Меню Закрыть

Горчаков монастырский приказ

Горчаков монастырский приказ

ВВЕДЕНИЕ. / МОНАСТЫРСКИЙ ПРИКАЗ (1649-1725). Опыт историко-юридического исследования свящ. М. Горчакова. Санкт-Петербург, 1868 г. //Allpravo.Ru — 2005.

Монастырский Приказ, в вид е особого самостоятельного государственного учреждения, основан Соборным Уложением Царя Алекс е я Михайловича в 1649-м году. Приказ этот представляет весьма зам е тное явление в истории русского права и государства. Судьба его подобна участи многих других приказов государственных учреждений России Х VII в., была весьма перем е нчива. Монастырский Приказ три раза открывался и три раза закрывался; переходил из одного в е домства в другое: бывал и административно-церковным учреждением, и государственным; являлся и высшею инстанциею в д е лах, ему подв е домственных, и среднею; то им е л значение, силу, власть и права высшего самостоятельного государственного учреждения, центрального по своему в е домству для всей России, то подчиненно соединялся с другими учреждениями, от которых единственно и полу-чал свое значение и без которых не им е л никакой силы; то стоял выше н е скольких приказов, ему подчиненных (каковы: Богад е ленный, патриаршие Дворцовый и Казенный), то становился с н е которыми из них наравн е .—Круг его д е ятельности разнообразился в разные времена — но всегда был очень обширный по географическому пространству и по количеству лиц, ему подв е домственных. По предметам своего в е домства Монастырский Приказ был и судебным учреждением, и административным, и финансовым, и даже специально назначался для реформаторской д е ятельности в отношении к н е которым сторонам русской Церкви; но ни в один период своего существования он не был исключительно посвящен какому либо одному роду д е л—судебных, административных и т. п. Он всегда сосредоточивал в себ е разнообразие предметов по отношению к изв е стным классам русского народа.—Случалось, что Монастырский Приказ в ход е исторических событий совс е м исчезал из ряда государственных учреждений и по видимому навсегда; но чрез н е сколько времени он снова является и д е йствует с очень зам е тною силою в государств е . В многократных перем е нах Монастырский Приказ д е йствует с своим именем; но в 1724 году он переименовывается в Учреждение с другим названием, которое тоже не раз изм е нялось, — оставаясь в существ е т е м же учреждением и служа одному и тому же д е лу, которое в ход е исторического развития принимает разные виды своего положения, соотв е тственные тому или другому времени.

Изм е нчивость судьбы Монастырского Приказа объясняется т е м, что на его истории сильно отразились дв е важн е йшие преобразовательные эпохи государственного строя и права русского: эпоха Уложения 1649 г. и петровская. Преобразовательные эпохи всегда производят зам е тные перем е ны в таких государственных учреждениях, чрез которые осуществляются важные государственные ц е ли. Поэтому характер и стремления эпохи Уложения и петровских реформ весьма ясно открываются в перем е нах Приказа. В уяснении этих перем е н заключается исторический интерес, возбуждаемый в любителях отечественной истории, права и государства такими великими явлениями, каковы Уложение и Петровские реформы. Рассмотр е ние историко-юридического значения Приказа в нашей истории, впрочем, не бесплодно и для практических результатов по отношению к русскому праву, если желать развития его на исторических народных основаниях, хотя мы отнюдь не задаемся в нашем иссл е довании какими-либо практическими соображениями.

Не смотря на перем е нчивость судьбы Монастырского Приказа, он не был в нашей истории явлением случайным и бессл е дно исчезнувшим, подобно многим приказом. Его вызывала история народа и государства. Он был явлением историческим в строгом научном значении слова. С каждою перем е ною его судьбы, д е ло, для которого он существовал, принимало новый фазис своего развития, так или иначе подвигалось вперед и сл е довательно развивалось органически, как истинно правовое государственное явление, хотя оно не получило чрез него своего окончательного р е шения.

