Меню Закрыть

Лесть клевета

7. Ложь, лесть, осуждение, клевета

I.7. Ложь, лесть, осуждение, клевета

Неизбежным следствием гордости, зависти и злобы, с одной стороны, славолюбия и тщеславия, с другой, являются ложь, лесть, осуждение и клевета. Святитель Тихон говорит о них вместе, как о «пороках сродных», «собственных» тому, кто есть отец лжи (Ин. 8, 44), и «который иногда преобразуется в ангела светла, чтобы так мог удобнее человека обмануть и погубить» (27, 450-451). Происходя от «плотского рождения» и «плотского мудрования», «сии пороки теми людьми обладают, которые иное языком говорят, и иное на сердце имеют. Сих людей слова, как мед, а дело само, как яд». Почему «лестный человек всякого зверя страшнее: ибо зверь, каков есть, таковым себя и показывает, а сей часто под видом смирения и добродетели яд свой скрывает» (2, 137; 3, 170).

Многообразна ложь в мире. «Лжет купец, когда сказует, что товар его такой-то цены стоит, но иначе есть. Лжет свидетель на суде, когда говорит то, что не видел и не слышал; или не говорит того, что видел и слышал. Лжет работник, который, взявши достойную цену, обещался работать усердно наемшему его, но лениво работает или совсем не работает. Лжет пастырь, который обещается и присягает стадо овец Христовых пасти, но не пасет или нерадиво пасет и прочая». Но прискорбнее всех «лжет христианин, который в крещении святом обещается Христу Господу работать, но не работает. Таковой всяк есть, который по крещении святом беззаконнует и к суете мира сего прилепляется» (27, 451).

Ложь, лесть, лукавство удаляют христианина от Бога 31 , изгоняют из сердца веру, препятствуют молитве и делают невозможным вечное блаженство. От лукавых и льстецов страдает общество, «понеже: 1) верность, без которой союз общества не стоит, быть там не может, где друг другу ни в чем не будут верить, друг друга опасаться, бояться и за врага иметь. 2) Не может там быть мир, но вместо того взаимная ненависть, вражда, ссоры и прочая; ибо льстецы и лукавцы речи единого к другому переносят и пересказывают не так, как слышали, и не в такой силе толкуют, как говорены, но иначе. 3) Лесть и лукавство ввело и умножило богопротивные клятвы, понеже многие от лживых и лестных обманувшеся, не верят и тем, которые правду говорят: того ради люди принуждены верность своих слов призыванием имени Божия подтверждать, что и в обычай беззаконный и пагубный вошло, и за грех не почитается» (2, 171; 27, 451).

Лжецы и льстецы тем более опасны, чем более осторожно и тонко действуют. От них «много претерпевают простосердечные». Но «сколько они ни хитрят, однакож хитрость их явлена бывает (например, «когда или вином разгорячившись, или гневом сильным распалившись, извергают то, что в сердце сокровенно было»). И уже тогда всяк ими, как прокаженными, гнушаться будет». Видя такой позор льстецов и вред от них обществу, «простая душа, лести и лукавства не знающая, да внимает псаломника увещанию: не ревнуй лукавнующим, ниже завиди творящим беззаконие» (Пс. 36, 1-3) 32 . Сам же святитель советует «со всяким человеком обходиться просто, как сам с собой. Каковым вне ему являешься, таковым и внутрь будь; и что ему говоришь, то должно быть и на сердце твоем» (2, 137; 3, 171; 6, 146).

Сродны между собой, как «плоды необузданного языка и сердца, страхом Божиим неогражденного», и такие пороки, как осуждение, клевета и злословие. Они обнаруживают то же лживое устроение души, что и лесть. Святитель указывает некоторые причины этих страстей. 1. Гордость, обуреваемый которой «не терпит, чтобы кто был выше или равен ему», почему «пересуждает и уничтожает (уничижает — и. Н.) его, или, хотя свои грехи укрыть, других злословит и клевещет, чтобы слышащие думали, что он таких грехов не имеет, в каких ближнего осуждает». 2. Зависть, «понеже завистливый не хощет видеть в почтении и славе ближнего своего, тщится честное имя его помрачить». 3. Злоба: «злобный бо, не имея чем отмстить тому, на кого злобится, злословием и оклеветанием славу его потемнить тщится». 4. «Бывают еще от злой привычки, ревнования, нетерпения и прочего» (2, 130; 3, 166).

Клеветник вредит тому, на кого клевещет; вредит и себе, ибо тяжко грешит; вредит и тем, кто его клевету слушает: «иные слышащие осуждают того, о ком клевета носится; иные к тому же беззаконному делу возбуждаются, что слышат. Всему сему пагубному злу клеветник, рассеватель зла, виновен». «О, необузданный язык! Сколько ты миру делаешь зла!» — восклицает святитель. Невоздержанный язык клевещет, «рассеивает ереси, расколы, соблазны», злословит власти, лжесвидетельствует в судах, «немощных и печальных приводит в несносную печаль, уныние и отчаяние», нередко бывает причиной ссор, открывает секреты, а потому «часто и самого клевещущего приводит в великое раскаяние и печаль, что слово выпустил. Истинно Соломон писал: иже хранит своя уста, соблюдает свою душу» (Притч. 13, 3). А поскольку «ничем так не грешит человек, как языком», который ничего «не оставляет, но на все отрыгает яд, который кроется в сердце человеческом», то «должно нам тщаться его обуздывать. Но тщание без помощи Божией мало что может», почему «должно смиренно молиться всемогущему Богу, чтобы как сердце исправил, так и язык — орудие сердца — направил» 33 (3, 112-114; 6, 147).

