Меню Закрыть

Магнатэк банкротство

Форум о банкротстве и продуктах «РИТ»

«Мнимое» банкротство физлица: ВС борется с злоупотреблениями кредиторов

«Мнимое» банкротство физлица: ВС борется с злоупотреблениями кредиторов

Nata » 23 дек 2016, 13:15

Все больше кредиторов получают возможность инициировать банкротство в упрощенном порядке – без решения суда, подтверждающего долг. Это открывает двери различным злоупотреблениям. Одно из таких пресекла экономколлегия ВС – в деле о несостоятельности физлица Виталия Саввина, бывшего акционера православного банка «Пересвет». Суды не стали проверять доводы о «мнимости» банкротства, а зря. Требования кредиторов нужно оценивать более глубоко, уверены в ВС. Эксперты такой подход поддерживают и указывают на его положительное значение для практики в целом.

Коллегия Верховного суда РФ по экономическим спорам (КЭС) опубликовала мотивировочную часть определения по делу о банкротстве Виталия Саввина (№ А57-16992/2015) – экс-гендиректора нефтетрейдера «Магнатэк» и бывшего акционера банка «Пересвет», контролируемого РПЦ. «Дело касается давно известной проблемы искусственного формирования задолженности с целью получения контроля над процессом банкротства – назначения подконтрольного арбитражного управляющего», – комментирует спор Артем Кукин, партнер «Инфралекс».

Искусственная задолженность формируется, как правило, путем совершения мнимых сделок с последующим признанием должником обоснованности требований кредитора, рассказывает Кукин: «В тех случаях, когда закон требует обязательного «просуживания» долга, для подтверждения искусственной задолженности часто использовались «договорные» решения третейских судов. В случае с физлицами задача упрощена: закон о банкротстве допустил подачу заявления о банкротстве без «просуживания» долга – достаточно одного лишь признания долга самим должником [абз. 5 п. 2 ст. 213.5 Закона о банкротстве]». С Саввиным была именно такая ситуация.

Почти сразу после вступления в силу закона о банкротстве физлиц с заявлением о признании Саввина банкротом в Арбитражный суд г. Москвы обратился Алексей Долгополов. Сам Саввин задолженность признал, и суд включил в реестр 1,4 млн руб. требований Долгополова, а финансовым управляющим утвердил Елену Петелину. Основанием же задолженности был договор поручения, по которому Долгополов должен был за вознаграждение гасить за Саввина долг по займу на 1,4 млн руб. перед ООО «Производственное объединение СевЗапСтрой». С жалобой в апелляцию обратился ПАО «Банк Зенит». Там он ссылался на отсутствие достоверных доказательств долга и мнимость договора поручения, истинная цель которого – сформировать искусственную задолженность и обогнать других кредиторов при подаче заявления о несостоятельности, чтобы назначить «своего» управляющего. Ни 9-й ААС, ни АС Московского округа проверять эти доводы не стали, оставив в силе определение АСГМ.

В Верховном суде такой поверхностный подход не оценили. Как сразу обращается внимание в определении КЭС, возможность упрощенного порядка инициирования банкротства гражданина (без решения суда, подтверждающего долг) не означает, что одного лишь факта признания должником наличия задолженности и неисполнения обязанности по ее погашению достаточно для признания заявления кредитора обоснованным и введения процедуры банкротства:

«Отсутствие вступившего в силу судебного акта, подтверждающего существование долга, в любом случае налагает на суд обязанность по проверке требования кредитора по существу.»

Доказательств реальных заемных отношений между должником и «Производственным объединением СевЗапСтрой» в дело не представлены, указывал «Зенит». Да и сам размер вознаграждения поверенного Долгополого явно завышен. Более того, в спорный период Саввин не располагал тем количеством денег, которые указаны в договоре поручения (с мая 2015 года на его денежные средства был наложен арест в пользу нескольких кредитных организаций на общую сумму 1,25 млрд руб.). Однако ни один из этих доводов «Зенита» на получил какой-либо правовой оценки, посетовала КЭС и отправила вопрос о признании требований Долгополова обоснованными на новое рассмотрение в АСГМ.