Ha долю Монастырского Приказа выпало развитие весьма важных и сложных вопросов в истории русского права и государства. Это, во первых, вопрос о гражданской подсудности духовенства [1] , или, иначе, о подсудности духовенства и лиц, ему подвластных по влад е льческим и служебным отношениям, в д е лах гражданских, — и, во вторых, вопрос об отчуждении церковных вотчин из под власти церкви для передачи их государству. Ход развития этих вопросов в России находится в неразд е льной связи с историею Монастырского приказал История его и состоит собственно в историческом развитии означенных вопросов. Оба эти вопроса в истории Приказа то идут вм е ст е ,—переплетаются, см е шиваются до неразд е льности,— то разд е ляются. История Монастырского Приказа не была в литератур е по русскому праву предметом специальных иссл е дований. Потому историческое значение его остается невыясненным. Н е которые исследователи по истории русского права касались истории и д е ятельности Монастырского Приказа только по связи его с предметами специальных их исследований. К. А. Неволин в статьях своих «О пространств е церковного суда в России до Петра великого» и «Образование управления в России от Иоанна III до Петра I » [2] первый собрал главн е йшие факты, касающиеся Монастырского Приказа, сопоставил их в связи с другими им подобными фактами и чрез то придал им научную форму. Само собою разум е ется, что по статьям Неволина, по самому содержанию их неназначенным собственно для Монастырского Приказа, нельзя составить себ е ц е льного и полного понятия о нем и значении его в истории русского права и государства. Тоже самое сл е дует сказать и об иссл е дованиях других наших ученых, которые касались Монастырского Приказа в своих трудах. О нем рассуждали Лакиер в сочинении «О вотчинах и пом е стьях» [3] , Дмитриев в «Истории судебных инстанций от Судебника до Учреждения о губерниях» [4] и Вл. Милютин в исследовании «О недвижимых имуществах духовенства в России» [5] . В иссл е дованиях этих ученых, особенно двух посл е дних, есть такие соображения, указания и выводы о нашем предмет е , которых нельзя опускать из виду при изучении истории Приказа. Можно встр е тить и в других исторических и юридических сочинениях русской литературы отд е льные факты и зам е чания [6] или краткие очерки [7] той и другой стороны, той иди другой эпохи Приказа.

Первоисточники для истории Монастырского Приказа: к Соборное Уложение 1649 г., сочинение Кошихина, Собрание исторических и юридических актов, Полное Собрание законов (Т. I — V ІІ) и II -й том (стр. 401 — 658), Записок Отд е ления русской и славянской Археологии Русского Географического Общества [8] . Самый же богатый первоисточник для нашего предмета заключается в д е лах Монастырского Приказа, пом е щающихся нын е в московском архив е министерства юстиции, и в д е лах синодального архива в С.-Петербург е . В московском архив е хранится, по описи его, 1254 №№ д ел Приказа и 206 №№ книг его (приходных, окладных, перечневых и пр.). Но материалы для нашего предмета, находящиеся в московском архив е , не исчерпываются одними д е лами Монастырского Приказа,—они находятся и в других отд е лах архива,—этого бесц е нного и неистощимого хранилища исторических документов для отечественной истории, наприм е р: в д е лах патриаршего Разряда и патриарших приказов. В синодальном архив е находятся такие св е д е ния о Монастырском Приказ е , которые нужны были Св. Синоду со времени подчинения ему Приказа. Описание д е л этого архива, составляемое особою комиссиею, первый том трудов которой, превосходно знакомящий читателей с богатством архива, уже печатается, может служить прекрасным пособием и богатым источником для исследований в нем и о нашем предмет е [9] . Благодаря г. обер-прокурору Св. Синода, графу Д. А. Толстому, мы получили доступ к знакомству с синодальным архивом для нашего предмета. Неизданные важн е йшие документы, относящиеся до него, извлечены нами из д е л синодального архива и прилагаются в «Приложениях». Отчасти при сод е йствии же г. обер-прокурора нам удалось познакомиться и с д е лами Приказа, находящихся в московском архив е . В «Приложениях» читатель найдет документы, которые мы нашли нужным извлечь из московского архива и присоединить к изданию нашему, как неизв е стные в печати и как основание, вм е ст е с документами извлеченными из синодального архива для научного знакомства с Приказом. Не см е ем думать, что мы воспользовались вс е ми материалами для нашего предмета и представляем полную и законченную монографию его со вс е ми научными выводами и результатами, какие можно получить о нем на основании сохранившихся досел е материалов. Напротив мы сознаем, что в нашем иссл е довании не разр е шаются со всею полнотою и с желаемою ясностию многие вопросы о различных сторонах Приказа. При сознании недостатков нашего труда, мы можем однако ж сказать, что старались воспользоваться открытыми нам материалами, — на сколько могли им е ть при своем служебном положении времени, удобств, средств и сил для исследований; мы старались собрать разбросанные по бумагам факты, связать их, обобщить и осмыслить, и предполагаем, что и сд е ланное нами не будет лишним для т е х исследователей, которые найдут бол е е, ч е м мы, счастливую возможность обсл е довать предмет на основании вс е х, сохранившихся досел е , материалов о нем, и что в нашем исследовании есть факты и выводы, не изв е стные досел е нашей печати и литератур е и не лишенные интереса [10] . При суждении о нашем труд е просим читателей помнить состояние наших архивов, трудность, с какою достается частным лицам доступ к ним, и недостаточную научную разработку многих сторон государственной и общественной жизни Петровского времени,—a с такими сторонами (финансовое при Петр е , областное управление и т. п.) нам и пришлось им е ть д е ло в исследовании.