Причины, по которым осуждение и клевета являются грехом, святитель приводит следующие. «1. Бог запретил нам судить и осуждать ближних наших; потому кто осуждает, сам будет осужден (Мф. 7, 1-2). 2. Един есть Судия — Христос, Сын Божий, посему осуждающие ближнего сан Христа похищают, что тяжко и страшно. 3. Ближний наш есть раб Божий, а не наш. Как убо досадно Богу, когда раба Его пред очесами Его судим и злословим! 4. Все грешники есмы пред Богом, общее бо всех окаянство. Ближний твой сегодня, а ты заутра тоеж делаешь, хотя не делом, так или словом, или мыслью. 5. Часто бывает, что многие являются пред нами грешными, но внутрь праведны суть; напротив того, многие праведными являются, но внутрь грешные суть. 6. Часто худой слух ложно приносится от злобных или завистливых, и так осуждаемый часто напрасно терпит. 7. Ближнему обида великая от того, не меньше, как бы от кого жезлом биен был. От сего уязвления печаль, от печали немощь, а от немощи смерть. 8. Чем честнейшее и высшее есть лицо поносимое, тем большая бывает язва, а поношающему больший грех. 9. Когда начальник осуждается и злословится, тогда уменьшается к нему почтение, (чему последует) непослушание и всякое нестроение и замешательство в обществе. 10. Часто бывает, что хотя кто и подлинно согрешил, но уже и покаялся, а кающемуся Бог прощает; и ради того нам осуждать того весьма грешно, кого Бог прощает». Наконец, сами клеветники «часто в большее поношение впадают, когда замышляют ближних своих оклеветать и опорочить» (Пс. 7, 15-17), подобно Авессалому, Аману и др. «Внемлите сему, злоречивые, — оканчивает святитель свое увещание, — и свои пороки исправляйте, за которые истязаны будете, а чужих не касайтесь» (2, 130; 3, 166-168; 5, 372).

Святитель дает и практические советы, как избежать клеветы и осуждения. Должно «1) всякому на себя смотреть, себя знать, и не чужие, но свои пороки смотреть и очищать 34 ; 2) злобу, зависть, ненависть отбросить; 3) берещись от разговоров непотребных; 4) удаляться от тех, которые привычку сию злую имеют; 5) брату падшему или падающему духом любви соболезновать и за него молиться милосердному Богу; 6) имеющим сию злую привычку молиться Господу: положи, Господи, хранение устом моим (Пс. 140, 3) 35 » (2, 130-131; 3, 169; 5, 148; 6, 147).

Закончить этот раздел можно словами святого Иоанна Златоуста, которые приводит святитель Тихон: «Хотя бы ты, осуждая ближнего, и праведное что на него говорил, однако и за то не избегнешь наказания; ибо не по делам его, но по словам твоим будет судить тебя Бог» (2, 129).

Лесть и клевета — подружки закадычные…

К подлизам лучше не стоять спиною,
Льстецам не стоит, в-общем, доверять.
Они вас могут зализать до геморроя,
А то и вовсе насмерть зализать…)

Этюд о лести и клевете

Григорий Калихман (Дортмунд)

Уж сколько раз твердили миру,
Что лесть гнусна, вредна; но только всё не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.

И.А.Крылов «Ворона и Лисица»

Приятно, когда тебе говорят, что ты — лучше всех. Вдвойне приятно, если ты в этом сомневаешься. Я беру на себя смелость утверждать, что вышеупомянутая Ворона не была уверена в своем музыкальном даровании и именно поэтому она «клюнула» на немудреную лесть лисы. Вот если бы Лисица с такими же словами обратилась к Соловью, вряд ли ей удалось бы полакомиться сыром.

Лесть как почти безотказный способ добиться чьего-либо расположения. Лесть – это угодливое, обычно неискреннее восхваление кого-либо с целью добиться его благосклонности. Лесть бывает явная и скрытая, грубая и тонкая – и всегда низкая. Английский писатель Джером К. Джером утверждал, что «лестью можно приручить любого человека, от герцогини до продавца мясных обрезков, от пахаря до поэта. При этом поэта подкупить лестью, пожалуй, легче, чем крестьянина: ведь масло лучше впитывается в городской пшеничный хлеб, чем в овсяную лепешку». Сказанное Джеромом в высшей степени свойственно людям творческих профессий. Если артисту говорят, что его игра в каком-то спектакле выше всяких похвал, сможет ли он отказать говорящему в просьбе стать его доверенным лицом?! А тот, кто скажет Станиславу Говорухину или Никите Михалкову, что созданные ими шедевры намного превосходят всю кинопродукцию Голливуда, может смело рассчитывать на их пожизненную благодарность. Не случайно в предвыборном штабе Путина был почти весь цвет российской творческой интеллигенции, которую он, будучи профессиональным вербовщиком, «завербовал», как я полагаю, в основном с помощью лести. В рассматриваемом случае льстить – значит говорить человеку именно то, что он о себе думает или хочет думать, даже если это не совсем соответствует или совсем не соответствует истине.

Лесть вчера и сегодня. Более двухсот лет назад, т.е. еще в эпоху абсолютизма, английский поэт Байрон сформулировал основополагающую заповедь, которой в те времена руководствовались все придворные льстецы и подхалимы:

Давайте будем страстно целовать Монархам все целуемые части. В результате демократизации, произошедшей за минувшие два столетия в большинстве стран, будет более правильным слово «монарх» заменить словом «президент» или «нацлидер», однако «страсти» от этого не становится меньше. В качестве наглядного примера можно привести современный российский обычай говорить цветастые комплименты в адрес ВВП. Когда материала скопилось достаточно много, было решено провести конкурс на наиболее удачные перлы. Первое место с большим отрывом занял артист Михаил Боярский, который «с прямотой римлянина» изрек, что Путин – самый выдающийся человек из когда-либо родившихся на Земле, а также краеугольный камень решения всех проблем. Рамзан Кадыров, занявший почетное второе место, поведал миру, что Путин обладает всеми мыслимыми человеческими достоинствами, кроме одного: быть чеченцем. Умри – лучше не скажешь!

