Меню Закрыть

Гражданский иск в уголовном праве это

Гражданский иск в уголовном процессе

Понятие и сущность гражданского иска в уголовном нроцессе

В ст. 52 Конституции РФ указано, что государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Для защиты прав потерпевшего и компенсации причиненного ему преступлением ущерба предназначен межотраслевой институт гражданского иска в уголовном процессе. Гражданский иск в уголовном деле является основным способом возмещения вреда, причиненного преступлением (ст. 44 УПК РФ). Гражданский иск в уголовном деле — это судебный публично-правовой способ защиты прав потерпевшего, нарушенных преступлением. Он представляет собой правопритязательный акт, предъявляемый в связи с предполагаемым причинением преступными действиями обвиняемого вреда потерпевшему (его здоровью, имуществу, чести и достоинству). Это правопритя-зание состоит в требовании потерпевшего к суду о взыскании с обвиняемого или лиц, несущих за него материальную ответственность, имущественного, физического и морального вреда. Особенностью гражданского иска в уголовном деле является то, что он предъявляется на стадии предварительного расследования через ведущие процесс государственные органы. В узком смысле гражданский иск в уголовном деле — это предъявленное уголовному суду требование о возмещении вреда, причиненного преступлением, т.е. иск о присуждении.

Предметом гражданского иска в уголовном процессе является требование о возмещении ущерба, который:

  • может быть предъявлен в денежном выражении;
  • причинен непосредственно преступлением.

Согласно ст. 44 УПК РФ гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции.

При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины.

Гражданский иск в защиту интересов несовершеннолетних, лиц, признанных недееспособными либо ограниченно дееспособными в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством, лиц, которые по иным причинам не могут сами защищать свои права и законные интересы, может быть предъявлен их законными представителями или прокурором, а в защиту интересов государства — прокурором.

Отказ от гражданского иска может быть заявлен гражданским истцом в любой момент производства по уголовному делу, но до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Отказ от гражданского иска влечет за собой прекращение производства по нему.

Меры обеспечения гражданского иска

Важнейшим элементом досудебной подготовки гражданского иска в уголовном деле является принятие органами уголовного преследования мер по обеспечению гражданского иска, в том числе и возможного в будущем. Судья вправе принять меры к обеспечению уже предъявленного гражданского иска по собственной инициативе в порядке ст. 230 УПК РФ. В ходе досудебного производства гражданский истец, его представитель вправе ходатайствовать перед органом предварительного расследования о принятии мер обеспечения предъявленного гражданского иска. Однако государственные органы уголовного преследования (наряду с доказыванием оснований гражданского иска) обязаны и по собственной инициативе меры обеспечения иска принимать.

К мерам обеспечения иска относятся оперативно-розыскные мероприятия, следственные и иные процессуальные действия, нацеленные на обнаружение имущества, указанного в ч. 1 и 3 ст. 115 УПК РФ. На данное имущество может быть наложен арест, который заключается в описи имущества и запрещении собственнику или владельцу имущества распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение (ч. 2 ст. 115 УПК РФ).

Понятие «имущество» включает в себя движимое (включая денежные средства и ценные бумаги) и недвижимое имущество. Арест может быть наложен на имущество: а) подозреваемого; б) обвиняемого; в) лиц, несущих материальную ответственность за их действия; г) других лиц (если имеются доказательства, что это имущество получено в результате преступных действий подозреваемого или обвиняемого).

Процессуальный порядок наложения ареста на имущество включает в себя возбуждение стороной обвинения ходатайства перед судом о наложении ареста на имущество, рассмотрение судом ходатайства; наложение ареста на имущество и его процессуальное оформление.

Наложение ареста на имущество относится к тем процессуальным действиям, производство которых возможно только по решению суда (п. 9 ч. 2 ст. 29, ч. 1 ст. 115, 165 УПК РФ).

Следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом ходатайство о наложении ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия. К постановлению о возбуждении ходатайства прилагаются материалы уголовного дела, подтверждающие ходатайство органа уголовного преследования. Сам процессуальный порядок рассмотрения судом ходатайства о наложении ареста на имущество предусмотрен нормами ст. 165 УПК РФ. Судья по результатам рассмотрения ходатайства выносит или постановление о наложении ареста на имущество, или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.

Арест не может быть наложен на имущество, на которое в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации не может быть обращено взыскание.

Решение суда о наложении ареста на имущество исполняется органом уголовного преследования, который может привлечь к этому судебного пристава-исполнителя, специалиста. Наложение ареста на имущество производится в присутствии понятых.

Общие требования к процессуальному порядку наложения ареста регламентированы ст. 164 УПК РФ. Обязательно составляется протокол наложения ареста на имущество. В протоколе должно быть отражено следующее: кем, когда, где, у кого, на какое именно имущество (если сертификаты, то какие именно) был наложен арест. Описываются наименования предметов, их индивидуальные особенности, цена и количество.

Все споры относительно объема арестовываемого имущества выносятся за рамки производства не только самого этого процессуального действия, но и вообще могут быть разрешены вне рамок данного уголовного дела — в порядке гражданского судопроизводства. При этом бремя доказывания своих претензий на исключение из описи арестованного имущество лежит на заявителе.

Протокол составляется не менее чем в трех экземплярах. Оригинал приобщается к материалам уголовного дела, второй вручается лицу, на имущество которого был наложен арест, третий экземпляр вручается лицу, которому арестованное имущество передается на хранение.

Имущество, на которое был наложен арест, по усмотрению следователя передается на хранение: 1) самому собственнику имущества либо его владельцу; 2) иному лицу. Они должны быть предупреждены об ответственности за сохранение имущества (ст. 312 УК РФ). Об этом делается запись в протоколе наложения ареста на имущество (ч. 6 ст. 115 УПК РФ).

В случае необходимости арестованное имущество должно быть изъято. Орган, ведущий расследование и изъявший имущество, сам обязан его хранить до решения суда и несет за него ответственность.

При наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности, находящиеся на счете, во вкладе или на хранении в банках и иных кредитных организациях, операции по данному счету прекращаются полностью или частично в пределах денежных средств и иных ценностей, на которые наложен арест. Руководители банков и иных кредитных организаций обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда, а также следователя или дознавателя на основании судебного решения.

Арест недвижимого имущества состоит из его описи, объявления запрета распоряжаться им, в случае необходимости ограничения права пользования имуществом, его изъятия или передачи на хранение. Арестованное недвижимое имущество передается на хранение под роспись обвиняемому или другим лицам, назначенным следователем. При наложении ареста на недвижимое имущество для определения его стоимости требуется участие специалиста — оценщика недвижимости.

При наложении ареста на имущество составляется протокол в соответствии с требованиями статей 166 и 167 УПК РФ. При отсутствии имущества, подлежащего аресту, об этом указывается в протоколе. Копия протокола вручается лицу, на имущество которого наложен арест.

Наложение ареста на имущество отменяется на основании постановления, определения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, когда в применении этой меры отпадает необходимость.

Рассмотрение и разрешение гражданского иска в суде

Гражданский истец и гражданский ответчик, как равноправные стороны, вправе участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции. Согласно ч. 1 ст. 250 УПК РФ в судебном разбирательстве участвуют гражданский истец, гражданский ответчик и (или) их представители. Суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца в случаях, указанных в ч. 2 ст. 250 УПК РФ. Согласно ч. 3 ст. 250 УПК РФ в остальных случаях при неявке истца или его представителя суд вправе оставить иск без рассмотрения независимо от причин неявки. В этом случае за гражданским истцом сохраняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства.

В ходе судебного следствия гражданский истец, гражданский ответчик, их представители пользуются теми же процессуальными правами, что и другие участники процесса. Они могут участвовать в допросе подсудимого (ч. 1 ст. 275 УПК РФ), эксперта (ч. 2 ст. 282 УПК РФ) и свидетелей (ч. 3 ст. 278 УПК РФ), предлагать свои вопросы экспертам (ч. 2 ст. 283 УПК РФ), принимать участие в проводимых судом осмотрах местности, помещения, вещественных доказательств и обращать внимание суда на обстоятельства, которые могут иметь значение для дела, присутствовать при проведении следственного эксперимента (ст. 288 УПК РФ), опознания (ст. 289 УПК РФ), заявлять ходатайства об истребовании и приобщений документов, вызове дополнительных свидетелей и т.п.

Гражданский истец, его представитель вправе выступать в судебных прениях для обоснования гражданского иска (ч. 2 ст. 292 УПК РФ). Порядок выступления в судебных прениях регулируется ч. 3—7 ст. 292 УПК РФ. Гражданский истец должен выступать в судебных прениях ранее гражданского ответчика, защитника и подсудимого. Нарушение этой последовательности влечет за собой грубое нарушение закона. Как участники прений гражданский истец и ответчик имеют право на реплику (ч. 6 ст. 292 УПК РФ). Гражданский истец, ответчик, их представители имеют право представить суду в письменном виде предлагаемые ими формулировки решений по вопросам, указанным в п. 10, 11 ч. 1 ст. 299 УПК РФ. Это вытекает из положений, закрепленных в п. 15 ч. 4 ст. 44 и ч. 7 ст. 292 УПК РФ. По результатам судебного разбирательства суд выносит одно из следующих четырех решений по гражданскому иску.

1. Суд вправе удовлетворить гражданский иск полностью или частично при вынесении обвинительного приговора. При этом он обязан разрешить вопросы, в чью пользу и в каком размере подлежит удовлетворению гражданский иск (п. 10 ч. 1 ст. 299 УПК РФ).

Удовлетворение гражданского иска состоится, во-первых, при постановлении обвинительного приговора (с назначением, без назначения наказания, с освобождением от наказания); во-вторых, лишь при установлении полного состава оснований (предпосылок), размера требований.