Смотрите так же:  Лицензия на охоту новосибирской области

Пользуясь материалами, добытыми нами в архивах и из печатных юридических и исторических сборников, и пособиями, очень скудными впрочем, литературной обработки предмета, мы желали бы, на сколько возможно по современному состоянию научных исследований истории русского права, представить историко-юридическое значение, д е ятельность и положение в государств е Монастырского Приказа в историческом развитии выпавших на его долю вопросов о гражданской подсудности духовенства и лиц, подвластных церковным учреждениям в силу служебных и влад е льческих отношений, и об отчуждении от церкви вотчин для передачи их государству.

Соотв е тственно указанной нами ц е ли мы представим в I и III главах нашего исследования явления церковной, государственной и юридической жизни в России, вызывавшие как историческую необходимость, учреждение Монастырского Приказа в 1649 и 1701 годах, a в остальных II, I V и, V главах изобразим состояние, права, д е ятельность и историю его по эпохам важн е йших перем е н в его судьб е и в развитии вопросов, для которых он существовал. Этот план кажется нам наилучшим для уяснения историко-юридического значения Приказа в истории русского права и государства.

[1] Не лишним считаем точн е е указать значение слова «гражданский». В общеупотребительном русском язык е это слово весьма часто противополагается слову «духовный» и в этом смысл е оно—однозначащее с словом «св е тский». В юридических же науках слово «гражданский» противополагается терминам «уголовный» и «государственный» и, понимаемое в т е сном значении, прилагается к личным, имущественным и обязательственным отношениям и правам, которые составляют предмет Гражданского права. Гражданский в смысл е св е тский по французский переводится laique , a в т е сном значении civil . Мы во всем нашем рассуждении употребляем это слово в тесном значении. Об уголовной подсудности духовенства по преступлениям мы не говорим.

[2] Полное собрание сочинений его. Т. VI

[3] Спб. 1848. стр . 121 и др.

[4] Москва, 1859. стр. 324—326, 467—469, 476—476.

[5] Чтен. Общества Истории и Древн. 1861, кн. 2. VIII, стр. 493 — 495, 509 — 527.

[6] В «Ист. России» Соловьева в XVI т., «Патриарх Никон» соч. свящ. С. Михайловского и др.

