Меню Закрыть

Судебная практика изъятие земельных участков

Судебная практика изъятие земельных участков

«Обзор судебной практики по делам, связанным с изъятием для государственных или муниципальных нужд земельных участков в целях размещения объектов транспорта»; утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 10.12.2015 года; опубликован в «Бюллетене Верховного Суда РФ», N 4, апрель, 2016 года

Утвержден
Президиумом Верховного Суда
Российской Федерации
10 декабря 2015 года

ОБЗОР
СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ, СВЯЗАННЫМ С ИЗЪЯТИЕМ
ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИЛИ МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД ЗЕМЕЛЬНЫХ
УЧАСТКОВ В ЦЕЛЯХ РАЗМЕЩЕНИЯ ОБЪЕКТОВ ТРАНСПОРТА

Верховным Судом Российской Федерации проведено обобщение практики рассмотрения судами общей юрисдикции и арбитражными судами дел по спорам, возникающим в связи с изъятием земельных участков у граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц в целях размещения объектов транспорта.

В период проведения обобщения с 1 апреля 2015 г. вступили в силу изменения в Земельный кодекс Российской Федерации, Гражданский кодекс Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации, Градостроительный кодекс Российской Федерации, Водный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», Федеральный закон от 24 июля 2007 г. N 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости», Федеральный закон от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» и ряд других федеральных законов, внесенные Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 499-ФЗ «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Федеральный закон N 499-ФЗ).

Согласно пункту 1 статьи 279 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в редакции, действующей с 1 апреля 2015 г., изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд осуществляется в случаях и в порядке, которые предусмотрены земельным законодательством.

Земельным кодексом Российской Федерации (далее — ЗК РФ) в редакции, действующей с 1 апреля 2015 г., допускается изъятие земельных участков для государственных или муниципальных нужд в целях строительства, реконструкции объектов федерального значения, объектов регионального значения или объектов местного значения, если указанные объекты предусмотрены утвержденными документами территориального планирования и утвержденными проектами планировки территории (пункт 1 статьи 56.3).

Исключение из этого правила установлено для тех случаев, когда до 1 апреля 2015 г. принято решение о предварительном согласовании места размещения объекта в целях изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд. В этом случае подготовка проекта планировки территории, предусматривающего размещение объекта государственного или муниципального значения, для размещения которого изымается земельный участок для государственных или муниципальных нужд, не требуется, а местоположение границ земельного участка, подлежащего изъятию для государственных или муниципальных нужд, устанавливается на основании утвержденного акта о выборе земельного участка и приложенной к нему схемы расположения земельного участка на кадастровом плане или кадастровой карте соответствующей территории (часть 2 статьи 26 Федерального закона N 499-ФЗ).

Кроме того, не требуется наличия утвержденных документов территориального планирования и утвержденного проекта планировки территории для принятия решения об изъятии земельного участка, необходимого для эксплуатации линейного объекта из числа указанных в статье 49 ЗК РФ, если такой линейный объект расположен на земельном участке, на который у собственника линейного объекта или лица, которому он принадлежит на иных правах, отсутствуют права, а право собственности или иные права на такой линейный объект возникли до 1 апреля 2015 г. (часть 4 статьи 26 Федерального закона N 499-ФЗ).

Принятие решения об изъятии земельных участков для государственных или муниципальных нужд для целей, не предусмотренных пунктом 1 статьи 56.3 ЗК РФ, возможно только в строго определенных случаях, исчерпывающий перечень которых установлен пунктом 2 статьи 56.3 ЗК РФ.

К государственным или муниципальным нуждам статья 49 ЗК РФ относит необходимость выполнения международных договоров Российской Федерации; строительство, реконструкцию перечисленных в пункте 2 этой статьи объектов государственного или местного значения при отсутствии других возможных вариантов строительства, реконструкции этих объектов. Иные основания изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд могут устанавливаться федеральными законами (пункт 3 статьи 49 ЗК РФ).

Статьей 56.4 ЗК РФ предусмотрена возможность изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд не только по инициативе уполномоченных федеральных органов государственной власти, исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации или органов местного самоуправления, но и по ходатайству организаций, перечисленных в пункте 1 указанной нормы. Перечень таких организаций утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 6 мая 2015 г. N 442.

Кроме того, с ходатайством об изъятии в случаях, предусмотренных пунктом 3 статьи 56.4 ЗК РФ, вправе обратиться орган государственной власти, государственное унитарное предприятие, государственное учреждение.

В случае принятия решения об изъятии земельных участков на основании ходатайства об изъятии организация, подавшая такое ходатайство, в частности, несет расходы по опубликованию сообщения о планируемом изъятии земельных участков и размещении информации на информационных щитах (пункт 2 статьи 56.5 ЗК РФ), принимает участие в подготовке и заключении соглашения об изъятии земельных участков (пункт 1 статьи 56.7 ЗК РФ, статья 56.10 ЗК РФ), выплачивает возмещение за изымаемые земельные участки (пункт 13 статьи 56.10 ЗК РФ), а также имеет право обращаться в суд с иском о принудительном изъятии земельного участка и (или) расположенных на нем объектов недвижимости (пункт 10 статьи 56.10 ЗК РФ).

До 1 апреля 2015 г. при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд предусматривалась уплата выкупной цены соответствующим публично-правовым образованием. С 1 апреля 2015 г. необходимым условием изъятия такого земельного участка является предоставление правообладателю предварительного и равноценного возмещения не только за счет средств соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации, но и в предусмотренных законом случаях за счет организации, на основании ходатайства которой было принято решение об изъятии (статья 281 ГК РФ, пункты 1, 2 статьи 56.4, пункт 13 статьи 56.10 ЗК РФ).

С 1 апреля 2015 г. подробно регламентирован порядок выявления лиц, земельные участки и (или) расположенные на них объекты недвижимого имущества которых подлежат изъятию для государственных или муниципальных нужд, и уведомления таких лиц о планируемом изъятии (статья 56.5 ЗК РФ), а также о принятом решении об изъятии земельного участка (статья 56.6 ЗК РФ), к которым также применяются правила о юридически значимом сообщении (статья 165.1 ГК РФ). При рассмотрении дел по спорам, возникающим в связи с принятием таких решений об изъятии, необходимо учитывать, что бремя доказывания факта соблюдения соответствующих требований земельного законодательства, направления соответствующих сообщений и их доставки адресату лежит на лице, направившем сообщение.