Исчерпывающая совокупность материально-правовых оснований и процессуально-правовых предпосылок необходима для удовлетворения гражданского иска в любом объеме (равном или меньшем). Изменение последнего возможно только в сторону уменьшения, но в таких случаях, как неподтвер-жденность в какой-то части обвинения, учет естественной убыли, квалификации преступления как некорыстного, установление смешанной вины, учет материального положения подсудимого и т.д.

Суд не вправе выйти за верхний предел исковых требований истца в силу положения, закрепленного в ч. 3 ст. 15 УПК РФ.

В случаях удовлетворения иска полностью или частично суд может установить и указать в приговоре срок для добровольного исполнения приговора в части гражданского иска. Принудительное исполнение производится в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве.

2. При постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска (ч. 2 ст. 306 УПК РФ).

При постановлении обвинительного приговора суд вправе отказать в удовлетворении гражданского иска, если будет установлено отсутствие вреда или не доказана причинная связь между действиями осужденного и наступившим вредом.

3. При постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным п. 2—6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, 26, п. 3—8 ч. 1 ст. 27, ст. 28 УПК РФ, суд оставляет гражданский иск без рассмотрения.

Как уже указывалось, суд вправе оставить гражданский иск без рассмотрения при неявке гражданского истца на судебное заседание (ч. 3 ст. 250 УПК РФ). Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

4. Суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере его возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства (ч. 2 ст. 309 УПК РФ). При рассмотрении гражданского иска, предъявленного в уголовном деле, основания, условия, объем и способ возмещения вреда определяются в соответствии с нормами гражданского, трудового и другого законодательства. В случаях, предусмотренных законом, применяются международные соглашения и нормы иностранного права.

Гражданский иск в уголовном процессе

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту гражданских прав (ст. 46). В случае их нарушения гражданин или юридическое лицо может обратиться в суд с требованием о защите его прав, которые обычно рассматриваются в порядке гражданского производства. В тех случаях, когда гражданские права нарушены непосредственно преступными действиями, заявленный иск может быть предметом рассмотрения в порядке уголовного судопроизводства.

Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины.

Гражданский истец — физическое или юридическое лицо, предъявившее требование о возмещении имущественного, морального или физического вреда при наличии оснований полагать, что данный вред причинен ему непосредственно преступлением (ст. 44 УПК).

В защиту интересов несовершеннолетних, недееспособных либо ограниченно дееспособных, других лиц, которые не могут сами защищать свои права и законные интересы, гражданский иск может быть заявлен их законными представителями или прокурором, а в защиту интересов государства — прокурором.

Возможности предъявления гражданского иска в уголовном деле небезграничны. Суд не вправе выносить решение по существу заявленного гражданского иска в уголовном процессе, если иск не связан с предъявленным обвинением.

Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя.

В судебном разбирательстве гражданский истец может не участвовать, если подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском.

Гражданский иск в уголовном процессе разрешается при постановлении обвинительного приговора и не может быть предъявлен к лицу, подлежащему освобождению от уголовной ответственности за совершение общественно опасного деяния. Так, гражданский иск к лицу, совершившему запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости или заболевшему душевной болезнью после совершения преступления, остается без рассмотрения. Аналогичное решение будет принято и при предъявлении иска в уголовном деле о применении принудительных мер медицинского характера. Однако это не препятствует последующему его предъявлению и рассмотре­нию в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 306 УПК РФ).

В случае постановления оправдательного приговора, прекращения уго­ловного дела ввиду отсутствия события преступления, непричастности подсудимого к совершению преступления суд отказывает в удовлетворении гражданского иска.

В соответствии со ст. 354 УПК РФ гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе обжаловать в апелляционном и кассационном порядке приговор и другие акты суда первой инстанции в части, касающейся гражданского иска.

Указанные участники судебного спора не названы в числе субъектов права на обжалование в порядке надзора приговоров, определений и постановлений суда (ст. 402 УПК). Однако поскольку в большинстве случаев лицо, пострадавшее от преступления, является в уголовном процессе одновременно потерпевшим и гражданским истцом, возможность обжалования в порядке надзора приговора и других судебных решений, в том числе и в части гражданского иска, за ним сохраняется.

Наконец, с надзорным представлением перед соответствующим судом надзорной инстанции может выступить прокурор. Как и другие участники уголовного судопроизводства, перечисленные в ч. 1 ст. 402 УПК, он вправе ходатайствовать о пересмотре вступивших в законную силу приговора, определения, постановления.

Гражданский иск в уголовном процессе – важное средство защиты лиц, потерпевших от преступления, позволяющее наиболее эффективно, с соблюдением принципа процессуальной экономии, восстановить их права.

ГРАЖДАНСКИЙ ИСК

Словарь финансовых терминов .

Смотреть что такое «ГРАЖДАНСКИЙ ИСК» в других словарях:

Гражданский иск — требование гражданского истца о возмещении имущественного вреда, причиненного ему непосредственно преступлением. Гражданский иск предъявляется после возбуждения уголовного дела, но до окончания предварительного расследования. При предъявлении… … Энциклопедический словарь-справочник руководителя предприятия

Гражданский иск — иск в рамках гражданского процессуального права. Гражданский иск основанный на реальных событиях фильм по книге Джонатана Харра с Джоном Траволтой в главной роли … Википедия

Гражданский иск — (англ. suit, lawsuit) в уголовном судопроизводстве РФ требование гражданина или юридического лица о возмещении материального ущерба, понесенного от преступления, заявленное в процессе по … Энциклопедия права

ГРАЖДАНСКИЙ ИСК — в уголовном процессе требование возместить материальный (имущественный) ущерб, предъявленное непосредственно его причинителю (обвиняемому) или иным лицам, несущим за его действия материальную ответственность; рассматривается совместно с уголовным … Юридический словарь

ГРАЖДАНСКИЙ ИСК — в уголовном процессе предъявленное к обвиняемому имущественное требование физического или юридического лица (гражданского истца), понесшего материальный ущерб в результате преступления. Рассматривается совместно с уголовным делом по общим… … Большой Энциклопедический словарь

ГРАЖДАНСКИЙ ИСК — ГРАЖДАНСКИЙ ИСК, СССР, Молдова Филм, 1988, цв., 130 мин. Социально психологическая драма. Бутову, директору химкомбината, предлагают пост заместителя министра. Но руководство соседней зверофермы возбуждает судебное дело и обвиняет Бутова в… … Энциклопедия кино

Гражданский иск — в уголовном процессе, по советскому праву требование о возмещении материального ущерба, причинённого преступлением, заявленное в процессе по уголовному делу и рассматриваемое судом совместно с уголовным делом в порядке уголовного… … Большая советская энциклопедия

гражданский иск — (в уголовном процессе), предъявленное к обвиняемому имущественное требование физического или юридического лица (гражданского истца), понёсшего материальный ущерб в результате преступления. Рассматривается совместно с уголовным делом по общим… … Энциклопедический словарь

ГРАЖДАНСКИЙ ИСК — в уголовном процессе требование гражданина или юридического лица о возмещении материального (имущественного) ущерба, непосредственно причиненного преступлением, предъявленное обвиняемому или иным лицам, несущим за действия обвиняемого… … Энциклопедия юриста

гражданский иск — в уголовном процессе требование возместить материальный (имущественный) ущерб, предъявленное непосредственно его причинителю (обвиняемому) или иным лицам, несущим за его действия материальную ответственность; рассматривается совместно с уголовным … Большой юридический словарь

Гражданский иск в уголовном судопроизводстве

Статья 46 Конституции РФ гарантирует каждому судебную защиту гражданских прав. В случае нарушения имущественных прав гражданина непосредственно преступными действиями, заявленный им гражданский иск может быть рассмотрен совместно с уголовным делом.

Правовая основа гражданского иска в уголовном процессе представлена ст. 44, 230, ч. 2 ст. 306, п. 1 ч. 1 и ч. 2 ст. 309, ч. 2 ст. 3891 УПК. Согласно ст. 44 и 54 УПК лицо (физическое или юридическое), понесшее имущественный вред от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить гражданский иск к подозреваемому (обвиняемому) или лицам, несущим имущественную ответственность за их действия.

Понятие и значение гражданского иска в уголовном процессе

Гражданский иск в уголовном процессе — это письменное требование физического или юридического лица о возмещении имущественного вреда, причиненного непосредственно преступлением, а также об имущественной компенсации морального вреда, адресованное органу предварительного расследования, судье или суду.

Исковые требования о возмещении вреда, причиненного преступлением опосредованно третьим лицам, например, расходы, понесенные родственниками в связи с погребением погибшего, исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 44 УПК, рассмотрению с уголовным делом не подлежат. Они должны рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства.

Смотрите так же:  Кфх налоги отчетность

Значение гражданского иска в уголовном процессе заключается в том, что совместное рассмотрение гражданского иска с уголовным делом: а) обеспечивает наиболее быстрое восстановление имущественных прав потерпевшего; б) исключает принятие судом противоречивых решений по одним и тем же вопросам; в) освобождает потерпевшего, подсудимого и других субъектов уголовного процесса от необходимости дважды участвовать в производстве но делу; г) позволяет правильно квалифицировать преступное событие.

Особенности гражданского иска в уголовном процессе: а) истец не обязан указывать в иске конкретного ответчика (он его может и не знать) до установления лица, совершившего преступление; б) истец освобождается от оплаты государственной пошлины; в) обязанность доказывания вида и размера вреда возлагается на орган расследования (а не на истца, как это предусмотрено в гражданском судопроизводстве).

Предметом гражданского иска является требование физического или юридического лица, адресованное суду (следователю, дознавателю), о возмещении имущественного вреда, компенсации морального вреда, причиненного непосредственно преступлением (ч. 1 ст. 44 УПК).

Основания для заявления гражданского иска могут быть классифицированы на фактические и юридические.

