Меню Закрыть

Косвенный иск акционера

Косвенный иск акционера

Косвенные иски в системе исковой защиты прав.

Развитие гражданского оборота и изменение отношений собственности привели к разделению функций собственности и управления. Во многих случаях управляющие хозяйственных обществ и товариществ, являясь представителями владельцев крупных пакетов акций или долей в уставном капитале, стали игнорировать интересы акционеров и учредителей, в особенности владеющих небольшими пакетами акций либо долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью. Нередки случаи распродажи имущества компаний «дружественным» структурам, перевода на них имущества по различным сделкам, заключения заведомо невыгодных для акционерных обществ договоров, когда управляющие действуют в личных имущественных интересах, игнорируя права акционеров. Например, из компании выводятся все активы, а в обмен она получает не имеющие реальной ценности векселя фирмы, созданной специально только для этой операции. В другой ситуации акционерное общество (занимающееся нефтедобычей) продает топливо дружественным для менеджеров акционерного общества компаниям по низким ценам, в результате чего само общество оказывается в убытках и постепенно доводится до банкротства, поскольку вся прибыль «оседает» у посредников. В результате таких действий акции утрачивают реальную стоимость, поскольку за ними не стоит никакого имущества либо они не приносят какого-либо дохода.

Что можно сделать в подобной ситуации? Ведь хозяйственные общества и товарищества несут убытки по вине их управляющих, которые действуют вразрез с мнением меньшей части акционеров и участников, нарушая законодательство и внутренние документы самого общества. Можно ли привлечь их к имущественной ответственности за убытки, которые менеджеры причинили обществу и акционерам таким неэффективным управлением? Аналогичная ситуация может возникнуть в производственных и потребительских кооперативах, некоммерческих организациях. Гражданское законодательство содержит в настоящее время различные частноправовые способы защиты гражданских прав, поэтому в настоящее время стоит задача их использования и применения в юридической практике.

Основным способом юридической защиты прав акционеров выступает предъявление личных (или прямых) исков в защиту собственных прав отдельных акционеров или групп акционеров.

Например, в соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах» в суд можно обжаловать:

отказ от внесения записи в реестр акционеров (п. 2 ст. 45);

решение, принятое общим собранием с нарушением требований данного Федерального закона, иных правовых актов, устава общества, в случае, если акционер не участвовал в общем собрании акционеров или голосовал против принятия такого решения и этим нарушены его права и законные интересы (п. 8 ст. 49);

решение совета директоров или наблюдательного совета общества об отказе во включении вопросов в повестку дня общего собрания акционеров или кандидата в список кандидатур при голосовании в совет директоров, наблюдательный совет, ревизионную комиссию и т.д. (п. 5 ст. 53);

решение совета директоров (наблюдательного совета) общества об отказе от созыва внеочередного общего собрания акционеров (п. 5 ст. 55).

Такой «перечневый» способ определения подведомственности не должен создавать впечатления о том, что только те дела, в отношении которых оговорена судебная подведомственность, могут быть рассмотрены судом. В соответствии со, ст. 46 Конституции РФ и п. 1 ст. 11 ГК все споры, связанные с деятельностью акционерных обществ, подведомственны соответствующим компетентным судам (общей юрисдикции, арбитражным и третейским). В таких исках о защите личных интересов акционер является прямым выгодоприобретателем по будущему судебному решению, например по иску о признании недействительным решения общего собрания акционерного общества, нарушающего его права.

Гражданское законодательство предусмотрело иной порядок защиты акционерами своих интересов, новый по характеру, связанный с разделением собственности и управления, развивая частноправовые способы защиты гражданских прав. Речь идет о возможности предъявления косвенного (или производного) иска, которым защищаются не только права отдельных акционеров, группы акционеров, но и общества в целом.

Данный вид иска давно известен праву многих развитых стран и отражает возможности обеспечения принуждения со стороны общества или группы его акционеров к определенному варианту поведения менеджеров общества, разрешая тем самым конфликты между владельцами общества и его руководителями. Концепция косвенного иска произошла из практики английского траста, т.е. доверительного управления чужим имуществом. Ведь обязанности директоров общества, корпорации происходят от принципа траста – управления чужим имуществом, средствами его владельцев – акционеров. Поскольку менеджеры управляют чужим имуществом, на них возлагается так называемая «доверительная ответственность», управляющие должны действовать наиболее эффективно в интересах корпорации, в конечном счете – акционеров, относясь к исполнению своих обязанностей с «должной заботой».

Косвенные иски возникли в связи с тем, что по мере того, как акции «распылялись» среди множества акционеров, исчезала фигура единоличного собственника корпорации, управление сосредоточивалось в руках менеджеров, действовавших подчас в собственных интересах, а не интересах нанявших их акционеров. Такие конфликты интересов и стали первопричиной появления косвенных исков как правового средства воздействия отдельных групп акционеров на менеджеров корпораций.

