Меню Закрыть

Личная крестьянская собственность при выходе из общины становилась основой

История государства и права России

Император утвердил 19 февраля 1861 г. ряд законодательных актов по конкретным по-ложениям крестьянской реформы. Были приняты центральное и местные положения, в кото-рых регламентировались порядок и условия освобождения крестьян и передачи им земельных наделов. Их главными идеями были: крестьяне получают личную свободу и до заключения вы-купной сделки с помещиком земля переходила в пользование крестьян.

Наделение землей осуществлялось по добровольному соглашению помещика и кресть-янина: первый не мог давать земельный надел меньше нижней нормы, установленной местным положением, второй не мог требовать надела размером больше максимальной нормы, преду-смотренной в том же положении. Вся земля в тридцати четырех губерниях делилась на три ка-тегории: нечерноземная, черноземная и степная. Каждая группа делилась на несколько местно-стей с учетом качества почвы, численности населения, уровня торгово-промышленного и транспортного развития. Для каждой местности устанавливались свои нормы (высшая и низ-шая) земельных наделов. Предусматривалось безвыкупное выделение «дарственных наделов», размеры которых могли быть меньше минимальных, установленных в положении.

Душевой надел состоял из усадьбы и пахотной земли, пастбищ и пустошей. Землей на-делялись только лица мужского пола.

Спорные вопросы решались при посредстве мирового посредника. Помещик мог потре-бовать принудительного обмена крестьянских наделов, если на их территории обнаруживались полезные ископаемые или помещик собирался строить каналы, пристани, ирригационные со-оружения. Возможен был перенос крестьянских усадеб и домов, если они находились в недо-пустимой близости к помещичьим строениям.

Собственность на «землю сохранялась за помещиком вплоть до совершения выкупной сделки, крестьяне на этот период являлись только пользователями и «временнообязанными». В этот переходный период крестьяне освобождались от личной зависимости, для них отменялись натуральные налоги, снижались нормы барщины (тридцать — сорок дней в год) и денежного оброка.

Временнообязанное состояние могло быть прекращено по истечении девятилетнего срока с момента выпуска манифеста, когда крестьянин отказывался от надела. Для остальной массы крестьян это положение потеряло силу лишь в 1883 г., когда все они были переведены в состояние собственников.

Выкупной договор между помещиком и крестьянской общиной утверждался мировым посредником. Усадьбу можно было выкупить в любой момент, полевой надел — с согласия помещика и всей общины. После утверждения договора все отношения сторон (помещик-крестьянин) прекращались и крестьяне становились собственниками.

Субъектом собственности в большинстве регионов становилась община, в некоторых районах — крестьянский двор. В последнем случае крестьяне получали право наследственного распоряжения землей. Движимое имущество (и недвижимое, ранее приобретенное крестьяни-ном на имя помещика) становилось собственностью крестьянина. Крестьяне получали право вступать в обязательства и договоры, приобретая движимое и недвижимое имущество. Земли, предоставленные в пользование, не могли служить обеспечением договоров.

Крестьяне получали право заниматься торговлей, открывать предприятия, вступать в гильдии, обращаться в суд на равных основаниях с представителями других сословий, посту-пать на службу, отлучаться с места жительства.

В 1863 и 1866 гг. положения реформы были распространены на удельных и государст-венных крестьян.

Крестьяне платили выкуп за усадебную и полевую землю. В основу выкупной суммы была положена не фактическая стоимость земли, а сумма оброка, которую помещик получал до реформы. Был установлен годовой шестипроцентный капитализированный оброк, равнявшийся дореформенным годовым доходам (оброку) помещика. Таким образом в основу выкупной опе-рации был положен не капиталистический, а прежний феодальный критерий.

Крестьяне выплачивали двадцать пять процентов выкупной суммы наличными при со-вершении выкупной сделки, остальную сумму помещики получали из казны (деньгами и цен-ными бумагами), ее крестьяне должны были вместе с процентами выплачивать в течение соро-ка девяти лет. Полицейский и фискальный аппарат правительства должен был обеспечить свое-временность этих выплат. Для кредитования реформы были образованы Крестьянский и Дво-рянский банки.

В период «временнообязанности» крестьяне оставались обособленным в правовом от-ношении сословием. Крестьянская община связывала своих членов круговой порукой: уйти из нее можно было лишь выплатив половину оставшегося долга и при гарантии, что другую поло-вину выплатит община. Можно было уйти из «общества», найдя заместителя. Община могла принять решение об обязательном выкупе земли. Сход разрешал семейные разделы земли.

Волостной сход решал квалифицированным большинством вопросы: о замене общин-ного землепользования участковым, о разделе земли на постоянно наследуемые участки, о пе-ределах, об удалении из общины ее членов.

Староста являлся фактическим помощником помещика (в период временнообязанного существования), мог налагать на виновных штрафы или подвергать их аресту.

Волостной суд избирался на год и решал незначительные имущественные споры или рассматривал за незначительные проступки.