Изменения коснулись и сроков принудительного изъятия земельных участков. Пунктом 3 статьи 279 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 1 апреля 2015 г.) предусматривалась обязанность органа, принявшего решение об изъятии земельного участка, не позднее чем за год до предстоящего изъятия письменно уведомить об этом собственника участка, а выкуп до истечения года со дня получения собственником такого уведомления допускался только с согласия собственника.

С 1 апреля 2015 г. установлена обязанность не только уведомить правообладателя земельного участка о принятом решении об изъятии (пункт 5 статьи 279 ГК РФ, подпункт 3 пункта 10 статьи 56.6 ЗК РФ), но и направить ему проект соглашения об изъятии недвижимости с приложением кадастровых паспортов, отчета об оценке рыночной стоимости изымаемых земельных участков и (или) расположенных на них объектов недвижимого имущества, а в установленных законом случаях — и отчета об оценке стоимости объектов недвижимого имущества, предоставляемых взамен изымаемого (пункты 2, 4 статьи 56.10 ЗК РФ).

Если правообладатель не заключит соглашение об изъятии, иск о принудительном изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд не может быть подан ранее чем до истечения девяноста дней со дня получения правообладателем такого земельного участка соглашения об изъятии (пункт 2 статьи 282 ГК РФ, пункт 10 статьи 56.10 ЗК РФ).

Статьей 282 ГК РФ (в редакции, действовавшей до 1 апреля 2015 г.) устанавливался трехлетний срок для предъявления иска о выкупе земельного участка для государственных или муниципальных нужд, исчислявшийся с момента направления собственнику уведомления о предстоящем изъятии земельного участка. Действующая с 1 апреля 2015 г. редакция статьи 282 ГК РФ устанавливает, что иск о принудительном изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд может быть предъявлен в течение срока действия решения об изъятии земельного участка для указанных нужд, который, согласно пункту 13 статьи 56.6 ЗК РФ, составляет три года с момента его принятия. Истечение указанного срока является основанием для отказа в удовлетворении иска.

Правовое регулирование, введенное Федеральным законом N 499-ФЗ, подлежит применению с учетом положений статьи 26 названного закона.

Частью 1 статьи 26 Федерального закона N 499-ФЗ установлено, что, если решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд принято до дня вступления его в силу, подготовка и заключение соглашения об изъятии такого земельного участка осуществляются в порядке, установленном ГК РФ и ЗК РФ в редакции Федерального закона N 499-ФЗ.

Таким образом, независимо от того, какие действия по подготовке к заключению соглашения о выкупе земельного участка были произведены до 1 апреля 2015 г., после указанной даты процедура подготовки и заключения такого соглашения, предусмотренная положениями главы VII.1 ЗК РФ должна быть соблюдена в полном объеме.

Аналогичным образом необходимо решать вопрос о соблюдении установленной положениями главы VII.1 ЗК РФ процедуры изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд в случае, если до 1 апреля 2015 г. принято решение о предварительном согласовании места размещения объекта в целях изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд и не принято решение об изъятии такого земельного участка.

ВС дал разъяснения по применению поправок в ГК о выплатах арендатору изъятой властями земли

Верховный суд РФ представил на своем официальном сайте обзор судебной практики по делам, связанным с изъятием для государственных или муниципальных нужд земельных участков в целях размещения объектов транспорта, который сегодня был утвержден Президиумом ВС.

В обзоре ВС разъясняет вопросы возмещения убытков, причиненных фактическим лишением имущества, принуждение к заключению сделки с властями, определение выкупной цены недвижимости и ряд других.

В частности, ВС отмечает, что в случае изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд у лица, которое владеет земельным участком, находящимся в государственной или муниципальной собственности, на законном основании (право постоянного (бессрочного) пользования, пожизненного наследуемого владения, право, основанное на договорах аренды или безвозмездного пользования) такому лицу также предоставляется соответствующее возмещение (статья 281 ГК РФ).

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к администрации муниципального образования о взыскании убытков, причиненных изъятием в связи с реконструкцией автодороги арендованного земельного участка.

Разрешая заявленные требования, арбитражный суд исходил из того, что положениями статей 279, 282, 283 ГК РФ, статей 49, 55, 57 ЗК РФ прямо урегулирован выкуп земельного участка не только у его собственника, но и у иного законного владельца. При этом правообладатель имеет право на возмещение убытков, размер которых в случае спора определяется судом.

Судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о том, что применение норм, регулирующих изъятие земельных участков, распространяется и на случаи, когда для государственных или муниципальных нужд изымается земельный участок, переданный в аренду. Поскольку судом было установлено, что на земельном участке, находящемся в муниципальной собственности и переданном в аренду истцу, возведена автомобильная двухуровневая развязка, однако предварительного и равноценного возмещения истцу не предоставлено, суд, с учетом положений статей 15, 16, 1069 ГК РФ, удовлетворил заявленные требования о взыскании убытков.

ВС напоминает, что действующее с 1 апреля 2015 года законодательство (статьи 279–282 ГК РФ, отдельные положения главы VII.1 ЗК РФ) прямо определяет основания и порядок прекращения не только права собственности, но и постоянного (бессрочного) пользования, пожизненного наследуемого владения, безвозмездного пользования, аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, в случае изъятия его для государственных или муниципальных нужд, а также устанавливает особенности определения размера возмещения в связи с изъятием таких земельных участков (статья 568 ЗК РФ).

С полным текстом Обзора судебной практики Верховного суда РФ по делам, связанным с изъятием для государственных или муниципальных нужд земельных участков в целях размещения объектов транспорта, можно ознакомиться здесь.

Изъять нельзя оставить. Верховный суд разъяснил, когда частная земля может стать государственной

На днях Верховный суд РФ опубликовал на официальном сайте Обзор судебной практики, который представляет собой «эталонные» решения по спорам об изъятии земель у частных собственников для государственных или муниципальных нужд в целях размещения объектов транспорта. Приведенные в качестве примеров судебные дела касаются порядка изъятия земель, выплаты компенсации за изъятые участки, а также правил определения размеров такой компенсации.

Земельный кодекс РФ предусматривает возможность изъятия земельных участков у их собственников и владельцев для государственных или муниципальных нужд (глава VII.1 Кодекса). Вместе с изъятием земельного участка происходит и изъятие объектов недвижимости, находящихся на нем (ст. 239.2 ГК РФ). И глава VII.1 ЗК РФ, и ст. 239.2 ГК РФ вступили в силу относительно недавно — с 1 апреля 2015 г. в рамках масштабных поправок, введенных Федеральным законом от 31.12.2014 № 499-ФЗ. При этом были существенно изменены правила изъятия земель для государственных или муниципальных нужд (подробнее см. «ЭЖ», 2015, № 11, с. 12).