«По своей сути определение КЭС направлено на исключение применения опасного в делах о банкротстве процессуального института освобождения от доказывания», – комментирует дело Рустам Курмаев, партнер практики по разрешению споров Goltsblat BLP. Так, согласно ст. 70 АПК признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств. В рамках дел о банкротстве подобное процессуальное действие (признание обстоятельств, на которое ссылается другая сторона) может быть недобросовестно использовано участниками спора, которые желают добиться признания лица банкротом.

В деле Саввина КЭС для подтверждения своей позиции сослалась на п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 года № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», который регулирует рассмотрение дел о банкротстве в целом. Этим пунктом в том числе исключается применение в делах о банкротстве ч. 3.1 ст. 70 АПК, освобождающей от доказывания тех обстоятельств, которые не оспаривает другая сторона.

«ВАС исходил из того, что обоснованными могут быть признаны только те требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности, – поясняет Илья Дедковский, старший юрист адвокатского бюро КИАП. –Вероятно, в деле Саввина нижестоящие суды смутили недавние изменения в Закон о банкротстве, позволяющие подавать заявление о банкротстве гражданина в отсутствие решения суда, но при условии признания долга должником. Но, как правильно отметил ВС, эти изменения упрощают лишь процесс инициирования дела о банкротстве, но не освобождают суд от проверки обоснованности заявления».

Рустам Курмаев, партнер Goltsblat BLP: «Таким образом, ВС пресек недобросовестные процессуальные действия благодаря выводу о необходимости признания только лишь тех требований кредиторов, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.»

Определение КЭС по этому делу следует оценивать только положительно, считает Олег Пермяков, старший юрист Goltsblat BLP LLP: «Верховный суд последовательно претворяет в жизнь требование к участникам гражданских правоотношений о добросовестности и недопустимости признания сторонами тех или иных обстоятельств в ущерб правам третьих лиц». По его словам, дело Саввина претендует на то, чтобы встать в один ряд с такими случаями, как дело о банкротстве Тельмана Исмаилова (см. «АС Московской области рассмотрит иск о банкротстве Тельмана Исмаилова»).

«Верховный суд применительно к банкротству физических лиц попытался ограничить возможность использования недобросовестными должниками одного из известных приемов, направленных на утверждение кандидатуры лояльного управляющего», – комментирует определение КЭС Роман Зайцев, партнер Dentons. В этой связи ключевым, по его мнению, является вывод ВС о том, что отсутствие вступившего в силу судебного акта, подтверждающего существование долга, в любом случае налагает на суд обязанность по проверке требования кредитора по существу.

Роман Зайцев, партнер Dentons: «КЭС сочла возможным назвать вещи своими именами, чего суды зачастую избегают. ВС прямо указал на необходимость проверки довода о том, что настоящей целью сделки, совершенной в преддверии вступления в силу правил банкротства граждан, являлось опережение других кредиторов при подаче заявления о банкротстве для назначения контролируемого финансового управляющего. Само по себе четкое обозначение проблемы будет способствовать её разрешению, что не может не вызывать поддержки».

«К сожалению, акты нижестоящих инстанций по этому делу лишь выражают распространенный подход к оценке доказательств в рамках дел о включении требований в реестр кредиторов должника», – говорит Иван Коршунов, юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». Признание требований обоснованными при наличии основной первичной документации, но непринятие во внимание хоть и веских, но косвенных доказательств в опровержение позиции кредитора.

Артем Кукин, партнер «Инфралекс»: «В данной ситуации очевидно, что речь идет не о заурядном банкротстве рядового гражданина: в деле фигурируют очень крупные суммы займа, высоким является размер вознаграждения поверенного, нетипична для практики и сама структура договорных отношений. Наличие таких обстоятельств должно было побудить суд не ограничиваться одним лишь признанием обоснованности требования должником».

По мнению Кукина, позиция КЭС по этому делу может иметь существенное значение для практики в целом (включая юрлиц). Право инициировать дела о банкротстве должников в упрощенном порядке получает сейчас все большее распространение: от «просуживания» долга в отношении юрлиц освобождены уже не только банки, но иные лица, которым банк уступил свое требование к должнику (см. «Не банкам» разрешили инициировать банкротство в ускоренном режиме»). «ВС, по сути, ставит барьеры на пути чрезмерного упрощения процесса, требуя от суда очень тщательно проверять существо требования кредитора в том числе в случаях, когда закон не требует предварительного «просуживания» долга, – говорит Кукин. – Данное дело, возможно, станет первым шагом на пути формирования судебных «сдержек и противовесов», призванных не допустить злоупотреблений».