Был предусмотрен широкий набор мер, применяемых к недоимщикам: отобрание дохо-дов с недвижимости, отдача в работу или в опеку, принудительная продажа движимого и не-движимого имущества должника, отобрание части или всего надела.

Дворянский характер реформы проявился во многих чертах: в порядке исчисления вы-купных платежей, в процедуре выкупной операции, в привилегиях при обмене земельных уча-стков и пр. При выкупе в черноземных районах проявилась явная тенденция превратить кре-стьян в арендаторов их собственных наделов (земля там была дорогой), а в нечерноземных — фантастический рост цен за выкупаемую усадьбу.

При выкупе выявилась определенная картина: чем меньше был выкупаемый надел, тем больше за него приходилось платить. Здесь явно проявилась скрытая форма выкупа не земли, а личности крестьянина. Помещик хотел получить с него за его свободу. Вместе с тем, введение принципа обязательного выкупа было победой государственного интереса над интересом по-мещика.

Неблагоприятными последствиями реформы стали следующие:

а) наделы крестьян уменьшились по сравнению с дореформенными, а платежи, в срав-нении со старым оброком возросли; в) община фактически потеряла свои права на пользование лесами, лугами и водоемами; в) крестьяне оставались обособленным сословием.

Личная крестьянская собственность при выходе из общины становилась основой

Эта реформа вошла в историю под именем ее автора и организатора — Петра Аркадьевича Столыпина, крупного политического и государственного деятеля России, в течение пяти лет (1906 — 1911 гг.) занимавшего пост Председателя Совета Министров Российской империи.

Новая аграрная политика России 1906 — 1910 гг. связана с именем Петра Аркадьевича Столыпина. 19 ноября 1906 г. вышел в свет Указ императора Николая II «Об изменении и дополнении некоторых постановлений о крестьянском землевладении». Главное содержание реформы составило разрушение общины и насаждение частной крестьянской земельной собственности. Разрешением продажи и купли наделов облегчался отлив бедноты из деревни, и происходила концентрация земли в руках зажиточных крестьян.

Накануне реформы формы землевладения и землепользования в России отличались большим разнообразием, которое было связано с различием как природных условий, так и исторических судеб населения. Землепользование практически сохраняло сословно-феодальный характер, когда наряду с формирующейся буржуазной частной собственностью существовали и другие виды собственности на землю. Крупнейшим собственником являлось государство (казна). В 1905 году ему принадлежало почти 35% общего землевладения в европейской России (или 138 млн. десятин).

По реформе 1906 — 1910 годов к началу 1916 года общину покинуло в общей сложности примерно 27% крестьянских семей, увеличив частную (подворную) надельную землю на 14% (около 16 млн. десятин).

Собственность юридических лиц (включая церкви, монастыри, города, посады, учреждения) составляла менее 2%.

Земли Сибири, Дальнего Востока, Средней Азии и Закавказья в основном принадлежали казне и Кабинету. В Сибири крестьяне владели государственной землей на праве пользования, а фактически присваивали ее практически неограниченно.

Основными тенденциями развития в области земельных отношений в России к началу XX века были значительное сокращение дворянской земельной собственности, некоторое уменьшение государственной и увеличение площадей крестьянского землевладения.

Закон 1910 года еще более жестко проводил линию на ликвидацию общины и переход к частному крестьянскому землевладению. Он предусматривал обязательность перехода к личной собственности на землю в общинах, где за предшествующие 24 года не было общих земельных переделов. В этих общинах крестьяне автоматически становились новыми собственниками своих наделов.

Всего с 1906 по 1915 год 2,8 млн. крестьянских хозяйств заявили о закреплении земли в собственность (30% их общего числа). Закреплена земля была за 2,0 млн. хозяйств (22%), которым отошло в собственность 13,9 млн. десятин, или 16% всей надельной земли .

Иконицкая И.А. Земельное право Российской Федерации. М., 2006. С. 89.

Значительная часть крестьянства сопротивлялась выходу из общины своих товарищей. Из всех подавших в 1906 — 1914 годах заявления о выделе только 27% получили на это от общины согласие, 67% решали вопрос через земство .

Иконицкая И.А. Земельное право Российской Федерации. М., 2006. С. 89.

Перераспределение земельной собственности в пользу частного крестьянского землевладения дополнилось механизмом земельной аренды в виде надельной, внутринадельной, внешненадельной аренды и аренды казенных земель.

Необходимые сведения о земле содержались в поземельной книге и межевой книге. В межевой книге описывали границы землевладений и отражали происходящие изменения в размещении границ между землевладениями, связанные с куплей-продажей части владения. В поземельной книге фиксировали обладателей прав на землевладения и отражали сведения о совершаемых с землей сделках. Государство, имея такие сведения, могло выполнять фискальную функцию, а землевладельцы могли защищать в суде свои права и решать межевые споры.