Смотрите так же:  Образец приказа о создании комиссии по основным средствам

Изъятие земель для государственных или муниципальных нужд было предусмотрено законодательством и до принятия Федерального закона от 31.12.2014 № 499-ФЗ. Однако регулировался этот институт довольно скудно. Соответственно, судебная практика применения правовых норм приобретала особое значение. В Обзоре судебной практики, утвержденном Президиумом ВС РФ 10.12.2015 (далее — Обзор), судьи систематизировали эту практику по специализированным делам — об изъятии земель для государственных и муниципальных нужд у граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц в целях размещения объектов транспорта.

Выкупить землю без ведома собственника государство не может

Изъятие земельных участков для государственных и муниципальных нужд предполагает соблюдение специальной предусмотренной законом процедуры, что еще раз подчеркнули судьи ВС РФ в п. 2 Обзора. В частности, при отказе собственника земли от подписания соглашения об изъятии недвижимости орган исполнительной власти или местного самоуправления, который принял решение об изъятии земли, может обратиться в суд с иском о принудительном изъятии земельного участка и расположенных на нем объектов недвижимости (ч. 10 ст. 56.10 ЗК РФ). Однако такой иск суд удовлетворить не вправе, если будет установлено, что собственник недвижимости не был должным образом уведомлен о предстоящем выкупе, а также не получил проект договора купли-продажи спорного участка. Так, в деле, приведенном в качестве примера в п. 2 Обзора, решение об изъятии, а также проект договора купли-продажи были направлены не нынешнему, а бывшему собственнику недвижимости. Не получив подписанного договора или отказа от его подписания от нынешнего собственника, орган исполнительной власти обратился в суд с иском о принудительном изъятии земли, но дело проиграл.

Уклонение от получения извещения не помешает изъятию земли

Вопрос уведомления правообладателей о принятом решении об изъятии земли до 1 апреля 2015 г. стоял достаточно остро, так как в законе не была установлена презумпция осведомленности правообладателя при отсутствии прямых доказательств его уведомления. Таким образом, возникала почва для злоупотребления со стороны правообладателей — уклонения или отказа от получения письменного уведомления о принятом решении об изъятии земельного участка. Однако, как видно из п. 3 Обзора, судебная практика порой успешно с такими злоупотреблениями справлялась. Например, в указанном в Обзоре деле суд удовлетворил требования муниципалитета о принудительном выкупе земельного участка у собственника. Притом что последний утверждал, что решение об изъятии он не получал (уведомление было возвращено отправителю в связи с истечением срока хранения).

В нынешней редакции ЗК РФ установлено, когда и при каких обстоятельствах правообладатель считается получившим извещение, даже если прямых доказательств вручения нет (ч. 11 ст. 56.6).

Отсутствие решения об изъятии не исключает выплату компенсации

Как было сказано выше, изъятие земли для государственных или муниципальных нужд предполагает соблюдение определенной процедуры, в рамках которой правообладатель недвижимости должен получить равноценное возмещение взамен изымаемого участка. При этом несоблюдение процедуры изъятия земли органом исполнительной или муниципальной власти не лишает правообладателя права на такое возмещение. В пункте 4 Обзора приведено сразу два дела, в которых суды заняли рассмотренную позицию.

В первом деле в суд обратился собственник земельного участка, который без проведения процедуры изъятия был фактически предоставлен третьему лицу для застройки микрорайона. На момент рассмотрения дела в суде на спорном участке уже располагалась автомобильная дорога.

Суд принял решение о взыскании за счет казны муниципального образования убытков, причиненных неправомерными действиями органа местного самоуправления, в размере рыночной стоимости земельного участка.

Во втором деле речь также шла о «захвате» части принадлежавшего гражданину земельного участка сельскохозяйственного назначения с видом разрешенного использования «для ведения личного подсобного хозяйства». Без проведения процедур изъятия и выплаты компенсации на участке была построена автомобильная дорога. Суд согласился с обоснованностью требований истца-собственника о разделе одного земельного участка на два и взыскании в пользу правообладателя убытков в размере рыночной стоимости земельного участка, фактически используемого для государственных нужд.

В составе компенсации за участок будет и упущенная выгода

Сразу три пункта Обзора (6, 7 и 8) посвящены порядку определения размера компенсации правообладателю за изымаемый земельный участок.

Хотя ВС РФ признал, что суды в целом правильно применяют нормы об определении размера компенсации за землю, в п. 6 Обзора обращается внимание на то, что в состав такой компенсации входит не только рыночная стоимостью земли, но и причиненные правообладателю убытки в смысле ст. 15 ГК РФ (то есть прямой ущерб и упущенная выгода).

При определении размера упущенной выгоды судам следует принимать во внимание тот доход, который с разумной степенью вероятности был бы получен правообладателем участка, если бы он продолжил его использование исходя из тех условий, которые имели место до принятия административного решения об изъятии. Например, в одном из приведенных в качестве примера дел размер упущенной выгоды сельскохозяйственного предприятия был подтвержден в том числе данными отчетности о финансово-экономическом состоянии предприятия за год.

Кроме того, в Обзоре разъяснено, что рыночную стоимость изымаемого участка следует устанавливать на момент рассмотрения спора (п. 7), а выкупную стоимость — с учетом вида разрешенного использования, установленного до начала процедуры его изъятия (п. 8, см. также материал на с. 17).

ИЗЪЯТИЕ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ НУЖД: ПРОБЛЕМЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

Изъятие земельных участков для государственных (муниципальных) нужд является одним из наиболее проблемных способов приобретения имущества в государственную (муниципальную) собственность. Несмотря на то что действующим законодательством предусмотрен определенный порядок изъятия такого имущества, эти правила часто нарушаются органами власти соответствующих публичных образований, что влечет негативные последствия для собственников таких участков и о чем свидетельствует достаточно обширная судебная практика.

Основные правила изъятия земельных участков для государственных (муниципальных) нужд закреплены в ГК РФ (ст. 279 – 281) и ЗК РФ и сводятся к тому, что:

– решение об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд принимается федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъекта РФ или органами местного самоуправления – в зависимости от того, для чьих нужд изымается участок;

– собственник земельного участка должен быть не позднее чем за год до предстоящего изъятия участка письменно уведомлен об этом органом, принявшим решение об изъятии. Выкуп участка до истечения года со дня получения собственником такого уведомления допускается только с согласия собственника;

– решение уполномоченного органа об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд подлежит государственной регистрации в органе, осуществляющем регистрацию прав на земельный участок, собственник земельного участка должен быть извещен о произведенной регистрации с указанием ее даты;

– плата за земельный участок (выкупная цена), сроки и другие условия выкупа определяются соглашением с собственником участка. При определении выкупной цены в нее включаются рыночная стоимость земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он несет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду.