магнатэк ооо банкротство

Бухгалтерские и юридические услуги

Получите консультацию по вашему вопросу!

Смотрите так же:  Полис осаго купить пермь

Банкротство ООО

Банкротство ООО

Как правило, к процедуре банкротства прибегают в случае, когда юридическое лицо не имеет возможности погасить долги перед кредиторами. Именно поэтому самый оптимальный способ ликвидации ООО с долгами – банкротство. В том случае, если юридическое лицо не в состоянии погасить задолженность перед кредиторами в течение 3 месяцев с того момента, когда она должна быть оплачена, и сумма долга составляем не менее 100000 (ста тысяч) рублей, его можно признать банкротом.

По сути, это единственный легальный и законный способ избежать ответственности и претензий. Завершающим этапом в процедуре банкротства считается исключение юридического лица из ЕГРЮЛ (Единого Государственного Реестра юридических лиц), то есть результат аналогичен результату добровольной ликвидации.

В данной статье постараемся понять, чем же банкротство может быть полезно для предпринимателя, каков общий порядок процедуры и ее тонкости, поговорим о целесообразности, а также о том, к чему все это в конечном итоге может привести.

Когда целесообразно прибегнуть к банкротству?

Прежде чем приступить к обсуждению особенностей процедуры, нужно определиться, когда же она все-таки оправдана. Может быть, следует выбрать что-то другое?

Во-первых, полезно понять и запомнить, что ответственность учредителя на данный момент вовсе не ограничивается размером уставного капитала, как это было раньше. После вступления в 2009 году в силу поправок в закон «О несостоятельности (банкротстве)» и над руководителем, и над учредителями нависла новая опасность – риск быть привлеченными к субсидиарной ответственности. При этом такое привлечение – довольно эффективный и распространенный инструмент воздействия со стороны кредиторов, и при обсуждении целесообразности банкротства не стоит забывать об этом.

Чтобы ответить на поставленный заголовком вопрос, кратко сравним банкротство с иными методами ликвидации, которых можно выделить три:

    Официальная добровольная ликвидация. суть которой сводится к исключению юридического лица из ЕГРЮЛ в соответствии с Гражданским кодексом РФ. Идти этим путем рекомендуем лишь в том случае, когда общество не вело активной деятельности, а также тем руководителям, что уверены в безупречной репутации своего детища и отличном состоянии бухгалтерии.

Альтернативная ликвидация через смену генерального директора и учредителей ООО (подробнее о процедуре можно узнать здесь ). Довольно спорный способ ликвидации, из плюсов которого можно выделить лишь короткие сроки осуществления и относительную дешевизну. Однако мы не можем порекомендовать ее кому-либо в силу высокой вероятности привлечения к субсидиарной ответственности.

На самом деле, каждая отдельная ситуация уникальна, и чтобы что-то советовать, нужно тщательно разобраться в обстоятельствах. Обращайтесь к нам, поможем. Здесь же приводим лишь наиболее общие рекомендации.

    Ликвидация посредством реорганизации (присоединение или слияние ) юридического лица. Несмотря на то, что данная процедура имеет множество плюсов (достаточно короткие сроки, официальная юридическая «смерть» общества, относительная дешевизна), есть и недостатки, самыми существенными из которых являются возможность оспорить реорганизацию в судебном порядке и привлечь бывших учредителей и директора к ответственности. Данное решение хорошо подходит для лиц с небольшими долгами и в качестве промежуточного этапа перед процедурой официальной ликвидации.

Собственно, банкротство, на котором остановимся подробнее.

Выделим основные плюсы и минусы процедуры:

    единственный законный способ очистить предприятие от долговых обязательств перед бюджетом, банками и его сотрудниками;

освобождение от ответственности (налоговой, административной и уголовной) всех учредителей (участников), директора и главного бухгалтера;

возможность спасти активы юридического лица практически в полном объеме;

крайне длительный срок проведения процедуры

для гарантированной защиты интересов должника проводить процедуру ликвидации должен «свой» лояльный ликвидатор, что неизбежно приводит к высокой стоимости услуг.

