовному делу (1 лицо) в ходе подготовки к судебному заседанию принято решение о направлении дела для рассмотрения по подсудности в другой суд.

За исследуемый период времени уголовные дела по реабилитирующим основаниям не прекращались, оправдательные приговоры не выносились.

По правилам главы 40 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (в особом порядке принятия судебного решения) рассмотрено 33 уголовных дела в отношении 34 лиц, из которых: 6 лиц привлекались к уголовной ответственности по ч.3 ст.30 – ч.1 ст.228 УК РФ; 20 лиц — по ч.1 ст.228 УК РФ; 8 лиц по ч.2 ст.228 УК РФ.

Одно уголовное дело рассмотрено в особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в порядке ст. 40.1 УПК РФ.

Всего в 2016 году за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст.228 УК РФ) осуждено: мужчин – 33; женщин – 4.

За аналогичный период времени в 2015 году судом было рассмотрено 74 уголовных дела по обвинению лиц в совершении преступлений, предусмотренных ст. 228 УК РФ, в отношении 78 лиц.

Из данного количества уголовных дел 73 уголовных дела в отношении 77 лиц рассмотрено с вынесением обвинительного приговора, 1 уголовное дело в отношении 1 лица было возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.

В 2015 году уголовные дела по реабилитирующим основаниям также не прекращались, оправдательные приговоры — не выносились.

В особом порядке принятия судебного решения было рассмотрено 65 уголовных дел в отношении 67 лиц: 22 лица привлекались к уголовной ответственности по ч.3 ст.30 — ч.1 ст.228 УК РФ; 17 лиц — по ч.1 ст.228 УК РФ; 9 лиц — по ч.3 ст.30 – ч.2 ст.228 УК РФ; 19 лиц — по ч.2 ст.228 УК РФ.

Анализируя количество уголовных дел данной категории, поступивших и рассмотренных Ноябрьским городским судом в 2016 и 2015 г .г. следует сделать вывод о том, что количественный показатель уголовных дел в 2016 год ниже по сравнению с предыдущим годом.

По результатам рассмотрения уголовных дел было осуждено 37 лиц:

— по ч.1 ст.228 УК РФ (преступление, относящееся к категории небольшой тяжести) — 26 лиц (действия 19 лиц квалифицированы как незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в значительном размере; действия 1 лица квалифицированы как н езаконное без цели сбыта приобретение наркотических средств в значительном размере), из них по неоконченным преступлениям (ч.3 ст.30 УК РФ) – 6 лиц, действия которых квалифицированы как покушение на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в значительном размере;

— по ч.2 ст.228 УК РФ (тяжкое преступление) – 11 лиц (действия 10 лиц квалифицированы судом как незаконное приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере), из них по неоконченным преступлениям (ч.3 ст.30 УК РФ) – 1 лицо, действия которого квалифицированы судом как покушение на незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере.

Вопросов, связанных с определением размера наркотических средств, в том числе в смесях, растворах, и соответственно с квалификацией преступлений не возникало.

Переквалификации обвинения по данной категории дел судьями Ноябрьского городского суда не производилась.

Анализ изученных дел позволяет прийти к выводу, что при решении вопроса о назначении наказания судьи руководствовались требованиями УК РФ и разъяснениями Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам назначения наказания.

Судебная практика в части назначения вида и размера наказания за совершение преступлений, предусмотренных ст.228 УК РФ, характеризуется следующим образом:

— 14 лицам назначено наказание в виде штрафа;

— 1 лицу назначено наказание в виде обязательных работ;

— 2 лицам назначено наказание в виде исправительных работ;

— 2 лицам назначено наказание в виде ограничения свободы;

— 10 лицам назначено наказание в виде лишения свободы условно;

— 8 лицам назначено наказание в виде реального лишения свободы.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что при назначении наказания за преступления рассматриваемой категории, судом с учетом тяжести совершенного преступления, характера и степени общественной опасности преступления, данных о личности виновного, в том числе наличия обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, в большинстве случаев назначается наказание в виде штрафа, такое наказание назначено в отношении 14 лиц (по преступлениям, предусмотренным ч.1 ст.228 УК РФ) из 37 осужденных, а также наказание в виде лишения свободы за совершение преступлений, предусмотренных ч.2 ст.228 УК РФ.