Статья 49 ЗК РФ закрепляет случаи, в которых возможно изъятие, в том числе путем выкупа, земельных участков для государственных или муниципальных нужд. Статья 55 ЗК РФ устанавливает, что принудительное отчуждение земельного участка для государственных или муниципальных нужд может быть проведено только при условии предварительного и равноценного возмещения стоимости земельного участка на основании решения суда. Статья 57 ЗК РФ также определяет, что порядок возмещения убытков собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков или ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц определяется Правительством РФ. Постановлением Правительства РФ от 7 мая 2003 г. N 262 были утверждены соответствующие Правила (далее – Правила возмещения убытков).

Правила возмещения собственникам земельных участков, землепользователям, землевладельцам и арендаторам земельных участков убытков, причиненных изъятием или временным занятием земельных участков, ограничением прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков либо ухудшением качества земель в результате деятельности других лиц. Кроме того, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 24 марта 2005 г. N 11 “О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства” также содержатся разъяснения по вопросу изъятия земельного участка для государственных или муниципальных нужд (п. 27, 28).

Исходя из названных выше Правил, можно следующим образом охарактеризовать общий порядок изъятия земельных участков для государственных (муниципальных) нужд:

1) принятие уполномоченным органом государственной власти или органом местного самоуправления решения об изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд;

2) уведомление собственника, а также землепользователей, землевладельцев и арендаторов о принятии решения не позднее чем за год до предстоящего изъятия;

3) государственная регистрация такого решения в ЕГРП с последующим уведомлением собственника;

4) заключение соглашения о выкупе земельного участка и составление передаточного акта между органом публичной власти и собственником при согласии последнего;

5) уплата собственнику выкупной цены за земельный участок;

6) государственная регистрация перехода права собственности на земельный участок.

Последствия несоблюдения правил, предусмотренных действующим законодательством, можно иллюстрировать рядом примеров. При этом, как свидетельствует судебная практика, наиболее часто собственниками заявляются требования об уплате компенсации (выкупа) в связи с изъятием земельных участков для государственных (муниципальных) нужд.

1.1. Определение ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N ВАС-2371/14 “Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации”; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23 января 2014 г. по делу N А56-72656/2011.

ООО “Строительная промышленная компания “Кондратьевское” обратилось в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга (далее – Общество) и Ленинградской области с иском к Федеральному казенному учреждению “Федеральное управление автомобильных дорог “Северо-Запад” имени Н.В. Смирнова Федерального дорожного агентства” (далее – Учреждение) о взыскании компенсации в размере 4 086 300 руб. в связи с изъятием земельного участка.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены Федеральное дорожное агентство, Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Ленинградской области, Министерство финансов Российской Федерации.

Определением суда первой инстанции от 16 марта 2012 г. по ходатайству истца к участию в деле в качестве соответчика привлечена Российская Федерация в лице Министерства; в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Санкт-Петербурге.

Определением от 9 июня 2012 г. производство по делу было приостановлено; назначена экспертиза, проведение поручено эксперту ООО “Центр судебной экспертизы” Ю.Ю. Бритвиной.

Определением суда первой инстанции от 6 августа 2012 г. производство по делу возобновлено. Решением суда первой инстанции от 14 января 2013 г. с Российской Федерации в лице Министерства взыскано за счет казны Российской Федерации в пользу общества 4 086 300 руб. компенсации и 43 654 руб. судебных расходов. В удовлетворении иска к учреждению отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 24 июня 2013 г. решение от 14 января 2013 г. оставлено без изменения. В кассационной жалобе Министерство, ссылаясь на то, что выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, просило решение и Постановление отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать.

Как следовало из материалов дела, общество являлось собственником земельного участка общей площадью 2577 кв. м, с кадастровым номером, расположенного по адресу: Ленинградская область, Выборгский район, муниципальное образование “Селезневское сельское поселение”, участок N 1 “Кировец”.

Распоряжением Федерального дорожного агентства от 26 ноября 2010 г. N 760-р принято решение об изъятии у Общества земельного участка путем выкупа для государственных нужд Российской Федерации. Учреждению было поручено обеспечить выполнение комплекса мероприятий в целях изъятия земельного участка путем его выкупа. Учреждение письмом от 7 декабря 2010 г. N 4854 уведомило Общество о принятии указанного решения и предложило заключить договор купли-продажи земельного участка по цене 1 957 300 руб.

См.: распоряжение Федерального дорожного агентства от 26 ноября 2010 г. N 760-р “Об изъятии путем выкупа земельных участков для нужд Российской Федерации в целях обеспечения реконструкции автомобильной дороги М-10 “Скандинавия” от Санкт-Петербурга через Выборг до границы с Финляндией на участке таможенный пункт “Торфяновка”, государственная граница км 196+000 – таможенный пункт Торфяновка, км 198+000 – км 199+772, Ленинградская область”.

Общество, не согласившись с предложенной выкупной ценой земельного участка, обратилось к обществу с ограниченной ответственностью “Практика”, с которым заключило договор на проведение оценки рыночной стоимости земельного участка. Согласно представленному отчету от 29 сентября 2011 г. цена земельного участка составила 4 086 300 руб. 00 коп.

Общество, указывая на фактическое выбытие земельного участка из своего владения и отсутствие заключенного договора выкупа спорного земельного участка, обратилось в арбитражный суд с указанными требованиями.

Суд первой инстанции удовлетворил требования Общества к Министерству, признав заявленные требования обоснованными по праву и размеру. Апелляционная инстанция с выводами суда первой инстанции согласилась. Исследовав материалы дела, кассационная инстанция также не нашла оснований для отмены обжалуемых судебных актов. Коллегия судей ВАС РФ также сделала вывод об отсутствии оснований, по которым дело может быть передано в Президиум ВАС РФ.

Судами было установлено, что реконструкция автотрассы завершена, федеральная автомобильная дорога М-10 “Скандинавия” от Санкт-Петербурга через Выборг до границы с Финляндией на участке таможенный пункт “Торфяновка”, км 198+000 – км 199+772, Ленинградская область, принята в эксплуатацию; после реконструкции на земельном участке расположено дорожное полотно автомобильной дороги М-10; земельный участок фактически изъят из законного владения Общества; при этом Обществу не предоставлена равноценная компенсация в связи с изъятием указанного земельного участка для государственных нужд. Представленный истцом отчет от 29 сентября 2011 г. и заключение судебной экспертизы от 27 июля 2012 г., которыми определена рыночная стоимость участка, были признаны судами верными.