Смотрите так же:  Страховка осаго с 12 апреля 2018 росгосстрах

В одной из своих эпиграмм А.С.Пушкин писал: Льстецы, льстецы! Старайтесь сохранить И в подлости осанку благородства. Замечательно сказано! Жаль только, что этой «заповеди» уже давно никто не следует. Как это можно объяснить? Иммануил Кaнт, а уж он-то, как никто другой, разбирался в вопросах этики, сказал, что в мире нет ничего, что мотивировало бы человека блюсти в себе достоинство человека.

Лесть, исходящая от государства. Государственная лесть может быть персональной или собирательной. Иногда государство льстит отдельным лицам, присваивая им различные звания или называя еще при жизни их именами города, заводы, институты, улицы. Потом власть меняется, и, как следствие, начинаются переименования. Этот уродливый обычай практикуется далеко не во всех странах. Рассмотрим для сравнения США. Из сорока с лишним американских президентов – а среди них было немало выдающихся людей, в частности, Джефферсон, Линкольн, Рузвельт, Кеннеди и другие – только первый президент Джордж Вашингтон удостоился чести присвоения его имени городу.

Нередко власть льстит сразу всем своим гражданам, утверждая, что они — самые свободные, самые счастливые, самые продвинутые. Невозможно представить, сколько романов, стихов, поэм, песен и ораторий было создано в Советском Союзе с одной-единственной целью польстить партии и рабочему классу. И эта грубая, бездарная лесть находила благодарный отклик в сердцах тех, кому она была адресована, что неудивительно: когда какое-либо утверждение многократно повторяется с разных сторон, поневоле начинаешь верить. Очень трудно не верить, если все именно так считают.

Сегодня это — уже в далеком прошлом: выросло целое поколение людей, которые никогда не слыхали (и, надеюсь, не услышат), что партия – ум, честь и совесть нашей эпохи, что рабочий класс является героическим. А ведь раньше это были неопровержимые истины, аксиомы. Всё течет, всё меняется. И вот мы, «молодые» жители Германии, не замечаем, чтобы здесь власть хоть как-то льстила своим гражданам, утверждая, что они в чем-то самые-самые.

Искусство льстить. Льстить надо умеючи. Многие умные люди плохо относятся к прямой лести, но это не останавливает льстецов. В таких случаях они используют лесть косвенную, т.е. переданную через третьих лиц. Однако в этом случае следует тщательно выбирать «третье лицо»: нужно быть уверенным, что оно передаст сказанное и не исказит содержание. Иногда практикуется лесть в виде критики, например: «Нельзя же быть таким дураком: ты готов всё отдать людям, которые тебя недостойны». И вообще, «хорошая» лесть должна быть продуманной и красиво сервированной.

Здесь следует отметить, что сказанные в чей-либо адрес хвалебные слова, соответствующие истине, лестью как таковой не являются. В качестве хрестоматийного примера можно привести слова из пушкинской сказки «О мертвой царевне и семи богатырях»:
Ты, царица, всех милее, Всех румяней и белее. Эти слова, которые произносит зеркальце, являются не лестью, а простой констатацией факта.

Тщеславие слушающего как побудительный мотив для льстецов. Почему мы падки на лесть? Спрос на лесть порожден человеческим тщеславием. Если бы человек не стремился к самоутверждению, не жаждал известности, славы и почитания, ему была бы не нужна чужая лесть – хватило бы своей. Но ведь так хочется быть на виду, быть заметным, а еще лучше — известным. Кстати, уже давно замечено, что показаться, а еще лучше сфотографироваться рядом со знаменитостями или с персонами, облеченными властью, чрезвычайно льстит людям «низкого сословия». В одном из своих самых известных стихотворений «Знатный приятель» французский поэт Пьер Беранже замечательно выразил это чувство восхищения и самоуничижения: Какое счастье! Честь какая!

Ведь я червяк в сравненье с ним, С лицом таким – С его сиятельством самим! Мы с вами, дорогие читатели, не являемся людьми «низкого сословия», любой из нас является Личностью (это отнюдь — не лесть!) и нам нет нужды повышать собственное самоуважение тем, чтобы поучаствовать в какой-нибудь тусовке и быть рядом с кем-то.

Клевета – родная сестра лести. Клевета – это, с одной стороны, антипод, а с другой стороны, – родная сестра лести. Если лесть – это приукрашенная ложь, то клевета –ложь, только поданная в черном свете. Неслучайно Наполеон, а он был большим знатоком не только военного дела, но и человеческой натуры, говорил, что тот, кто умеет льстить, умеет и клеветать. К тому же клеветать гораздо легче, чем льстить: для лести нужны хоть какие-то элементы правдоподобия, а для клеветы даже этого не нужно. Каждый из нас имеет множество недостатков, а если кажется, что у данного лица нет каких-то пороков, то вполне вероятно, что он их умеет тщательно скрывать.

Великий английский мыслитель говорил: «Клевещите, клевещите – что-нибудь да останется». Я знавал немало людей, которые совершенно искренне верили любым клеветническим измышлениям, если они были напечатаны в газете или звучали с экрана телевизора. Не имея критических «фильтров», они говорили, что сами об этом читали или слышали. Клевету невозможно оспорить, да этого и не следует делать, потому что «всякая клевета получает больше значения от возражения на нее» (Л.Толстой).