Итак, резюмируя приведенную выше информацию, заключим, что процедура банкротства не всегда полностью оправдывает себя. В случае небольших долгов, не слишком активной деятельности, отсутствии значительных активов рекомендуем обратить внимание на альтернативные способы, в частности, реорганизацию. И лишь при наличии у фирмы:

активной финансовой истории и больших оборотов;

«темных пятен» в репутации

банкротство оказывается единственным способом, который позволит учредителям и руководителю общества решить большую часть своих проблем, оставаясь в рамках закона. Однако для того, чтобы осуществить данную процедуру, нужно иметь представление об ее особенностях. Давайте пробежимся по ним.

Тонкости процедуры банкротства

Предупрежден ­– значит, вооружен; и даже если вам самостоятельно не придется претворять в жизнь процесс банкротства (а вам не придется, ибо для этого существуют специально обученные люди), знать о тонкостях процедуры полезно. Начнем с основ.

Подготовительные мероприятия

Если в результате тщательных раздумий вы пришли к выводу, что банкротство – единственный выход из сложившейся ситуации, те следующим шагом должна стать подготовка стратегического плана этого мероприятия.

Сразу отметим, что делать это самостоятельно мы бы категорически не рекомендовали; банкротство юридического лица – очень трудоемкая процедура, которая требует всестороннего изучения истории деятельности общества по крайней мере за последние три года и, самое главное, колоссального опыта осуществления подобных мероприятий. Если вы сразу доверитесь профессионалам своего дела, то впоследствии сэкономите себе немало средств, и, что более ценно, нервных клеток.

К сожалению, перед банкротством у многих руководителей возникает соблазн провести некоторые абсурдные с точки зрения здравого смысла операции, которые, по их мнению, помогут остаться в существенном плюсе и минимизировать риски при банкротстве. Желание это диктуется набором мифом, наиболее распространенные из которых приведем ниже. Итак, ни в коем случае НЕ СЛЕДУЕТ:

    Выводить и продавать за бесценок активы компании
    . Бытуем мнение, что выведенное таким образом в пользу «дружественного» юридического лица имущество удастся благополучно сохранить. Арбитражный управляющий с подачи собрания кредиторов может оспорить любую подозрительную сделку, осуществленную должником за последние три года, а массовый вывод активов – прямое указание на преднамеренное банкротство. Будьте предусмотрительнее, ведь существуют более изящные способы сохранения имущества.

Продавать дебиторскую задолженность
. если ее не удается взыскать в установленные сроки. Здесь аналогично первому пункту; стоит лишь добавить, что наличие дебиторки – одно из обоснований наличия средств на проведения процедуры банкротства, что может помочь с инициацией. К тому же в обязанности арбитражного управляющего так или иначе входит ее выявление и продажа в составе конкурсной массы, так почему бы не продать ее доверенному лицу на этом этапе?

Инсценировать утрату первичных документов в результате форс-мажорных обстоятельств
. Да, это может осложнить оспаривание сделок кредиторами, однако в то же время является подходящим основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

Выводить участников и акционеров общества, менять директора
без веских на то оснований. Такие действия могут стать еще одним поводом для возникновения ненужным подозрений.

Если не предпринимать этих необдуманных шагов, вероятность благополучного исхода многократно возрастает. Впрочем, даже из самой неблагоприятной ситуации можно выйти в плюс, если действовать грамотно, просчитывая каждый свой шаг. Вернее, каждый шаг главных действующих лиц игры под названием «банкротство».

Главные действующие лица

Необходимо сказать несколько слов о главных действующих лицах процедуры банкротства. Лиц этих можно выделить довольно много, но наиболее влиятельными и, соответственно, интересными для нас являются
арбитражный управляющий
и
собрание кредиторов
. Пойдем по порядку.

Во-первых, необходимо усвоить, что лояльный должнику арбитражный управляющий – это большое стратегическое преимущество в нелегкой битве. А преимущество (любое) упускать не стоит, поэтому в ваших интересах подать в суд заявление о банкротство по собственной инициативе, не оставляя подобной возможности кредиторам и налоговому органу. Поскольку именно сторона, инициировавшая процедуру, обладает правом назначения арбитражного управляющего, и если все сделать правильно, его «лояльность» будет обеспечена.

Чем это поможет? Плюсов масса; так, «свой» управляющий:

    может «не заметить» и не предложить к оспариванию подозрительные сделки;

расставить нужные акценты в таком ключевом документе, как реестр требований кредиторов, что позволит перевести большую часть активов доверенным лицам;

обеспечить продажу конкурсной массы дружественному лицу по заниженной стоимости, что позволит эту большую часть активов сохранить.