Фактические основания — это совокупность сведений о причинении вреда (убытков) преступлением, могущая быть положена в основу для заявления физическим или юридическим лицом исковых требований о его возмещении (компенсации) при расследовании или рассмотрении уголовного дела. Из теории доказывания вытекает, что любое уголовно-процессуальное решение, в том числе о подаче гражданского иска, признания лица гражданским истцом, принимается на основе достаточной совокупности фактических данных, возведенных в процессуальный статус доказательств.

Достаточность доказательств для принятия решения о предъявлении гражданского иска уголовно-процессуальный закон связывает с наличием причиненного преступлением имущественного, физического или морального вреда, причинно-следственной связи между преступлением и вредом как отрицательным последствием, наступившим в результате его совершения.

Юридические основания — это нормы уголовно-процессуального и гражданского права, предоставляющие физическому или юридическому лицу право требовать от ответчика возмещения причиненного ему преступлением имущественного вреда либо возмещения убытков.

Гражданскими истцами при производстве по уголовному делу признаются:

  • 1) собственник похищенного имущества; лицо, владеющее имуществом на праве хозяйственного ведения, оперативного управления либо на ином законном основании (наниматель, хранитель, арендатор);
  • 2) потерпевший, которому преступлением причинен вред здоровью, и понесший расходы на его восстановление;
  • 3) лицо, понесшее материальный ущерб в результате смерти кормильца. По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть кормильца, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников (ч. 8 ст. 42 УПК). Согласно ст. 1088 ГК право на возмещение имущественного вреда имеют нетрудоспособные лица, состоявшие на иждивении умершего или имевшие ко дню его смерти право на получение от него содержания; ребенок умершего, родившийся после его смерти; один из родителей, супруг либо другой член семьи, не работающий и занятый уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего и ставший нетрудоспособным в период осуществления ухода, и т.д.

Гражданский иск в защиту интересов несовершеннолетних, лиц, признанных недееспособными либо ограниченно дееспособными, а также лиц, которые по иным причинам не могут защищать свои права, согласно ч. 3 ст. 44 УПК может быть предъявлен их законными представителями (родителями, усыновителями, опекунами, попечителями) или прокурором, а в защиту интересов государства — прокурором.

В гражданском судопроизводстве исковое заявление подается суду в письменной форме (ст. 131 и 132 ГПК). В уголовном судопроизводстве (по аналогии) исковое заявление о возмещении имущественного вреда или компенсации морального вреда при рассмотрении уголовного дела по существу должно подаваться на имя суда, а в ходе предварительного расследования — на имя следователя или дознавателя, осуществляющего производство по уголовному делу, также в письменной форме.

При производстве по уголовному делу имеют место случаи подачи заинтересованными лицами гражданских исков о возмещении имущественного вреда, когда он причинен преступлением опосредованно. Рассмотрение таких исков нередко представляется целесообразным, поскольку достигаются цели соединенного процесса, исключаются дублирование рассмотрения одних и тех же вопросов в уголовном и гражданском судопроизводстве, принятие судом по ним различных решений.

В судебной практике рассматриваются:

  • а) регрессные иски к причинителю вреда (обвиняемому), если имущественный вред в соответствии с законом был возмещен другими лицами (ст. 1081 ГК);
  • б) гражданские иски о возмещении денежных средств, затраченных на лечение и восстановление здоровья граждан, пострадавших от преступных посягательств;
  • в) гражданские иски о взыскании расходов на погребение погибшего от преступления.

Регрессный иск — это право обратного требования (регресса) лица, возместившего вред, причиненный другим лицом (работником при исполнении им служебных, должностных или иных трудовых обязанностей, лицом, управляющим транспортным средством и т.д.), к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом (ч. 1 ст. 1081 ГК).

Нормативная основа исковых требований в уголовном судопроизводстве:

  • 1) Указ Президиума Верховного Совета СССР от 25.06.1973 № 4409-УПК «О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступных действий». Согласно Указу средства, затраченные на стационарное лечение граждан в случае причинения вреда их здоровью умышленными преступными действиями (за исключением причинения вреда при превышении пределов необходимой обороны или в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего), подлежат взысканию в доход государства с лиц, осужденных за эти преступления;
  • 2) Федеральный закон от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации». Его нормы обязывают причиненный государству имущественный ущерб возмещать в пользу территориального фонда медицинского страхования.

В соответствии со ст. 31 этого Закона расходы страховой медицинской организации на оплату оказанной медицинской помощи застрахованному лицу вследствие причинения вреда его здоровью (за исключением расходов на оплату лечения застрахованного лица непосредственно после произошедшего тяжелого несчастного случая на производстве) подлежат возмещению лицом, причинившим вред здоровью застрахованного лица.

Предъявление гражданского иска к лицу, причинившему вред здоровью застрахованного лица, в порядке возмещения расходов на оплату оказанной медицинской помощи страховой медицинской организацией осуществляется на основании результатов проведения экспертизы качества медицинской помощи, оформленных соответствующим актом.

Размер расходов на оплату оказанной медицинской помощи застрахованному лицу вследствие причинения вреда его здоровью определяется страховой медицинской организацией на основании реестров счетов и счетов медицинской организации.

Страховая медицинская организация вправе предъявить лицу, причинившему вред здоровью застрахованного лица, требование о возмещении своих расходов на проведение дополнительной экспертизы по установлению факта причинения вреда здоровью застрахованного лица, оформление необходимой документации, а также о возмещении судебных издержек.

В качестве истца по регрессным исковым требованиям выступает государство в лице прокурора и фонд обязательного медицинского страхования;

3) Федеральный закон от 12.01.1996 № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» и Гражданский кодекс РФ. Согласно ст. 1094 ГК гражданский иск о возмещении убытков вправе предъявить лица, понесшие расходы на погребение. Президиум областного суда по делу Молчанова расходами на погребение признал поминальный обед, а Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР изготовление и установку стандартного памятника погибшему.

Формально судебная практика находится в противоречии с ч. 1 ст. 44 УПК, устанавливающей правовые границы размера возмещения убытков, причиненных преступлением. Законодатель не предоставляет права третьим лицам заявлять исковые требования о возмещении убытков, возникших после окончания преступных действий, что не способствует эффективной защите имущественных интересов граждан в сфере уголовного судопроизводства.

О гражданском иске в уголовном процессе

Преступления нередко нарушают имущественные субъективные права граждан и юридических лиц. Одним из средств устранения преступных последствий выступает в уголовном процессе гражданский иск.

Статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту гражданских прав.

В случае нарушения имущественных прав гражданина непосредственно преступными действиями заявленный им гражданский иск может быть рассмотрен совместно с уголовным делом.

Согласно ст. ст. 44 и 54 УПК РФ лицо (физическое или юридическое), понесшее имущественный вред от преступления, вправе при производстве по уголовному делу предъявить гражданский иск к подозреваемому (обвиняемому) или лицам, несущим имущественную ответственность за их действия.

Гражданский иск в уголовном процессе — это письменное требование физического или юридического лица о возмещении имущественного вреда, причиненного непосредственно преступлением, а также об имущественной компенсации морального вреда, адресованное органу предварительного расследования, судье или суду.

Гражданскими истцами могут признаваться: 1) собственник похищенного имущества либо его законный владелец (наниматель, хранитель, арендатор); 2) лицо, организация, понесшие материальный ущерб в результате утраты заработка, расходов на лечение или иных затрат, связанных с преступлением, причинившим вред здоровью; 3) иждивенцы умершего либо лица, имевшие право на получение от него содержания.

Гражданский иск в защиту интересов несовершеннолетних, лиц, признанных недееспособными либо ограниченно дееспособными, а также лиц, которые по иным причинам не могут защищать свои права, согласно ч. 3 ст. 44 УПК может быть предъявлен их законным представителем или прокурором, а в защиту государства — прокурором.

В гражданском судопроизводстве исковое заявление подается суду в письменной форме (ст. ст. 131 и 132 ГК). В уголовном судопроизводстве (по аналогии) исковое заявление при рассмотрении уголовного дела должно подаваться суду, а при расследовании следователю или дознавателю также в письменной форме.

Основания гражданского иска могут быть классифицированы на фактические и юридические.

Фактические основания — это совокупность сведений о причинении вреда (убытков) преступлением, могущая быть положена в основу для заявления физическим или юридическим лицом исковых требований о его возмещении (компенсации) при расследовании или рассмотрении уголовного дела. Из теории доказывания вытекает, что любое уголовно-процессуальное решение, в том числе о подаче гражданского иска, признания лица гражданским истцом, принимается на основе достаточной совокупности фактических данных, возведенных в процессуальный статус доказательств.

Достаточность доказательств для принятия решения о предъявлении гражданского иска уголовно-процессуальный закон связывает с наличием причиненного преступлением имущественного, физического или морального вреда, причинно-следственной связи между преступлением и вредом как отрицательным последствием, наступившим в результате его совершения.

Юридические основания — это нормы уголовно-процессуального и гражданского права, предоставляющие физическому или юридическому лицу право требовать от ответчика возмещения причиненного ему преступлением имущественного вреда (убытков) и компенсации морального вреда.

Особенности гражданского иска в уголовном процессе:

а) истец не обязан указывать в иске конкретного ответчика (он его может и не знать) до установления лица, совершившего преступление;

б) истец освобождается от оплаты государственной пошлины;

в) обязанность доказывания вида и размера вреда возлагается на орган расследования (а не истца, как это предусмотрено в гражданском судопроизводстве).

Значение гражданского иска в уголовном процессе заключается в том, что совместное рассмотрение гражданского иска с уголовным делом:

а) обеспечивает наиболее быстрое восстановление имущественных прав потерпевшего;

б) исключает принятие судом противоречивых решений по одним и тем же вопросам;

в) освобождает потерпевшего, подсудимого и других субъектов процесса дважды участвовать в производстве по делу;

г) позволяет правильно квалифицировать преступное событие.