Можно вспомнить, что в нашей стране «любимым объектом» самой разнузданной клеветы долгое время был и академик А.Д.Сахаров, великий ученый и великий гражданин, а также его жена Е.Г.Боннэр. Даже сегодня трудно себе представить, сколько несправедливости им пришлось пережить. А ведь они тоже были всего-навсего люди, однако не совсем такие, как большинство из нас. Когда-то меня поразил и восхитил один из поступков Сахарова. Вернувшись из горьковской ссылки, он первым делом отыскал некоего Яковлева, автора скандально известной клеветнической книжонки «ЦРУ против СССР», и отвесил ему публичную пощечину за оскорбительные высказывания о себе и своей жене. На моей памяти нет других случаев подобного наказания клеветника. А ведь когда-то клевета была чревата серьезными последствиями: за клевету могли вызвать на дуэль, а там, глядишь, и убить.

Клевета, как и лесть, бывает не только индивидуальной, но и собирательной. Люди старшего поколения наверняка не забыли, сколько десятилетий советские пропагандисты, не утруждая себя поиском «аргументов и фактов», клеветали на «насквозь прогнившую буржуазную демократию», на «американских империалистов – поджигателей войны», на всех без исключения американских президентов — и, вообще, на всех, «кто не с нами».

Лести – нет! Искренности – да! В заключение задаю себе вопрос: «Могу ли я сказать встреченной на улице знакомой даме, что она сегодня прекрасно выглядит? Не буду ли я при этом выглядеть в ее глазах презренным льстецом?»
В качестве ответа на этот вопрос хочу привести слова одной из самых известных песен Булата Окуджавы:

Давайте восклицать, друг другом восхищаться,
Высокопарных слов не надо опасаться,
Давайте говорить друг другу комплименты –
Ведь это всё любви счастливые моменты!

И пусть никто не упрекнет нас ни в лести, ни в лицемерии, потому что всё, что мы говорим, мы говорим только от чистого сердца!

Энциклопедия юриста . 2005 .

Смотреть что такое «КЛЕВЕТА» в других словарях:

клевета́ — клевета, ы … Русское словесное ударение

клевета — клеветать, 1 л. ед. ч. клевещу (цслав.), укр. клевета, клеветати, ст. слав. кл̂евета λοιδορία (Супр.), кл̂еветати διαβάλλειν, болг. клевета, сербохорв. клѐвета, чеш. kleveta клевета, сплетня , слвц. klebeta. От клевать, клюю; см. Бернекер 1,… … Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера

Клевета — Речь * Афоризм * Болтливость * Грамотность * Диалог * Клевета * Красноречие * Краткость * Крик * Критика * Лесть * Молчание * Мысль * Насмешка * Обещание * Острота * … Сводная энциклопедия афоризмов

клевета — Извет, навет, наговор, оговор, наклеп, поклеп, злословие, напраслина, облыг, обнос, диффамация, инсинуация, наушничество. Ср. . .. взводить клевету, обнести клеветою. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н.… … Словарь синонимов

клевета — клевета, клеветы, клеветы, клевет, клевете, клеветам, клевету, клеветы, клеветой, клеветою, клеветами, клевете, клеветах (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») … Формы слов

клевета — ы; ж. Ложное обвинение; заведомо ложный слух, позорящий кого л.; распространение таких слухов. Распустить клевету. Возводить клевету на кого л. ◁ Клеветнический (см.). * * * клевета распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и… … Энциклопедический словарь

КЛЕВЕТА — КЛЕВЕТА, клеветы, мн. устар., жен. Ложь, ложное сообщение с целью опорочить кого нибудь распространять клевету. Возводить клевету на кого нибудь. Привлечь к ответственности за клевету. «Про него начинают распространять клеветы.» Салтыков Щедрин.… … Толковый словарь Ушакова

КЛЕВЕТА — КЛЕВЕТА, ы, жен. Порочащая кого что н. ложь. Возводить клевету на кого н. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 … Толковый словарь Ожегова

клевета — КЛЕВЕТА, книжн. инсинуация, устар. извет, устар. навет, разг. наговор, разг. напраслина, разг. оговор, разг. поклеп КЛЕВЕТНИК, книжн. инсинуатор, устар. изветчик, устар. наветчик КЛЕВЕТНИЦА, устар. изветчица, устар. наветчица… … Словарь-тезаурус синонимов русской речи

клевета — КЛЕВЕТА1, ы, ж Выражение обвинения в адрес кого л. в чем. л., построенное на заведомо ложных фактах, на ложном слухе с целью опозорить кого л.; Син.: Разг. поклеп, оговор, Разг. наговор, Разг. навет, Разг. напраслина, Книжн. инсинуация. Слова,… … Толковый словарь русских существительных

Клевета — Клевета ♦ Calomnie Злобное высказывание, не соответствующее истине; злобная ложь или лживая злоба. Клеветник дважды повинен, следовательно, клевета хуже, чем злословие (злобное высказывание, соответствующее истине), и гораздо отвратительнее … Философский словарь Спонвиля

Лесть, злословие, ложь, клевета

Лицемеры боятся правды. (Айбек)

Какая это великая истина, что, когда человек весь отдается лжи, его оставляют ум и талант. (В. Белинский)

Льстить любят многие, хвалить умеет редкий;

Не в меру похвала опасней брани едкой. (П. Вяземский)

Клевета и ложь — узаконенный метод политики мещан. (М. Горький)

Злые языки страшнее пистолета. (А. Грибоедов)

Льстить в лицо, ругать заочно —

Добрым людям не годится. (Давид Гурамишвили)

Кто лижет подметки — сапог не добудет. (Джамбул)

Ложь, принятая за правду, имеет всегда самый опасный вид. (Ф. Достоевский)

Лгут только одни негодяи. (Ф. Достоевский)

Человек никогда так легко не обманывается, как когда он думает, что других обманывает. (Я. Козельский)

Уж сколько раз твердили миру,

Что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок,

И в сердце льстец всегда отыщет уголок. (И. Крылов)

