Меню Закрыть

Право на совместное проживание с родителями

Право несовершеннолетних детей на совместное проживание со своими родителями: вопросы реализации (Селиванова Е.С.)

Дата размещения статьи: 14.02.2017

В п. 1 ст. 40 Конституции РФ провозглашено одно из важнейших социально-экономических прав граждан — право на жилище. Конституционное право граждан на жилище гарантирует в первую очередь стабильное пользование уже имеющимся у гражданина жилым помещением, а также возможность улучшить свои жилищные условия, в том числе при наличии необходимых оснований при содействии органов государственной власти и органов местного самоуправления. Право на жилище предоставлено всем гражданам России, в том числе и несовершеннолетним детям. Социальная уязвимость несовершеннолетних в силу их умственной и физической незрелости нашла отражение в особой регламентации их правового статуса и компенсируется наличием специального правового механизма реализации и защиты имущественных и неимущественных прав и интересов детей их законными представителями.
Согласно Конституции РФ политика Российской Федерации как социального государства направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, в том числе путем государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства (ст. 7).
В ч. 2 ст. 38 Конституции РФ закреплено, что забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей.
Конвенция о правах ребенка в п. 1 ст. 27 обязывает подписавшие ее государства признавать право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития. Конвенция возлагает на родителей или других лиц, воспитывающих ребенка, основную ответственность за обеспечение в пределах своих способностей и финансовых возможностей условий жизни, необходимых для его развития (п. 1 ст. 18, п. 2 ст. 27 Конвенции).
———————————
Сборник международных договоров СССР. 1993. Вып. XLVI.

Несмотря на то что родители несут ответственность за гармоничное развитие своих детей, которое невозможно без наличия у ребенка комфортного и удобного жилья, законом на родителей не возложена обязанность обеспечивать своих несовершеннолетних детей жилым помещением. В то же время в п. 2 ст. 54 СК РФ провозглашено, что «каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, насколько это возможно, право знать своих родителей, право на их заботу, право на совместное с ними проживание, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам». Названное право относится к группе личных прав детей. Его реализация обеспечивает несовершеннолетнего гражданина местом жительства, а не самостоятельным правом пользования жилым помещением. Проживание совместно с родителями часто является единственным способом удовлетворения потребности в жилье несовершеннолетними гражданами до достижения ими совершеннолетия.
Только системное применение норм ГК РФ, ЖК РФ и СК РФ о праве граждан на жилище, о месте жительства несовершеннолетних детей позволяет обеспечить реализацию права несовершеннолетних детей жить совместно со своими родителями.
В соответствии с действующим законодательством право несовершеннолетних граждан на жилище, так же как и иных граждан, может быть реализовано посредством приобретения его в собственность или заключения договора найма жилого помещения. К основаниям возникновения самостоятельного права пользования жилым помещением также относятся следующие юридические факты: признание несовершеннолетнего ребенка членом семьи собственника жилого помещения, членом семьи нанимателя жилого помещения или бывшим членом семьи нанимателя жилого помещения, завещательный отказ.
В случае социально оправданной модели поведения родителей, представляющих интересы ребенка в гражданско-правовых отношениях, и наличия у них финансовых ресурсов у ребенка может возникнуть самостоятельное право на жилое помещение: право собственности, право постоянного владения и пользования жилым помещением по договору найма жилого помещения. Однако чаще всего несовершеннолетние дети приобретают самостоятельное право пользования жилым помещением как члены семьи собственника жилого помещения или члены семьи нанимателя жилого помещения.
Для признания ребенка членом семьи нанимателя или собственника жилого помещения и, как следствие, возникновения у него самостоятельного права пользования жилым помещением достаточно факта совместного проживания данных лиц. Для вселения несовершеннолетних детей к родителям в жилое помещение не требуется согласия проживающих в жилом помещении граждан (п. 1 ст. 69 ЖК РФ).
Наряду с нанимателем и собственником жилого помещения правом на вселение несовершеннолетних детей к родителям в жилое помещение наделяются члены его семьи. В соответствии с п. 1 ст. 70 ЖК РФ на такое вселение не требуется согласие наймодателя, остальных членов семьи нанимателя, проживающих в жилом помещении, не требуется соблюдение нормы жилой площади на одного человека.
Аналогичным правом наделяется и член семьи нанимателя жилого помещения жилищного фонда социального использования (п. 1 ст. 91.7 ЖК РФ).
Поскольку бывший член семьи нанимателя, который продолжает проживать в жилом помещении совместно с нанимателем, сохраняет такие же права, какие имеют наниматель и члены его семьи, то, следовательно, он также наделяется правом на вселение в жилое помещение своих несовершеннолетних детей (п. 4 ст. 69 ЖК РФ).
Пункт 2 ст. 31 ЖК РФ не наделяет членов семьи собственника жилого помещения правом на вселение в данное жилое помещение других лиц. В то же время, когда речь идет о вселении несовершеннолетних детей к своим родителям в жилое помещение, рекомендуется применять к данным отношениям по аналогии закона ст. 679 ГК РФ и п. 1 ст. 70 ЖК РФ. В п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъяснено, что «с целью обеспечения прав несовершеннолетних детей за членами семьи собственника жилого помещения может быть признано право на вселение своих несовершеннолетних детей в жилое помещение».
———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. Сентябрь. N 9.