Смотрите так же:  Пакет документов при создании ооо

Удовлетворяя исковые требования, суд руководствовался ст. 279, п. 1, 2 ст. 281 ГК РФ, последний из которых устанавливает, что при определении выкупной цены в нее включаются рыночная стоимость земельного участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все убытки, причиненные собственнику изъятием земельного участка, включая убытки, которые он несет в связи с досрочным прекращением своих обязательств перед третьими лицами, в том числе упущенную выгоду, а также положениями п. 1 и 5 ст. 57 ЗК РФ, п. 5 и 6 Правил возмещения убытков.

Необходимо отметить, что согласно п. 9 указанных Правил определение размера убытков, причиненных землепользователям и землевладельцам изъятием земельных участков для государственных или муниципальных нужд, осуществляется в соответствии с гражданским законодательством.

1.2. Определение ВС РФ от 25 марта 2014 г. N 82-КГ13-5.

Н.Н. Насретдинов, З.Ф. Насретдинова обратились к иском о возмещении убытков к администрации муниципального образования Сафакулевского района, ФГУ “Тюменьрегионводхоз”, указав, что в их совместной собственности находится земельный участок сельскохозяйственного назначения общей площадью 150 000 кв. м, расположенный по адресу: Курганская область, Сафакулевский район, в границах землеиспользования СПК “Аджитар”. Администрация района без ведома, согласования с ними и соответствующей компенсации изъяла у них земельный участок площадью 60 000 кв. м и передала ФГУ “Тюменьрегионводхоз” для сооружения гидротехнического устройства – водоотводного канала.

Решением Сафакулевского районного суда Курганской области от 29 января 2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 9 апреля 2013 г., в удовлетворении исковых требований отказано. Н.Н. и З.Ф. Насретдиновыми подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ для отмены состоявшихся судебных постановлений.

Определением судьи ВС РФ С.В. Асташова от 3 февраля 2014 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ. Судебная коллегия сочла, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК РФ, для отмены состоявшихся судебных постановлений в кассационном порядке.

Н.Н. Насретдинова и З.Ф. Насретдинова являются собственниками земельного участка с кадастровым номером (назначение: земли с/х назначения – для ведения личного подсобного хозяйства) площадью 150 000 кв. м. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции пришел к выводу, что земельный участок, находящийся в общей совместной собственности истцов, не проходил в установленном законодательством РФ порядке процедуру межевания, из чего следует, что точное местоположение указанного земельного участка не определено, а отсутствие землеустроительных работ по межеванию земельного участка лишает возможности определить его границы, в связи с чем отсутствуют правовые основания для удовлетворения иска.

Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что по земельному участку истцов проходит водоотводный канал, однако со стороны администрации муниципального образования Сафакулевского района имеются нарушения при изъятии земельного участка у истцов, поскольку нарушена предусмотренная законом процедура такого изъятия, и в то же время согласился с выводом суда первой инстанции о том, что истцами не представлено доказательств о размере изъятого у них участка. Соответственно, ими не доказан размер причиненных убытков, а представленный истцами отчет оценщика не может быть принят во внимание, поскольку сведений о наличии у эксперта права на проведение землеустроительных работ в отчете не содержится.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ сочла, что с выводами суда первой и апелляционной инстанций согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального и процессуального права. Сославшись на абз. 2 п. 1 и п. 3 ст. 49, ст. 55 и п. 4 ст. 63 ЗК РФ, ст. 279 и п. 2 ст. 281 ГК РФ, а также положения ГПК РФ, коллегия указала, что при рассмотрении дела обстоятельствами, имеющими значение и подлежащими установлению, являлись факт изъятия земельного участка, его использование в соответствии с целями изъятия, размер убытков, причиненных собственникам изъятием земельного участка.

При этом причинение собственнику земельного участка убытков его изъятием презюмируется действующим законодательством.

Судебная коллегия также пришла к выводу, что судом первой инстанции не исследовался вопрос о том, было ли произведено изъятие земельного участка у истцов, в связи с чем у них могло возникнуть право на возмещение убытков. Суд апелляционной инстанции установил, что такое изъятие производилось, но производилось с нарушением установленной законом процедуры.

Между тем нарушение процедуры изъятия земельного участка не означает, что такого изъятия произведено не было, в связи с чем суду надлежало определить размер причиненных собственникам земельного участка убытков, поскольку об этом ставился вопрос в исковом заявлении Насретдиновых. Данный вопрос ни судом первой инстанции, ни судом апелляционной инстанции при рассмотрении дела разрешен не был.

Истцами в исковом заявлении был определен размер убытков, которые, как они полагали, были причинены изъятием земли. Ответчиками данный расчет опровергнут не был, доказательства невозможности определить размер причиненных убытков в материалах дела отсутствуют.

По мнению коллегии, неопределенность размера убытков, причиненных собственникам изъятого земельного участка, не может служить основанием для отказа в удовлетворении иска о взыскании таких убытков, поскольку на само право на получение денежной компенсации не влияет. Вопрос о размере убытков мог быть уточнен в судебном порядке при наличии спора, однако суд при рассмотрении настоящего дела этого не сделал.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ пришла к выводу, что допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений. Судебная коллегия сочла, что решение Сафакулевского районного суда Курганской области от 29 января 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Курганского областного суда от 9 апреля 2013 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Давая оценку приведенным судебным актам, необходимо отметить, что принципиальный подход судов, в соответствии с которым фактическое изъятие земельного участка для государственных (муниципальных) нужд из владения частного собственника вне зависимости от соблюдения государственным органом предусмотренного законом порядка такого изъятия, является основанием для возмещения последнему убытков в полном объеме, заслуживает поддержки, поскольку в максимальной степени направлено на защиту прав и интересов такого собственника. Естественно, что при изъятии имущества у собственника чрезвычайно важным для него будет являться восстановление его имущественного положения.

При этом в случае изъятия земельных участков в предусмотренном законом порядке возмещение убытков будет являться особым случаем такого возмещения – возмещением убытков вследствие совершения правомерных действий . В данном случае такое возмещение не мера ответственности за правонарушение, а особый случай возмещения имущественных потерь.