Как показало изучение дел обобщаемой категории, в одном случае при назначении основного наказания осужденному в виде штрафа судом были применены положения ч.3 ст.46 УК РФ (предоставлении рассрочки выплаты суммы штрафа). При этом размер штрафа определялся судом с учетом тяжести совершенного преступления, имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы (примером является дело в отношении Б., который приговором суда осужден по ч.1 ст.228 УК РФ к штрафу, с рассрочкой выплаты равными частями).

При назначении основного наказания в виде ограничения свободы судом устанавливались ограничения на выезд за пределы территории МО г. Ноябрьск, а также на изменение места жительства или пребывания, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы. В качестве примера следует привести приговор по делу в отношении М., осужденного по ч.1 ст.228 УК РФ.

Требования ст. 73 УК РФ судом применялись в 10 случаях, при этом в пяти случаях при назначении наказания по ч.1 ст.228 УК РФ, и в пяти случаях – по ч.2 ст.228 УК РФ. В одном случае положения ст. 73 УК РФ были применены судом при назначении наказания женщине (примером является приговор по делу в отношении Д.).

В трех случаях при применении положений ст.64 УК РФ при назначении наказания за преступления обобщаемой категории судьи Ноябрьского городского суда обоснованно принимали во внимание, как конкретные обстоятельства преступления, изобличению лица, причастного к незаконному обороту наркотиков, поведение подсудимого после его совершения, который ведет социально желаемый образ жизни, наличие постоянного места жительства, работы, обстоятельств смягчающих и отягчающих наказание, отношение осужденных к содеянному:

— по делу в отношении М., осужденного по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году 6 месяцев ограничения свободы;

— по делу в отношении Б., осужденного по п. «а» ч.3 ст.158, ч.1 ст.228 УК РФ, н а основании ч.3 ст.69 УК РФ к исправительным работам на срок 2 года 6 месяцев с удержанием из заработной платы осужденного 10% в доход государства;

— по делу в отношении Д., осужденного по ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, ч. 2 ст. 228 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, на основании ч.3 ст.69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Смотрите так же:  Лицензия мчс на техническое обслуживание пожарной сигнализации

При этом судьями Ноябрьского городского суда категории совершенных осужденными преступлений связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов на менее тяжкие в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ не изменялись.

В соответствии со ст. 61 УК РФ в качестве смягчающих наказание обстоятельств судьи учитывали: признание вины и раскаяние подсудимого в содеянном; наличие малолетнего ребенка у виновного; активное способствование раскрытию и расследованию преступления, явку с повинной; состояние здоровья и возраст подсудимого.

С учетом смягчающих наказание обстоятельств и отсутствия отягчающих, данных о личности подсудимого судом не назначалось дополнительное наказание по преступлениям, предусмотренным ч.2 ст.228 УК РФ, в виде штрафа и ограничения свободы: по 9 уголовным делам в отношении 9 лиц из 11 уголовных дел в отношении 11 лиц.

Напротив, дополнительное наказание в виде штрафа было применено к 2 лицам, осужденным по ч.2 ст.228 УК РФ.

Дополнительное наказание в виде штрафа судом постановлено в соответствии с ч. 2 ст. 71 УК РФ исполнять самостоятельно.

Положения ч.1 и ч.5 ст. 62 УК РФ судом были применены при назначении наказания в отношении 4 лиц по 4 уголовным делам в отношении Т. (ч.2 ст.228 УК РФ), в отношении М., в отношении Я. (ч.2 ст.228 УК РФ) и в отношении С. (ч.2 ст.228 УК РФ)). Положения только ч.5 ст.62 УК РФ судом были применены при назначении наказания 26 лицам.

Применение судом ограничительных положений ч.2 ст.62 УК РФ имели место при назначении наказания к одному лицу по уголовному делу в отношении Д. (приговор постановлен в особом порядке принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве в порядке ст. 40.1 УПК РФ).

Обстоятельствами, отягчающими наказание, судом признавались в соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ — рецидив преступлений (к примеру, приговор по делу в отношении Я.).

При наличии в действиях лица рецидива преступления судом соблюдались требования ст. 68 УК РФ.