Полагаем, что таким правом обладают и отказополучатели, и лица, отказавшиеся от приватизации жилого помещения, но продолжающие проживать в нем, т.е. обладающие ограниченным вещным правом на жилое помещение. Предлагаем в Жилищном кодексе РФ закрепить за лицами, которые на законном основании владеют и пользуются жилым помещением, право на вселение в жилое помещение несовершеннолетних детей. Жилищный кодекс РФ можно было бы дополнить ст. 31.1 следующего содержания: «Лицо, владеющее и пользующееся жилым помещением на каком-либо законном основании, вправе вселить в данное жилое помещение своих несовершеннолетних детей вне зависимости от согласия собственника и иных проживающих в жилом помещении лиц» .
———————————
Селиванова Е.С. Право пользования жилым помещением собственника несовершеннолетними гражданами // Актуальные проблемы защиты имущественных прав несовершеннолетних (материальные и процессуальные аспекты): Сб. научно-практических статей / Под общ. ред. А.Е. Тарасовой. М., 2015. С. 94.

Таким образом, несовершеннолетние дети могут приобрести на жилое помещение как самостоятельное право пользования им, так и производное от права родителей на жилое помещение право. Возникновение самостоятельного права на жилое помещение у несовершеннолетних граждан возможно, как правило, в двух случаях. Во-первых, в случае приобретения жилого помещения в собственность. Во-вторых, в результате признания несовершеннолетнего ребенка членом семьи собственника или членом семьи нанимателя жилого помещения.
Если родители являются членами семьи собственника или нанимателя жилого помещения, то право на жилое помещение вселившихся к ним для совместного проживания несовершеннолетних детей будет носить производный, несамостоятельный характер.
Несмотря на то, какой характер носит право родителей на жилое помещение, они не вправе произвольно и необоснованно ухудшать жилищные условия проживающих совместно с ними несовершеннолетних детей, действовать в ущерб интересам несовершеннолетнего ребенка, создавать ему немотивированный жизненный дискомфорт.
Тем не менее не всегда родители действуют в интересах своих несовершеннолетних детей. Благоприятную почву для злоупотребления родителями своими правами создала норма п. 4 ст. 292 ГК РФ в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника жилого помещения. Благие цели, которые преследовал законодатель, редактируя п. 4 ст. 292 ГК РФ, в частности ограничить вмешательство государства в регулирование имущественных отношений родителей и детей, стимулировать ипотечное жилищное кредитование, обернулись нарушениями жилищных прав детей их недобросовестными родителями.
По жалобе гражданки В.В. Чадаевой Конституционным Судом РФ осуществлена проверка конституционности положений п. 4 ст. 292 ГК РФ, по результатам которой издано Постановление от 8 июня 2010 г. N 13-П . В Постановлении провозглашено: «Признать пункт 4 статьи 292 ГК Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3), в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование — по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, — не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка — вопреки установленным законом обязанностям родителей — нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего».
———————————
Вестник Конституционного Суда РФ. 2010. N 5.

Несмотря на то что создана правовая основа для защиты жилищных прав и интересов детей, нарушенных их родителями при совершении сделок с жилыми помещениями, тем не менее эффективный механизм восстановления таких прав в законодательстве пока отсутствует.
Родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей (родительские права) (п. 1 ст. 61 СК РФ). Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Родители обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей (абз. 2 п. 1 ст. 63 СК РФ). Как было отмечено выше, одним из условий надлежащего воспитания и развития детей является их совместное проживание с родителями.
В российском законодательстве, в том числе в гражданском и в жилищном, последовательно реализуется положение о приоритете семейного воспитания детей, необходимым элементом которого является совместное проживание родителей и детей.
Российским законодательством несовершеннолетним гражданам предоставлено право на совместное проживание со своими родителями, независимо от наличия или отсутствия у них самостоятельного права на жилое помещение, в котором проживают их родители.
В ст. 27 Конституции РФ провозглашено, что каждый, кто законно находится на территории РФ, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.
Согласно п. 3 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации (утв. Постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. N 713 ) местом жительства является жилой дом, квартира, комната, жилое помещение специализированного жилищного фонда (служебное жилое помещение, жилое помещение в общежитии, жилое помещение маневренного фонда, жилое помещение в доме системы социального обслуживания граждан и др.) либо иное жилое помещение, в которых гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору найма специализированного жилого помещения либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, и в которых он зарегистрирован по месту жительства.
———————————
СЗ РФ. 2016. N 7. Ст. 982.