Как отмечает проф. О.Н. Садиков, “имущественные потери в условиях современного рынка часто являются следствием правомерных действий, целенаправленно совершаемых государством, его органами, а также юридическими и физическими лицами для достижения общественно полезных целей, предотвращения возникновения еще более значительных имущественных потерь, которые желательно устранять… В таких ситуациях отсутствует правонарушение и установленный действующим правом механизм возложения ответственности неприменим… Правомерные действия по общему правилу не должны влечь за собой возложения гражданско-правовой ответственности на совершающее их лицо, если оно действует строго в рамках права”. При этом он отмечает, что нет необходимости и бессмысленно выяснять наличие или отсутствие вины лица, действиями которого был причинен вред, особенности имеются и в определении компенсации возникших потерь, если такая компенсация законом предусматривается (Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М., 2009. С. 221).

В этом случае в соответствии с нормами ЗК РФ (ст. 55, 57 и 63) собственник изымаемого земельного участка имеет право на предоставление равноценного земельного участка или возмещение его рыночной стоимости по своему выбору и возмещение причиняемых изъятием убытков. В совокупности же рыночная стоимость участка и возмещаемые убытки образуют выкупную цену участка в соответствии с п. 2 ст. 281 ГК РФ .

См.: Тараданов Р.А. Определение размера возмещения собственнику участка, изымаемого для государственных или муниципальных нужд // Закон. 2014. N 2.

В том же случае, когда порядок изъятия земельных участков не соблюден, возмещение убытков является классической мерой гражданско-правовой ответственности, при применении которой должны быть выявлены все условия, необходимые для ее применения, а именно противоправное поведение (действие или бездействие); негативные последствия (убытки); причинная связь между противоправными действиями и убытками; вина причинителя. Таким образом, для взыскания убытков необходимо доказать наличие одновременно нескольких условий, а именно: наличие убытков, противоправное поведение ответчика (вина ответчика, неисполнение им своих обязательств), причинно-следственную связь между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств и размер убытков.

Согласно положениям ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

При этом, как свидетельствует судебно-арбитражная практика, сформулировать и обосновать требования о возмещении упущенной выгоды, таким образом, чтобы они были удовлетворены судом, достаточно сложно .

Как отмечает Р.А. Тараданов, “собственник как минимум вправе рассчитывать на получение такого дохода, который может получить публичное образование от сдачи такого участка в аренду по действующим в соответствующем регионе ставкам арендной платы, установленным в нормативном порядке” (Тараданов Р.А. Указ. соч.).

В связи с этим в качестве примера можно привести Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 19 ноября 2013 г. по делу N А61-2588/2011.

Государственное сельскохозяйственное предприятие “Госплемконезавод “Бесланский” им. А. Кантемирова” в лице конкурсного управляющего М.Ю. Аргамакова (далее – конкурсный управляющий, предприятие) обратилось в арбитражный суд к ФКУ “Управление ордена Знак Почета Северо-Кавказских автомобильных дорог Федерального дорожного агентства” в лице филиала “Северный Кавказ” в Республике Северная Осетия – Алания (далее – учреждение) с иском о взыскании 15 712 010 руб. упущенной выгоды.

Определениями от 12 января 2013 г., 6 февраля 2013 г., 27 марта 2012 г. и от 6 июня 2012 г. к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, были привлечены Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом по Республике Северная Осетия – Алания (далее – территориальное управление), Правительство Республики Северная Осетия – Алания (далее – правительство), Российская Федерация в лице Министерства финансов Республики Северная Осетия – Алания в лице казны Республики Северная Осетия – Алания, Министерство финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Республике Северная Осетия – Алания (далее – Минфин России), Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Северная Осетия – Алания, администрация местного самоуправления г. Владикавказ, Федеральное дорожное агентство (Росавтодор) Министерства транспорта Российской Федерации (далее – Росавтодор). Определением от 11 мая 2012 г. Минфин России привлечен к участию в деле в качестве соответчика.

Решением Арбитражного суда Республики Северная Осетия – Алания от 26 июля 2012 г. в удовлетворении иска отказано. С предприятия в доход федерального бюджета взыскано 101 506 руб. государственной пошлины. Суд установил, что на основании Постановления правительства от 15 мая 2006 г. N 117 и разрешения на строительство от 13 декабря 2010 г. N 03-1/171 учреждение осуществляло строительство автомобильной дороги М-29 “Кавказ”.

Согласно утвержденному проекту часть автодороги проходит по землям предприятия, в связи с чем у него фактически изъяты для государственных нужд земельный участок площадью 30,2 га (в постоянное пользование) и земельный участок площадью 9,26 га (во временное пользование). Право истца на изъятые земли подтверждено государственным актом от 19 мая 1980 г. A-I N 930948. Спорные участки попадают в границы размещения объекта (федеральной автодороги). Цель изъятия (строительство автомобильной дороги) соответствует абз. 9 подп. 2 п. 1 ст. 49 ЗК РФ. Однако процедура изъятия, установленная ст. 55 ЗК РФ, не соблюдена. Поэтому предприятие вправе обратиться в суд с иском о взыскании убытков (ст. 15, 16, 1069 ГК РФ, ст. 57, 62, 63 ЗК РФ).

В данном случае, по мнению суда, недоказанность одного из элементов состава деликтной ответственности исключает возможность взыскания убытков. Оценив представленный истцом отчет N ИП-2012-011, суд установил, что расчет упущенной выгоды (16 125 190 руб.) не содержит документального обоснования (отчетных данных) размера понесенных предприятием расходов, необходимых для получения урожая сельскохозяйственных культур (кукурузы) с площади изъятых земельных участков. Документальное обоснование расчета со ссылкой на средние затраты, понесенные иными землепользователями на выращивание аналогичных культур, отсутствует. Доказательства, подтверждающие достоверность (реальность) планируемых доходов в обычных условиях хозяйствования, а также рентабельность предприятия до изъятия земельного участка, не представлены. Поскольку обоснованного расчета убытков истцом не представлено, определенный им размер упущенной выгоды суд признал неподтвержденным. Недоказанность заявленных предприятием требований послужила основанием для отказа в удовлетворении иска. Соответствующими определениями суд привлек к участию в деле в качестве соответчиков Министерство транспорта РФ (далее – Минтранс России) и Российскую Федерацию в лице Минфина России, а также Росавтодор к участию в деле в качестве соответчика, исключив его из числа третьих лиц.

Смотрите так же:  Договор на страхование предпринимательских рисков

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2013 г. решение от 26 июля 2012 г. отменено, иск предприятия удовлетворен за счет Росавтодора, с которого в пользу предприятия взыскано 15 712 000 руб. упущенной выгоды. В удовлетворении исковых требований к учреждению, Российской Федерации в лице Минфина России и Минтрансу России отказано.