[7] В «Истории судебных Инстанций», Троцины стр. 116 и в «Государственном русском Праве». Проф. Андреевского. Спб. 1866. стр. 262.

[9] «Описание д е л и документов, хранящихся в Архив е Св. Синода» Т. I. Спб. 1868.

[10] Настоящая монография образовалась из отд е ла приготовляемого нами сочинения «Русское Церковное Право в период патриарший». Если посчастливится нам на первом опыт е наших иссл е дований, мы, при помощи Божией, над еемся в непродолжительном времени издать другую монографию «О патриарших и синодальных приказах». Поэтому при дальнейших наших занятиях избранным нами предметом, быть может, и настоящее исследование будет дополнено новыми фактами и выводами.

Горчаков М. Монастырский приказ (1649-1725 г.). — С.-Петербург, типография А. Траншеля, 1868 г.

Документ отсутствует в свободном доступе.
Вы можете заказать текст документа и получить его прямо сейчас.

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

Свящ. М. Горчаков. Монастырский приказ

Приводится по изданию: Монастырский приказ (1649-1725). Опыт историко-юридического исследования свящ. М. Горчакова. Санкт-Петербург, 1868 г.

Церковно-Научный Центр «Православная Энциклопедия»
По Благословению Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла
© Православная Энциклопедия, 2001–2018. Все права защищены
© Сделано в Stack Group, 2008–2018

МОНАСТЫРСКИЙ ПРИКАЗ

Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М . А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева . 2003 .

Смотреть что такое «МОНАСТЫРСКИЙ ПРИКАЗ» в других словарях:

Монастырский приказ — в соответствии с 13 ою Главою [1] Соборного Уложения 1649, высший центральный судебный орган для духовенства в Московском Государстве: от митрополитов до церковных причётников, а также населения церковных вотчин. Был закрыт царским указом 19… … Википедия

МОНАСТЫРСКИЙ ПРИКАЗ — центральное государственное учреждение в России в 1650 1725. Ведал административно финансовыми и судебными вопросами церковного управления … Большой Энциклопедический словарь

МОНАСТЫРСКИЙ ПРИКАЗ — МОНАСТЫРСКИЙ ПРИКАЗ, центральное государственное учреждение в России. Образован в 1649. Ведал административно финансовыми и судебными вопросами церковного управления. Упразднён в 1677, но в 1701 восстановлен Петром I. С учреждением Сената в 1720… … Русская история

МОНАСТЫРСКИЙ ПРИКАЗ — государствен. установление, существовавшее в России XVII и XVIII вв. и заведовавшее имуществами монастырей и архиерейских домов. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Павленков Ф., 1907 … Словарь иностранных слов русского языка

Монастырский приказ — центральное государственное учреждение в России в 1650 1725. Ведал административно финансовыми и судебными вопросами церковного управления. Политическая наука: Словарь справочник. сост. проф пол наук Санжаревский И.И.. 2010 … Политология. Словарь.

Смотрите так же:  Пояснительная записка по здоровьесбережению в доу

Монастырский Приказ — Приказы органы центрального управления в Москве, заведовавшие особым родом государственных дел или отдельными областями государства. Приказы назывались иначе палатами, избами, дворами, дворцами, третями или четвертями. Содержание 1 Этимология 2… … Википедия

Монастырский приказ — центральное государственное учреждение в России. Образован в 1649. Ведал административно финансовыми и судебными вопросами церковного управления. Упразднён в 1677, в 1701 восстановлен Петром I. С учреждением Сената в 1720 Монастырский приказ влит … Энциклопедический словарь

Монастырский приказ — русское государственное установление XVII и XVIII вв., назначением которого было в XVII в. сосредоточение в ведении верховной государственной власти судебных дел духовенства и подвластных ему лиц по земельным имущественным отношениям, а в XVIII в … Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

Монастырский приказ — один из органов центрального правительственного управления в Русском государстве, осуществлявший контроль над церковными вотчинами. Создан около 1650. С 1701 выполнял также ряд судебных и административных функций по отношению к… … Большая советская энциклопедия