Чем нравом кто дурней,

Тем более кричит и ропщет на людей;

Не видит добрых он, куда ни обернется,

А первый сам ни с кем не уживется. (И. Крылов)

К счастью не придешь

Измышляя ложь. (Абай Кунанбаев)

При первой встрече руки жмет,

И льстит, и лебезит,

Но отвернись — уже не тот,

Так подлостью разит. (Абай Кунанбаев)

Лукавый языком любит, а сердцем убивает. (М. Ломоносов)

Ласкательство есть сладкий яд. (М. Ломоносов)

Бездушный фарисей остается верен себе в мельчайших подробностях. (Д. Писарев)

Единожды солгавший, кто тебе поверит? (Козьма Прутков)

Под сладкими выражениями таятся мысли коварные: так от курящего та-бак нередко пахнет духами. (Козьма Прутков)

Ложь — источник всех несчастий.

Ложь — начало всякой муки. (Шота Руставели)

Вслед за телом губят душу двоедушье и обман. (Шота Руставели)

Подхалимовы — это особенная, порода такая объявилась, у которой на знамени написано: ври и будь свободен от меры! (М. Салтыков-Щедрин)

Избегай людей, которые, видя твои пороки и недостатки, оправдывают их или даже одобряют. (Г. Сковорода)

Клевета есть желание творить сладкое горьким и наоборот; она есть также воровство; воровство крадет вещи, а клевета мысли. (Г. Сковорода)

Чем больше ум и образование человека, тем ложь его вреднее для него и для других. (А. Толстой)

Не слушайте никогда тех, кто говорит дурно о других и хорошо о вас. (Л. Толстой)

Заметили ли вы, что человек, необыкновенно рассеянный в кружке подчиненных, никогда не бывает рассеян с лицами высшими? (И. Тургенев)

Льстят затем, чтобы господствовать под видом покорности. (Н. Чернышевский)

Ложь оскорбительна для слушателя и опошляет в его глазах говорящего. (А. Чехов)

Кто лжет, тот грязен. (А. Чехов)

Льстят тем, кого боятся. (А. Чехов)

Доля того, у кого два лица,— не иметь уважения.

Ложь — черта лицемеров. (Арабская мудрость)

Все льстецы — прихвостни. (Аристотель)

Когда человек вступил на путь обмана, он неизбежно вынужден нагромождать одну ложь на другую. (Оноре де Бальзак)

Печально, если ,в душах цепенеют Стремленья, погребенные навек,

Притворство всеми чувствами владеет,

И надевает маску человек. (Джордж Байрон)

Утверждать что-либо, не имея возможности доказать это законным путем, означает клеветать. (П. Бомарше)

Фальшивое никогда не бывает прочным. (П. Буаст)

У лицемеров, как и у пчел, во рту мед и затаенное жало. (П. Буаст)

Ложь обличает слабую душу, беспомощный ум, порочный характер. (Ф. Бэкон)

Лесть есть род дудки, которой приваживают птиц, подражая их голосу. (Ф. Бэкон)

Ложь влечет за собой бесславие. (Восточная мудрость)

Кто находит удовольствие слушать, когда злословят других, тот сам в числе злоречивых. (Восточная мудрость)

С волком ягненка сожрет, а с хозяином его оплакивать будет. (Восточная мудрость)

В лести нас оскорбляет не сама похвала, а ее неискренность. (К. Гельвеций)

Лицемерие не лучше цинизма. (Виктор Гюго)

У злобы — черная радость. (Виктор Гюго)

Того, кто жаждет лести, тошнит от правды, если ему нечаянно придется отведать ее. (Виктор Гюго)

Обман и сила — вот орудия злых. (А. Данте)

Лесть — как тень: она вас не сделает ни больше, ни меньше. (Датская мудрость)

Злословие — откровенность злых людей. (П. Декурсель)

Если не можешь признать похвал заслуженными, то считай их лестью. (Демокрит)

Злословящий есть самый лютый из диких зверей, а льстец — самый опасный из ручных животных. (Диоген)

Жизнь злых людей полна тревог. (Д. Дидро)

Умного человека боятся все глупцы; злого же боятся все, не исключая и злых. (Д. Дидро)

Некоторые льстивую ложь глотают большими глотками, а горькую истину по капле. (Д. Дидро)

Льстивость неприятна и вредна, так как кладет основание спеси и рождает тщеславие. (Древнеегипетская мудрость)

Льстец — все равно, что обманщик. (А. Дюма)

Ложь приносит позор самому лжецу. (Индийская мудрость)

Ненавидь как льстецов, так и обманщиков, потому что те и другие, добившись доверия, оскорбляют людей доверившихся. (Исократ)

Бойся не дракона девятиглавого, а человека двуязычного. (Китайская мудрость)

Если хорек приходит с новогодним поздравлением к курице, едва ли у него добрые намерения. (Китайская мудрость)

Ничто притворное не может быть продолжительным. (Я. Коменский)

Лжец всегда щедр на клятвы. (П. Корнель)

Что такое льстец? Это гибкий и снисходительный ум, который раболепно улыбается при каждом вашем взгляде, вскрикивает при каждом вашем слове и рукоплещет всем :вашим действиям. (Ж. Лабрюйер)

Лесть — это фальшивая монета, которая имеет хождение только вследствие нашего тщеславия. (Ф. Ларошфуко)

Тайный злословец — это змея, которая жалит втихомолку. (Ф. Ларошфуко)

У лжи постоянная спутница — хитрость. (Д. Локк)

Всякое притворство, из какого бы источника оно ни исходило, действует отталкивающим образом. (Д. Локк)

Кто сеет ложь, пожнет бесчестие. (С. Марешаль)

Лукавый человек пишет клятву на воде. (Менандр)