Смотрите так же:  Общепризнанные принципы и нормы международного права как источники уголовного права

В соответствии с п. 2 ст. 20 ГК РФ местом жительства несовершеннолетних, не достигших 14 лет, или граждан, находящихся под опекой, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.
Таким образом, граждане Российской Федерации, за исключением несовершеннолетних детей в возрасте до 14 лет, имеют право выбора места жительства и места пребывания. Причем факт проживания в жилом помещении, в том числе и подтвержденный регистрацией по месту жительства, не является основанием для возникновения или ограничения прав граждан, в частности прав на жилое помещение.
Местом жительства несовершеннолетних детей может быть любое жилье, в котором проживают их родители. В качестве такового могут выступать и неблагоустроенное жилое помещение, и помещение в общежитии и т.п.
По достижении 14 лет у ребенка появляется право выбора места жительства. В то же время до достижения совершеннолетия ребенок сохраняет право совместно проживать со своими родителями (с одним из них). В случае прекращения права родителя на жилое помещение прекращается и право на жилое помещение несовершеннолетнего ребенка.
Согласно п. 3 ст. 65 СК РФ при раздельном проживании родителей несовершеннолетнего ребенка место жительства детей устанавливается соглашением родителей. Раздельное проживание родителей не влияет на права несовершеннолетних детей, в том числе на жилищные права (п. 1 ст. 55 СК РФ, п. 1 ст. 62 СК РФ). В Определении Верховного Суда РФ от 5 июня 2012 г. N 5-КГ12-3 также сделан вывод о том, что несовершеннолетние дети приобретают право на ту жилую площадь своих родителей, которая определяется им в качестве места жительства соглашением родителей.
———————————
СПС «Гарант».

Если соглашение родителей отсутствует, в силу ст. 20 ГК РФ у несовершеннолетнего возникает право на место жительства у обоих родителей. Такое право возникнет даже в том случае, если ребенок не вселится в жилое помещение одного из своих родителей, а фактически будет проживать с другим родителем, поскольку реализация права несовершеннолетнего на проживание в жилом помещении зависит от действий его родителей. Поэтому отсутствие реализации данного права не должно стать основанием для признания несовершеннолетнего не приобретшим или утратившим право пользования жилым помещением родителя, с которым несовершеннолетний не проживает.
Препятствием для реализации права детей жить совместно с обоими родителями может стать и то, что одному из родителей собственником (нанимателем) жилого помещения может быть отказано во вселении в жилое помещение, в котором проживает другой родитель — член семьи собственника (нанимателя). При отсутствии финансовых возможностей жить совместно семья не сможет воссоединиться, и дети вынуждены будут проживать с одним из родителей.
В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. N 14 разъяснено, что прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил ч. 4 ст. 31 ЖК РФ. Ребенок не может быть признан бывшим членом семьи собственника жилого помещения.
Следует согласиться с В.А. Пашковой в том, что отсутствие в семейном законодательстве определения понятия «место жительства ребенка» не позволяет сформулировать правила определения места жительства ребенка при раздельном проживании родителей. В этой связи следует внести изменения в ст. 65 СК РФ, определив в ней понятие «место жительства ребенка» .
———————————
См.: Пашкова В.А. Актуальные проблемы разрешения судами споров о месте жительства ребенка: М.: Федеральная палата адвокатов, 2015. С. 71.

Анализ российского законодательства позволяет прийти к выводу о том, что для реализации права несовершеннолетних детей жить совместно со своими родителями необходимо формирование межотраслевого механизма реализации данного права в гражданском, жилищном и семейном законодательстве. В настоящее время в Семейном кодексе РФ речь идет не о праве несовершеннолетнего ребенка на конкретное жилое помещение, в котором проживают его родители (родитель), а о праве ребенка жить совместно с родителями (родителем). В гражданском законодательстве реализован принцип, согласно которому несовершеннолетний ребенок следует за родителями (родителем) вплоть до достижения им 14-летнего возраста. В жилищном законодательстве предусмотрен механизм реализации и защиты права пользования жилым помещением, которое у несовершеннолетнего может и не возникнуть, если он обладает, например, только правом «на место жительства» совместно с родителями. Поскольку право у такого несовершеннолетнего на жилое помещение является производным от права родителя на жилое помещение, то в случае его утраты последним несовершеннолетние дети также подлежат выселению без предоставления другого жилого помещения, т.е. создаются условия для «бездомности» таких родителей и детей. Однако в ЖК РФ нормы о выселении без предоставления другого жилого помещения бывшего члена семьи собственника, гражданина, утратившего права пользования жилым помещением, предоставленным по договору найма жилого помещения, не учитывают данный аспект. Не урегулирован в законодательстве и вопрос о последствиях выселения из жилого помещения отказополучателя, гражданина, имевшего право на приватизацию, но отказавшегося от участия в ней, в случае совместного проживания с таковым несовершеннолетних детей. Препятствием к реализации права несовершеннолетнего ребенка совместно жить с родителями в том случае, когда его родители проживают раздельно, но желают жить вместе, может стать отказ нанимателя (собственника) и членов его семьи на вселение в жилое помещение одного из родителей ребенка, даже если брак между такими родителями зарегистрирован. Возможность такого отказа предусмотрена в ЖК РФ. Вопрос о том, как обеспечить реализацию права несовершеннолетних детей жить совместно с родителями, при этом сохранив баланс интересов собственников жилых помещений, нанимателей жилых помещений и членов их семьи, является актуальным и требует законодательного решения.