МОНАСТЫРСКИЙ ПРИКАЗ — центр. правительств. учреждение в России. Основан в 1650 для управления монаст. вотчинами. Противником М. п. был патриарх Никон, требовавший его ликвидации. Под давлением высшего духовенства в 1675 М. п. был упразднен и его функции были переданы… … Советская историческая энциклопедия

Монастырский приказ (1649–1725)

Предлагаемый вниманию читателя труд представляет собой опыт научного историко-юридического исследования о Монастырском Приказе как таком государственном учреждении, история которого находилась в тесной связи с историей русского церковного права в течение весьма замечательных в русской истории периодов — с 1649 по 1725 г. В 1868 г., после защиты диссертации «Монастырский приказ: 1649—1725», М. И. Горчаков получил степень магистра государственного права и стал доцентом университета по кафедре церковного законоведения. Диссертация была отмечена Уваровской премией. Для всех интересующихся историей Церкви и церковным правом.

Данный труд протоиерея Михаила Горчакова пока не переведён в текстовый формат. В виде сканированного документа вы можете ознакомиться с ним по ссылке ниже.

Предлагаем помочь распознать текст этой книги и открыть его для тысяч читателей. Это можно сделать самостоятельно или привлечь профессионала. Предварительно просим уточнять, не взята ли эта книга на распознавание, написав по адресу [email protected]

Поделиться ссылкой на выделенное

Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»

Монастырский приказ. (1649-1725 г.)

  • 1. Введение. 5
  • 2. Глава первая. Исторические явления, подготовившия Монастырский приказ по Уложению 1649 года. 13
  • 3. Глава вторая. Монастырский Приказ в период уложения с 1649 года до 1677 года. 69
  • 4. Глава третья. Исторические явления, вызвавшия Петровский Монастырский Приказ. 104
  • 5. Глава четвертая. Монастырский Приказ 1701 — 1720 годов. 123
  • 6. Глава пятая. Монастырский Приказ в Синодальном ведомстве 1721 — 1725 годов. 249
  • 7. Заключение. 298
  • 8. Приложение документов извлеченных из дел Монастырского Приказа, хранящихся в Московском Архиве Министерства Юстиции. 299
  • 9. Приложения документов, извлеченных из Синодального Архива. 337

Горчаков Михаил Иванович

Скачать с Torrent

Горчаков Михаил Иванович

Монастырский приказ. (1649-1725 г.)

Оригинальное название: Монастырскiй приказъ. (1649-1725 г.)

Издательство: Тип. А. Траншеля

Место издания: СПб.

Год издания: 1868

Количество страниц: 460 с.

Настоящее издание представляет собой опыт научного историко-юридического исследования о Монастырском приказе – государственном учреждении, история которого находится в тесной связи с историей русского церковного права.

В первой и третьей главах исследования говорится о церковной, государственной и юридической жизни в России, вызвавшей как историческую необходимость учреждение Монастырского приказа в 1604 и 1701 годах. Во второй, третьей и четвертой главах рассматриваются различные периоды существования Монастырского приказа: в период Уложения с 1649-го до 1677 года; с 1701-го по 1720 год; в Синодальном ведомстве с 1721-го по 1725 год.

К книге прилагаются документы, извлеченные из дел Монастырского приказа, хранившиеся в Московском архиве Министерства юстиции, а также документы, извлеченные из Синодального архива.

Горчаков монастырский приказ

На основании Уложения 1649 г. было создано новое учреждение, так называемый Монастырский приказ, который в действительности не имел особенно большого значения в решении вопроса о монастырских владениях, да по сути дела и не был чем-то по-настоящему новым; однако учреждение Монастырского приказа повлекло за собой перемены в подсудности духовенства, а также некоторые изменения в политике московского правительства по отношению к Церкви[326]. Поэтому создание Монастырского приказа вызвало очень сильное недовольство и критику, открытую и тайную, со стороны духовенства, что объяснялось переменами именно в этой области, а не в вопросе о церковных и монастырских владениях[327].