Предметом гражданского иска является требование физического или юридического лица, адресованное суду (следователю, дознавателю), о возмещении имущественного вреда, компенсации морального вреда, причиненного непосредственно преступлением (ч. 1 ст. 44УПК).

Все остальные иски, содержащие требования о возмещении убытков, а не вреда (причиненных преступлением опосредованно третьим лицам, например расходы, понесенные родственниками в связи с погребением погибшего), исходя из буквального толкования ч. 1 ст. 44 УПК, рассмотрению с уголовным делом не подлежат. Они должны рассматриваться в порядке гражданского судопроизводства.

Вместе с этим при расследовании и рассмотрении уголовных дел имеют место случаи подачи заинтересованными лицами гражданских исков о возмещении понесенных убытков, когда они причинены преступлением опосредованно. Рассмотрение таких исков нередко представляется целесообразным, поскольку достигаются цели соединенного процесса, исключается дублирование рассмотрения одних и тех же вопросов, принятия по ним различных решений.

Завершая исследование гражданско-правовых способов возмещения вреда в уголовном процессе, можно сделать следующие выводы:

— гражданско-правовые способы возмещения вреда (ст. 1082 ГК РФ) могут использоваться в сфере уголовного судопроизводства.

— уголовно-процессуальные виды способов возмещения вреда:

1) гражданский иск в уголовном деле (ч. 2 ст. 44 УПК);

2) возвращение отчужденного имущества его владельцу (уголовно-процессуальная реституция) (ч. 2 ст. 82 УПК);

3) заглаживание вреда, причиненного потерпевшему несовершеннолетним обвиняемым (п. «в» ч. 2 ст. 90 УК, ч. 1 ст. 427 УПК);

4) добровольное возмещение вреда наиболее правильно именовать формами реализации гражданско-правовых способов возмещения вреда и убытков.

Гражданский иск в уголовном процессе

§ 1. Понятие и юридическая природа гражданского иска в уголовном процессе: теория соединенного процесса

Производство по уголовному делу возникает в связи с наличием достаточных данных, указывающих на признаки преступления, т.е. деяния, запрещенного уголовным законом и им наказуемого по причине общественной опасности. Такова элементарная конструкция, связывающая материальное уголовное право с уголовно-процессуальной формой : выявление признаков преступления приводит к появлению уголовного дела, которое в конечном итоге рассматривается по существу, в результате чего разрешается его основной вопрос — о виновности лица в совершении преступления и о его наказании. Но сложность заключается в том, что деяние, квалифицируемое уголовным законом как преступление, может одновременно посягать на субъективные гражданские права определенных лиц. В таком случае преступление не остается только преступлением по смыслу уголовного права, но и становится гражданско-правовым деликтом по смыслу права гражданского. В результате совершения преступления возникает то, что гражданским законом квалифицируется в качестве «обязательства вследствие причинения вреда» ( гл. 59 ГК РФ), так как согласно п. 6 ч. 1 ст. 8 ГК РФ «причинение вреда другому лицу» служит основанием возникновения гражданских прав и обязанностей. Причинитель вреда становится должником по гражданско-правовому обязательству, обязанным возместить причиненный вред, тогда как лицо, которому вред причинен, — кредитором по этому обязательству, имеющим право требовать возмещения вреда.

См. также об этом § 2 гл. 1 настоящего курса.

В нормальной ситуации возникновение материального гражданско-правового обязательства приводит к появлению процессуального права требования со стороны кредитора, которое облекается в форму иска, предъявляемого в порядке гражданского судопроизводства. Но как быть, если гражданско-правовое обязательство возникает вследствие совершения преступления, являющегося одновременно гражданско-правовым деликтом?

В самом общем виде возможны два варианта решения поставленного вопроса.

Вариант первый. В той мере, в какой деяние является преступлением, оно рассматривается в порядке уголовного судопроизводства. В той же мере, в какой оно является деликтом, порождающим гражданское право требования, оно может стать предметом гражданского судопроизводства в случае предъявления кредитором-потерпевшим соответствующего иска. В итоге одно деяние дает ход при определенных обстоятельствах двум «параллельным» и не зависящим друг от друга процессам: уголовному и гражданскому. Именно такое положение дел по традиции имеет место, например, в англосаксонских странах (Англия, США и др.), где неизвестен институт гражданского иска в уголовном процессе.

Вариант второй. Поскольку основанием уголовного обвинения и гражданского иска является одно и то же деяние одного и того же лица (одних и тех же лиц), то гражданско-правовые вопросы «присоединяются» к уголовному делу и рассматриваются в одном и том же процессе одним и тем же составом суда. Возникает конструкция так называемого «соединенного процесса», впервые теоретически обоснованная и законодательно закрепленная несколько столетий назад во Франции (ордонансы 1539 и 1670 гг.), где с тех пор уголовное судопроизводство строится на соединении двух исков — публичного (уголовного) и гражданского .

О французской концепции публичного и гражданского исков и их «соединении» см. подробнее: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. М., 2001. С. 315 — 316.

Отечественное уголовно-процессуальное право уже полтора столетия придерживается французской конструкции «соединенного процесса», известной у нас в виде института гражданского иска в уголовном процессе . В этом смысле совершенно несостоятельны иногда встречающиеся в литературе утверждения о том, что институт гражданского иска якобы является «рудиментом» советской уголовно-процессуальной системы, от которого следует отказаться. Такого рода оценки неверны. Поэтому отрадно, что «соединенный процесс» в виде института гражданского иска в уголовном деле сохранился и в действующем УПК РФ, хотя последний в отличие от предыдущих российских кодификаций и не содержит отдельной специальной нормы или группы норм, регулирующей данный институт. Положения о гражданском иске рассредоточены по разным статьям и разделам Кодекса .

См. ст. ст. 6 и 7 Устава уголовного судопроизводства 1864 г., ст. ст. 14 — 18 УПК РСФСР 1923 г., ст. 29 УПК РСФСР 1960 г.

Соединение в одном судопроизводстве вопросов уголовного и гражданского права требует решения проблемы суда, компетентного их рассматривать. Таким судом во всех случаях является суд уголовный, т.е. гражданский иск всегда имеет акцессорный характер по отношению к уголовному делу. Данное положение наглядно иллюстрируется ч. 10 ст. 31 УПК РФ, где сказано: «Подсудность гражданского иска, вытекающего из уголовного дела, определяется подсудностью уголовного дела, в котором он предъявлен».

В теории гражданского процессуального права принято различать две стороны любого иска: иск в материально-правовом смысле, т.е. основанное на нормах гражданского права материально-правовое притязание истца к ответчику (право требования), и иск в процессуальном смысле — обращенное к гражданскому суду в соответствующей форме требование о защите гипотетически нарушенного субъективного гражданского права. В этом смысле очень важно понять, что в материально-правовом смысле гражданский иск в уголовном процессе также основан на нормах гражданского права (здесь нет ничего экстраординарного), но в смысле процессуальном он представляет собой обращение к тому суду, который рассматривает уголовное дело, причем обращение это формулируется зачастую еще до принятия судом дела к производству (во время досудебных стадий уголовного процесса). Иными словами, перед нами тот единственный случай, когда материальное гражданское право применяется в уголовно-процессуальной форме. Получается нечто вроде «перекрещивания» процессуального и материального права, соотношение которых обычно имеет прямой характер и выглядит следующим образом: уголовное уголовно-процессуальное право; гражданское гражданское процессуальное право. В результате такого «перекрещивания» возникает несколько менее типичная, но теоретически вполне допустимая схема, характерная в практическом плане для стран, признавших концепцию «соединенного процесса» (Россия, Франция, Бельгия и др.): гражданское уголовно-процессуальное право.

Институт гражданского иска в уголовном процессе подчиняется правилам диспозитивности, т.е. движение «гражданского дела внутри дела уголовного» полностью зависит от воли лица, обладающего правом на предъявление гражданского иска в рамках уголовного дела. Это выражается в том, что органы, ведущие производство по уголовному делу, не могут никого признать гражданским истцом ex officio (необходимо соответствующее требование обладателя гражданских прав). Кроме того, гражданский истец вправе в любой момент производства по делу (до удаления суда в совещательную комнату) отказаться от иска. Отказ от гражданского иска обычно влечет за собой прекращение производства по нему ( ч. 5 ст. 44 УПК РФ), что не влияет на судьбу дела уголовного.

Наконец, принцип диспозитивности проявляется также в том, что право на предъявление иска в уголовном процессе не является единственно допустимой формой защиты гражданских прав лица, которому преступлением причинен вред. За ним всегда остается возможность выбора: использовать институт гражданского иска в уголовном процессе или в пределах сроков исковой давности обратиться с исковым заявлением в суд в порядке гражданского судопроизводства, действуя вне рамок уголовного дела. Действующий УПК РФ в отличие от предыдущего ( ч. 6 ст. 29 УПК РСФСР 1960 г.) не содержит прямого указания на этот счет. Но «альтернативный характер» процессуальной формы защиты гражданских прав, нарушенных преступлением, вытекает, во-первых, из систематического толкования ГК РФ, ГПК РФ и УПК РФ, где по данному поводу нет никаких изъятий из общих правил реализации права на судебную защиту, а, во-вторых, косвенно соответствующее положение подтверждается и в действующем УПК РФ ( ч. 4 ст. 42 и ч. 3 ст. 250 ) .

Смотрите так же:  Полставки трудовой договор

Положение о свободном праве выбора между предъявлением гражданского иска в уголовном процессе и его предъявлением в порядке гражданского судопроизводства является классическим для тех стран, где существует «соединенный процесс» (см., например, ст. ст. 3 и 4 УПК Франции).