Требования ст. 82 УК РФ не применялись судом при постановлении в 2016 году обвинительных приговоров по уголовным делам, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (ст.228 УК РФ). В качестве примера следует привести приговор по делу №1-175/2016 в отношении И., осужденной по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Суд указал, что у него нет убежденности в правомерном поведении осужденной в период отсрочки и в возможности исправиться без изоляции от общества в условиях занятости воспитанием своего ребенка. К такому убеждению суд пришел на основе учета характера и степени тяжести совершенного преступления, условий жизни, анализа данных о И. и ее поведении, которая неоднократно привлекалась к административной ответственности, назначенные административные штрафы не оплачены, наркотическое средство приобретала для личного потребления в период беременности. Кроме того, судом учтено, что И. совершено преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств, при наличии непогашенной и не снятой судимости за совершение однородного преступления, что говорит о ее пренебрежительном отношении к общепринятым нормам поведения. В период ранее предоставленной отсрочки И. совершила умышленное преступление, была лишена родительских прав.

Вопрос о возможности применения правил ст. 82 1 УК РФ об отсрочке отбывания наказания обсуждался судом в отношении 1 лица по 1 уголовному делу. Принимая решение об отсутствии возможности применения указанных положений закона, суд исходил из того, что это факультативный, условный вид освобождения, его применение является правом, а не обязанностью суда. Кроме того решение суда принято с учетом данных о личности осужденного, характеризующегося отрицательно, допускавшего нарушения ограничений и обязанностей установленных в отношении него при административном надзоре, в том числе — и после совершения преступления. По мнению суда, предоставление отсрочки отбывания наказания, не обеспечит правомерного поведения осужденного и не будет способствовать достижению целей наказания (приговор по делу в отношении Ш., осужденного по ч.3 ст.30 – ч.1 ст.228 УК РФ).

Положения ст.72.1 УК РФ «Назначение наказания лицу, признанному больным наркоманией» были реализованы в отношении 7 лиц по 7 уголовным делам. К выводу о необходимости возложения обязанности на осужденного пройти лечение от наркомании и медицинскую и социальную реабилитацию судьи приходили на основании имеющихся в материалах дела заключений комиссии судебно-психиатрических экспертов, содержащих указные рекомендации (одним из примеров является приговор по делу в отношении Г., осужденного по ч.1 ст.228 УК РФ к штрафу). При этом контроль за исполнением данной обязанности в отношении двух лиц был возложен в соответствии с ч.5 ст.73 УК РФ на уголовно-исполнительную инспекцию (в отношении Г. и в отношении А.). В некоторых случаях суд указывал в приговоре срок, в течение которого осужденный обязан пройти лечение от наркомании и медико-социальную реабилитацию (к примеру, по делу в отношении И.)

В отношении 8 лиц обсуждая положение ст. 72 1 УК РФ, суд не нашел оснований для возложения на подсудимых обязанности пройти лечение от наркомании , поскольку согласно заключениям комиссии судебно-психиатрического эксперта, последние не страдали наркоманией, также не нуждались в лечении от наркотической зависимости и мерах медико-социальной реабилитации. В одном случае положения ст. 72 1 УК РФ не были применены судом, в связи с тем, что ранее на осужденного уже была приговором суда возложена такая обязанность (приговор по делу в отношении Р., осужденного по ч.1 ст.228 УК РФ).

Режим отбывания наказания назначался в соответствии со ст. 58 УК РФ.

Гражданские иски по делам указанной категории не заявлялись.

Вопрос о вещественных доказательствах разрешался судом по делам указанной категории в соответствии с требованиями ст. 81 УПК РФ. Вместе с тем имелись случаи, когда суд не разрешил судьбу вещественных доказательств, приобщенных к материалам уголовного дела (примером является приговор по делу в отношении И.). В двух случаях суд при постановлении приговора неверно разрешил судьбу наркотических средств (вещественных доказательств), постановив их хранить в полном размере до рассмотрения иного уголовного дела (примерами являются приговоры по уголовным делам в отношении Д. и в отношении А. и Х.).

Частные постановления Ноябрьским городским судом по итогам рассмотрения в 2016 году уголовных дел по преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, не выносились.

Из 36 рассмотренных уголовных дел по преступлениям, связанным с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов (статья 228 УК РФ) с вынесением обвинительного приговора, в апелляционном порядке обжаловано 8 приговоров в отношении 9 лиц, из них:

— 3 приговора в отношении 3 лиц оставлены без изменения;

— 5 приговоров в отношении 6 лиц изменено без изменения квалификации, в том числе со смягчением назначенного наказания.