Библиографический список

1. Селиванова Е.С. Право пользования жилым помещением собственника несовершеннолетними гражданами. Актуальные проблемы защиты имущественных прав несовершеннолетних (материальные и процессуальные аспекты): Сб. научно-практических статей / Под общ. ред. А.Е. Тарасовой. М., 2015.

Право ребенка жить и воспитываться в семье

Право жить и воспитываться в семье — одно из важнейших прав ребенка, содержащихся в статье 54 Семейного кодекса Российской Федерации (Далее – СК РФ). Исключительно семейное воспитание позволяет нормальное физическое, нравственное, интеллектуальное и социальное воспитание ребенка. Как подтверждается практикой, общественные же формы воспитания не могут заменить ребенку семью.

Положения СК РФ о праве ребенка на семейное воспитание корреспондируются с п. 2 ст. 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, говорящей нам, о том, что местом жительства несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, является место жительство их законных представителей, усыновителей или опекунов. Несовершеннолетние, достигшие четырнадцати лет, вправе выбрать место своего жительства с согласия своего законного представителя, при этом право на совместное проживание с родителями сохраняется. При раздельном проживании родителей место жительство ребенка определяется соглашением между ними. Никто не может воспрепятствовать праву ребенку жить вместе с родителями — ни государственные органы, ни частные лица.

Для обеспечения обсуждаемого права, регистрация по месту жительства детей, не достигших четырнадцатилетнего возраста и проживающих вместе с родителями, осуществляется на основании документов, удостоверяющих личность родителей (усыновителей), или документов, подтверждающих установление опеки, и свидетельства о рождении несовершеннолетних.

Исключение из этого права может быть только в исключительных случаях, например, когда совместное проживание с родителями противоречит интересам ребенка, в частности, при лишении родителей родительских прав или при ограничении их в родительских правах. С учетом важности данного вопроса для интересов ребенка решение о его раздельном проживании с родителями может быть принято только судом с соблюдением установленных СК РФ необходимых процедур и условий. Это соответствует международно-правовым нормам, согласно которым разлучение ребенка с родителями допускается по судебному решению исходя из наилучших интересов ребенка.

Несовершеннолетний гражданин РФ имеет право покидать место жительства и выезжать из Российской Федерации, но, как правило, совместно хотя бы с одним из родителей. Если же несовершеннолетний выезжает из России без сопровождения родителей, то он должен иметь при себе нотариально оформленное согласие родителей на выезд из страны. В случае, если один из родителей заявит о своем несогласии на выезд несовершеннолетнего ребенка из Российской Федерации, вопрос о возможности его выезда из Российской Федерации разрешается в судебном порядке.

Право ребенка жить и воспитываться в семье кроме изложенного права на семейное воспитание и совместное проживание с родителями также включает в себя такие права ребенка: право знать своих родителей; право на заботу родителей; право на воспитание своими родителями; право на обеспечение его интересов и всестороннее развитие; право на уважение его человеческого достоинства.

Право ребенка знать, насколько это возможно, своих родителей и право на их заботу вытекает из требований ст. 7 Конвенции о правах ребенка и обусловлено тем, что возникновение взаимных прав и обязанностей родителей и детей основывается на происхождении детей от данных родителей. Оно неразрывно связано с правом детей на совместное проживание с родителями, создающим наиболее благоприятные условия для проявления родителями всесторонней заботы о ребенке, его надлежащего воспитания и всестороннего физического и духовного развития.

Право ребенка знать своих родителей на практике может быть ограничено случаями, когда получение сведений о родителях является невозможным. В первую очередь речь идет о подкинутых (найденных детях). В современной юридической литературе также отмечается, что окончательно не разрешен вопрос о соотношении права ребенка знать своих родителей с тайной усыновления и тайной биологического происхождения ребенка.

Создание родителями в семье условий, обеспечивающих достоинство ребенка, то есть осознание ребенком своих человеческих прав, своей моральной ценности и уважение их в себе, его уверенность в себе, активное участие в жизни общества, а также всестороннее обеспечение его интересов, является необходимым фактором воспитания ребенка.

Смотрите так же:  Кирпич требования

2. Права несовершеннолтених детей

Права несовершеннолетних детей.

Впервые с принятием СК в национальном законодательстве появились нормы, посвященные правам детей в семье. Подход к ребенку как к самостоятельному субъекту права соответствует положениям Конвенции о правах ребенка и принятым РФ обязательствам обеспечить всемерную защиту прав и интересов несовершеннолетних.