Апелляционный суд исходил из того, что предъявленные к взысканию убытки вызваны утратой принадлежащих истцу на праве постоянного (бессрочного) пользования земельных участков. Поскольку фактическое изъятие недвижимого имущества осуществлено без предоставления равноценного возмещения и без заключения соглашения о выкупе (п. 1 ст. 281 ГК РФ), истец в соответствии со ст. 57 ЗК РФ имеет право на возмещение убытков. Апелляционный суд также установил, что автомобильная дорога М-29 “Кавказ” является дорогой общего пользования федерального значения, а Росавтодор – уполномоченным органом исполнительной власти, осуществляющим функции управления автомагистралью М-29.

Право истца на пользование земельным участком ограничено Росавтодором, выдавшим учреждению разрешение на строительство, поэтому на нем лежит обязанность по возмещению убытков. При оценке размера упущенной выгоды апелляционный суд исходил из того, что согласно п. 5 Правил возмещения ущерба размер убытков, вызванных временным занятием или изъятием земельных участков, определяется по соглашению сторон и рассчитывается в соответствии с методическими рекомендациями. Рыночная стоимость земельных участков определяется на основании отчета об оценке. В соответствии с отчетом N ИП-2012-011, представленным истцом, стоимость упущенной выгоды составляет 16 125 190 руб. Росавтодор (причинитель вреда) наличие и размер убытков не оспорил, какие-либо доказательства не представил, ходатайство о проведении экспертизы не заявил. Поэтому апелляционный суд со ссылкой на Постановление Президиума ВАС РФ от 6 сентября 2011 г. N 2929/11 пришел к выводу о том, что предприятие доказало совокупность всех элементов, необходимых для применения ответственности в виде взыскания убытков. С учетом отсутствия у суда права выйти за пределы заявленных требований иск удовлетворен в размере, заявленном предприятием (15 712 000 руб.).

Постановлением ФАС Северо-Кавказского округа от 12 апреля 2013 г. Постановление апелляционной инстанции от 1 февраля 2013 г. отменено, дело направлено на новое рассмотрение в апелляционный суд с указанием на необходимость уточнения позиции предприятия относительно возможности привлечения Росавтодора в качестве соответчика по заявленным требованиям. При отсутствии волеизъявления (согласия) истца на привлечение иного лица в качестве ответчика должно быть рассмотрено по предъявленному иску (ч. 5 ст. 47 АПК РФ).

Кассационный суд также указал, что при определении надлежащего ответчика суду необходимо проверить доводы Росавтодора о доведении до учреждения денежных средств, необходимых для возмещения потерь (убытков сельскохозяйственного производства) в связи с изъятием спорных земельных участков. Кроме того, суд указал, что при разрешении спора следует принять во внимание, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен быть подтвержден документально обоснованным расчетом и определен судом с учетом п. 4 ст. 393 ГК РФ и исходя из разъяснений, содержащихся в п. 11 Постановления Пленума N 6/8.

Определением апелляционного суда от 18 июня 2013 г. Российская Федерация в лице Минфина России, Росавтодор и Минтранс России исключены из числа соответчиков и привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика.

Постановлением апелляционной инстанции от 2 августа 2013 г. решение от 26 июля 2012 г. отменено. С учреждения в пользу предприятия взыскано 15 712 024 руб. убытков. Судебный акт мотивирован тем, что спорные земельные участки предоставлены истцу на праве постоянного (бессрочного) пользования и были фактически изъяты из его владения для государственных нужд – строительства автомагистрали М-29 “Кавказ”. При этом равноценных земельных участков истцу предоставлено не было, выплата убытков, связанных с изъятием земельных участков, не произведена. Поскольку земельный участок изъят в пользу учреждения, оно по правилам статьи 57 ЗК РФ обязано возместить истцу убытки в связи с таким изъятием. Расчет упущенной выгоды основан на документально подтвержденных сведениях, в том числе первичной бухгалтерской документацией, что позволяет сделать вывод о достоверности определенной в указанном расчете суммы убытков, которые он понес в связи с изъятием земли. В отзыве на кассационную жалобу конкурсный управляющий предприятия просил Постановление апелляционного суда оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения.

Изучив материалы дела и доводы, изложенные в кассационной жалобе Росавтодора, выслушав конкурсного управляющего, ФАС Северо-Кавказского округа счел, что жалоба не подлежит удовлетворению.

Приказом Министерства сельского хозяйства РСФСР от 15 июля 1960 г. N 357 “Об организации конного завода в Северо-Осетинской АССР” на базе подсобного хозяйства Северо-Осетинской АССР создан Бесланский конный завод N 8 Министерства сельского хозяйства по разведению лошадей чистокровной верховой породы (правопредшественник предприятия).

Согласно государственному акту от 19 мая 1980 г. N A-I 930948 за Бесланским конезаводом N 8 для сельскохозяйственного производства закреплено в бессрочное пользование 1969,73 га земли. В дальнейшем для производства, заготовки сельскохозяйственной продукции, выращивания чистокровных верховых лошадей сформирован земельный участок площадью 14 188 567 кв. м с местоположением: Правобережный район, г. Беслан, ул. Фриева, 39. В результате кадастрового учета участку присвоен кадастровый номер 15:03:040103:20. Согласно кадастровой выписке о земельном участке от 16 декабря 2010 г. в государственный кадастр недвижимости внесены также сведения о земельном участке с кадастровым номером 15:03:040103:18 (площадью 11 935 274 кв. м) как учетной части участка с кадастровым номером 15:03:040103:20.

13 декабря 2010 г. Росавтодором было выдано разрешение N 03-1/171 на строительство учреждением объекта капитального строительства “Автомагистраль М-29 “Кавказ” на участке обхода г. Беслан (1 очередь) в Республике Северная Осетия – Алания. Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2010 г. N 928 автомобильная дорога М-29 “Кавказ” из Краснодара (от Павловской) через Грозный, Махачкалу до границы с Азербайджанской Республикой (на Баку) включена в перечень дорог общего пользования федерального значения.

Решением Арбитражного суда Республики Северная Осетия – Алания от 9 октября 2009 г. по делу N А61-170/2009 предприятие признано несостоятельным (банкротом), в отношении его открыто конкурсное производство. Определением от 28 января 2011 г. конкурсным управляющим предприятия утвержден М.Ю. Аргамаков. В настоящее время конкурсным управляющим предприятия является Е.Е. Гнусин.

Ссылаясь на причинение предприятию убытков в связи с изъятием (в целях строительства автомобильной дороги) земель для государственных нужд (в постоянное пользование 30,2 га; во временное пользование 9,26 га), конкурсный управляющий обратился к учреждению с требованием о взыскании упущенной выгоды.