Косвенные иски занимают особое место в системе исковой защиты прав. Косвенный иск выделяется в качестве самостоятельного вида при классификации исков по характеру защищаемого интереса и выгодоприобретателя по данному требованию. По косвенному иску в случае его удовлетворения прямым выгодоприобретателем является само общество, в пользу которого взыскивается присужденное. Выгода самих акционеров косвенна, поскольку в свою пользу они лично ничего не получают, за исключением возмещения со стороны ответчика понесенных ими по делу судебных расходов в случае выигрыша дела.

Необходимость выделения косвенного иска в связи с развитием частноправовых способов защиты была в основном поддержана специалистами.

Вместе тем концепция косвенного иска встретила и возражения, которые в основном можно свести к следующему. Взамен понятия косвенного иска предлагается использовать термин «корпоративный иск», как охватывающий собой различные требования, связанные с защитой прав акционерного общества – коллективного субъекта права и корпоративных отношений.

На наш взгляд, такая критика вряд ли плодотворна, поскольку выделение корпоративного иска основано совершенно на других критериях, нежели косвенных исков. Выделение корпоративных исков основано на давно известной процессуальному праву классификации исков по материально-правовому признаку, т.е. характеру материального правоотношения, из которого возникли соответствующий спор и требование.

Косвенные иски выделяются в рамках принципиально иной классификации, о которой уже шла речь выше – в зависимости от характера защищаемого интереса и выгодоприобретателя по иску. Что касается остальных вопросов, вызвавших возражения в связи с выделением категории косвенного иска, например, о процессуальном положении акционеров, предъявивших иск в интересах акционерного общества, то они вполне разрешимы и в рамках действующего ГПК, а в дальнейшем – устранены в процессе совершенствования процессуального законодательства. Рассмотрим основные правила предъявления и рассмотрения косвенных исков.

Право на обращение в суд с косвенным иском.

Наиболее общее правило об основаниях предъявления косвенных исков содержится в п. 3 ст. 53 ГК. Согласно данной норме лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

Подобное размещение нормы не случайно, поскольку тем самым данное общее правило об ответственности лиц, Действующих от имени юридического лица, распространяется практически на все различные формы организации юридических лиц. Кроме того, приведенное нормативное положение, хотя и помещено в ГК, имеет и процессуальное значение, представляя собой пример нормы процессуального характера, помещенной в материально-правовой нормативный акт.

Общие признаки косвенного иска, содержащиеся в ст. 53 ГК, заключаются в следующем.

Во-первых, определяется субъектный состав участников данных отношений как в материальном, так и процессуальном праве. С одной стороны, материально-правовое требование принадлежит юридическому лицу, а обязанным субъектом, который должен возместить убытки, является лицо, выступающее от имени юридического лица. С точки зрения процессуальных правил право на предъявление иска предоставлено участникам юридического лица, которые рассматриваются в качестве истцов.

Во-вторых, норма п. 3 ст. 53 ГК в части определения надлежащих ответчиков является отсылочной по характеру, поскольку круг лиц, наделенных правом выступать от имени юридического лица, определяется в законе либо учредительных документах. Поэтому следует анализировать прежде всего положения федеральных законов, а также учредительных документов (в основном уставов) с целью установления уполномоченных лиц, которым предоставлено право выступать от имени юридических лиц.

В-третьих, определен характер искового требования, которое заключается в возмещении убытков, причиненных управляющими юридическому лицу. Какие-либо иные требования, например о расторжении сделки, могут предъявляться только с учетом положений действующего законодательства, поскольку признание в качестве надлежащих истцов по указанным требованиям акционеров и участников обществ с ограниченной ответственностью, членов кооперативов и других лиц связано с соблюдением правил п. 2 ст. 166 ГК.

В-четвертых, в п. 3 ст. 56 ГК определены пределы ответственности лиц, выступающих от имени юридических лиц: если они не освобождены от возмещения убытков законом либо договором. Таким образом, в этой части данное положение п. 3 ст. 56 ГК также носит отсылочный характер.

В федеральных законах, регулирующих деятельность отдельных видов юридических лиц, положения о косвенных исках выражены различным образом. В корпоративном законодательстве (Федеральных законах «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью») положения о косвенных исках сформулированы достаточно определенно (ст. 6, 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 6, 10, 44–46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Столь же конкретно они определены в п.2 и 3 ст. 25 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций».

В федеральных законах, регулирующих деятельность отдельных видов производственных и потребительских кооперативов, о некоммерческих организациях, положения о косвенных исках выражены в том плане, что отдельными нормами устанавливаются круг лиц, имеющих право выступать от имени данных юридических лиц, а также пределы их ответственности. Однако в них не указан надлежащий истец, который вправе обратиться с иском к управляющим о возмещении убытков, причиненных их действиями, юридическому лицу. В этом случае следует исходить из общего правила, содержащегося в п 3 ст. 53 ГК, согласно которому право требования о взыскании убытков в пользу юридического лица принадлежит его учредителям и участникам.

Предъявление косвенного иска с требованием о признании сделки недействительной.