Соответственно, лояльный кредиторам управляющий явно не будет задумывать о вашей выгоде и сделает все с точностью до наоборот.

Запомните: пока есть выбор, арбитражный управляющий должен стать вашим другом. Иначе его сделают вашим врагом.

Однако даже самый лояльный управляющий может потерять контроль над ситуацией, если собрание кредиторов – второе главное действующее лицо процесса банкротства – будет препятствовать ему в его деятельности. Однако этим органом тоже можно (и нужно) управлять.

Для этого нужно помнить, что голоса в собрании распределяются пропорционально размеру задолженности. Поэтому достаточно сделать так, чтобы в реестре требований задолженность перед «дружественными» кредиторами была выше, нежели перед «враждебными». Как это осуществляется на практике – тема отдельной статьи; скажем лишь, что наиболее действенные идеи появляются в результате анализа конкретной ситуации.

Кстати, задолженность перед «дружественным» кредитором – крайне полезная штука, которая сможет уберечь вас от внезапных претензий со стороны иных кредиторов. Такая вот «обремененность», позволяющая спать спокойно.

Итак, имея контроль над главными действующими лицами процедуры, завершить банкротство с нужным исходом не составляет большого труда. Более сложно – получить этот контроль, или «лояльность»; впрочем, мы уже сказали, что это более чем реально.

Смотрите так же:  Как установить моды на майнкрафт 152 лицензия

Порядок и основные этапы процедуры банкротства

Пришло время поговорить о самой процедуре, состоящей из четырех основных этапов: наблюдение, внешнее управление, финансовое оздоровление и конкурсное производство. В контексте ликвидации через банкротство имеют значение и осуществляются на практике лишь первый и последний этапы.

Банкротство можно провести двумя путями: по полной и упрощенной процедуре. Эти способы во многом похожи, поэтому сначала расскажем о полной процедуре, а затем приведем основные отличия упрощенной.

Полная процедура банкротства

Итак, полная процедура начинается с подачи заявления о признании должника банкротом. Сделать это может как должник, так и налоговый орган или кредитор. Как выяснили выше, в интересах должника сделать это первым; в таком случае в его руках кандидатура арбитражного управляющего.

Второй важный момент: подать заявление таким образом, чтобы оно было принято и признано обоснованным (т.е. пакет документов должен быть полным, задолженность не ниже установленной, а имущество достаточным для проведения процедуры).

Через месяц состоится первое судебное заседание, по результатам которого (если все пойдет по плану) в отношении должника будет введена процедура наблюдения, которая длится не более 7 месяцев, и назначен арбитражный управляющий.

В результате наблюдения управляющий принимает решение о наличии или отсутствии признаков фиктивного банкротства и выносит решение о следующем этапе, которое может быть одобрено или оспорено собранием кредиторов (что нужно для того, чтобы собрание действовало в интересах должника, мы писали выше).

Как правило, следующим этапом является конкурсное производство, в ходе которого управляющий (теперь именуемый «конкурсным») формирует конкурсную массу и удовлетворяет требования кредиторов. Долги, не погашенные по результатам конкурсного производства, списываются и считаются погашенными. Бывшие контролирующие лица должника могут расслабиться: юридического лица больше не существует, оснований для привлечения к какой бы то ни было ответственности нет.

Срок ликвидации юридического лица по полной процедуре – от 12 месяцев.

Упрощенное банкротство

Выделяют два главных отличия данной процедуры от описанной выше:

    инициировано упрощенное банкротство может быть лишь после начала официальной ликвидации. Выясняется, что у ликвидируемого лица существует задолженность в размере более 100000 руб. и имущества компании недостаточно для удовлетворения требований кредиторов. Ликвидатор обращается в арбитражный суд с заявлением о признании ликвидируемого лица банкротом.

При упрощенном банкротстве первым и единственным этапом является конкурсное производство.

В остальном все сказанное выше о полной процедуре может быть применено к упрощенной, т.е. основной залог успеха – лояльность конкурсного управляющего и собрания кредиторов. Итог – официальная ликвидация юридического лица и соответствующая запись в ЕГРЮЛ. Срок банкротства – от 9 месяцев.