Несмотря на достигнутые к началу XX века успехи в промышленном развитии, Россия продолжала оставаться страной с резким преобладанием аграрной экономики — в сельском хозяйстве было занято около 3/4 трудоспособного населения страны. При этом сельское хозяйство империи оставалось отсталым и низкопроизводительным, с однобокой структурой. В частности, под посевы ржи было отведено около 1/3 всех возделываемых земель, под пшеницу — около 1/4, под овес — около 1/5, а под картофель — всего около 3% земель . Особенно низкий уровень агротехники наблюдался в хозяйствах мелкого крестьянства, где применялись примитивные орудия труда и испытывался хронический недостаток удобрений. Экономическое положение страны усугублялось неурожаями 1895, 1897 и 1899 — 1901 годов .

Смотрите так же:  309 приказ мз рф

Крассов О.И. Земельное право современной России: Учебное пособие. М.: Дело, 2008. С. 322.

Земельное право Российской Федерации: теория и тенденции развития / Под ред. И.А. Иконицкой. М., 2005. С. 122.

Земельный вопрос в России на рубеже XIX — XX веков в комплексе аграрных проблем был самым уязвимым и трудным. Он касался всех крестьян — и безземельных, и малоземельных, и имеющих крупные земельные наделы. Дело в том, что было немало сторонников, считавших основным российским бедствием в деревне «малоземелье» крестьян при гигантских земельных богатствах. Деревня переживала «земельную тесноту» при избыточной рабочей силе. При этом цена на землю оставалась достаточно высокой, как высоки были и земельные выкупные платежи по реформе 1861 года. Стране нужна была новая аграрная политика, способная вывести Россию на более высокий этап капиталистического развития.

Аграрный вопрос первой крестьянской реформой 1861 года был решен не до конца: крестьяне в своем большинстве не получили право распоряжаться землей по собственному усмотрению, они не стали собственниками земельных наделов. Это отрицательно сказывалось на интенсификации сельскохозяйственного производства, на быте и жизни крестьян, не создавало живого интереса к созиданию и творчеству на земле.

Идея проведения в стране новой земельной реформы обсуждалась еще в начале века в правительстве С.Ю. Витте, но ее практическая разработка и реализация начались только с приходом в 1906 году в правительство П.А. Столыпина. Его подход к земельному вопросу лучше всего характеризует такое высказывание: «. при хищническом хозяйстве, при бедности и невежестве крестьян, при отсутствии среди них понятия о собственности — никакие преобразования, никакие культурные начинания невозможны и заранее обречены были на неуспех; невозможно и прочное поддержание дома внешнего порядка, так как дикая, полуголодная деревня, не привыкшая уважать ни свою, ни чужую собственность, не боящаяся, действуя миром, никакой ответственности, всегда будет представлять собой горючий материал, готовый вспыхнуть по каждому поводу, будь то революционная пропаганда, эпидемия или другое стихийное бедствие» .

Варламов А.А. Земельный кадастр: теоретические основы земельного кадастра. М.: Колос, 2009. С. 226.

9 августа 1906 года специальным Постановлением Совета Министров России была образована комиссия «для расследования вопросов, касающихся способов снабжения малоземельных крестьян землей и упорядочению крестьянского землевладения», которая разработала проект императорского Указа о выходе крестьян из общины. Именно с этого Указа, подписанного императором Николаем II 6 ноября 1906 года, и начинается самая знаменитая российская аграрная реформа.

Главное содержание реформы составляло разрушение крестьянской общины и насаждение частной собственности на землю. Разрешение продажи и купли земли облегчало отток из деревни в города сельской бедноты и концентрацию земель в руках зажиточных крестьян.

Полное название Указа 1906 года звучит так: Именной высочайший указ, данный Сенату 9 ноября 1906 года, «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающегося крестьянского землевладения и землепользования» . По этому Указу каждый домохозяин, владеющий землей на общинном праве, получал право выйти из общины вместе с землей и закрепить ее за собой в личную собственность при условии полного выкупа надела. По своей сути Указ решал две основные задачи: устанавливал общие правила выхода крестьян всех категорий из общины и учреждал специальные землеустроительные комиссии — губернские и уездные — для оказания непосредственной помощи населению в операциях с куплей-продажей земли через Крестьянский банк.

Козлов С.С. Столыпинская аграрная реформа: идеологическая основа и эволюционный характер // История государства и права. 2009. N 3. С. 224.

Указ 1906 года вызвал резкое противодействие со стороны как левых, так и правых сил. Левые критиковали его за введение частной собственности на землю. Правые, с одной стороны, защищали Указ, но с другой — требовали полного разрушения крестьянских общин, видя в них корень всех зол.

Следует сказать, что Указ 1906 года нельзя трактовать прямолинейно, как направленный на насильственное разрушение крестьянской общины. В нем заложен замысел реформаторов на мирное, эволюционное совершенствование земельных отношений, на основе которых должны были произойти перемены в жизни не только крестьян, но и других слоев населения России. Реформирование на селе, появление большого количества собственников земли обеспечило бы качественные изменения в интенсификации, культуре производства, труде и быте крестьян. При этом П.А. Столыпин делал ставку на сильных, знающих свое дело крестьян, способных своим личным трудом создать высокодоходное устойчивое хозяйство (в последующем этих крестьян стали называть кулаками) . Таким образом, в российской деревне сохранялись два уклада — общинный и частно-фермерский, при их одновременном развитии и здоровой конкуренции. Кроме этого, П.А. Столыпин оставлял и помещичье землевладение как самое эффективное и культурное, приносящее немалый доход в государственную казну.