Все те, кто славится зазорными делами,

С особой легкостью других поносят сами. (Мольер)

На лесть дураков ловят. (М. Нексе)

Не открывайте вашей досады злому человеку, ибо он никогда вас не утешит. (Норвежская мудрость)

Чистая совесть смеется над лживой клеветой. ( Овидий)

Льстец во всем хамелеон. (Плутарх)

Кого уважают, тем никогда не льстят, потому что уважение чтит, а лесть насмехается. (Публиций Сир)

Лицемер — всегда раб. (Ромен Роллан)

Злой язык — признак злого сердца. (Публиций Сир)

Коль тернии сеешь, жасмин не сберешь. (Саади)

Лесть, говорят, пища глупых. Между тем, сколько умных, людей готовы, от времени до времени, отведать хоть глоток этой пищи! (Д. Свифт)

Язык сплетника — все равно что орлиные перья; положите их рядом с перьями других птиц, и они сразу же начинают их щипать и сокрушать. (М. Сервантес)

Никто, конечно, не попадается на лесть так, как люди, объятые самомнением. (Спиноза)

Откуда лицемеру знать, что такое правда? (Рабиндранат Тагор)

Кто истине друг, лицемерию враг. (Фирдоуси)

В ком кривда и злоба, тот скуден умом. (Фирдоуси)

Льстецы взимают с ниже их стоящих ту дань, какую сами платят стоящим выше их. (Г. Филдинг)

Наиболее доступен льстецам тот, кто сам себе льстит и наиболее собой восхищается. (Цицерон)

Лесть — мех, вздувающий пороки. (В. Шекспир)

Кто любит, чтобы ему льстили,— стоит льстеца. (В. Шекспир)

Лживое лицо скроет все, что задумало коварное сердце. (В. Шекспир)

Ум теряет .все свое очарование, когда он соединен со злостью. (Р. Шеридан)

Лесть несовместима с верностью. (Эразм Роттердамский)

Толкования Священного Писания

Толкования на Пс. 118:134

Свт. Афанасий Великий

Избави мя от клеветы человеческия. Клеветою человеческою называет учение еретиков и мудрых века сего. В смысле прямом это было с Иосифом и Сусанною. В смысле же переносном клеветою человеческою называет клевету лукавых сил, от которой избавить может один Бог.

Свт. Феофан Затворник

Избави мя от клеветы человеческия, и сохраню заповеди Твоя

Святой пророк поминал пред сим о внутренних искушениях, влекущих ко греху, и молился, да не возобладают они над ним; теперь молится об избавлении от искушений совне, выставляя самое чувствительное из них – клевету: избави мя от клеветы. И видимая напасть и напраслина горька, но горше невидимая, когда, не нападая видимо, причиняют зло скрытно, распространяя клевету. Клевета, дошедши до слуха оклеветаемого, прежде чем причинит какое-либо видимое зло, уже сжимает сердце, ослабляет энергию к доброделанию и охлаждает к нему. Шествующий известным путем, получив нечаянно удар в грудь, хоть и не падает, но останавливается в недоумении. Так поражает шествующего путем добродетели и клевета. Конечно, свидетельство совести есть сильный отпор клевете, но и оно несколько колеблется и на время уступает пред злым воздействием клеветы. Сочувствие окружающих, хотя не есть производительная сила добродетели и не должно быть таковою, но оно есть очень благоприятная атмосфера для ее расцветания и плодоношения. Отсутствие же его и тем паче присутствие противоположного кривого истолкования дел действует на произведение их, как мороз на растения в пору весеннюю. Понятно после сего, почему с избавлением от клеветы соединяется у пророка обет: и сохраню заповеди Твоя, то есть как бы так: и буду беспрепятственно хранить заповеди, или: и мне легче и удобнее будет тогда хранить заповеди Твои.

В отвращение такого злого влияния клеветы на делателей добродетели и Христос Господь, воодушевляя ревнителей ее, в конце прибавил: блажени есте, егда поносят вам… и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради. Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа, на небесех. Клевета обособляет от других и убивает чувством одиночества среди многих. Это испытал и пророк, выразившись в другом месте так: озираюсь кругом, и никого не вижу знакомого, словно все чужие мне. И что же? Ноги, говорит, подломились: погибе бегство от мене. Куда обратиться человеку, всеми оставленному? – Некуда, кроме неба. Воззвах к Тебе, Господи, рех: Ты еси упование мое. Оставя мир и все, что в нем, надо переселиться такому человеку надеждами своими горе, и там успокоиться, веруя, что неложно слово Господне: блажени есте, егда поносят вам.

Соображая текст этот с предыдущим, где пророк молится, чтоб не возобладали над ним внутренние искушения ко греху, можно думать, что и здесь, молясь об избавлении от клеветы, он молится об избавлении от пагубного действия ее на душу, то есть чтобы клевета не возобладала над ним, не сжала сердца, не поразила и не охладила его к добру. Бог силен заградить уста клевете, но не всегда делает это. Вместо этого, оставляя клевету жить и ходить, Он ниспосылает утешение в сердце оклеветаемого и тем избавляет от опасности, какой подвергается душа, поддавшаяся скорбным от того чувствам.

Псалом сто восемнадцатый, истолкованный епископом Феофаном.

Блж. Феодорит Кирский

«Избави мя от клеветы человеческия, и сохраню заповеди Твоя». И владыко Христос тех, кого поносят и на кого клевещут, назвал достойными соревнования и блаженными; однакоже повелел и молиться, чтобы «не внити в напасть». Посему согласна с евангельскими законами и сия молитва Пророка.

Евагрий Понтийский

А блаженный Давид и молится, говоря так: «Избави мя от клеветы человеческой» — называя здесь «человеками» бесов вследствие разумности их природы. И Спаситель [наш] в Евангелиях назвал «человеком» врага, посеявшего в нас [между пшеницей добродетели] плевелы порока (Мф. 13, 25).