Итак, мы рассмотрели две возможные схемы банкротства. Какая из них наиболее предпочтительна, сказать невозможно; окончательный выбор делается после анализа конкретной ситуации. Пользуясь случаем, еще раз напомним, что в таких вещах следует доверять лишь профессионалам своего дела.

Ответственность учредителей и директора ООО при банкротстве

Несложно догадаться, что основную угрозу для «контролирующих лиц должника» (в этот список входят учредители, генеральный директор, главный бухгалтер и вообще любое физическое лицо, которое оказывало влияние на принятие решений должником. даже не будучи связано с ним юридически) представляет неоднократно упомянутая сегодня субсидиарная ответственность (подробнее об этом здесь). И это действительно самая серьезная угроза для предпринимателя, решившего завязать с бизнесом и уйти на покой.

Чем страшна субсидиарная ответственность? Помимо того, что к ней может быть привлечен практически кто угодно, в соответствии с вступившими 5 июня 2009 года в силу поправками в закон о банкротстве субсидиарная ответственность подразумевают презумпцию виновности. Таким образом, если кредитор или налоговый орган найдет основания для привлечения лиц должника к этому виду ответственности, то именно последнему придется доказывать, что он действовал исключительно в интересах общества.

В предыдущем абзаце не просто так упомянут налоговый орган (ИФНС). Дело в том, что налоговая, как и конкурсный кредитор, может выступить инициатором привлечения к субсидиарке, при этом такой оппонент в разы «страшнее», поскольку имеет полный доступ к информации о сделках должника. Основанием для привлечения, как правило, выступают выявленные финансовые операции с фирмами-однодневками.

Наконец, вступившие в силу поправки существенно расширили список оснований для привлечения к субсидиарной ответственности. Рассмотрим несколько типовых ситуаций, результатом которых могут стать судебные тяжбы:

    Бывший генеральный директор компании, нахватав долгов, решил сделать «ход конем» и переоформил компанию на номиналов, а затем благополучно исчез из поля зрения налоговых органов. Разумеется, теперь его ждет привлечение к пресловутой субсидиарке, при этом в силу отсутствия контролирующего лица (бывшего директора) и, соответственно, защиты, доказать обоснованность требований будет значительно проще.

Бухгалтерией в силу каких-либо причин были утеряны документы, содержащие информацию об имуществе и обязательствах должника (либо эта информация была искажена). Появляется возможность оспорить сделки должника и признать их недействительными, и если не получится вернуть переданное должником имущество, руководителю компании грозит все та же субсидиарная ответственность.

В результате налоговой проверки были выявлены контакты с фирмами-однодневками и доначислены налоги. В результате судебного разбирательства уполномоченный орган доказал наличие задолженности и инициировал банкротство, поскольку средства в нужном размере не были получены в срок. В силу отсутствия у компании имущества, достаточного для покрытия долгов, арбитражный управляющий привлек генерального директора к субсидиарной ответственности и взыскал с него полную сумму долга (поскольку именно директор принимал решения о перечислении средств однодневкам).

На самом деле, сценариев, по которым могут развиваться события, существенно больше. Главное, что нужно запомнить ­– практически все козыри в руках ваших противников, поскольку, образно выражаясь, на их стороне закон. Живыми вас не отпустят.

Однако отчаиваться не стоит. Выход есть всегда, и ключ к заветной двери – все тот же арбитражный (или конкурсный) управляющий. Если с самого начала взять инициативу в свои руки, то из самой безнадежной ситуации можно выйти с минимальными потерями. Нюансы этого процесса осветим в отдельной статье, посвященной субсидиарной ответственности.

Подводя итоги, скажем следующее: шутить с кредиторами не стоит, субсидиарная ответственность – это очень серьезно. Время играет против должника, и чем раньше он обратится к профессионалам, тем безболезненнее пройдет для него банкротство. Выбор есть всегда.

Итак, мы увидели, что банкротство – непростая, но крайне интересная и полезная процедура, по сути, единственный законный способ выйти из безнадежной ситуации с множеством долгов. Банкротство может полностью освободить от ответственности и даровать спокойный сон, однако стоимость процедуры, как правило, довольно велика, как в денежном, так и в нервном эквиваленте. Наконец, банкротство – не панацея, и подают это блюдо лишь после искусной обработки. Помните об этом при выборе способа ликвидации.