Кроме права на предъявление иска о взыскании убытков в пользу юридического лица, участники юридических лиц вправе в отдельных случаях обратиться в суд с иском о признании недействительными сделок, заключенных юридическим лицом с нарушением норм действующего законодательства и не соответствующих интересам самого юридического лица.

Такое право прямо предоставлено участникам обществ с ограниченной ответственностью ст 45 и 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», которые могут заявлять требования о признании недействительными сделок с заинтересованностью и крупных сделок. Вправе ли акционеры заявить исковые требования о признании недействительной сделки, в которой имелась заинтересованность управляющих обществом (на основании ст. 84 Федерального закона «Об акционерных обществах»), либо крупных сделок, заключенных без соблюдения надлежащей законной процедуры (ст. 78–80 Федерального закона «Об акционерных обществах»)? Ответ на этот вопрос зависит от того, как в судебной практике будут квалифицироваться сделки с заинтересованностью и крупные сделки.

Смотрите так же:  Нотариус на дом юзао

Например, согласно п. 2 ст. 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» заинтересованное лицо, которое в нарушение установленного законом порядка заключило сделку, несет перед обществом ответственность в размере причиненных им обществу убытков. Если ответственность несут несколько лиц, их ответственность перед обществом солидарна. Однако в ст. 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» не определено, является ли надлежащим истцом только общество либо и его акционеры.

Полагаем, что следует исходить из общего правила п. 2 ст. 166 ГК, определяющей круг надлежащих истцов по искам о признании сделок недействительными. Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в ГК, а требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Поэтому по оспоримым сделкам участники юридических лиц могут обращаться с исками о признании их недействительными только в тех случаях, когда такое право им предоставлено ГК и другими федеральными законами.

Являются ли крупные сделки и сделки с заинтересованностью оспоримыми или ничтожными? Здесь высказаны различные точки зрения. Ряд авторов полагают, что они относятся к числу ничтожных, в связи с чем участники юридических лиц, в том числе акционеры, вправе предъявлять иски о применении последствий ничтожности сделок в отношении крупных сделок и с заинтересованностью.

Другая позиция отражена в п. 20 постановления № 90/14 Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 1999 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»[8]. В данном постановлении разъяснено следующее. При разрешении споров, касающихся заключения обществом сделок, в совершении которых имеется заинтересованность (ст. 45 Закона), а также крупных сделок (ст. 46 Закона), необходимо иметь в виду, что указанные сделки могут заключаться в случаях, предусмотренных Законом, с согласия общего собрания участников, а если в обществе создан совет директоров (наблюдательный совет) – в соответствии с решением этого совета, принимаемым им в пределах компетенции, предоставленной данному органу учредительными документами общества в рамках, предусмотренных Законом. Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, или крупная сделка, заключенная от имени общества генеральным директором (директором) или уполномоченным им лицом с нарушением требований, предусмотренных соответственно ст. 45 и 46 Закона, является оспоримой (подчеркнуто автором – В.Я.) и может быть признана судом недействительной по иску общества или его участника. Если к моменту рассмотрения такого иска общим собранием участников, а в соответствующих случаях советом директоров (наблюдательным советом) общества будет принято решение об одобрении сделки, иск о признании ее недействительной не подлежит удовлетворению.

В данном случае с такой позицией высших судебных органов в сфере гражданской юрисдикции спорить сложно ввиду ее фактически обязательного характера для судебной практики, но нам представляется в доктринальном аспекте более правильным рассмотрение данных сделок как ничтожных, поскольку они не соответствуют условиям, указанным в Законе (ст. 168 ГК).

Приведенные положения распространяются также на иски о признании недействительными сделок по иным основаниям. Можно привести положения из постановления № 9 Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. «О некоторых вопросах применения статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации при реализации органами юридических лиц полномочий на совершение сделок», согласно которому с иском о признании оспоримой сделки недействительной по основаниям, установленным в ст. 174 ГК, в случаях, прямо предусмотренных законом, вправе обращаться и иные лица, в том числе учредители.

В тех случаях, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом, то при разрешении спора согласно п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г. следует руководствоваться ст. 168 ГК, а не ст. 174 ГК. Кроме того, если полномочия органа юридического лица определены в учредительных документах в соответствии с требованиями иного правового акта, принятого до введения в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, и орган юридического лица совершил сделку за пределами установленных правомочий, ст. 174 ГК также не применяется. При оценке этих правоотношений следует исходить из положений ст. 168 ГК (п. 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 мая 1998 г.). Таким образом, при применении к действиям органа юридического лица ст. 168 ГК, устанавливающей правила о ничтожности сделки, не соответствующей требованиям закона и иных правовых актов, с иском вправе обратиться любое заинтересованное лицо, в том числе и участники юридического лица.

Может возникнуть вопрос о возможности соединения требований о признании сделки недействительной и взыскании убытков, понесенных юридическим лицом, например акционерным обществом или ООО. Вряд ли такое объединение требований и их совместное рассмотрение будут удобными, поскольку по иску о взыскании убытков в качестве ответчика будут привлекаться управляющие обществом, а по иску о признании сделки недействительной соответчиками будут обе стороны этой сделки в лице акционерного общества (одновременно являющегося истцом) и другого лица.