О помыслах.

Евфимий Зигабен

Избави мя от клеветы человеческия, и сохраню заповеди Твоя

Избавь, говорит, меня, Господи, чтобы ни другие люди не клеветали на меня, ни я на них; потому что клевета есть вещь тяжкая и несносная и в малодушных часто производит отчаяние и непризнание всевышнего промысла Божия. За сие освобождение от клеветы Давид обещает принести в воздаяние Богу хранение заповедей Его. Или можно понимать и иначе. Избавь меня, Господи, от клеветы, которая возмущает меня, и я сохраню заповеди Твои; так как клевета обыкновенно препятствует малодушным и маловерным хранить заповеди Божии.

Другой говорит: Нет болезни душевной, которая была бы тягостнее клеветы, за веру ли, или за жизнь клевещут на кого-либо; почему и написано: клевета обносит мудрого (Ек. 7,8); и никто не может презирать ее, кроме того, кто взирает, подобно Сусанне, на Бога, Который один может и от бед избавить, и людей удостоверить, и душу утешить надеждою. Надобно знать, замечает Феодорит, что и Владыка Христос назвал достойными удивления и блаженными тех, которых поносят и злословят: блаженны вы, когда будут поносить вас, и всячески злословить вас неправедно за Меня; при том повелевает и молиться, чтобы не пасть в искушение. С сими евангельскими словами согласна и молитва пророка: он, по словам Безименного, молится об избавлении от клеветы, и за сию свободу обещает награду, или лучше, в благодарность—хранение заповедей. Итак, сколь велик дар, столь велико и воздаяние. А Кирилл вместе с Афанасием клеветою называет еретическое учение и учение мудрых века сего. А человеками не собственно могут быть названы, по словам Дидима, диавол и злые силы его, от клеветы которых может избавить только один Бог.

Прот. Сергий Терновский

избави мя от клеветы человеческия, и сохраню заповеди твоя

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Как открыть связь между свободой от клеветы и усердным хранением заповедей Божиих. Клевета здесь значит ложный донос, от которого происходят притеснения и обиды, — в сем смысле то же самое слово, которое в настоящем месте имеет значение клеветы, употреблено в значении обиды: аще кого ним обидех, возвращу четверицею (Лк. 19:8). Такое же значение имела клевета в наставлении Иоанна воинам: никого же обидите, не оклеветавайте (Лк. 3:14), обида означает в сем месте насилие, дерзкое присвоение себе чужого, а клевета производит то же, только не явно чрез грабление, но посредством ложного доноса и обвинения в каком-нибудь преступлении. Следственно, клевета, о которой говорит пророк, грозит человеку каким-нибудь бедствием — лишением собственности, ввержением в темницу, бесчестием и наказанием.

От клеветы пострадали Иосиф и Даниил, много претерпели апостолы, много пролили крови мученики. Посему св. пророк, прося избавления от клеветы, молится, чтобы Господь избавил его от всякого злого навета человеческого, который влечет за собой бедствие, желая неопустительно сохранить заповеди Божий.

Теперь весьма понятна связь между свободой от клеветы и хранением заповедей Божиих. Чтобы совершать молитву, принимать странных, посещать больных, предаваться богомыслию и упражняться в других христианских добродетелях, для сего потребно мирное и спокойное сердце, не стесняемое страхом и опасением какого-нибудь бедствия. Посему-то св. Захария в благодарственном и пророчественном своем слове говорит, что Господь обещал сотворить милость чадам израилевым, дать возможность избавльшимся из руки враг без страха служить Ему (1 Тим. 2:1, 2). А клевета, которая грозит судебным истязанием или другим каким неприятным приключением, держит нас в страхе и не дает свободы душе возноситься к Богу, не позволяет спокойно совершать те действия, к которым зовет нас христианское чувство сострадания. И ежели Церковь, по заповеди апостольской, всегда приносила и приносит Господу Богу молитвы о состоянии мирном и безмолвном, то она просила и просит сего мира и безмолвия для того, что они способствуют жизни благочестивой. Молю вас, — говорит св. апостол, — творити молитвы, моления, прошения, благодарения за вся человеки, за царя, и за всех, иже во власти суть: да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте (1 Тим. 2:1, 2).

В самом деле, представь, что ты становишься на молитву, собираешься к св. богослужению или раскрыл книгу, чтобы читать житие святых, а тебя зовут на судище, чтобы дать ответ в том, в чем ты оклеветан. Неправда ли, что клевета отнимает у тебя самое золотое время? Наконец, мудрено ли, что человек, по слабости своей, дабы избегнуть преследования, сам прибегает к божбе и обману? Что позволит себе и другие непозволительные средства, дабы оградить себя от клеветы или ложного доноса? И, следственно, не ясно ли, что клевета делается для него причиной уклонения от закона Божия?

И не та только клевета, которая влечет за собой судебное истязание, полагает нам большое препятствие в делах благочестия, но ежели и просто ближний твой клевещет на тебя другому ближнему, и это, по слабости человеческой, может возбудить в душе нашей много таких чувств, которые противны Евангелию. Не естественно ли, что мы почувствуем негодование против того, который оклеветал нас, мудрено ли, что родится мысль отомстить ему? Вот уже первое уклонение от духа Евангельского. Мудрено ли, что и к тому, который послушал клеветы, мы получим нерасположение, охладеем к нему в усердии, откажем в участии, которого требует христианское братолюбие? Вот новое поползновение, на которое вызывает нас клевета. И даже кроме этого, ежели будем только усильно оправдываться и защищаться от клеветы, и это уже сделаем не по образу Того, Который дал нам образ, да последуем стопам Его, ибо Он укоряем противу не укоряше, стражда не прещаше (1 Петр. 2:23). Этого мало! Ежели только диавол приносит в душу твою клеветнический помысл на брата твоего, то нередко брат слышит этот тайный шепот диавола и теряет спокойствие духа, а с сим вместе душа его ослабевает в делах благочестия.