Новые экономические споры // Проверят реальность задолженности банкрота-физлица

До Верховного суда (ВС) впервые дошло дело о банкротстве физлица. В споре судьям предстоит решить, нужно ли проверять реальность задолженности при инициировании банкротства, даже если сам должник признает долг. Дело любопытно еще и тем, что должник, по информации СМИ, — бывший акционер банка «Пересвет», принадлежащего Русской православной церкви.

Всего на прошлой неделе судьи экономической коллегии передали на пересмотр 10 дел. Полный список дел, помимо вошедшего в обзор, приведен в конце заметки.

Должен ли суд проверять реальность задолженности при инициировании банкротства гражданина, даже если сам должник признает долг? (банкротство Виталия Саввина)

ПАО «Банк “Зенит”» оспаривает введенную в декабре прошлого года судом процедуру банкротства Виталия Саввина (дело № А40-192008/2015). Заявление о его несостоятельности подал Алексей Долгополов. По его утверждению, Виталий Саввин задолжал ему 1,4 млн руб. за посреднические услуги — в июне прошлого года Алексей Долгополов по договору поручения должен был погасить за ответчика долг в 140 млн руб. перед ООО «Производственное объединение СевЗапСтрой». На основании представленных документов суды всех трех инстанций сочли требования Алексея Долгополова обоснованными. По мнению судов, судебного решения о признании долга в данном случае не требовалось, так как Виталий Саввин согласился с наличием задолженности.

Банк «Зенит» сомневается в том, что Виталий Саввин действительно должен был заявленную сумму Алексею Долгополову. Один из самых весомых мотивов для сомнения — то, что еще в мае 2015 года, то есть за месяц до предполагаемого погашения долга, на средства Виталия Саввина был наложен арест на общую сумму 1,25 млрд руб. По мнению банка, должник и Алексей Долгополов заключили сделку лишь для того, чтобы искусственно сформировать задолженность в ущерб другим кредиторам и назначить контролируемого финансового управляющего. Эти обстоятельства суды должны были проверить, несмотря на то что Виталий Саввин признавал долг, считает банк.

Этот спор интересен не только тем, что стал первым делом о банкротстве физлица в ВС, но и самой фигурой должника. По информации СМИ, Виталий Саввин — бывший генеральный директор компании «Магнатэк», которая в 2011 году пожертвовала партии «Единая Россия» 40 млн руб. (см. заметку Lenta.ru). А по сведениям «Коммерсанта» Виталий Саввин до 2012 года был акционером банка «Пересвет», основной собственник которого — Русская православная церковь. Свою долю Виталий Саввин продал самому банку «Пересвет». Большой резонанс в октябре вызвало введение в «Пересвете» временной администрации в связи с высокорисковым кредитованием банком проектов в строительной отрасли (см. материал РБК).

Смотрите так же:  Включается ли в стаж учеба в колледже

ВС рассмотрит это дело 12 декабря.

А66-4904/2013 Банкротство. Можно ли передать в залог только здание, без участка под ним, мотивируя это тем, что участок в залоге у третьего лица?

А40-171891/2014 Можно ли при неосновательном обогащении взыскивать не только проценты по п. 2 ст. 1107 ГК, но и тот доход, который обогатившееся лицо получило или должно было получить, используя эти деньги?

А41-69762/2014 Банкротство. Можно ли утверждать мировое соглашение в деле о банкротстве, если оно ущемляет интересы одного из кредиторов, для которых оно обязательно?

А41-36014/2009 Банкротство. От чего отсчитывается процент вознаграждения управляющего в случае, если заложенное имущество оставлено за залогодержателем, — от стоимости предмета залога или от суммы, полученной от залогодержателя на текущие расходы?

А33-1439/2015 Относится ли к землям обороны и, следовательно, освобождается ли от земельного налога участок, который принадлежит АО, созданному в результате приватизации оборонного предприятия и продолжающего осуществлять деятельность в сфере обороны?

А22-1776/2013 Банкротство. Можно ли оспаривать сделку не только по банкротному основанию, но и по сочетанию ст. 10 и 168 ГК? Указание на то, что суд неправильно оценил доказательства — не в их совокупности.

А32-29919/2012 Может ли быть исключена из конкурсной массы стоимость помещений в здании, принадлежащем должнику, которые были проданы должником до начала банкротства, притом что переход прав к покупателю так и не был зарегистрирован?