Хотя светская власть Московской Руси в период с 1503 по 1649 г. не могла решиться на проведение коренных преобразований в деле церковных, и в первую очередь монастырских, владений, частично из-за влияния архиереев на правительство, частично же из-за религиозных воззрений людей той эпохи, однако правительство все же считало необходимым хотя бы составить себе представление о состоянии церковных и монастырских владений, установить некоторый контроль за ними и обеспечить себе определенные выгоды от монастырского хозяйства. Учреждение Монастырского приказа было, однако, лишь несущественным новшеством в политике правительства, ибо уже задолго до Монастырского приказа и Синода петровской эпохи московская светская власть ввела постоянный контроль за церковными учреждениями, в том числе и в вопросе о монастырских владениях. Контроль осуществлялся Приказом Большого дворца. Это было одно из таких учреждений Московской Руси, деятельность которого нельзя не учитывать при обсуждении вопроса о взаимоотношениях между Церковью и государством.

В первый раз Приказ Большого дворца упоминается в 1547 г.[328], хотя можно предположить, что существовал он и раньше, уже во времена великого князя Ивана III (1462–1505), но его деятельность имела тогда меньший размах[329]. «Все дела, относящиеся до церковных учреждений и их вотчин и подлежащие непосредственно государевым указам, докладывались государю с половины XVI до половины XVII в. (до Соборного Уложения 1649 г.) чрез Приказ Большого дворца. В нем и ведались они; чрез него исходили царские грамоты к церковным властям, учреждениям и подлежащим лицам»[330]. В актах не один раз упоминаются случаи, когда монастырские дела решались именно здесь[331]. Это учреждение, имевшее под своим надзором самые разнообразные дела, что было обычным для управления в Древней Руси, среди прочего осуществляло и контроль за монастырскими владениями; документы эпохи царя Михаила (1613–1645) часто упоминают об отделении этого приказа, именовавшемся уже «Монастырский приказ и Приказ монастырских и переносных дел»[332]. Приказ находился под управлением боярина, который назывался дворецким, и дьяков. В нем решались все финансовые дела, связанные с монастырскими владениями: общее тягло с черной земли, тягло с рыбной ловли, которое государство сдавало на откуп монастырям за определенную плату, тягло с солеварен и других хозяйственных заведений[333]; позже, в XVII в., здесь ведали также собиранием урожая и набором рекрутов на военную службу[334]. Но все это касалось лишь тех монастырей, которые имели царские жалованные грамоты; монастыри, которые таких грамот не имели — а они тоже существовали,— в выплате тягла, оброков и налогов были подотчетны местной власти[335].