Казанина Л.Ю. Судебная реформа П.А. Столыпина в оценке конституционных демократов // История государства и права. 2009. N 10. С. 136.

Такое противодействие Указу приводило к резким противостояниям во II Государственной Думе, которая в конце концов была распущена 3 июля 1907 года, так и не утвердив Указа.

При обсуждении реформы в III Государственной Думе ее автор П.А. Столыпин в речи на заседании 5 декабря 1908 года сказал: «В тех местностях России, где личность крестьянина получила уже определенное развитие, где община как принудительный союз ставит преграду для его самостоятельности, там необходимо дать ему свободу трудиться, богатеть, распоряжаться своею собственностью; надо дать ему власть над землею, надо избавить его от кабалы отживающего общинного строя. Закон вместе с тем не ломает общины в тех местах, где хлебопашество имеет второстепенное значение, где существуют другие условия, которые делают общину лучшим способом использования земли.

Личный собственник властен распоряжаться своею землею, властен закрепить за собою свою землю, властен требовать отвода отдельных ее участков к одному месту; он может прикупить себе земли, может заложить ее в Крестьянском банке, может, наконец, продать ее. Весь запас его разума, его воли находится в полном его распоряжении; он в полном смысле кузнец своего счастья. Но вместе с тем ни закон, ни государство не могут гарантировать его от известного риска, не могут обеспечить его от возможности утраты собственности, и ни одно государство не может обещать обывателю такого рода страховку, погашающую его самодеятельность.

Нельзя составлять закон, исключительно имея в виду слабых и немощных, нет, в мировой борьбе, в соревновании народов почетное место могут занять только те из них, которые достигнут полного напряжения своей материальной и нравственной мощи. Поэтому все силы и законодателя, и правительства должны быть обращены к тому, чтобы поднять производительные силы единственного источника нашего благосостояния — земли. Применением к ней личного труда, личной собственности, приложением к ней всех, всех решительно народных сил необходимо поднять нашу обнищавшую, нашу слабую, нашу истощенную землю, так как земля — это залог нашей силы в будущем, земля — это Россия».

III Государственная Дума после обсуждения приняла Указ и несколько поправок к нему, наиболее существенной из которых было ограничение права скупки земли в одни руки. Однако Государственный совет Указ не принимал даже после одобрения Государственной Думой. П.А. Столыпин дважды — 15 марта и 26 марта 1910 года — лично выступал перед членами Госсовета и добился своего. 14 июня 1910 года царский указ был утвержден Государственным советом Российской империи как Закон.

Проводимое в ходе реформы землеустройство было направлено в первую очередь на создание хуторов и отрубов на крестьянской надельной земле. Всего на всех землях к началу 1916 года в 47 губерниях европейской части России было образовано 1000696 хуторов и отрубов . В осуществлении реформы значительной была роль Крестьянского банка. Наибольшие суммы банковских ссуд на покупку земли выдавались отдельным домохозяевам, и в их числе — на льготных условиях — владельцам хуторов и отрубов. Им же банк продал 3/4 собственного земельного дохода.

Козлов С.С. Столыпинская аграрная реформа: идеологическая основа и эволюционный характер // История государства и права. 2009. N 3. С. 222.

В результате Столыпинской реформы сложилось следующее распределение сельскохозяйственных земель:

крестьяне — 215 млн. га;

царская фамилия, помещики и монастыри — 152 млн. га .

Альтшулер Б.А. Рывки и эволюция земельного кадастра в России // Информационный бюллетень. 2006. N 4 (26) — 5 (27). С. 19.

Наряду с разверстанием земель и образованием нового землепользования, законодательством предусматривалось его упорядочение и совершенствование.

Но нельзя сказать, что проведение аграрной реформы везде проходило гладко и спокойно. Напротив, повсеместно отмечались массовые недовольства проводимыми в деревне преобразованиями, выливавшиеся в откровенные бунты. Это объясняется прежде всего чрезмерным расслоением крестьянства, увеличением среди них доли малоземельных и безземельных. Особенно большое сопротивление реформе оказывали крестьяне Центральной России, не желающие менять сложившееся общинное землепользование. Эти выступления крестьян подавлялись беспощадно и жестоко.

С другой стороны, растущие крупные крестьянские хозяйства превращались в серьезных конкурентов помещичьим землевладениям, что приводило к увеличению числа разоряющихся помещиков, чьи земли переходили в руки крестьян. Те же помещики, которые не хотели терять свои земли, были вынуждены принимать энергичные меры для интенсификации сельскохозяйственного производства, чтобы выстоять в условиях серьезной конкуренции.

Столыпинская аграрная реформа дала резкий толчок развитию не только сельскохозяйственного производства, но и другим отраслям промышленности Российской империи. Так, например, увеличение производства и потребления сельскохозяйственных машин с 39 млн. рублей в 1906 году выросло до 119 млн. рублей в 1912 году. Увеличились поставки строительных материалов в деревню, в частности металла и металлоизделий — со 124 млн. рублей в 1900 году до 249 млн. рублей в 1912 году .