Но формальное наличие двух альтернативных возможностей защиты гражданских прав не означает их реальной равноценности. Право на предъявление гражданского иска в рамках уголовного дела, предоставленное лицу, чьи гражданские права нарушены преступлением, следует рассматривать как безусловную льготу или своего рода локальную компенсацию, обеспечиваемую ему со стороны государства, не сумевшего защитить его от преступления. В этом смысле уголовно-процессуальная форма защиты гражданских прав для потерпевшего, несомненно, предпочтительнее гражданской процессуальной формы. Во-первых, при предъявлении гражданского иска в уголовном процессе истец освобождается от уплаты государственной пошлины ( ч. 2 ст. 44 УПК РФ) . Во-вторых, обязанность доказывания обстоятельств дела, в том числе характера и размера вреда, причиненного преступлением, лежит на органах, ведущих производство по уголовному делу, т.е. на гражданском истце в уголовном процессе не лежит бремя доказывания. В-третьих, в уголовном процессе действует упрощенный порядок предъявления гражданского иска, о чем подробнее будет сказано далее. В-четвертых, в интересах гражданского истца в целях обеспечения гражданского иска здесь применяется специальная мера процессуального принуждения в виде наложения ареста на имущество ( ст. 115 и ст. 116 УПК РФ). В-пятых, гражданский истец в подавляющем большинстве случаев участвует в уголовном процессе и в качестве потерпевшего, поэтому рассмотрение его притязаний совместно с уголовным делом облегчает и без того малоприятное положение пострадавшего от преступления лица, не вынуждая его «вести» сразу два процесса, оплачивать дополнительную юридическую помощь и т.д. В то же время «соединенный процесс» соответствует и государственным интересам (процессуальная и финансовая экономия, снижение загруженности судов и т.п.), а также интересам других участников судопроизводства, скажем свидетелей, которым в противном случае часто пришлось бы дважды давать показания по одному и тому же вопросу.

Справедливости ради надо отметить, что в настоящий момент в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ истцы освобождаются от уплаты государственной пошлины по всем искам о возмещении имущественного и (или) морального вреда, причиненного преступлением, которые предъявляются в суды общей юрисдикции или мировым судьям, в том числе в порядке гражданского судопроизводства. Однако основанием такого освобождения здесь является не процессуальное, а налоговое законодательство, которое значительно менее стабильно и более подвержено конъюнктурным колебаниям. Кроме того, даже при нынешнем налоговом регулировании в практике возникают проблемы, связанные с освобождением от уплаты государственной пошлины в рамках гражданского судопроизводства, в частности, при подаче апелляционных, кассационных, надзорных жалоб и т.п., что подтверждается Определением Конституционного Суда РФ от 22 марта 2012 г. N 546-О-О.

§ 2. Основания и предмет гражданского иска в уголовном процессе

Гражданский иск в уголовном процессе может быть предъявлен лишь при наличии определенных оснований, причем специальный характер данного института выражается в том, что здесь действуют специальные уголовно-процессуальные основания для предъявления иска, несколько сужающие тот круг общих оснований иска, который в аналогичных случаях установлен гражданским процессуальным законодательством. В то же время следует иметь в виду, что такого рода сужение оснований предъявления гражданского иска никак не ущемляет прав заинтересованного лица, поскольку те требования, которые не подлежат защите в специальном (льготном) порядке уголовного судопроизводства, могут быть параллельно или впоследствии предъявлены в общем порядке гражданского судопроизводства. Иначе говоря, законодатель, не посягая на общий режим защиты гражданских прав, создает в некоторых случаях для их эффективной защиты дополнительные возможности, которые возникают только при наличии специальных оснований, установленных уголовно-процессуальным законом, и в самом общем виде отражают процессуальный режим наибольшего благоприятствования в отношении жертв преступлений.

Прежде всего основанием гражданского иска в уголовном процессе служит наличие вреда, порождающего возникновение гражданско-правового обязательства из причинения вреда. Вред может быть либо имущественным, либо моральным (физические или нравственные страдания) . Поскольку «физические или нравственные страдания» способен испытывать только человек, гражданское законодательство исключает возможность причинения морального вреда юридическим лицам ( ст. 151 ГК РФ). Исходя из этого, причинение морального вреда является основанием гражданского иска исключительно в отношении физических лиц. Если речь идет о лице юридическом, таким основанием может быть лишь вред имущественный. Что касается физического вреда, то сам по себе он никогда не служит основанием гражданского иска, так как его нельзя устранить гражданско-правовыми средствами. Другое дело, что физический вред косвенно может причинить либо вред имущественный (расходы на лечение и т.д.), либо вред моральный (страдания). Но тогда основанием иска все равно будет один из этих двух видов вреда (или оба вместе).

Возникновение права на имущественную компенсацию в уголовном процессе морального вреда связано с тем, что сначала Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., а затем действующий ГК РФ (ст. 151) впервые в истории отечественного гражданского права предусмотрели материально-правовой институт «компенсации морального вреда». Поскольку в уголовном процессе в данном случае применяется именно материальное гражданское право, допустимость предъявления в уголовном деле гражданского иска, основанного на причинении морального вреда, незамедлительно получила признание в судебной практике (см.: п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», действующего ныне в редакции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 6). Действующий УПК РФ отражает данное положение непосредственно в тексте закона (ч. 1 ст. 44) . В развитии вопроса о компенсации морального вреда очень ярко проявляется взаимосвязь материального гражданского права с правом уголовно-процессуальным.

Основанием гражданского иска в уголовном процессе имущественный или моральный вред признается только «при наличии оснований полагать», что он причинен непосредственно преступлением ( ч. 1 ст. 44 УПК РФ). Иными словами, деяние, порождающее возникновение гражданско-правового обязательства и влекущее деликтную ответственность, должно быть запрещено уголовным законом, т.е. квалифицироваться в качестве преступления. В противном случае предъявление гражданского иска в уголовном процессе исключено. Если первоначально речь шла о преступлении, но затем было признано отсутствие такового, в связи с чем уголовное дело прекращается или выносится оправдательный приговор, гражданский иск не может быть удовлетворен даже тогда, когда наличие в деянии признаков состава гражданского правонарушения сомнений не вызывает. Здесь проявляется акцессорная природа гражданского иска по отношению к уголовному делу: нет преступления — нет гражданского иска в уголовном процессе.

Основанием гражданского иска в уголовном процессе может быть не любой имущественный или моральный вред, причиненный преступлением (находящийся с ним в причинной связи), но только тот, который непосредственно причинен преступлением. Между преступлением и вредом должна быть прямая, но не опосредованная связь. По этой причине не может, например, предъявить гражданский иск в уголовном процессе коммерческая организация, имеющая убытки в результате длительной болезни сотрудника, наступившей вследствие умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Точно так же кредиторы лица, потерпевшего от умышленного уничтожения или повреждения имущества, что лишило их возможности получить удовлетворение своих претензий, не имеют права на гражданский иск в уголовном процессе, хотя их убытки связаны (опосредованно) с преступлением. В обоих примерах нет признака непосредственности причинения вреда. Таково общее правило. Но в некоторых случаях законодатель и судебная практика от него отходят, создавая исключения, не подлежащие расширительному толкованию. Скажем, согласно до сих пор действующему в соответствующей части Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 23 марта 1979 г. N 1 «О практике применения судами законодательства о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением» гражданский иск в уголовном процессе могут предъявлять лица, имеющие право на возмещение вреда «в связи с потерей кормильца, а также лица, понесшие расходы на погребение» (п. 2) . Здесь Верховный Суд применил специальное правило, в виде локального исключения допускающее предъявление гражданского иска в ситуациях, когда причинная связь между совершением преступления и возникновением имущественного вреда имеет опосредованный характер .

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 20 января 2003 г. N 2 (п. 2) , данное Постановление (как и все остальные разъяснения Верховного Суда СССР) не подлежит применению на территории Российской Федерации только в части разъяснений гражданского процессуального законодательства. В отношении разъяснений уголовно-процессуального законодательства оно по-прежнему действует.

Другой пример — в соответствии с действующим до сих пор в части, не противоречащей законодательству РФ, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 июня 1973 г. «О возмещении средств, затраченных на лечение граждан, потерпевших от преступных действий» расходы, затраченные государством на лечение потерпевшего (опосредованный имущественный вред от преступления), могут быть взысканы с обвиняемого путем предъявления гражданского иска в уголовном процессе от имени государства. Государство в таком случае выступает гражданским истцом (в порядке, о котором см. далее), не понеся непосредственный вред от преступления.