Так, одним из оснований для отмены решения суда в надзорном порядке стало то обстоятельство, что по иску участника ООО о признании недействительной крупной сделки, заключенной ООО в нарушение законодательства, в качестве ответчика было привлечено только ООО, а другая сторона сделки не была привлечена в качестве соответчика в соответствии со ст. 35 АПК. В данном случае суд в качестве истца рассматривал участника ООО, хотя фактически стороной в спорном материальном правоотношении (сделке) являлось само ООО.

В соответствии с правилами ч. 4 ст. 128 ГПК судья вправе объединить в одно производство несколько дел по искам одного истца к различным ответчикам. Однако в данном случае результаты рассмотрения и удовлетворение одного иска – о взыскании убытков – будут поставлены в зависимость от разрешения другого дела – о признании сделки недействительной. Поэтому преимущество такого соединения исков сомнительно.

Основные случаи предъявления косвенного иска.

1) Право на предъявление косвенного иска о возмещении убытков акционерами дочернего общества к основному обществу. В соответствии с п. 3 ст. 105 ГК возможность предъявления косвенного иска предусмотрена применительно к взаимоотношениям дочернего и основного общества. Согласно данной норме участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено законами о хозяйственных обществах.

Приведенные нормативные предписания получили развитие в Федеральном законе «Об акционерных обществах». В соответствии с п. 3 ст. 6 данного Закона акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. Убытки считаются причиненными по вине основного общества (товарищества) только в случае, когда основное общество (товарищество) использовало имеющиеся у него право и (или) возможность в целях совершения дочерним обществом действия, заведомо зная, что вследствие этого дочернее общество понесет убытки.

Кроме того, согласно п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. Условия предъявления косвенного иска, содержащиеся в ст. 105 ГК, в ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах» и ст. 6 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» применительно к защите интересов дочернего общества шире, нежели по ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах». Во-первых, иск может предъявляться как акционерами, так и участниками товарищества, а, во-вторых, здесь не содержится требование по размеру владения истцами – акционерами дочернего общества акциями, в отличие от ст. 71 Закона «Об акционерных обществах», где такой норматив указан.

2) Право на предъявление косвенного иска акционерами к управляющим акционерного общества. В соответствии с п. 2 ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) и (или) члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно управляющая организация или управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены в Федеральном законе.

В совете директоров (наблюдательном совете) общества, коллегиальном исполнительном органе общества (правлении, дирекции) не несут ответственности члены, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не участвовавшие в голосовании.

Право на обращение в суд предоставлено, во-первых, обществу, и во-вторых, акционеру либо группе акционеров, которые владеют в совокупности не менее чем одним процентом размещенных обыкновенных акций общества.

3) Право на предъявление косвенного иска участниками общества с ограниченной ответственностью. Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», принятый позднее Федерального закона «Об акционерных обществах», не только сохранил тот уровень правовых гарантий судебной защиты, который имеется для акционеров. Указанный Закон предоставил участникам ООО большие возможности правовой защиты.

Участники ООО вправе предъявлять косвенные иски в следующих случаях. Во-первых, согласно п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» участники ООО вправе предъявить иск о возмещении основным обществом убытков, причиненных по его вине дочернему обществу. Данная норма аналогична правилам п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об акционерных обществах».

Во-вторых, участники ООО, доли которых в совокупности составляют не менее 10% уставного капитала, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействиями) делает невозможной деятельность ООО или существенно ее затрудняет (ст. 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). В данном случае участники ООО защищают также общие имущественные интересы, связанные с обеспечением эффективной финансово-хозяйственной деятельности общества.

В-третьих, участник ООО (а также само общество) вправе обратиться с иском о возмещении убытков, причиненных ООО членом совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличным исполнительным органом общества, членом коллегиального исполнительного органа общества или управляющим (п. 5 ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

В-четвертых, участник ООО (а также само общество) вправе обратиться с иском о признании недействительной сделки, заключенной ООО, по следующим основаниям: в связи с заинтересованностью управляющих ООО в ее совершении, а также в связи с тем, что крупная сделка заключена с нарушением законодательства (ст. 45, 46 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Как видно, основания для обращения с косвенным иском для участников ООО гораздо шире, нежели предусмотренные Федеральным законом «Об акционерных обществах». Участникам общества с ограниченной ответственностью, в отличие от акционеров, прямо предоставлено право оспаривать в суде сделки, в которых имеется заинтересованность либо отнесенных к разряду крупных, защищая тем самым интересы общества и его участников в целом.

Смотрите так же:  Материнский капитал в россии 2018 на первого ребенка

4) Право на предъявление косвенного иска членами кооперативов. Поскольку ст. 53 ГК относится ко всем видам юридических лиц, то, соответственно, в части возможности предъявления исковых требований о возмещении убытков к управляющим юридических лиц со стороны их учредителей и участников она распространяется, на наш взгляд, на все их виды.