Определение понятия ребенка дается в ст. 1 Конвенции ООН, в Законе «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ» от 24 июля 1998 г., в п. 1 ст. 54 СК.

Под ребенком (детьми) понимается любое лицо (лица) до достижения им (ими) возраста 18 лет, то есть возраста совершеннолетия.

Таким образом, несовершеннолетнее лицо не утрачивает статус ребенка и в тех двух случаях, когда оно в соответствии с ГК РФ до наступления совершеннолетия приобретает полную гражданскую дееспособность.

В СК права несовершеннолетних детей подразделяются на 2 вида: личные (ст. 54-59) и имущественные (ст. 60 СК).

Право жить и воспитываться в семье (ст. 54 СК) означает, что ребенок может проживать вместе со своими родителями.

Место жительства несовершеннолетних определяется в соотвествии со ст. 20 ГК.

Место жительства ребенка при раздельном жительстве родителей определяется соглашением родителей. При отсутствии соглашения спор разрешается судом (см. п. 3 ст. 65 СК).

Данное право ребенка не может быть реализовано лишь в исключительных случаях, когда совместное проживание с родителями противоречит интересам ребенка, в частности, при лишении родительских прав или ограничении родительских прав.

Право ребенка жить и воспитываться в семье, кроме изложенного права на совместное проживание с родителями, также включает в себя право ребенка: *

знать своих родителей; *

на заботу родителей; *

на воспитание своими родителями; *

на обеспечение его интересов и всестороннего развития; *

на уважение его человеческого достоинства.

В случаях утраты родительского попечения право ребенка на воспитание в семье обеспечивается органами опеки и попечительства в установленном законом (гл. 18 СК) порядке. При этом согласно ст. 123 СК предпочтение отдается семейным формам воспитания. Только в случаях, когда устройство ребенка в семью не представляется возможным, дети передаются на воспитание в детские учреждения.

Право ребенка на семейное воспитание включает в себя также право на общение с членами расширенной семьи: дедушкой, бабушкой, братьями, сестрами и иными родственниками. Это право ребенка сохраняется и в случае расторжения брака между его родителями или признания их брака недействительным (ст. 55 СК). Исчерпывающий перечень родственников, имеющих право на общение с ребенком, в законе отсутствует, что дает возможность включения в эту категорию не только близких родственников обоих родителей, но и родственников более отдаленных степеней (прадед, прабабка), дядя (тетя), племянник (племянница).

Особую сложность представляет осуществление права ребенка на общение со своими родителями в случае их проживания в другом государстве или в разных государствах. На этот счет действует п. 2 ст. 10 Конвенции ООН о правах ребенка следующего содержания: ребенок, родители которого проживают в различных государствах, имеет право поддерживать на регулярной основе, за исключением особых обстоятельств, личные отношения и прямые контакты с обоими родителями. С этой целью и в соответствии с обязательством государств — участников Конвенции они уважают право ребенка и его родителей покинуть любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну.

В соответствии с п. 2 ст. 55 СК, ребенок, находящийся в экстремальной ситуации (задержание, арест, заключение под стражу, нахождение в лечебном учреждении и другое), имеет право на общение со своими родителями и другими родственниками в порядке, установленном законом.

Экстремальную ситуацию в контексте п. 2 ст. 55 СК следует понимать как чрезвычайную, необычную, сопряженную с вынужденной изоляцией ребенка. Как экстремальную можно также рассматривать обстановку, когда ребенок тяжело болен и нуждается в госпитализации или не может находиться дома из-за инвалидности. У него также возникает потребность в общении с родителями, родственниками. Так, ВИЧ — инфицированный ребенок в возрасте до 15 лет имеет право на совместное пребывание с родителями, а также иными законными представителями в стационаре учреждения, оказывающего помощь несовершеннолетнему (ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ — инфекции)».

Приводимый в п. 2 ст. 55 СК перечень ситуаций, которые относятся к экстремальным, исчерпывающим не является. На практике могут возникнуть и другие. При их возникновении будет применяться п. 2 ст. 55 СК.

Право ребенка на защиту закреплено в ст. 56 СК.

В ст. 56 СК предусматривается, что обязанности позащите прав ребенка возлагаются на его родителей (лиц, их заменяющих), а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, органом опеки и попечительства, прокурором и судом.

Раздельное проживание с ребенком не освобождает родителя от обязанностей по защите его прав и интересов (см. ст. 66 СК).

Защиту прав и законных интересов ребенка не могут осуществлять: *

лица, лишенные родительских прав; *

граждане, у которых он отобран по решению суда либо органом опеки и попечительства; *

лица, признанные недееспособными; *

граждане, ограниченные дееспособные.

Если ребенок устроен в детское воспитательное, лечебное учреждение, учреждение социальной защиты, защита его прав и законных интересов возлагается на администрацию этого учреждения.

При невозможности вернуть ребенка в семью или незамедлительно устроить его в другую семью либо в одно из детских воспитательных учреждений защита прав и интересов несовершеннолетнего временно возлагается на орган опеки и попечительства (см. п. 2 ст. 123 СК).