Основание для предъявления гражданского иска в уголовном процессе появляется именно и только у того физического либо юридического лица, которому преступлением непосредственно причинен имущественный или моральный вред ( ч. 1 ст. 44 УПК РФ). Право на иск в уголовном процессе имеет персональный (личный) характер. Данное право, будучи специальным правом, не отчуждаемо, что отличает уголовно-процессуальную форму исковой защиты гражданских прав от гражданской процессуальной формы. Если, допустим, кредитор передал другому лицу принадлежащие ему права требования по материально-правовому обязательству из причинения вреда в соответствии со ст. 382 ГК РФ (уступка требования), то приобретатель прав не может защищать их в порядке уголовного судопроизводства даже тогда, когда само обязательство возникло в связи с совершением преступления. В то же время ничто не мешает ему предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства. Аналогичная ситуация имеет место в случае приобретения прав в результате универсального правопреемства, например наследования — наследник по общему правилу не может выступать гражданским истцом в уголовном процессе . Ничего не говорится в законе и о возможности предъявления в уголовном процессе регрессного иска, также связанного с материально-правовым институтом перемены лиц в обязательстве. Данная проблема особенно актуальна в связи с развитием института страхования. Согласно ст. 965 ГК РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит право требования страхователя к лицу, причинившему ущерб (суброгация). Вправе ли страховая компания, возместившая потерпевшему убытки на основании договора страхования, предъявить в порядке регресса гражданский иск в уголовном процессе? Ввиду молчания закона, не предусматривающего в данном случае никаких исключений, следует признать, что принцип персонального характера права на гражданский иск в уголовном процессе препятствует положительному ответу на этот вопрос, т.е. страховая компания может действовать только в рамках гражданского судопроизводства . В то же время проблема участия страховых компаний в уголовном процессе становится все более и более актуальной в России также в связи с изменением подходов к возмещению вреда, причиненного преступлением сотрудникам полиции, военнослужащим, сотрудникам органов по контролю за оборотом наркотических средств, представителям иных правоохранительных органов при исполнении ими своих служебных обязанностей, а также членам их семей, в том числе в случае смерти военнослужащего или сотрудника правоохранительного органа. До относительно недавнего времени вред в такой ситуации возмещался государством, которое в свою очередь в исключение из отмеченного выше принципа непосредственного причинения вреда имело право на предъявление затем к виновному гражданского иска в рамках соответствующего уголовного дела, о чем имелось специальное разъяснение Верховного Суда РФ . Однако после принятия ряда специальных законодательных актов ныне действует система государственного личного страхования сотрудника правоохранительного органа или военнослужащего, когда государство заключает за свой счет договор страхования каждого сотрудника или военнослужащего с одной из страховых компаний, имеющих соответствующий допуск к оказанию такого рода страховых услуг. В случае причинения сотруднику правоохранительного органа или военнослужащему преступлением вреда при исполнении им служебных обязанностей вред возмещается уже не государством, а страховой компанией, включая возмещение вреда родственникам в случае смерти сотрудника правоохранительного органа (военнослужащего). Однако ни один закон не содержит специальных указаний на то, что страховая компания, возместившая в данной ситуации вред, имеет право на предъявление гражданского иска в рамках соответствующего уголовного дела. Нет таких разъяснений и в судебной практике, тем более что прежние указания Верховного Суда РФ официально утратили силу . Иными словами, даже в такого рода особых случаях российское уголовно-процессуальное право не допускает страховые компании к предъявлению гражданских исков в уголовном процессе, обязывая их действовать исключительно в рамках гражданского судопроизводства.

Здесь не имеется в виду ситуация, когда смерть наследодателя наступила в результате преступления и один из его близких родственников, являющийся одновременно наследником, признается потерпевшим в порядке ч. 8 ст. 42 УПК РФ.

При этом нельзя не обратить внимания, что в некоторых иностранных уголовно-процессуальных системах законодатель стал предоставлять страховщикам особые права по предъявлению гражданского иска в уголовном процессе, считая, что в данной ситуации целесообразно сделать исключение из традиционного принципа персонального права на иск в уголовном процессе. Иначе есть опасность, что страховые компании будут затягивать решение вопроса о выплате потерпевшему соответствующих денежных сумм. Так, например, во Франции теперь допускается участие страховых компаний в уголовном судопроизводстве в качестве гражданских истцов, хотя и по ограниченной категории уголовных дел (Закон от 8 июля 1983 г.).

См.: п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 сентября 1991 г. N 3 «О судебной практике по делам о посягательстве на жизнь, здоровье и достоинство работников милиции, народных дружинников и военнослужащих в связи с выполнением ими обязанностей по охране общественного порядка» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. N 11).

См.: Федеральный закон от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» (в ред. Федерального закона от 8 ноября 2011 г. N 309-ФЗ), а также иные законодательные акты, в том числе соответствующие положения Федеральных законов от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции», от 28 декабря 2010 г. «О Следственном комитете Российской Федерации» и др.

См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 8 «О признании утратившими силу некоторых постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации», которым официально отменено указанное выше Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 24 сентября 1991 г. N 3. Никаких новых разъяснений Верховного Суда РФ по интересующему нас вопросу нет.

Предметом гражданского иска в уголовном процессе является само требование физического или юридического лица о возмещении имущественного вреда или, если речь идет о физических лицах, имущественной компенсации вреда морального. Надо подчеркнуть, что данное требование всегда должно иметь имущественный характер. Неимущественные иски в уголовном процессе не допускаются. Кроме того, в уголовном процессе не действует принцип полного возмещения причиненных убытков, предусмотренный ст. 15 ГК РФ, согласно которому в случае причинения имущественного вреда убытки включают реальный ущерб и неполученные доходы (упущенную выгоду). Поскольку основанием гражданского иска в уголовном процессе служит только вред, непосредственно причиненный преступлением, предметом иска при наличии имущественного ущерба может быть лишь требование о возмещении реального ущерба, включающего расходы на восстановление нарушенного права, утрату или повреждение имущества ( ч. 2 ст. 15 ГК РФ). Что касается упущенной выгоды, то у потерпевшего остается право взыскать ее в дальнейшем в порядке гражданского судопроизводства.

§ 3. Порядок предъявления гражданского иска в уголовном процессе

Предъявление лицом в рамках уголовного дела гражданского иска о возмещении имущественного или компенсации морального вреда, причиненного преступлением, осуществляется в уголовно-процессуальной форме, которая существенно отличается от формы предъявления гражданского иска, предусмотренной гражданским процессуальным законодательством.

Гражданский иск может быть предъявлен только после возбуждения уголовного дела (вынесения соответствующего постановления) и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного дела в суде первой инстанции ( ч. 2 ст. 44 УПК РФ). В этих положениях, безусловно, есть своя процессуальная логика. Акцессорная природа гражданского иска по отношению к уголовному делу делает невозможным предъявление иска до возбуждения уголовного дела, поскольку без уголовного дела «соединенный процесс» существовать не может — для того, чтобы «присоединить» гражданский иск к уголовному делу требуется сначала решить вопрос о возбуждении последнего. Что касается ограничения предъявления гражданского иска в уголовном процессе моментом «окончания судебного следствия», исключающего возможность предъявления иска позднее, скажем, в ходе судебных прений или при удалении суда в совещательную комнату для постановления приговора, то оно объясняется доказательственными правилами. Судебное следствие — это единственный этап судебного разбирательства, где происходит уголовно-процессуальное доказывание, необходимое в том числе для исследования вопросов, касающихся гражданского иска. Если допустить предъявление гражданского иска уже после окончания судебного следствия, то это поставит суд в положение, когда он вынужден будет разрешать гражданский иск без исследования соответствующих доказательств, что просто-напросто невозможно . В то же время лицо, по каким-то причинам вовремя не предъявившее гражданский иск в уголовном процессе, вправе отстаивать свои права в порядке гражданского судопроизводства.

Неоправданным ограничением имущественных прав лица, понесшего вред от преступления, является и запрет предъявлять гражданский иск после начала судебного следствия, как это имело место по УПК РСФСР 1960 г. (ст. 29) , или даже уже после окончания предварительного расследования, что предусматривал действующий УПК РФ до принятия Федерального закона от 4 июля 2003 г. N 92-ФЗ. Нынешний вариант, допускающий предъявление гражданского иска до окончания судебного следствия, выглядит наиболее сбалансированным.

Важно также учитывать, что гражданский иск в уголовном процессе часто имеет абстрактный характер в том смысле, что он предъявляется к неизвестному лицу (группе лиц). Лицо, несущее ответственность за вред, причиненный преступлением, и подлежащее привлечению в качестве гражданского ответчика, нередко устанавливается много позже предъявления иска (или, к сожалению, не устанавливается вовсе, так как преступление остается нераскрытым). Специфика уголовно-процессуальной формы предъявления гражданского иска заключается и в том, что наличие гражданского истца не обязательно означает здесь наличие гражданского ответчика (ситуация, немыслимая для гражданского судопроизводства). Кроме того, данная специфика проявляется также в обязанности следователя (дознавателя) по собственной инициативе установить имущество лица, несущего гражданскую ответственность за вред, причиненный преступлением, и наложить на него арест, причем независимо от того, предъявлен к этому моменту гражданский иск или нет ( ст. 160.1 УПК РФ). Иначе говоря, в уголовном процессе гражданский иск может быть обеспечен еще до его официального предъявления (превентивное обеспечение), что объясняется принципом максимального благоприятствования лицу, понесшему вред от преступления.

В ходе предварительного расследования или судебного разбирательства дела по первой инстанции, как только соответственно дознаватель, следователь или судья (суд) убедится в наличии оснований для предъявления в уголовном процессе гражданского иска, он обязан разъяснить соответствующее право потерпевшему , что вытекает из ч. 1 ст. 11 УПК РФ (обязанность дознавателя, следователя, прокурора, суда разъяснять участникам уголовного судопроизводства все их права и обязанности). Если потерпевший в устной или письменной форме выразит волеизъявление, направленное на предъявление иска, то дознаватель, следователь или судья (суд) обязан сразу вынести постановление (определение) о признании его гражданским истцом. Гражданский иск в таком случае считается предъявленным.

В подавляющем большинстве случаев гражданским истцом по делу признается потерпевший, так как причинение преступлением имущественного или морального вреда, являясь основанием гражданского иска, служит одновременно основанием признания лица потерпевшим ( ч. 1 ст. 42 УПК РФ). Впрочем, даже в тех редких случаях, когда право на предъявление гражданского иска в уголовном процессе получают лица, не подлежащие признанию в качестве потерпевших (например, в специальных случаях предоставления такого права при опосредованном причинении вреда, о чем говорилось выше), все сказанное здесь применительно к потерпевшим распространяется и на этих лиц, включая обязанность государственных органов разъяснить соответствующее право и т.д.

Смотрите так же:  Мать одиночка ютуб

Если по каким-то причинам право на предъявление гражданского иска не было разъяснено потерпевшему, он может самостоятельно ходатайствовать о своем признании гражданским истцом перед дознавателем, следователем или судьей (судом). Выраженное в ходатайстве волеизъявление при наличии оснований иска, подтверждаемых материалами уголовного дела, также обязывает ведущее производство по делу лицо вынести указанное постановление, что опять-таки означает предъявление гражданского иска.