Так, в соответствии с п. 2 и 3 ст. 28 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации»[10] убытки, причиненные кооперативу вследствие недобросовестного исполнения своих обязанностей членами правления кооператива, возмещаются ими кооперативу на основании судебного решения. При этом причинители вреда несут солидарную ответственность. Аналогичные правила распространяются и на членов наблюдательного совета кооператива, причинивших кооперативу убытки (п. 11 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации»).

Федеральный закон от 8 мая 1996 г. № 41-ФЗ «О производственных кооперативах» не содержит норм, которые бы устанавливали ответственность управляющих производственного кооператива за убытки, возникшие вследствие их деятельности. Однако в данном случае следует исходить из ст. 53 ГК, которая содержит общее правило об ответственности лиц, выступающих от имени юридического лица. Согласно ст. 17 Федерального закона «О производственных кооперативах» исполнительными органами кооператива являются правление (образуемое при числе членов кооператива более 10) и председатель кооператива. Поскольку Закон возлагает на них обязанности по представлению интересов кооператива, то вполне будет логичным распространить на них имущественную ответственность управляющих юридических лиц в соответствии со ст. 53 ГК.

5) Право на предъявление косвенного иска учредителями некоммерческих организаций. Одно из правил о такой ответственности содержится в п. 4 ст. 27 Федерального закона от 12 января 1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях». Согласно данной норме заинтересованное лицо (признаваемое таковым в соответствии с указанным Законом) несет перед некоммерческой организацией ответственность в размере убытков, причиненных им этой некоммерческой организацией. Если убытки причинены некоммерческой организации несколькими заинтересованными лицами, их ответственность перед некоммерческой организацией является солидарной.

Кроме того, согласно п. 2 ст. 24 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» председатель правления садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения и члены его правления несут ответственность перед таким объединением за убытки, причиненные объединению их действиями (бездействием). Не несут ответственность члены правления, голосовавшие против решения, которое повлекло за собой причинение такому объединению убытков, или не участвовавшие в голосовании.

Такие же правила установлены в п. 8 ст. 19 Закона РФ от 19 июня 1992 г. «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации», в соответствии с которым председатель совета потребительского общества, его заместители и другие члены совета несут ответственность за принятые ими решения в соответствии с уставом потребительского общества и законодательством Российской Федерации. Тем самым определен круг лиц, имеющих право выступать от имени потребительского общества и соответственно несущих имущественную ответственность перед потребительским обществом.

6) Право на предъявление косвенного иска учредителями и участниками кредитных организаций. Такая ответственность установлена п. 2 и 3 ст. 25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». Согласно приведенной норме, если виновными действиями временной администрации причинен вред кредитной организации, то учредители (участники) кредитной организации, владеющие в совокупности не менее чем 1% уставного капитала кредитной организации, вправе обратиться в арбитражный суд с иском к руководителю временной администрации о возмещении кредитной организации реального ущерба. Кроме того, учредители (участники) кредитной организации, владеющие в совокупности не менее чем 1% уставного капитала кредитной организации, вправе обратиться в арбитражный суд с иском к Банку России о возмещении кредитной организации реального ущерба, если он нанесен в результате необоснованного назначения временной администрации.

Таким образом, проведенный обзор показывает расширение оснований для применения косвенного иска в российской юридической системе, поскольку данная форма защиты участников гражданского оборота объективно востребована новым характером отношений собственности и управления в хозяйственных обществах и товариществах, а также других видах юридических лиц.

Особенности рассмотрения косвенных исков (на примере исков акционеров к управляющим акционерных обществ на основании ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Как было показано ранее, требования по косвенному иску в основном заключаются в возмещении убытков к управляющим от имени участников юридического лица. Поэтому остановимся на судопроизводстве по косвенному иску на примере исков акционеров на основании ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», поскольку основные вопросы, которые возникнут перед акционерами при ведении дела, а также перед судами при их рассмотрении, будут достаточно однотипны. В основном их можно свести к следующим.

Характер требований по косвенному иску. Путем подачи косвенного иска можно возбуждать дела о взыскании убытков в различных случаях. Часть таких оснований освещалась вначале. Кроме того, косвенные иски могут предъявляться, например, при заключении руководителем не санкционированных коллегиальным органом управления акционерного общества сделок, явно не выгодных для акционерного общества. Допустим, продажа оборудования, поставка продукции по цене гораздо ниже рыночной. Возможно предъявление косвенного иска при продаже пакета акций, принадлежащего акционерному обществу, например, инвестиционной компании, по цене ниже рыночной, другому лицу, когда имелась заинтересованность управляющих компании в совершении данной сделки, и по другим основаниям.

3.3.1. Косвенные иски

Исторически производный иск возник как двойной иск, или два иска в одном: истец (акционер) предъявлял корпорации иск по праву справедливости для получения судебного решения, заставляющего корпорацию предъявить иск за убытки третьим лицам, причинившим ей тот или иной вред. Несмотря на то, что теперь каждый производный иск рассматривается судами как один иск в рамках одного дела, история его происхождения такова, что корпорация становится номинальным советчиком и имеет право давать возражения на иск.