В Приказе Большого дворца учитывались все распоряжения и жалованные грамоты, касавшиеся разных монастырей, здесь сосредотачивался контроль за описью и обложением налогами земельных владений и другого имущества церковных учреждений, сюда поступали отчеты о покупках и расходах этих учреждений. Но делалось это не на основе единообразного, общеобязательного законодательства, а на основе отдельных распоряжений и указов царя, не одинаковых по отношению к разным монастырям, зависевших от личных пристрастий царя, от условий времени и ловкости монастырских властей. Здесь же выдавались новые жалованные грамоты и тарханы, утверждались старые грамоты, выяснялись спорные вопросы, рассматривались челобитные и жалобы, регистрировались дарственные монастырям в виде земельных владений, а также ежегодной или одноразовой денежной помощи (руги)[336]. Одним словом, здесь был узел всех сношений правительственных учреждений с монастырями и монастырским хозяйством. Монастыри, большие и малые, стремились попасть в ведение Приказа Большого дворца больше по практическим, чем юридическим соображениям, ибо эта зависимость освобождала от многих и частых трений с местными властями, которые были в Московской Руси весьма искусны в делах такого рода. Наличие у монастыря жалованной грамоты было важно не только в правовом и хозяйственном отношении, но и потому, что освобождало монастырь от надзора со стороны местной власти. Отсюда то странное обстоятельство, что некоторая зависимость от Приказа Большого дворца была желанна для монастырей и ценилась ими. Это может показаться парадоксальным, но, по воззрениям духовенства той поры на взаимоотношения между государством и Церковью, в этой зависимости не заключалось никакого нарушения прав Церкви и ее учреждений — в отличие от вопроса о подсудности духовенства, для него принципиально важного. Приказ Большого дворца не мог сам отменить права Церкви на земельные владения, поэтому в интересах Церкви было поддерживать тесные отношения с приказом, акцентируя финансовые и хозяйственные выгоды для правительства, проистекавшие из существовавшего положений вещей. Время от времени, при ухудшении финансового и хозяйственного положения государства правительство пыталось поставить на обсуждение вопрос о монастырских владениях, но, как уже было сказано выше, правительству не удалось ни на одном из Соборов, занимавшихся этим вопросом, существенно продвинуться в его решении; приговоры формально были часто достаточно строгими, но на практике всегда получался circulus vitiosus (порочный круг.— Прим. пер.).

Смотрите так же:  Советский уголовный кодекс и рф

Учреждение Монастырского приказа тоже не принесло серьезных перемен. Самое характерная черта законодательства Московской Руси — это его хроническая неполнота и запутанность; не связано ли это с тем историческим обстоятельством, что Древняя Русь, в отличие от Западной Европы, не знала римского права, которое так отчетливо умеет очертить все юридические вопросы? «Отсюда в законоположениях Уложения недомолвки, неопределенность и противоречия и какая-то двойственность в началах»[337], особенно в вопросе о подсудности духовенства; таким образом, для нового учреждения в Уложении не было отчетливого правового основания. Монастырский приказ взял у Приказа Большого дворца все дела, связанные с монастырскими владениями, и вел их точно так же, как и его предшественник. Когда Собор 1667 г. уничтожил подсудность духовенства Монастырскому приказу[338], в ведении приказа оставались еще дела, связанные с тяглом и налогами, которыми обложены были церковные и монастырские земли, чем ранее ведал Приказ Большого дворца; изменения были незначительными, и скорее практического, чем принципиального характера. Деятельность Монастырского приказа, как пишет Горчаков, «была весьма слаба даже и в пределах, ему указанных»[339]. 17 декабря 1677 г. издан был указ царя, положивший конец существованию Монастырского приказа: ему повелевалось передать все дела Приказу Большого дворца[340], так что монастырские владения снова переходили по всем упомянутым уже вопросам в ведение этого последнего.

Собор 1667 г. сделал, однако, шаг вперед. Члены этого Собора, иерархи и духовенство, признали развращающее влияние богатства на монастырскую иноческую жизнь и запретили монахам владеть личной недвижимой собственностью, поскольку это противоречит иноческим обетам[341], сделав, таким образом, только полдела. Вопрос о монастырских владениях на Соборе 1667 г. не был даже затронут, и можно смело утверждать: Собор, добившийся столь большого успеха в вопросе о подсудности духовенства, твердо придерживался мнения, что церковные учреждения имеют полное право на земельные владения[342].