Смотрите так же:  238 приказ досмотр

Гаврилов В., Ивановский С. Реформирование собственности на землю и природные ресурсы // Российский экономический журнал. 2006. N 3. С. 26.

На 1 мая 1915 года были закончены землеустроительные работы, охватившие 2485771 крестьянский двор, в том числе 1259020 единоличных, на общей площади 21311221 десятина (в 47 губерниях Европейской России) . При землеустройстве решались вопросы оказания населению денежной помощи. С 1907 по 1914 год включительно было выдано ссуд 299699 домохозяевам на сумму 30668009 рублей, безвозвратных пособий, соответственно 58020 и 1279689, выдано авансов в счет ссуд под залог надельной земли 2343 и 110531 .

Магазинщиков Т.Г. Земельный кадастр. М., 2006. С. 213.

Улюкаев В.Х. Земельное право и земельный кадастр. М., 2006. С. 105.

Несомненно, положительным итогом реформы было существенное повышение жизненного уровня крестьянского сословия, что подтверждается ростом вкладов крестьян в сберегательные кассы с 1032 млн. рублей в 1904 году до 1802 млн. рублей в 1912 году. Как писал в 1910 году журнал «Вестник сельского хозяйства», «. деревня уже не та, последние годы прошли не бесследно. Мысль разбужена, вытолкнута на новую дорогу. Население бросается и в кооперацию, и в школу, и в агрономию, и в народные университеты».

Реформа продолжалась и после гибели ее идейного вдохновителя П.А. Столыпина в 1911 году. Но во время первой мировой войны землеустроительные работы были сведены к минимуму, а после Февральской революции 1917 года были прекращены вовсе. Созданному Главному земельному комитету при Министерстве земледелия Временного правительства было поручено готовить новую земельную реформу.

На этом заканчивается период капитализации земельных отношений в России и начинается новейшая история кадастра и земельных отношений, в корне изменившая российское земельное законодательство.

В.А. Федоров. История России 1861-1917

Столыпинская аграрная реформа

С именем Столыпина связано проведение реформы крестьянского на дельного землевладения, получившей название «столыпинской аграрной реформы». Аграрный вопрос занимал важнейшее место в социально-экономической и общественно-политической жизни России. Особую остроту он приобрел на рубеже XIX — XX вв. и явился, по выражению В.И. Ленина, «гвоздем революции 1905 года».

Столыпин прекрасно понимал, что решение этого вопроса — «задача громадного значения» и вместе с тем неотложная. Избранный им путь решения заключался в коренной ломке сельской поземельной общины и насаждения частного крестьянского землевладения. В перспективе на месте сельской общины с ее периодическими переделами земель, чересполосицей, принудительным севооборотом для всех членов общины (что консервировало отсталые агротехнические приемы) должны были возникнуть фермерские, хуторского типа, хозяйства. Столыпин полагал, что проводимая им аграрная реформа призвана «предупредить расстройство самой значительной части населения России — крестьянства», содействовать его экономическому возрождению» и дать важный стимул росту сельскохозяйственного производства в России. Он был глубоко убежден в том, что община является серьезным тормозом развития производительных сил в деревне. «Главное и богатство и мощь государства, — говори л, — не в казне и в казенном имуществе, а в богатеющем и крепком населении».

Решалась и крупная социально-политическая задача: предполагалось, что крестьянин-собственник станет надежной опорой «порядка» в России. Такой крестьянин, по словам Столыпина, «основываясь на трудолюбии и обладая чувством собственного достоинства, внесет в деревню и культуру, и просвещение, и достаток». Еще во время своей службы в Литве Столыпин, неоднократно бывая в соседней Восточной Пруссии и изучая там хуторское хозяйство немецких крестьян, пришел к убеждению, что эта форма крестьянского хозяйства наиболее рациональна и прогрессивна, а крепкий мужик-хуторянин, собственник земли, — наиболее надежная опора социальной стабильности.

Как выше было сказано, основной принцип аграрной реформы Столыпина — замена общинного крестьянского землепользования индивидуальным землевладением — еще в 1902 г. сформулировало и предложило «Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности» под председательством С.Ю. Витте, но тогда он был отвергнут правительством, стоявшим на страже сохранения общины как фискально-полицейского института в деревне. Революция 1905 — 1907 гг. послужила серьезной политической школой для крестьян. Была разбита иллюзия правящих верхов о возможности опереться на патриархальность», темноту и наивный монархизм крестьянства, а развернувшееся в ходе революции крестьянское аграрное движение заставило правительство искать пути скорейшего решения аграрного вопроса, однако таким образом, чтобы не нанести ущерба дворянам-землевладельцам, т.е. проводить реформу в пределах крестьянского надельного землевладения, не трогая помещичьих земель. Это был путь ломки общины и создания на ее развалинах «крепкого» крестьянина-фермера — «опоры порядка». Реформа Столыпина как раз и отвечала этой задаче.