Апелляционный суд установил, что из земель, выделенных предприятию в постоянное (бессрочное) пользование согласно государственному акту от 19 мая 1980 г. N A-I 930948, для государственных нужд (строительства автомагистрали М-29 “Кавказ”) фактически изъяты земельные участки площадью 39,46 га. При этом равноценных земельных участков истцу не предоставлено, выплата убытков, связанных с изъятием земельных участков, не произведена.

В ст. 16 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 257-ФЗ “Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” закреплено, что разрешение на строительство, реконструкцию автомобильных дорог федерального значения выдается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере дорожного хозяйства.

К полномочиям Росавтодора отнесено принятие решений об изъятии для федеральных нужд земельных участков для строительства и реконструкции автомобильных дорог федерального значения, а также заключение договоров с правообладателями изымаемых для строительства земельных участков, предусматривающих возмещение убытков в связи с изъятием (Положение о Федеральном дорожном агентстве, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 23 июля 2004 г. N 374).

В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 5 декабря 2001 г. N 848 “О Федеральной целевой программе “Развитие транспортной системы России (2010 – 2015 годы)” (в редакции, действовавшей на момент рассмотрения спора) Росавтодор является государственным заказчиком (главным распорядителем бюджетных средств) подпрограммы “Автомобильные дороги” Федеральной целевой программы. Учреждение (непосредственный исполнитель одного из мероприятий подпрограммы) включено в Перечень подведомственных Росавтодору федеральных казенных учреждений (п. 11 приложения N 1 к Приказу Росавтодора от 1 июня 2011 г. N 60). Суд установил, что Росавтодор выдал учреждению разрешение от 13 декабря 2010 г. N 03-1/171 на строительство объекта капитального строительства “Автомагистраль М-29 “Кавказ”.

Наличие причинно-следственной связи между действиями учреждения по изъятию объекта недвижимого имущества предприятия для строительства дороги и наступившими для истца неблагоприятными последствиями в виде отсутствия возможности использовать земельный участок для необходимых ему нужд подтверждаются материалами дела. Бремя доказывания наличия и размера вреда, причинной связи между возникшим вредом (убытками) и действиями причинителя вреда лежит на истце, который должен доказать наличие вышеперечисленных условий для возмещения вреда.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 6 сентября 2011 г. N 2929/11 сформулирован следующий правовой подход к вопросу доказывания убытков, подлежащих возмещению с нарушителя субъективного гражданского права. Объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи, не должна снижать уровень правовой защищенности участников гражданских правоотношений при необоснованном посягательстве на их права. Суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Согласно п. 10 Постановления Пленума N 6/8 при разрешении споров, связанных с возмещением убытков, причиненных юридическим лицам нарушением их прав, необходимо иметь в виду, что необходимость расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг; договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств.

Суд, оценив действия учреждения по изъятию земельного участка, а также то, что предприятие лишилось возможности использовать свой земельный участок в предпринимательской деятельности, установил совокупность условий для взыскания убытков в виде упущенной выгоды.

В обоснование иска (в подтверждение размера упущенной выгоды) предприятие представило отчет N ИП-2012-011 об определении рыночной стоимости упущенной выгоды от отъема права на часть земельного участка, в соответствии с которым рыночная стоимость упущенной выгоды составила 16 125 190 руб. В основу расчета положены данные упущенной выгоды предприятия на 1 га посевной площади, согласованные с Министерством сельского хозяйства Республики Северная Осетия – Алания и администрацией Правобережного района Республики Северная Осетия – Алания. Согласно этим данным убытки истца с 1 га земельного участка составили 398 176 руб.

Факт несения истцом затрат на возделывание кукурузы подтвержден первичной бухгалтерской документацией, представленной в материалы дела (товарные накладные, счета-фактуры, наряды, акты. Доказательствами получения предприятием дохода от выращивания кукурузы до изъятия земельного участка как обстоятельства, на которое ссылается истец, служит отчетность о финансово-экономическом состоянии за 2007 г.).

Расчет убытков в виде упущенной выгоды произведен по формуле Y x S = упущенная выгода, где Y – сумма убытков с 1 га (398 176 руб.), а S – площадь изъятых земель (39,46 га), размер которых составил 15 712 024 руб. (398 176 x 39,46 га). Уточненный расчет упущенной выгоды основан на документально подтвержденных сведениях, в том числе первичной бухгалтерской документацией.

Оценив по правилам норм процессуального права доказательства по делу, включая отчет N ИП-2012-011, товарные накладные и иные документы, представленные в дело, апелляционный суд пришел к выводу о доказанности наличия и размера убытков в результате изъятия земельного участка, принадлежащего истцу. Кассационный суд также пришел к выводу, что оснований для признания указанных выводов неправомерными у суда кассационной инстанции не имеется. Иные доказательства, которые могли бы опровергнуть письменные доказательства, представленные истцом, и основания считать, что заявленные требования направлены на получение денежных средств не в целях восстановления имущественного положения, а для возможного получения прибыли от сложившейся ситуации, в дело не представлены.

Довод жалобы о том, что предприятие не представило доказательства использования земельного участка в целях сельскохозяйственной деятельности до его изъятия, судом кассационной инстанции был отклонен как противоречащий установленным судом апелляционной инстанции фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Исходя из правовой позиции, изложенной в Постановлениях Президиума ВАС РФ от 17 апреля 2012 г. N 16191/11 и от 24 июля 2012 г. N 17382/11, кассационный суд счел, что отсутствуют процессуальные основания для переоценки исследованных судебными инстанциями доказательств. Иное привело бы к нарушению единообразия в толковании и применении арбитражным судом положений ч. 2 ст. 287 АПК РФ.

Исходя из сказанного, ФАС Северо-Кавказского округа постановил: Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 2 августа 2013 г. по делу N А61-2588/2011 оставить без изменения, кассационную жалобу – без удовлетворения; отменить приостановление исполнения Постановления от 2 августа 2013 г., принятое Определением ФАС Северо-Кавказского округа от 19 сентября 2013 г.

Подытоживая сказанное, необходимо отметить, что возмещение убытков является важнейшей мерой компенсации собственнику участка имущественных потерь, понесенных вследствие его изъятия для государственных (муниципальных) нужд, причем и в случае нарушения предусмотренного законом порядка изъятия, и в случае его соблюдения. В первом случае возмещается рыночная стоимость участка и убытки, причиненные его изъятием, составляющие выкупную цену участка; во втором – убытки, поскольку изъятие было осуществлено без выплаты выкупной цены. В обоих случаях возмещению подлежат как реальный ущерб, так и упущенная выгода.