Данный вид иска известен праву многих развитых стран. Например, в соответствии с Правилами гражданского судопроизводства в федеральных районных судах США допускается рассмотрение производных IICKOD, по данных акционерами, чтобы побудить директоров корпораций действовать определенным образом от имени корпорации против третьего лица, а также с целью возмещения ущерба корпорации, причиненного директорами, нарушившими свои доверительные обязанности95. Тем самым обеспечивается гражданско-правовая ответственность высших менеджеров за действия, которыми они причинили ущерб обществу.

Аналогичные либо близкие правовые положения присутствуют в законодательствах и судебной практике Германии, Франции, Великобритании, Дании и других государств.

Возможность предъявления иска участниками корпорации в отношении ее должностных лиц в общей форме предусмотрена в пунктом 3 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации и конкретизирована отдельными Федеральными законами, например: «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О сельскохозяйственной кооперации» и др.

По мнению ряда авторов, своеобразие и правовая сущность косвенного (производного) иска состоит в том, что истцы с его помощью защищают свои права и законные интересы не прямо, а опосредованно, через защиту прав и интересов корпорации как самостоятельного субъекта корпоративных отношений.

Примерами производных исков могут служить следующие: 1)

иск по возмещению ущерба, возникшего по причине халатного управления корпорацией, вызвавшего снижение стоимости акций; 2)

иск покупателю имущества корпорации с целью признания этой сделки недействительной;

иск о возмещении вреда, нанесенного имуществу корпорации третьими лицами; 4)

иск о возмещении ущерба, причиненного актом, совершенным за пределами правоспособности; 5)

иск, основанный на договоре между корпорацией и третьими лицами; 6)

иск, основанный на решении совета директоров заблокировать возможное присоединение корпорации к другой (или другим) корпорации, которое тем самым лишило акционеров возможности продать акции по более высокой цене;

При предъявлении производного иска корпорация становится соответчиком. Как правило, корпорация занимает нейтральную позицию. От корпорации не требуется предпринимать какие-либо юридические действия в ходе процесса. Возмещение по производному иск)’ идет в пользу корпорации.

Некоторые законодательные агаы, регулирующие деятельность отдельных видов корпораций, предусматривают дополнительное требование к предъявлению иска. Речь идет о пункте 5 статьи 71 Федерального закона «Об акционерных обществах», в соотзстствии с которым не всякий акционер или их группа может предъявить в суд иск о возмещении причиненных ему убытков действиями (бездействием) его должностных лиц. Представителями здесь могут быть лишь акционеры (акционер), владеющие в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акции общества. Аналогичное правило в отношении другого рода требований закреплено в статье 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». В соответствии с ней требовать исключения из общества одного из его участников в судебном порядке вправе лишь те участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем 10% уставного капитала.

Косвенный иск акционера

Косвенные иски в гражданском судопроизводстве

Дискуссия о необходимости теоретического и практического закрепления и развития концепции косвенного иска возникла в литературе в середине — конце 90-х годов XX в. Это было связано с тем, что в результате проведенной в России приватизации многие государственные предприятия стали частными акционерными обществами и акционеры сами стали следить за делами своих предприятий. Естественно, интересы акционеров не всегда совпадали с интересами органов управления акционерного общества, поэтому неизбежно возникали споры между органами управления акционерным обществом и акционерами.

Специфика косвенного иска состоит в том, что лицо, его заявляющее, защищает свои интересы, но не прямо, а опосредовано, путем предъявления иска в защиту другого лица. Например, акционеры предъявляют иск о неправомерных действиях администрации корпорации в защиту интересов акционерного общества. Это иск о защите прав акционерного общества, акционеры которого понесли убытки. В таких делах акционеры являются истцами, а управляющие — ответчиками. Акционеры должны доказать, что действиями администрации причинен вред корпорации, косвенно причиняя вред самим акционерам. По косвенному иску присужденное взыскивается в пользу акционерного общества. Но после возмещения убытков последнему возрастает курсовая стоимость его акций и стоимость активов, в результате акционеры получают косвенную выгоду.

Если акционеры пытаются защитить свои интересы, а не интересы корпорации, их иски не являются косвенными. Так, прямые иски акционеров могут касаться выплаты дивидендов, возмещения понесенного ими лично ущерба и т.д.

Впервые возможность предъявления косвенного иска в России возникла в ГК РФ. В соответствии с п. 3 ст. 53 ГК лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. Данное положение сформулировано также в п. 3 ст. 105 ГК прнменительно к взаимоотношениям дочернего и основного общества. Согласно данной норме участники (акционеры) дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу, если иное не установлено чаконами о хозяйственных обществах.

Смотрите так же:  Трудовой кодекс о вредности труда

Эти нормы получили развитие в Законе РФ «Об акционерных обществах». Так, в соответствии с п. 3 ст. 6 данного Закона акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения основным обществом (товариществом) убытков, причиненных по его вине дочернему обществу.