Уже в мае 1906 г. I Съезд уполномоченных дворянских обществ единодушно высказался за разрушение общины, которая сыграла зловещую роль в разгроме помещичьих усадеб в ходе революции. Съезд предложил Столыпину разрешить крестьянам свободно выходить из общины, с укреплением их наделов в собственность и с правом продажи этих наделов, а также ввести свободное переселение на окраины.

Программу реформы было намечено провести в два этапа: на первом предусматривалось укрепление в личную собственность домохозяина всего надела, принадлежавшего крестьянскому двору, и выделение его из общинного владения; на втором — сведение в одно место чересполосных земель этого надела, с последующим переносом на выделенный земельный участок крестьянской усадьбы со всеми ее жилыми и хозяйственными постройками.

Подготовка и проведение реформы были возложены на учрежденный 4 марта 1906 г. Комитет по землеустроительным делам, а на местах на землеустроительные комиссии, которым обязаны были оказывать со действие земские начальники.

Проведению реформы предшествовал ряд мер. Наиболее значительной из них был изданный под давлением крестьянского движения манифест 3 ноября 1905 г., отменявший с 1 января 1907 г. выкупные платежи за надельные земли бывших помещичьих, удельных и государственных крестьян. С этого момента крестьянская община (но еще не двор) становилась уже собственником надельной земли. Указами 12 и 27 августа 1906 г. разрешалась продажа через Крестьянский банк удельных и казенных земель малоземельным крестьянам по льготной цене, а указ от 5 октября того же года уравнивал в паспортном отношении крестьян с остальными сословиями.

Основное содержание реформы было изложено в обнародованном 9 ноября 1906 г. указе под скромным названием «О дополнении некоторых положений действующего закона [имелись в виду статьи «Положений» 19 февраля 1861 г.], касающегося крестьянского землевладения и землепользования». Текст указа был разработан специальной комиссией Министерства внутренних дел под председательством товарища министра В.И. Гурко, ранее управлявшего Земским департаментом этого министерства.

Указ устанавливал «право свободного выхода из общины с укреплением в собственность домохозяев, переходящих к личному владению, участков из мирского надела». Таким образом, надел переходил в личную собственность домохозяина, а не двора в целом. При очередном переделе земли в общине крестьянин мог потребовать вместо выделенных ему разрозненных полос в разных полях и угодьях предоставление ему равноценного участка в одном месте (отруба). Перенесение на него двора с жилыми и хозяйственными постройками превращало его в хутор. С этого момента хуторянин уже не мог пользоваться общими выгонами и водопоями. Указ разрешал крестьянину-домохозяину в любое время потребовать от общины укрепления в свою личную собственность причитающийся его двору надел земли. При этом требовалось согласие 2/3 схода. Если в течение 30 дней сход не принимал решения, выделение домохозяину его надела могло быть проведено и без согласия схода. В то время в России числилось 12,3 млн. крестьянских дворов (вместе с казаками). Объединенных в общины насчитывалось 9,5 млн. дворов (77% по отношению ко всем крестьянским дворам России). 2,8 млн. дворов (преимущественно в западных губерниях — в Литве, Белоруссии и на Правобережной Украине) находились на подворном землевладении, закрепленном реформой 1861 г.; указом 9 ноября 1906 г. наделы подворных землевладельцев сразу переходили в личную собственность домохозяев.

Указ 9 ноября 1906 г. надлежало еще обсудить в Государственной думе, однако он стал проводиться в жизнь практически сразу же после его издания. Вынесенный на обсуждение II Думы, большинство депутатов которой представляли левые партии и фракции, он подвергся с их стороны резкой критике и был отвергнут. В III Думе указ, поддержанный правооктябристским блоком (кадеты вместе с представителями левых партий голосовали против него), с некоторыми изменениями и дополнениями был одобрен и после подписания его 14 июня 1910 г. царем получил силу закона. Дополнения состояли в том, что в тех общинах, в которых после отмены крепостного права земельные переделы не проводились (в таких общинах насчитывалось до 3 млн. дворов), сразу вводилось наследственное «участковое» землевладение.

29 мая 1911 г. было издано «Положение о землеустройстве», направленное на форсированное создание отрубного и хуторского хозяйства при проведении «землеустроительных работ» (т.е. ликвидации чересполосицы). Таковы были основополагающие акты столыпинской аграрной реформы.

Определенного срока завершения реформы не предусматривалось, но Столыпин полагал, что для этого потребуется примерно 20 лет. За это время он намеревался провести и ряд других преобразований — в области местного управления, суда, народного просвещения, в национальном вопросе и т.д. «Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешнюю Россию», — говорил Столыпин.

За 1907 — 1914 гг. из общины вышло около 2,5 млн. домохозяев, или 28% от 9,2 млн. общинников и примерно 1/4 общего количества крестьянских дворов. Заявлений же о выходе было подано 3,4 млн, или 35%. На основе этих данных в научной и учебной литературе было принято утверждать о «крахе» столыпинской аграрной политики. Но если иметь в виду, что проведение реформы было рассчитано на длительный срок (не менее 20 лет), то выход более четверти дворов из общины (а реально о выходе за это время заявило свыше трети крестьян) следует считать значительным успехом. При этом Столыпин не ставил за дачи стопроцентного «укрепления» в личную собственность крестьянских надельных земель, допуская возможность сохранения и части общинного землевладения.