Анализ причин, явившихся основанием для изменения приговоров Ноябрьского городского суда, приведен в III разделе настоящего обобщения.

Все приговоры по уголовным делам по преступлениям, предусмотренным ст.228 УК РФ, обращены к исполнению своевременно. Нарушение сроков, установленных УПК РФ при рассмотрении дел указанной категории, Ноябрьским городским судом не допущено.

III . Апелляционная практика

В 2016 году в апелляционном порядке было обжаловано 8 приговоров, из них по апелляционному представлению государственного обвинителя – 5, по апелляционным жалобам осужденных – 3.

Приговоры по делам данной категории в апелляционном порядке не отменялись.

Изменено 3 приговора ввиду неправильного применения уголовного закона (п. 3 ст.389 15 , п.1 ч.1 ст.389 18 УПК РФ) :

1. Приговор Ноябрьского городского суда в отношении Д., осужденного по ч.1 ст.228 1 , ч.2 ст.228 УК РФ, ч.3 ст.69 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам суда ЯНАО в своем решении указала, что суд первой инстанции правильно квалифицировал действия осужденного и назначил наказание в соответствии с требованиями ст.ст.6, 43, 60 УК РФ, вместе с тем, при назначении наказания, не учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание – наличие у Д. малолетнего ребенка. Кроме того, суд первой инстанции неверно разрешил судьбу наркотических средств, приобщенных к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств, постановив их хранить в полном размере до рассмотрения иного уголовного дела.

2. Приговор Ноябрьского городского суда по уголовному делу в отношении А. и Х., осужденных по ч.1 ст.228 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам суда ЯНАО в своем решении указала, что суд первой инстанции ошибочно пришел к выводу об отсутствии оснований для применения к осужденному положений ст.72 1 УК РФ ввиду того, что в заключение эксперта отсутствуют выводы о том, что нет медицинских противопоказаний для проведения такого лечения. Вместе с тем, заключение судебно-психиатрической экспертизы, имеющееся в материалах уголовного дела, содержит в себе ответ на вопрос об имеющихся противопоказаниях к лечению Х., в частности эксперты в своем заключении не указали о наличие медицинских противопоказаний у Х. для лечения такого заболевания. Кроме того, вопреки требованию п. 3 ч.2 ст.82 УПК РФ суд первой инстанции постановил хранить изъятое по делу наркотическое средство в полном размере до рассмотрения выделенного уголовного дела.

3. Приговор Ноябрьского городского суда по уголовному делу в отношении И., осужденной по ч.1 ст.228 УК РФ к 1 году лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам суда ЯНАО в своем решении указала, что суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о виновности И. в совершении инкриминируемого преступления при ее согласии с предъявленным обвинением, с соблюдением всех предусмотренных законом необходимых условий постановления приговора по результатам рассмотрения дела в особом порядке. Вместе с тем, вывод суда о наличии в действиях И. рецидива преступлений является ошибочным, поскольку противоречит положениям ст.10 и 86 УК РФ.

Существенное нарушение уголовно-процессуального закона (п. 3 ст.389 15 , ч.1 ст.389 17 УПК РФ) явилось основанием для изменения 2 приговоров Ноябрьского городского суда:

1. приговор от 05 мая 2016 года по уголовному делу в отношении И., осужденного по ч.2 ст.228 УК РФ, на основании ст.70 УК РФ к 3 годам 2 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Судебная коллегия по уголовным делам суда ЯНАО в своем решении указала, что в нарушение требований ч.3 ст.81 УК РФ суд первой инстанции не разрешил судьбу вещественных доказательств, приобщенных к материалам уголовного дела.

2. приговор по уголовному делу в отношении Н., осужденного по п. «з» ч.2 ст.112, ч.3 ст.30 – ч.2 ст.228 УК РФ, на основании ч.2 ст.69 УК РФ к 3 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам суда ЯНАО в своем решении указала, что суд первой инстанции обоснованно признал в действиях Н. такое отягчающее обстоятельство, как рецидив преступлений. Однако вопреки требованиям уголовно-процессуального закона не указал его вид, который в силу п. «б» ч.2 ст.18 УК РФ является опасным.