В соответствии с п. 2 ст. 71 этого Закона члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор) и (или) члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно управляющая организация или управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены в Законе.

Право на обращение в суд предоставлено самому акционерному обществу, т.к. на основании ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами. Но если эти органы сами допустили нарушение, то сомнительно, чтобы они предъявляли против себя иск. Поэтому право предъявлять иск предоставлено акционеру либо группе акционеров, которые владеют в совокупности не менее чем 1 % размешенных обыкновенных акций общества.

То, что установлен имущественный ценз при подаче косвенного иска в размере 1 % размещенных обыкновенных акций, — положительный момент. Он исключает возможность втягивания акционерного общества в затяжные судебные процессы со стороны лиц, имеющих крайне незначительное число акций. В 20-е годы в США не было имущественного ценза при предъявлении косвенных исков. Это приводило к неприятным последствиям. Известен пример, когда один предприниматель покупал по одной акции разных акционерных обществ, предъявлял иски в суд и изматывал управляющих судебными процессами. Обычно управляющие шли на мировую, и предприниматель на этом неплохо зарабатывал.

В зарубежном законодательстве механизм косвенного (производного) иска (derivative action) действует довольно давно’. Основой производных исков обычно является нарушение управляющим корпорации своих обязанностей по отношению к корпорации (растрата средств корпорации, деятельность в собственных интересах в ушерб интересам корпорации и т.п.) . Однако интересы директоров в некоторых случаях могут совпадать с интересами акционеров, и тогда заявление косвенного иска есть единственная возможность обращения в федеральный суд, как, например, в случае иска о приостановлении федерального налогообложения. По федеральному закону США корпорация не может подать такой иск (через директоров), но косвенный иск (через акционеров) по тому же вопросу разрешается. В 30-х годах, во время реформ президента Рузвельта, многие иски подавались именно таким образом. Сейчас конституционность налогообложения и федерального законотворчества уже установлена и косвенные иски для этих целей больше не используются . В США, где модель и групповых, и производных исков применяется очень часто, до 1996 г. производные иски были видом групповых, затем изменения в законодательстве выделили их в самостоятельный вид .

В соответствии с правилом 23.1 Правил гражданского судопроизводства в федеральных районных судах США допускается рассмотрение производных исков, поданных акционерами, с целью принудить директора корпорации действовать определенным образом от имени корпорации против третьего лица, а также с целью возмещения убытков корпорации, причиненных директорами, нарушившими свои доверительные обязанности (fiduciary duties). При предъявлении иска истец должен доказать, что был акционером общества или участником корпорации во время совершения сделки, о которой он заявляет, либо акции перешли к нему с тех пор законным образом. В иске может быть отказано, если выяснится, что истец представляет интересы акционеров или участников общества несправедливо и неадекватно. Прекращение дела или заключение мирового соглашения невозможно без утверждения суда.

Положение аналогичного характера отражено в акционерном законе ФРГ’.

Гражданская ответственность администраторов перед акционерным обществом во Франции установлена в законе о торговых товариществах. Аналогичные положения отражены в законодательстве многих других государств.

Первым и одним из основных элементов процедуры заявления производных исков в США служит подача акционером «претензии» совету директоров, в которой он должен описать суть возможного иска и потребовать от совета директоров принять решение о заявлении подобного иска от имени корпорации или об исправлении положения другим способом. Если совет директоров подает иск или иным образом принимает необходимые меры к исправлению ситуации, то акционер обычно теряет возможность заявить производный иск либо инициатива переходит к самой корпорации. Данное правило оберегает управляющих от акционеров-любителей посудиться и помогает предотвратить иски, подаваемые с целью вымогательства.

Акционеры освобождаются от обязанности подать претензию совету директоров, если такая претензия была бы «тщетной». Обычно претензия считается «тшетной», если акционер обвиняет (конечно, не безосновательно) большинство члсной совета Директоров или тех, под чьим контролем они находятся.

Недавно в гражданский процесс США введено понятие «ведущий истец». В случае предъявления косвенного иска группой акционеров «ведущим истцом» является лицо, обладающее наибольшим финансовым интересом. Суд выбирает его кандидатуру самостоятельно из предложенных ему истцов-членов группы. Кандидат на эту роль не должен быть «профессиональным истцом» или лицом, которое имеет несколько вкладов в различных фондах и компаниях и специализируется на получении возмещения от судебных тяжб, дающих ему дополнительный источник дохода. Поэтому все кандидаты должны предоставить суду информацию о своей деятельности за последние 3 года, чтобы выяснить, не участвовали ли они в подобных судебных тяжбах ранее. На члена группы, избранного «ведущим истцом», возлагается обязанность извещения остальных ее членов о поданном иске и его характере. На избрание его кандидатуры законом установлен срок в 60 дней. Все желающие быть избранными «ведущими истцами» извещают об чтом свою группу в 20-дневный срок. Ведущий истец выбирает по своему усмотрению с одобрения суда адвоката для группы.