В обоих случаях не требуется составления даже какого-либо подобия искового заявления, что объясняется уголовно-процессуальной природой института гражданского иска в уголовном процессе. Если допустить необходимость применения по аналогии ст. 131 ГПК РФ (ввиду того, что об исковом заявлении не упоминает УПК РФ), то тогда исковое заявление должно содержать «наименование суда, в который оно подается»; «наименование ответчика» (включая указание на его место жительства или место нахождения); «доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства»; «цену иска» и т.п. Но в уголовном процессе невозможно требовать подобных сведений от потерпевшего. Во-первых, иск зачастую предъявляется в досудебных, но не судебных стадиях уголовного процесса. Во-вторых, он очень часто имеет, как было показано выше, абстрактный характер в силу неизвестности гражданского ответчика. В-третьих, собирание доказательств в уголовном судопроизводстве является прерогативой не потерпевшего, а государственных органов, которые обязаны установить с их помощью в том числе «характер и размер вреда, причиненного преступлением» ( п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ), и которые имеют для этого в своем распоряжении целую стадию предварительного расследования. В такой ситуации требовать от потерпевшего уже сразу «после возбуждения уголовного дела» указания на цену иска (т.е., по сути, на размер вреда) и подтверждения своих притязаний доказательствами просто-напросто незаконно. Именно поэтому, когда речь идет о предъявлении потерпевшим в уголовном процессе иска в защиту своих гражданских прав, применение по аналогии ст. 131 ГПК РФ категорически исключено. Другое дело, что ничто не препятствует самому потерпевшему облечь свои требования в письменную форму и назвать их «исковым заявлением», но такое «исковое заявление» в уголовно-процессуальном смысле является не более чем ходатайством о признании гражданским истцом.

Кроме того, встречается особая ситуация, когда по определенным причинам физическое лицо не в состоянии распорядиться своими процессуальными правами (несовершеннолетние, недееспособные или ограниченно дееспособные лица; лица, которые в силу иных обстоятельств не способны защищать собственные интересы ). Гражданский иск в таком случае должен быть предъявлен законными представителями или прокурором, которые рассматриваются в качестве так называемых «процессуальных истцов», т.е. истцов, имеющих исключительно процессуальные права. Обладателями гражданских прав в материально-правовом смысле («истцами в материальном аспекте») остаются физические лица, от имени и в интересах которых действуют законные представители или прокурор. Впрочем, предъявление гражданского иска законным представителем и прокурором происходит в разной процессуальной форме. Если от имени «истца в материально-правовом смысле» (несовершеннолетнего, недееспособного и т.п.) действует законный представитель, то иск предъявляется в общем порядке, т.е. законный представитель заявляет соответствующее ходатайство после разъяснения ему права на предъявление иска или по собственной инициативе, после чего дознаватель, следователь или судья (суд) выносит постановление о признании гражданским истцом лица, в интересах которого действует законный представитель. Если же от имени такого лица действует прокурор, то он обязан составить соответствующее исковое заявление на этапе окончания предварительного расследования, утверждения обвинительного заключения (акта) и направления уголовного дела в суд. Направление прокурором искового заявления вместе с уголовным делом в суд означает предъявление гражданского иска. Кроме того, по смыслу ч. 6 ст. 246 УПК РФ гражданский иск может быть предъявлен прокурором непосредственно в судебных стадиях уголовного процесса: в ходе подготовки к судебному заседанию или судебного разбирательства (до окончания судебного следствия). При этом вынесения затем судом специального решения о признании лица, в интересах которого действует прокурор, гражданским истцом не требуется, поскольку исковое заявление прокурора представляет собой не «ходатайство», подлежащее удовлетворению или отклонению в форме специального постановления, а требование, которое суд обязан рассмотреть по существу.

Например, в силу телесных повреждений, полученных потерпевшим, который находится на излечении в больнице. Возможны и иные случаи подобного рода, ведь речь идет о вреде, причиненном преступлением (в том числе насильственным).

В отличие от общего порядка предъявления гражданского иска, который был изложен выше, здесь при составлении искового заявления вполне допустимо использование прокурором по аналогии ст. 131 ГПК РФ, хотя уголовно-процессуальный закон нигде не содержит специальных требований к форме искового заявления, составляемого прокурором.

Наконец, истцом в уголовном процессе может быть и государство, если имущественный вред преступлением причинен именно ему. Иск от имени государства предъявляет и поддерживает прокурор. В такой ситуации в уголовном процессе не появляется специальной фигуры «гражданского истца», поскольку именно в лице прокурора персонифицируется защита государственных (публично-правовых) интересов. Следовательно, здесь тем более нет никакой необходимости выносить специальное процессуальное решение о признании государства гражданским истцом по уголовному делу, поскольку такое решение будет лишено малейшего процессуального смысла. Предъявление гражданского иска от имени государства осуществляется путем составления прокурором искового заявления на все том же этапе окончания предварительного расследования, утверждения обвинительного заключения (акта) и направления уголовного дела в суд или в судебных стадиях уголовного процесса до окончания судебного следствия, что вытекает из систематического толкования ч. 3 ст. 44 , ст. 220 , ст. 222 , ч. 6 ст. 246 УПК РФ.

В целом можно выделить два способа предъявления гражданского иска в уголовном процессе:

а) путем вынесения постановления о признании соответствующего лица гражданским истцом, что происходит в большинстве случаев и не требует составления искового заявления (общий порядок);

б) путем предъявления прокурором иска от имени лиц, не способных защищать свои процессуальные права, или от имени государства, что является специальным случаем и предполагает обязательное составление прокурором искового заявления в момент направления уголовного дела в суд по окончании предварительного расследования или в судебных стадиях уголовного процесса до окончания судебного следствия (специальный порядок).

§ 4. Порядок привлечения гражданского ответчика в уголовном процессе

Как мы уже отмечали, гражданский иск в уголовном процессе очень часто имеет абстрактный характер, не будучи предъявлен к определенному лицу ввиду неизвестности последнего. Иначе говоря, гражданский истец и гражданский ответчик появляются в уголовном деле отнюдь не всегда одновременно, что совершенно исключено в гражданском судопроизводстве и является уголовно-процессуальной спецификой. Поэтому порядок привлечения к участию в деле гражданского ответчика является автономной уголовно-процессуальной проблемой, не связанной с уголовно-процессуальным механизмом предъявления гражданского иска в уголовном процессе.

В силу природы соединенного процесса, предполагающего, что соответствующее лицо (лица) единым действием совершает как уголовное преступление, так и гражданско-правовой деликт, в подавляющем большинстве случаев имеет место совпадение в одном физическом лице обвиняемого по уголовному преступлению и должника по гражданско-правовому обязательству. Иначе говоря, в нормальной ситуации по гражданскому иску в уголовном процессе отвечает лицо, против которого выдвинуто обвинение в совершении преступления. Именно обвиняемый в уголовно-процессуальном смысле является одновременно ответчиком по гражданскому иску в смысле гражданско-правовом. В уголовно-процессуальной литературе эту самую стандартную и типичную для уголовного процесса ситуацию принято называть вариантом «обвиняемого-ответчика» . Естественно, что в такой ситуации появление в уголовном процессе лица, которое должно отвечать по гражданскому иску, полностью зависит от наличия оснований для появления в уголовном процессе обвиняемого и передачи дела в его отношении в суд с обвинительным заключением (актом). Гражданско-правовые требования к обвиняемому просто присоединяются в такой ситуации к уголовному обвинению, выдвинутому против него, что характерно для «соединенного процесса».

Гуреев П.П. Гражданский иск в советском уголовном процессе. М., 1961. С. 36.

При этом обвиняемый участвует в уголовном процессе в качестве именно обвиняемого независимо от того, предъявлен ли к нему гражданский иск или не предъявлен, поскольку уголовно-процессуальный статус обвиняемого предоставляет достаточно прав, дающих возможность эффективно защищаться не только от уголовного обвинения, но и от гражданского иска. Поэтому в данной ситуации в деле не появляется «гражданский ответчик» как отдельный участник уголовного судопроизводства — сторонами иска здесь являются гражданский истец и обвиняемый. Нет, следовательно, никакой необходимости и в вынесении постановления о признании обвиняемого гражданским ответчиком в порядке ст. 54 УПК РФ. Более того, вынесение такого постановления недопустимо, поскольку приводит к неоправданным процессуальным коллизиям . Ознакомление обвиняемого с предъявленным гражданским иском происходит иначе. Если иск предъявлен в досудебных стадиях уголовного процесса, то обвиняемый узнает, что ему придется отвечать по нему, при ознакомлении со всеми материалами уголовного дела и получении копии обвинительного заключения, к которому в обязательном порядке прилагается справка о предъявленном гражданском иске, принятых мерах по его обеспечению и т.д. ( ч. 5 ст. 220 УПК РФ). Если иск предъявлен в судебных стадиях уголовного процесса, то права обвиняемого, связанные с необходимостью защищаться от иска, обеспечиваются за счет устных, гласных судебных процедур и общих гарантий прав сторон, участвующих в судебном разбирательстве.

Если допустить, что обвиняемый должен признаваться гражданским ответчиком в порядке ст. 54 УПК РФ, то это приведет к ситуации, когда одно и то же лицо вправе, например, в качестве обвиняемого знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела ( п. 12 ч. 4 ст. 47 УПК РФ), а в качестве гражданского ответчика — только с материалами, относящимися к гражданскому иску ( п. 9 ч. 2 ст. 54 УПК РФ), и т.п.