Несовершеннолетний, признанный в соответствии с законом полностью дееспособным до достижения совершеннолетия, имеет право самостоятельно осуществлять свои права и обязанности, в том числе право на защиту.

Право ребенка на защиту включает и возможность самостоятельного принятия им (независимо от возраста) некоторых мер в случае нарушения его законных прав и интересов. П. 2 ст. 56 СК предоставляет ребенку в таких случаях права самостоятельно обратиться за защитой своих прав в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста 14 лет в суд.

Дети, страдающие от злоупотреблений со стороны родителей, часто не только не обращаются за защитой своих прав, но и стараются скрыть такие злоупотребления из страха перед родителями или из боязни, что их отберут у родителей и поместят в детские учреждения. В связи с этим гарантией надлежащей защиты права ребенка в семье является установление п. 3 ст. 56 СК обязанности всех должностных лиц или граждан, которым стало известно о нарушении прав ребенка, угрозе его жизни или здоровью, незамедлительно сообщить об этом органу опеки и попечительства по месту фактического нахождения ребенка.

В соответствии с положениями ст. 12 Конвенции о правах ребенкаст. 57 СК предоставляет ребенку право выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Например, ребенок вправе выражать свое мнение при рассмотрении в суде дел об оспаривании записи об отцовстве (п. 9 ППВС от 25 октября 1996 г. № 9), при разрешении спора между родителями о месте жительства ребенка при раздельном проживании родителей (п. 3 ст. 65 СК), при рассмотрении иска родителей о возврате им детей (п. 1 ст. 68 СК), о восстановлении родителей в родительских правах (п.. 4 ст. 72 СК), об отмене ограничения родительских прав (п. 2 ст. 76 СК) и т.д.

Применение ст. 57 СК вызывает сложности в судебной практике. Так, в этой норме не определен минимальный возраст ребенка, начиная с которого он вправе выражать свое мнение.

Пункт 1 ст. 12 Конвенции ООН о правах ребенка предусматривает обязанность каждого из государств — участников обеспечить ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка должно уделяться должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка. С учетом этих норм Конвенции и следует применять ст. 57 СК.

Лишь неспособность ребенка сформулировать свое мнение может рассматриваться как основание для ограничения права выразить его.

Но как установить, способен ли ребенок сформулировать свое мнение? По мнению А.М.Эрделевского, основной объективный критерий при решении этого вопроса — возраст ребенка. По достижении определенного возраста ребенок должен предполагаться способным сформулировать свое мнение по вопросу о месте своего проживания и воспитания. Учет этого критерия возможен путем применения по аналогии ст. 28 ГК РФ.

Согласно ст. 28 ГК ребенок по достижении 6 лет вправе самостоятельно совершать отдельные виды сделок (например, мелкие бытовые сделки). Следовательно, с того же возраста ребенок способен сформулировать и свое мнение о том, с кем из родителей он хотел бы проживать, осознавая при этом, перед кем и для каких целей он такое мнение выражает.

Поэтому с 6-летнего возраста ребенок должен быть допущен в судебное заседание, если он в устной или письменной форме, самостоятельно или через кого-либо из участников процесса сообщил суду о своем желании выразить собственное мнение по касающемуся его вопросу. В случае возникновения обоснованного сомнения в способности конкретного ребенка в возрасте шести и более лет сформулировать и выразить свое мнение должна быть назначена соответствующая судебная экспертиза. Если в результате экспертизы будет установлено, что данный ребенок не в состоянии сформулировать свое мнение, это должно быть отражено в решении по делу.

В зависимости от возраста ребенка его мнению законом придается различное правовое значение. Принятие во внимание или отклонение доводов детей, не достигших возраста 10 лет, является исключительной прерогативой родителей. Однако после достижения ребенком возраста 10 лет учет его мнения родителями является обязательным, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам.

В некоторых случаях, предусмотренных СК, решение может быть принято органами опеки и попечительства или судом только с согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет. Перечень таких случаев является исчерпывающим (ст. 59, 72, 132, 134, 136, 143, 154 СК).

Статья 58 СК закрепляет право ребенка на имя, отчество и фамилию.

Имя ребенку дается по соглашению родителей, отчество присваивается по имени отца, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ или не основано на национальном обычае.

Смотрите так же:  Семейный адвокат газета

Родители свободны в выборе собственного имени своему ребенку. Они вправе дать ребенку любое имя, какое они пожелают. При регистрации рождения по заявлению одного из них предполагается, что другой согласен с выбранным именем.

Отчество ребенка определяется именем отца. Однако новое семейное законодательство относит решение вопроса о присвоении ребенку отчества к компетенции субъектов РФ. Дело в том, что не все народы, населяющие нашу страну, имеют традицию называть людей не только по имени, но и по отчеству. В советский период отчества были искусственно навязаны многим из них. В настоящее время субъекты РФ имеют право установить, что присвоение отчества на их территории необязательно и может осуществляться по желанию лиц, регистрирующих ребенка, если это соответствует их национальной традиции.