Не правда ли, что христианин, как воин или подвижник, должен быть готов на все неприятные приключения и, не страшась никаких угроз и бедствий, твердо стоять на камени заповедей Божиих? Конечно! Так поступали св. пророки, апостолы и мученики. Но св. Давид в настоящем изречении и сам руководится духом смирения, и нам внушает также смиренное сознание немощи человеческой. Что же это значит? Очень нередко неопытный в борьбе христианской, одержав небольшую победу над слабым, так сказать, неприятелем, думает, что готов на все опасности, что никакое бедствие не заставит его изменить Спасителю. А когда встречает какое-нибудь неприятное событие, колеблется в вере, хладеет в любви и едва не отпадает. Пророк знал, может быть, по опыту эту немощь человеческую и оставил нам самую смиренномудренную молитву — молитву, в полной мере соответствующую и слабости нашей природы, и неизреченному к нам снисхождению Божию. Господи! Так можно изложить дух ее: я знаю, что я трость, колеблемая ветром, что вера моя не что иное, как курящийся лен, который могут погасить несколько дождевых капель; боюсь, чтобы мне не встретить какого-нибудь искушения и чтобы для избежания преследования человеческого (мне) не уклониться от заповедей Твоих. Итак, прошу Тебя, избавь меня от всякого искушения и от всякого скорбного приключения, огради миром и тишиной жизнь мою, и я благонадежно буду творить заповеди Твои!

Не давай воли порывам души твоей, когда она дерзает идти вслед мучеников, уносится помыслом к тем пустынножителям, которые, как ангелы, жили без сна и без пищи, когда она как бы чувствует в себе силы подражать великим подвижникам; но лучше молись, как научил молиться Сам Господь, чтобы быть избавленным от зла и напасти, тогда удобнее сохранишь заповеди Божий.

Однако надо заметить, что Давид просит избавления от клеветы человеческой, а не о том, чтобы Господь избавил его от всякого скорбного посещения. Отчего это? Зло, которое мы терпим от клеветы человеческой, и скорби, которые посылаются на нас от Бога, имеют различное на нас влияние в отношении к благочестию. С покорностью встречаем мы болезни, которыми Господь испытует нашу веру. Люди, самые слабые в вере, не смеют негодовать на Господа; те, которые более усовершились в духовном чувстве и ведении, сознают, что наказание всегда бывает менее, нежели какое они заслужили по грехам своим. А достигшие высшей степени любви и благодатной жизни с благодарностью лобызают руку Божию, наказующую их во времени, они радуются в скорбях, по их собственному свидетельству. Скорби им сладостны потому, что отвлекают от мира и усиливают стремление ко Господу. Напротив, бедствия, которым подвергают нас люди клеветой и неправдой, и в опытных нередко рождают негодование к людям, а в сердцах неопытных людей охлаждают любовь к человечеству, возбуждают противодействие и, таким образом, лишая душу мира, приводят ее в духовную немощь. Сам св. пророк лучше хотел впасть в руце Божий, нежели в руце человеческие.

С другой стороны, ежели пророк, прося об избавлении от клеветы, под сим понятием просит свободы от притеснений человеческих, то из сего не следует, чтобы он просил чего-нибудь противного христианскому подвигу. Не для того просил он мирного состояния, чтобы жить в (мире и) беспечности, но для того, чтобы сильнее подвизаться во славу Господа Бога. Сию цель ясно выразил апостол в словах: да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте.

Заметим же в наше назидание: ежели клевета так опасна для ближнего, на которого мы клевещем, и так противна благочестивым занятиям, то какой тяжкий грех лежит на душе того, кто произносит слово клеветы. Много степеней имеют грехи, которые совершаются словом, но клевета стоит на самой высшей степени сих грехов. Именно, уже грех есть и пустое слово, это низшая степень грехов, совершаемых словом, выше его ложь; когда она бывает намеренная, тогда причисляется к грехам смертным. На одной степени с ложью должно поставить лесть и ласкательство, выше — злословие, а самая высшая степень есть клевета. Есть различие между злословием и клеветой.

Мы злословим ближнего, когда называем его различными бесчестными именами; клевещем, когда вымышляем какой-нибудь дурной поступок и даже злодеяние и приписываем его нашему ближнему. Наконец, вся жизнь и деятельность диавола не есть ли самый тяжкий грех и оскорбительный для Господа, а диавол значит клеветник. Он первый дерзнул клеветать на Господа, и клевета в устах его привела за собою все бесчисленное множество грехов и беззаконий, которыми и доселе мучится род человеческий.

Итак, молись не только о том, чтобы Господь избавил тебя от клеветы человеческой, но еще более о том, чтоб и твой язык никогда не был очернен клеветой. Если ближний твой своей успешной работой возбуждает в тебе зависть, не дерзай чернить и бесчестить его, а лучше отдай достойную честь его способностям. Ежели знаешь за ним что-нибудь худое, не рассказывай другим, а храни, что знаешь, в молчании. Аминь.

Толкование особых изречений в церковной Псалтири, изложенное по руководству святых отцов Церкви.

избави мя от клеветы человеческия, и сохраню заповеди твоя

Избавление от «угнетения человеческого» является условием всецелого и постоянного служения Господу и исполнения Его закона. Внешние бедствия не имеют силы подорвать веру человека в Бога, но могут препятствовать такому распорядку времени и своего поведения, которое бы являлось и направлялось всегда к служению Господу, отвлекая силы и внимание к устранению их.