Смотрите так же:  Будет ли компенсация пенсии в 2018 году

Наиболее интенсивно процесс выхода из общины шел в 1908 — 1909 гг., когда поступило свыше 1,5 млн. заявлений и более 1 млн. крестьян вышли из общины. Казалась вполне реальной возможность путем успешно проведенной аграрной реформы предупредить грядущие социальные потрясения в стране. Допускали такую возможность и левые силы — крайние противники Столыпина. Показателен вывод В.И. Ленина, сделанный им в 1908 году. Подчеркивая «огромное историческое значение» этой «новой аграрной политики», он писал: «Судьбы буржуазной революции в России, — не только настоящей революции, но возможных в дальнейшем демократических революций, — зависят больше всего от успеха или неуспеха этой политики».(Полн. Собр. соч. Т.16. С.423).

Однако завершить аграрную реформу Столыпину не удалось, потому что не было дано «20 лет покоя», ни «внутреннего», ни «внешнего»: реформа была прервана начавшейся мировой войной, а затем революционными событиями 1917 г. Если в 1908 — 1909 гг. из общины выходило в среднем ежегодно свыше 500 тысяч домохозяев, то в 1914 г. количество выходов упало до 98 тыс., в 1915 г. — до 35 тыс., а в 1916 г. выход совсем прекратился. Столыпинские аграрные законы были формально отменены декретом Временного правительства 28 июня 1917 г.

Во время действия столыпинской аграрной реформы из общины выходили преимущественно «крайние» по своему имущественному положению слои крестьян — бедняки (они составляли большинство вышедших) и зажиточные. Первые старались продать свои наделы и либо уйти в город, либо переселиться на свободные земли (в основном в Сибирь). Ими было продано 3,4 млн. десятин земли. Покупали у них землю не только богатые, но средние по достатку крестьяне. Следует отметить, что правительство не было заинтересовано в разорении массы крестьян, ибо это представляло собой серьезную социальную опасность. Оно оказывало содействие переселению малоземельных крестьян на свободные земли, что являлось важной составной частью столыпинской аграрной политики. Если за 1896 — 1906 гг. в Сибирь переселилось более миллиона человек (больше, чем за весь XIX век.), то за 1907 — 1914 гг. из Европейской России за Урал переселилось 3,1 млн. человек, причем пик переселений (свыше 1,7 млн. переселенцев) пришелся на 1907 — 1909 гг. Две трети от общего числа переселенцев составляли малоземельные или безземельные крестьяне. Казна оплачивала проезд и выдавала ссуду на обзаведение в размере от 150 до 200 руб. на двор.

Для переезда переселенцев были приспособлены специально оборудованные «столыпинские» вагоны (товарные вагоны из расчета «40 человек + 8 лошадей»).

Сначала основными регионами выхода переселенцев были черноземный центр и Украина, позже усилились переселения из губерний Поволжья. Переселения не решили проблемы ослабления остроты аграрного перенаселения: переселенцы составили лишь 18% естественного прироста на селения.

Столыпин полагал, что «разумно организованное переселение» может облегчить решение аграрного вопроса особенно в малоземельных черно земных губерниях. Организацией переселений занималось специально созданное Переселенческое управление, которое подыскивало земли, пригодные для земледелия и распределяло их по определенной доле между губерниями. Крестьянские общины сначала посылали на места будущего поселения своих ходоков, которые и определяли пригодность пре доставленной земли для поселения. Затем на это место отправлялись и переселенцы. Переселению за Урал и сельскохозяйственному освоению земель Сибири существенно способствовала Транссибирская железнодорожная магистраль. Большинство переселенцев сумело благополучно уст роиться на новом месте. Они сделали немало для освоения сибирских земель.

Однако не все переселенцы могли обзавестись своим хозяйством. До 700 тыс. переселившихся поступили в батраки к более удачливым переселенцам и местным старожилам, 546 тысяч человек вернулось обратно в Россию. Неустроенность значительной части переселенцев была обусловлена рядом причин: недоброкачественностью отведенной под поселение земли, непривычностью для поселенцев новых природных условий, бюрократической волокитой при отводе земель для поселений. Столыпин сам ездил в Сибирь и убедился во вреде бюрократизма при организации переселений. По его возвращении был начат пересмотр законодательства о переселениях.

Значительную роль в проведении столыпинской аграрной политики играл учрежденный в 1882 г. Крестьянский банк, который скупал казенные, удельные и помещичьи земли, дробил их на мелкие участки, а затем перепродавал их крестьянам. За 1906-1916 гг. Крестьянский банк продал крестьянам около 4 млн. десятин казенных и удельных земель и 4,7 млн. десятин помещичьих. Поощряя отрубное и хуторское хозяйство, Крестьянский банк продавал землю на льготных условиях (не за наличные деньги, а путем предоставления ссуды под залог земли) преимущественно трубникам и хуторянам, к которым перешло до 3/4 проданной банком земли.