Фамилия ребенка определяется фамилией родителей. При разных фамилиях родителей ребенку присваивается фамилия отца или фамилия матери по соглашению родителей, если иное не предусмотрено законами субъектовРФ.

В данном случае субъекты РФ также вправе установить иные правила выбора фамилии ребенку в соответствии со своими национальными традициями. Однако принимаемые ими нормы не должны нарушать принципа равноправия супругов в браке. Таким нарушением может быть, например, правило о том, что фамилия ребенка всегда определяется только фамилией отца.

При отсутствии соглашения между родителями относительно имени и (или) фамилии ребенка возникшие разногласия разрешаются органом опеки и попечительства.

Однако эти органы сами могут оказаться в затруднительном положении. Лишь в некоторых случаях предпочтения одного из родителей имеют какое-либо объективное основание. Например, если другой родитель хочет дать ребенку редкое и странное имя, ношение которого в дальнейшем может создать для ребенка трудности, особенно в детском коллективе. Если же каждый из них хочет дать ребенку имя своего отца, органу опеки и попечительства, по-видимому, не останется ничего другого, как кинуть жребий.

Пункт 5 ст. 58 СК определяет порядок присвоения Ф.И.О. ребенка, когда отцовство не установлено. Имя ребенку дается по указанию матери, отчество присваивается по имени лица, записанногов качестве отца ребенка (п. 3 ст. 51 СК), фамилия — по фамилии матери. Ф.И.О. найденному (подкинутому) ребенку записывается в записи акта о рождении по указанию органов опеки и попечительства, медицинской или воспитательной организации, организации социальной защиты населения, ОВД (п. 1, 3 ст. 19 Закона об актах гражданского состояния).

СК допускает изменение имени и фамилии ребенка (ст. 59 СК).

По совместной просьбе родителей до достижения ребенком возраста 14 лет орган опеки и попечительства исходя из интересов ребенка вправе разрешить изменить имя ребенку, а также изменить присвоенную ему фамилию на фамилию другого родителя (п. 1 ст. 59 СК).

Стремление к перемене, изменению имени и (или) фамилии детей может объясняться неблагозвучностью, трудностью произношения, неудачными сочетаниями имени, отчества и фамилии, желанием, чтобы сын или дочь носили фамилию, имя, соответствующие избранной заявителем национальности (при разных национальностях родителей) и т.п. По смыслу п. 1 ст. 59 СК сделать это можно только по просьбе обоих родителей, если они проживают совместно. Однако удовлетворение их просьбы напрямую зависит от интересов ребенка.

По достижении 14 лет подросток вправе сам просить об изменении своего имени и (или) фамилии на общих основаниях в соответствии со ст. 58-63 Закона об актах гражданского состояния.

Изменение имени и (или) фамилии ребенка, достигшего возраста 10 лет, может быть произведено только с его согласия (п. 4 ст. 59 СК). Что касается детей в возрасте до десяти лет, то учет их мнения необязателен, но желателен.

Если родители проживают раздельно и родитель, с которым проживает ребенок, желает присвоить ему свою фамилию, орган опеки и попечительства разрешает этот вопрос в зависимости от интересов ребенка и с учетом мнения другого родителя. Учет мнения родителя не обязателен при невозможности установления его места нахождения, лишении его родительских прав, признании недееспособным, а также в случаях уклонения родителя без уважительных причин от воспитания и содержания ребенка (п. 2 ст. 59 СК).

Если ребенок рожден от лиц, не состоящих в браке между собой, и отцовство в законном порядке не установлено, орган опеки и попечительства исходя из интересов ребенка вправе разрешить изменить его фамилию на фамилию матери, которую она носит в момент обращения с такой просьбой (п. 3 ст. 59 СК).

Отсюда следует, что ребенок может без усыновления приобрести фамилию отчима, если после вступления в брак мать стала носить егофамилию. Такой выход из положения в интересах ребенка и всех членов семьи. Когда же установление отцовства состоялось, после чего несовершеннолетний приобрел фамилию отца, ее изменение возможно в соответствии с требованиями п. 2 ст. 59 СК.

Закон напрямую не предусматривает возможности перемены отчества ребенка, не достигшего возраста 14 лет, по совместной просьбе родителей, так как это связано с изменением имени отца. Только в случае государственной регистрации перемены имени отцом изменяется отчество его несовершеннолетних детей. При этом их отчество исправляется в записи акта о рождении. Отчество совершеннолетних детей может изменяться только по их заявлению (ст. 60, п. 3 ст. 63 закона об актах гражданского состояния).

Завершая сказанное о личных правах ребенка, следует обратить внимание, что нигде СК не предусматривает обязанностей несовершеннолетнего личного характера. И это не случайно, ибо даже если бы они были предусмотрены, не достигший совершеннолетия гражданин не смог бы нести правовой ответственности за их неисполнение. Все его обязанности по отношению к родителям, родственникам – это его моральный долг.