Таким образом, в решении вопроса о монастырских владениях в конце XVII в. не было сделано ничего принципиально нового: земельные владения оставались в руках монастырей, и это не могло не влиять на монастырский быт. Опасения и предсказания нестяжателей 1-й половины XVI в. вполне оправдались историческим развитием. В течение двух столетий обмирщение монашеской жизни постоянно усиливалось и все глубже проникало в строй монастырского быта. Монастырь, со своим хозяйством, со своими постоянными материальными заботами, из места отречения от мира превращался в своего рода хозяйственное предприятие. Экономическое положение монастырей стало основой их внутренней жизни в XVI–XVII вв. Многие негативные черты монашеского быта, которые вели иночество к обмирщению и кризису, объясняются тем, что не были воплощены в жизнь воззрения нестяжателей. Вина в этом в немалой степени лежит на их противниках — иосифлянах. Реформы царя Петра Великого, ураганом пронесшиеся по Московской Руси, потрясли и древнерусский монастырский быт. Если бы они были проведены своевременно, то могли бы, по крайней мере, затормозить процесс обмирщения монашеской жизни. Но церковная реформа Петра и его взгляды на христианское иночество строились на неверной основе и исходили отнюдь не из воззрений нестяжателей. Поэтому и процесс обмирщения не прекратился, он продолжался и далее, только в несколько иных формах.

[326] О подсудности монашества см. главу IX. О Монастырском приказе: Горчаков М. Монастырский приказ (1868) — исследование, не утратившее научного значения до сих пор; важно также обратить внимание на другую работу: Шимко И. Патриарший Казенный приказ (1894) и еще одну работу: Горчаков. О земельных владениях всероссийских митрополитов, патриархов и Святейшего Синода (1871).

[327] Особенно резко против учреждения Монастырского приказа протестовал патриарх Никон: «Мнение патриарха Никона об Уложении», в: Записки ОРСА. 2 (1861). С. 456–497, особенно с. 451; о правах Церкви на церковное имущество: с. 453, 449. Ср.: Горчаков. Монастырский приказ. С. 19 и Жуков А. Взгляды патр. Никона на отношения между светской и церковной властью, в: Прав. соб. 1916. 3–4. Впрочем, Никон протестовал только против перемен в подсудности духовенства. Неодобрение Монастырского приказа можно обнаружить также в мнениях, высказанных на Соборе 1667 г., в: ПСЗ. 1. № 412; ААЭ. 4. № 167. Собор стремился к уничтожению подсудности духовенства Монастырскому приказу. Ср.: Горчаков. Ук. соч. С. 95–97.

[329] Неволин К. А. Образование управления от Иоанна III до Петра I, в: Собр. соч. 6.

[330] Горчаков. Мон. приказ. С. 40; см. там же краткую историю Приказа Большого дворца.

[331] Например: АИ. 1. № 155; 2. № 353; ААЭ. 1. № 299.

[332] АИ. 3. № 65; ААЭ. 2. № 277; АИ. 2. № 355; СГГД. 2. № 219.

[333] АИ. 1. № 192 и др.

[334] ААЭ. 4. № 16, 82; ДАИ. 2. № 37; ср.: Горчаков. Ук. соч. С. 42.

[335] АИ. 1. № 155, 158; 2. № 249; 3. № 162; ААЭ. 4. № 56, 315.

[336] Горчаков. Ук. соч. С. 42; АИ. 3. № 162; ААЭ. 1. № 227; 2. № 56.

[337] Горчаков. Ук. соч. С. 68. Ср. иное мнение: Владимирский-Буданов М. Обзор (1888). С. 210.

[338] Горчаков. Ук. соч. С. 95. ПСЗ. 1. № 412.

[339] Горчаков. Ук. соч. С. 101. Некоторые монастыри по делам, связанным с земельными владениями, стремились обращаться в Приказ Большого дворца (например: АИ. 4. № 166).

[340] ПСЗ. 2. № 699. Горчаков. Ук. соч. С. 101. Появление этого указа не в последнюю очередь было вызвано приговорами Собора 1675 г.: в них была сделана попытка оградить духовенство в вопросах подсудности от вмешательства светской власти. ААЭ. 4. № 204 и 205.

[341] Горчаков. Ук. соч. С. 112; ПСЗ. 1. № 412. Собор 1669 г. утвердил этот приговор и распорядился, чтобы лавки и другие торговые заведения, которые принадлежали духовенству или монастырям и управлялись их приказчиками, были отписаны на царя, то есть переданы государству. ПСЗ. 1. № 442, § 12; ААЭ. 4. С. 161.