Вряд ли справедливо утвердившееся в нашей исследовательской и учебной литературе категорическое утверждение, что столыпинская реформа проводилась «в интересах кулака». Безусловно, интересы «крепкого» хозяйства учитывались. Однако факты свидетельствуют, что сами «кулаки» не всегда стремились выходить из общины: им было выгоднее, оставаясь в ней, держать крестьян-общинников в кабале. Кроме того, правительство ставило ограничения росту кулацкого землевладения, разрешая скупать землю в пределах уезда в размере не более четырех «душевых наделов» на каждого покупщика, что в общей сложности составляло (по отдельным районам) от 10 до 18 десятин, равные наделу среднего крестьянского двора.

В результате выхода из общины образовалось около 400 тыс. хуторских хозяйств — примерно 1/6 вышедших. Наладить предпринимательское хуторское хозяйство было возможно лишь на участках в размере 50-100 десятин, а никак на 10-15-ти, какими располагали вышедшие из общины. Поэтому далеко не все хуторские хозяйства были «кулацкими». Возникновение слоя хуторян-фермеров вызывало сопротивление со стороны крестьян-общинников, которое выражалось в порче скота, посевов и избиениях самих хуторян. Только за 1909-1910 гг. полиция зарегистрировала около 11 тысяч фактов поджога хуторских хозяйств. Вряд ли всё это следует расценивать как «проявление второй социальной войны в деревне», как «борьбу деревенского пролетариата против кулачества». Мотивами таких действий, безусловно уголовно наказуемых при любом политическом строе, обычно были корысть, зависть, месть, даже озорство и хулиганство.

В течение семи лет фактического действия столыпинских аграрных преобразований были достигнуты заметные успехи в росте сельскохозяйственного производства: посевные площади возросли на 10 %, а в районах наибольшего выхода крестьян из общины — в полтора раза; на одну треть возрос хлебный экспорт; удвоилось количество применяемых минеральных удобрений; использование сельскохозяйственных машин, исчислявшееся в стоимостном выражении в 1906 г. в размере 38 млн, к 1913 г. поднялось до 131 млн. рублей.

Для изучения опыта столыпинской реформы в Россию стали приезжать ученые из США, Англии, Франции и Германии. В 1913 г. германская правительственная комиссия представила об этом своему правительству обстоятельный отчет, в котором отмечалось, что «если аграрная реформа в России продлится еще 10 лет, то она превратится в сильнейшую страну в Европе». Этот вывод, как сообщал русский посол в Берлине, «сильно обеспокоил германское правительство и особенно императора Вильгельма II».

Столыпин прекрасно понимал, что создание им слоя крестьян-собственников как гарантии стабильности государства невозможно в условиях, когда эти собственники не имеют надлежащей правовой защиты. Его аграрные преобразования повелительно требовали и развития само управления, и расширения гражданских прав крестьян, а также и повышения их образовательного уровня.

3 мая 1908 г. был издан закон о введении обязательного бесплатного обучения детей в возрасте 8-12 лет. С 1908 по 1914 гг. расходы на образование возросли втрое, количество начальных школ увеличилось в полтора раза (со 100 тыс. до 150 тыс., хотя для решения проблемы всеобщего начального образования требовалось еще столько же).

Однако осуществить программу намеченных преобразований Столыпину не удалось, так как он встретил резкое противодействие со стороны правых сил при дворе, в Государственном совете и в Государственной думе.

Неудачу потерпела попытка Столыпина проведение земской реформы. Еще в конце 1906 г. Министерством внутренних дел был представлен проект земской реформы, предусматривавшей отход от сословного принципа формирования земских учреждений. Она предусматривала переход от сословных к имущественным куриям при выборах в уездные земства и отказ от сословного принципа замещения основных административных должностей в уездном управлении. Реформа включала в себе также заме ну сословной крестьянской волости всесословной в качестве первой инстанции земского самоуправления — волостного земства. Эта «мелкая земская единица», о необходимости введения которой много говорили и писали ранее либералы, призвана была стать краеугольным камнем местного самоуправления. По существу Столыпиным ставилась задача усилить влияние «крепких хозяев» (выделившихся из общины) в волостном земстве. Таким образом столыпинский проект земской реформы был тесно связан с его основной, аграрной, реформой и являлся как бы ее продолжением. Столыпинский проект земской реформы в 1907 — 1909 гг. обсуждался на съездах земских деятелей и на ежегодных съездах объединенного дворянства. В Государственной думе, в Государственном совете и со стороны ближайшего окружения Николая II он встретил сильное сопротивление, был признан не только «нежелательным и нецелесообразным», но «вредным». Совет объединенного дворянства, настаивая на сохранении сословного принципа, доказывал, что введение бес сословного начала «сознательно или бессознательно» приведет Россию к республиканскому строю, ибо сословность — опора монархии. Столыпин вынужден был публично признать свою капитуляцию перед правыми кругами.