В США действует принцип, согласно которому каждая сторона в процессе платит за своих юристов. Однако если бы этот принцип применялся к производным искам, то таких исков практически не было бы. т.к. услуги юриста в США очень дороги, а суммы, полученные в результате выигрыша истца, идут только на счет корпорации, а не на счет (счета) акционеров. Поэтому для производных исков было сделано исключение. В первую очередь из сумм, вырученных в пользу корпорации, оплачивается гонорар юриста и иные судебные расходы акционера, подавшего иск. Такое же правило установлено в случае достижения мирового соглашения. Размер вознаграждения юристу зачастую определяется судом, а не контрактом между акционерами и юристом, и при его определении суд анализирует следующие факты:

сумму, полученную корпорацией в результате иска;

репутацию и способности юриста;

время, потраченное юристом, и приложенные им усилия.

Если суд установит, что иск был подан безосновательно или с неправомерной целью (например, вымогательство), то на акционера возлагается обязанность возместить корпорации все расходы, включая оплату гонораров юристам.

В случае вынесения решения против группы акционеров, их ответственность распределяется таким образом, что позволяет недостаточно состоятельным акционерам не мести ответственности за действия тех, кто играет наиболее «важные партии» в деятельности общества’. Ответственность определяется в процентном отношении к доли акционера в капитале корпорации. Причем проценты не взыскиваются с долей, которые составляют меньшую, чем установлено законом, сумму.

В американском и английском праве рассматриваемый вид иска определяется как «derivative», что при буквальном переводе означает «производный, вторичный». В российской процессуальной теории данный иск

именуется то «производным», то «косвенным»». Следовательно, необходимо выяснить, какое определение больше подходит российскому варианту данного иска.

Слово «производный» в русском языке означает «образованный от другого», «произведенный» , а слово «косвенный» — действующий или проявляющийся не прямо, а через посредство чего-то, скрытый; осуществляемый окольным путем»5 или «но непосредственный, побочный, противопоставляется слову «прямой»» .

По сути, классификация исков на прямые и косвенные (производные) проводится по характеру заинтересованности истца в иске, т.е. в зависимости от того, кто предполагается непосредственным выгодоприобретателем по решению суда, вынесенному по данному иску. В прямом иске выгодоприобретателем будет лицо, которое подает иск. В косвенном иске выгодоприобретателем предполагается другое лицо, нарушение прав которого с необходимостью нарушает права косвенного истца.

Таким образом, к российской конструкции данного вида иска больше подходит слово «косвенный». Противоположностью косвенному иску является прямой иск. Слово «прямой» в русском языке означает «обеспечивающий непосредственную связь кого-, чего-либо с кем-, чем-либо; непосредственный, без промежуточных ступеней».го как нельзя лучше определяет характер прямого иска, по которому сам истец — прямой выгодоприобретатель, т.к. непосредственно материально заинтересован в исходе дела.

Как видно из вышеизложенного, косвенные иски имеют особый предмет — требование о возмещении убытков другому лицу, не истцу. Основанием таких исков служат факты, свидетельствующие о нарушении прав истца посредством нарушения прав лица, в защиту которого подается косвенный иск. Именно два этих признака отличают косвенный иск от прямого.

Правом на предъявление данного иска обладают лица, чьи права нарушены ответчиком косвенно, посредством нарушения прав другого лица. Поэтому необходимо отметить, что косвенный иск не может быть предъявлен прокурором, а также органами государственного управления и прочими субъектами, защищающими от своего имени права, свободы и законные интересы других лиц в порядке ст. 46.

В связи с тем, что косвенный иск не является иском, подаваемым в порядке ст. 46 ГПК, он должен облагаться государственной пошлиной на общих основаниях. Здесь не действует правило п. 13 ч. 2 ст. 5 Закона РФ «О государственной пошлине»1 о том, что юридические лица и граждане, обращающиеся в случаях, предусмотренных законом, в защиту охраняемых законом прав и интересов других лиц, освобождаются от уплаты госпошлины по делам, рассматриваемым в судах общей юрисдикции. Косвенный иск тоже подается в защиту прав и законных интересов других лиц, но нельзя не учесть, что в конечном счете косвенный истец защищает свои интересы.

Так, например, для оптимизации практики предъявления и рассмотрения косвенных исков были бы полезны некоторые усовершенствования действующего законодательства. Для данной категории дел следует установить порядок предварительного внесудебного разрешения спора. Возможно введение в российское законодательство правил, схожих по содержанию с правилами американского законодательства о подаче предварительной претензии совету директоров.

В порядке подготовки дела к судебному разбирательству косвенный иск акционеров против органов управления акционерного общества необходимо обеспечить. Мерой обеспечения может быть отстранение управляющего от исполнения обязанностей до окончания рассмотрения дела. Эта мера необходима, чтобы исключить неправомерные действия управляющего в период рассмотрения косвенного иска.

В остальном правила рассмотрения и разрешения косвенного иска вполне можно уложить в обычные рамки.