Тем не менее законодательство некоторых государств предусматривает обязанности детей в семье. Наиболее распространенные заключаются в необходимости уважать своих родителей (Венгрия, Болгария, Австрия, Италия и др.).

Семейное законодательство посвящает имущественным правам несовершеннолетних детей всего лишь одну статью (ст.60).

«Имущественные права несовершеннолетних детей» – это собирательное понятие, состоящее из нескольких слагаемых.

На первом месте здесь стоит право каждого ребенка на получение содержания от своих родителей и других членов семьи в порядке и в размерах, которые установлены разделом V СК.

В перечень имущественных прав ребенка СК включает также получение причитающихся ему платежей, выплачиваемых государством (пенсий, пособий), которые поступают в собственность ребенка, однако распоряжаться этими средствами в интересах ребенка могут только родители (лица, их заменяющие). Последние обязаны расходовать эти средства на содержание, воспитание и образование ребенка. Иногда родитель, выплачивающий алименты, считает, что они расходуются другим родителем не по назначению. В этом случае родитель – плательщик вправе обратиться в суд с требованием о перечислении не более пятидесяти процентов сумм алиментов, подлежащих выплате, на счета, открытые на имя несовершеннолетних детей в банках.

Данный перечень имущественных прав не является исчерпывающим.Ребенок является также собственником принадлежащего ему имущества и приносимых им доходов. Его массу могут образовывать движимые и недвижимые вещи любой стоимости, ценные бумаги, паи, доли в капитале, вклады, внесенные в кредитные учреждения или иные коммерческие организации, дивиденды по вкладам и др. Это имущество может быть приобретено на средства ребенка либо получено им в дар, по наследству. Принадлежит несовершеннолетнему также получаемая им стипендия, его заработок (доход) от результатов интеллектуальной и предпринимательской деятельности.

Право ребенка на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности имуществом определяется статьями 26 и 28 ГК РФ.

При осуществлении законными представителями правомочий по управлению имуществом ребенка на них распространяются правила, установленные ГК в отношении распоряжения имуществом подопечного (ст. 37).

Значительные затруднения на практике возникают при толковании и применении п. 3 ст.37 ГК, в соответствии с которой опекун, попечитель, их супруги и близкие родственники не вправе совершать сделки с подопечным, за исключением передачи имущества подопечному в качестве дара или безвозмездное пользование, а также представлять подопечного при заключении сделок или ведении судебных дел между подопечным и супругом опекуна или попечителя и их близкими родственниками. Поскольку здесь не содержится никаких оговорок, то данное правило должно применяться и к родителям. Однако, «такое ограничение не вполне обоснованно, так как родственники родителей одновременно являются родственниками и самого ребенка. Нередко совершение сделки с родственником ребенка (например, с бабушкой) в большей мере отвечает интересам ребенка, чем сделка с посторонним лицом». Так, в отдел по делам семьи Советского района г.Самары обратились супруги Ивановы с заявлением о получении разрешения на совершение сделки мены 2/3 доли приватизированной трехкомнатной квартиры, сособственниками которой являются Ивановы и их несовершеннолетний ребенок, на двухкомнатную квартиру (для мамы и ребенка) в связи с разводом родителей. Орган опеки и попечительства отказал в даче такого разрешения, ссылаясь на п.3 ст.37 ГК РФ. С точки зрения здравого смысла, эта сделка никак не ущемляет имущественные права ребенка (быть собственником 1/3 в трехкомнатной квартире или 1/2 в двухкомнатной квартире практически одно и то же), а с формальной точки зрения такое решение незаконно.

В последнее время органы опеки и попечительства столкнулись с проблемой многочисленных отказов со стороны регистрирующих органов в выдаче свидетельств о государственной регистрации права при родственном обмене с участием несовершеннолетних. Так, гражданка Ларионова обратилась в отдел по делам семьи Кировского района г.Самары за получением разрешения на совершение сделки мены однокомнатной квартиры, принадлежащей ей и ее несовершеннолетней дочери, на трехкомнатную квартиру, принадлежащей ее матери (бабушке ребенка). Орган опеки и попечительства, руководствуясь интересами ребенка, дал такое разрешение. Регистрационная палата отказала в регистрации, ссылаясь на п.3 ст.37 ГК.

Приведенные примеры наглядно свидетельствуют о том, что указанная норма не защищает права и интересы несовершеннолетних детей. Формулировка п.3 ст.37 ГК изначально противоречит ст.1 СК РФ.

Дети и родители не имеют права собственности на имущество друг друга, однако, если они проживают совместно, они вправе владеть и пользоваться имуществом друг друга по взаимному согласию, строя свои отношения на доверии, сообразуя их со сложившимся в семье укладом. Никакого особого правового режима для собственности родителей и детей не существует. Если у родителей и детей возникает право общей собственности на какое-либо имущество, их отношения регулируются общими нормами гражданского законодательства (ст. ст. 244 — 255 ГК).