Однако возможна и иная ситуация, когда обвиняемый несет уголовную ответственность за свои действия, но не несет за них гражданскую ответственность, которая возлагается на иных лиц, не являющихся участниками уголовного судопроизводства. Подобные случаи возникают исключительно по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, знающим институт гражданской ответственности за действия третьих лиц, т.е. они имеют не уголовно-процессуальную, а гражданско-правовую природу. Иначе говоря, по сугубо гражданско-правовым основаниям в условиях «соединенного процесса» здесь происходит своего рода «расщепление» уголовной и гражданской ответственности, возлагаемой на разных лиц. Наиболее типичными примерами являются ответственность родителей и попечителей за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет ( ст. 1074 ГК РФ), или ответственность владельца источника повышенной опасности ( ст. 1079 ГК РФ).

В таком случае возникает техническая уголовно-процессуальная проблема: как обеспечить права лиц, не являющихся сторонами уголовно-правового спора, поскольку в уголовно-правовом смысле никакой ответственности они не несут, но отвечающих за действия обвиняемого по гражданскому иску, «присоединенному» к уголовному делу? Именно для обеспечения их прав был создан специальный уголовно-процессуальный статус «гражданского ответчика», которого необходимо специально привлечь к уголовному делу, но только в связи с предъявленным гражданским иском (вариант «привлечение гражданского ответчика») . Привлечение гражданского ответчика происходит путем вынесения постановления в порядке ч. 1 ст. 54 УПК РФ. Такое постановление должно быть вынесено после появления в деле гражданского истца, установления обвиняемого (применительно к досудебным стадиям уголовного процесса) и выяснения того, что гражданскую ответственность за действия обвиняемого несет иное лицо. В дальнейшем гражданский ответчик становится участником уголовного судопроизводства со стороны защиты, но его процессуальные права ограничиваются исключительно предоставленной ему возможностью защищаться от гражданского иска.

Надо признать, что формулировка ст. 55 предыдущего УПК РСФСР 1960 г., где говорилось о том, что в качестве гражданских ответчиков привлекаются лица, «которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями обвиняемого», была юридически много более точна, нежели формулировка ст. 54 действующего УПК РФ («в качестве гражданского ответчика» привлекается «лицо, которое… несет ответственность за вред, причиненный преступлением»). Особенно с учетом того, что речь идет исключительно о юридической технике, но не об изменении законодательной политики или процессуальной природы самого института.

§ 5. Рассмотрение и разрешение гражданского иска в уголовном процессе

Если гражданский иск в уголовном процессе в большинстве случаев предъявляется в стадии предварительного расследования, то рассматривается по существу он исключительно в стадии судебного разбирательства.

По общему правилу рассмотрение судом гражданского иска может происходить только при участии в судебном разбирательстве гражданского истца или его представителя. Неявка гражданского истца (или его представителя, когда отсутствует гражданский истец) дает суду право оставить иск без рассмотрения, что не препятствует его последующему предъявлению в порядке гражданского судопроизводства ( ч. 3 ст. 250 УПК РФ). Правило персонального участия лица, поддерживающего иск, в его рассмотрении знает три исключения, предусмотренных ч. 2 ст. 250 УПК РФ. Иск может быть рассмотрен без гражданского истца или его представителя, во-первых, по их ходатайству; во-вторых, если иск поддерживается прокурором, выступающим в качестве «процессуального истца»; в-третьих, если имеет место признание иска со стороны подсудимого.

Что касается участия в судебном разбирательстве гражданского ответчика, то, как уже отмечалось выше, здесь надо различать две ситуации. Если гражданскую ответственность по иску несет непосредственно обвиняемый (вариант «обвиняемый-ответчик»), то в такой ситуации действуют общие правила участия подсудимого в судебном разбирательстве ( ст. 247 УПК РФ), предполагающие обязательность его участия, кроме некоторых случаев, установленных законом (так называемое «заочное производство») . Иными словами, в данном случае нет и не может быть никаких специальных правил, касающихся участия в судебном разбирательстве гражданского ответчика, поскольку нет самой фигуры «гражданского ответчика» — в вопросах гражданского иска гражданскому истцу оппонирует сам обвиняемый (подсудимый). Если гражданскую ответственность по иску несет иное лицо, не являющееся обвиняемым и специально признанное гражданским ответчиком (вариант «привлечение гражданского ответчика»), то участие в судебном разбирательстве такого лица относится к числу его процессуальных прав, но не обязанностей ( п. 10 ч. 2 ст. 54 УПК РФ). Следовательно, неявка гражданского ответчика в данном случае не препятствует рассмотрению и разрешению гражданского иска. В то же время суд вправе признать явку гражданского ответчика обязательной ( п. 1 ч. 3 ст. 54 УПК РФ) и наложить на него денежное взыскание в случае неявки в судебное разбирательство по вызову суда (ст. 117) . Но и в этой ситуации суд обязан рассмотреть гражданский иск по существу, независимо от того, уклоняется ли ответчик от вызова в суд или нет. Иначе говоря, наложение на гражданского ответчика денежного взыскания является автономной процедурой и не освобождает суд от разрешения гражданского иска даже в случае неявки гражданского ответчика, тем более что подвергнуть гражданского ответчика принудительному приводу суд в любом случае не вправе.

См. п. 4 § 5 гл. 22 настоящего курса.

Разрешение судом гражданского иска по существу происходит совместно с разрешением уголовного дела и оформляется единым итоговым уголовно-процессуальным решением — приговором. При постановлении приговора суд должен, в частности, выяснить, «подлежит ли удовлетворению гражданский иск, в чью пользу и в каком размере» ( п. 10 ч. 1 ст. 299 УПК РФ).

Акцессорная природа гражданского иска по отношению к уголовному делу является причиной того, что иск может быть удовлетворен лишь при постановлении обвинительного приговора. Если лицо не признано виновным в совершении преступления, то в рамках уголовного судопроизводства на него нельзя возложить ответственность по гражданско-правовому обязательству даже при наличии к тому материально-правовых оснований.

Таким образом, при постановлении оправдательного приговора удовлетворение иска исключено и у суда остается только две возможности: либо отказать в удовлетворении гражданского иска, либо оставить гражданский иск без рассмотрения. Выбор между этими вариантами зависит от оснований оправдания.

В случае оправдания на основании отсутствия события преступления или непричастности подсудимого к его совершению ( п. п. 1 и 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ) суд принимает решение об отказе в удовлетворении гражданского иска, поскольку отсутствие события преступления или непричастность лица к его совершению одновременно означают отсутствие гражданско-правового деликта. Гражданский иск тогда считается разрешенным по существу, что исключает возможность его предъявления в порядке гражданского судопроизводства.

В случае оправдания на основании отсутствия состава преступления ( п. 3 ст. 302 УПК РФ) гражданский иск оставляется без рассмотрения, поскольку материальное гражданское право допускает в некоторых ситуациях ответственность без вины (например, владельца источника повышенной опасности — ст. 1079 ГК РФ) — для права уголовного немыслимую. Иначе говоря, гражданский иск тогда не разрешается по существу, что дает возможность предъявить его затем в порядке гражданского судопроизводства. Например, если по уголовному делу водитель транспортного средства, причинивший кому-либо вред в результате дорожно-транспортного происшествия, оправдывается ввиду отсутствия в его действиях вины (умышленной или неосторожной), т.е. состава преступления, собственник данного транспортного средства (тот же водитель или другое лицо) может быть в дальнейшем привлечен за причиненный вред к гражданско-правовой ответственности, но уже только в порядке гражданского судопроизводства. Уголовно-процессуальное законодательство отражает в данном случае различный подход уголовного и гражданского права к допустимости или недопустимости безвиновной ответственности, ни при каких обстоятельствах не ограничивая право потерпевшего на судебную защиту по обязательству из причинения вреда.

При прекращении судом уголовного дела по основаниям, установленным ст. 254 УПК РФ, суд оставляет иск без рассмотрения, так как если он не разрешает по существу уголовное дело, то не может разрешить по существу и гражданский иск. Единственным исключением могла бы быть ситуация, когда прокурор отказался от обвинения в связи с отсутствием события преступления или непричастностью обвиняемого к его совершению. Если следовать букве ч. 2 ст. 306 УПК РФ, то суд тогда обязан не только прекратить уголовное дело, но и одновременно вынести решение об отказе в удовлетворении гражданского иска, что лишает потерпевшего права предъявить затем иск в порядке гражданского судопроизводства. Это, несомненно, являлось бы определенным ограничением конституционного права на судебную защиту, поскольку исковые требования истца так и не получают оценки по существу со стороны суда, причем по независящим от истца обстоятельствам. Поэтому в данном случае действует специальное правило, установленное ч. 10 ст. 246 УПК РФ: при прекращении уголовного дела ввиду отказа прокурора от обвинения гражданский иск в любом случае оставляется судом без рассмотрения, причем независимо от оснований отказа от обвинения (отсутствие события преступления, состава, непричастность и т.д.). Впрочем, здесь мы скорее сталкиваемся с одним из локальных последствий более глобальных проблем, связанных с институтом отказа прокурора от обвинения .

См. подробнее п. 3.2 § 5 гл. 22 настоящего курса.

Остается добавить, что при постановлении обвинительного приговора суд во всех случаях обязан рассмотреть гражданский иск по существу, т.е. удовлетворить его или отказать в нем. Но не во всех случаях он обязан принять по нему окончательное решение. Может сложиться ситуация, когда при постановлении обвинительного приговора суд считает обоснованными гражданско-правовые притязания гражданского истца, но сталкивается с затруднениями, связанными с точным расчетом подлежащей взысканию денежной суммы, что требует отложения судебного разбирательства. В таком случае он вправе удовлетворить иск в принципе и передать вопрос о размере возмещения по иску на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства ( ч. 2 ст. 309 УПК РФ). Гражданский суд связан решением уголовного суда по существу спора и определяет лишь окончательное решение в цифровом исчислении.