А40-56217/2015 и А40-44190/2015 Могли ли компания «Роснефть» и ее дочерняя компания потребовать пересчета вывозных пошлин через несколько лет после фактического вывоза нефти?

Определение Четвертого арбитражного апелляционного суда от 6 ноября 2012 г. N 04АП-5184/12 (ключевые темы: ходатайство о восстановлении пропущенного срока — несостоятельность (банкротство) — подача апелляционной жалобы — Федеральная налоговая служба — неблагоприятные последствие)

Определение Четвертого арбитражного апелляционного суда от 6 ноября 2012 г. N 04АП-5184/12

06 ноября 2012 г.

Дело N А19-11137/2009

Судья Четвертого арбитражного апелляционного суда Даровских К.Н.,

рассмотрев вопрос о принятии апелляционной жалобы ФНС России на определение Арбитражного суда Иркутской области от 05 октября 2012 года по жалобе ФНС России на действия конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Рикком» Фирюлина Л.А. по делу N А19-11137/2009 по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Рикком» (ОГРН 1023800520710 ИНН 3801063801, адрес: 665812, Иркутская область, Ангарский район, г. Ангарск, 40 лет Октября, 119, 36/37) о признании его несостоятельным (банкротом),

ФНС России обратилась в Четвертый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой на определение Арбитражного суда Иркутской области от 05 октября 2012 года по делу N А19-11137/2009.

В соответствии с частью 3 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации определения, которые выносятся арбитражным судом при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) и обжалование которых предусмотрено Кодексом и иными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства), отдельно от судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, могут быть обжалованы в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение десяти дней со дня их вынесения.

Пунктами 1 и 3 статьи 60 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) предусмотрен порядок и сроки рассмотрения, в числе прочих, жалоб на действия арбитражных управляющих, по результатам рассмотрения которых арбитражным судом выносится определение. Данное определение может быть обжаловано в порядке и в сроки, которые установлены настоящим Федеральным законом.

Определения арбитражного суда, не предусмотренные Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, обжалуются в порядке, установленном настоящим Федеральным законом (пункт 5 статьи 60 Закона о банкротстве).

Таким образом, обжалование определений, принятых по результатам рассмотрения жалоб на действия арбитражного управляющего, предусмотрено Законом о банкротстве, следовательно, срок на обжалование данных определений в соответствии с частью 3 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации составляет десять дней со дня их вынесения.

В соответствии с частью 3 статьи 114 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации процессуальный срок, исчисляемый днями, истекает в последний день установленного срока, причем в этот срок, согласно части 3 статьи 113 этого же Кодекса, не включаются нерабочие дни.

Следовательно, срок на совершение процессуального действия — апелляционное обжалование определения от 05.10.2012 истек 19.10.2012. Между тем, апелляционная жалоба поступила в суд первой инстанции 22.10.2012, о чем свидетельствует оттиск штампа канцелярии Арбитражного суда Иркутской области. Таким образом, апелляционная жалоба подана по истечении установленного законом срока для подачи апелляционной жалобы.

Заявитель апелляционной жалобы обратился с ходатайством о восстановлении пропущенного срока подачи жалобы, в обоснование которого ссылается на то, что обжалуемое определение было получено им по почте 15.10.2012.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев ходатайство ФНС России, приходит к следующим выводам.

В соответствии с частью 1 статьи 115 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, утрачивают право на совершение процессуальных действий с истечением процессуальных сроков, установленных настоящим кодексом или иным федеральным законом либо арбитражным судом.

В соответствии с частью 2 статьи 259 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации срок подачи апелляционной жалобы, пропущенный по причинам, не зависящим от лица, обратившегося с такой жалобой, в том числе в связи с отсутствием у него сведений об обжалуемом судебном акте, по ходатайству указанного лица может быть восстановлен арбитражным судом апелляционной инстанции при условии, что ходатайство подано не позднее чем через шесть месяцев со дня принятия решения или, если ходатайство подано лицом, указанным в статье 42 Кодекса, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов обжалуемым судебным актом.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в пункте 12 постановления Пленума от 28.05.2009 N 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» разъяснил, что согласно части 2 статьи 176, части 1 статьи 259 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации срок на подачу апелляционной жалобы исчисляется не с даты направления копии изготовленного судебного акта лицам, участвующим в деле, а с даты изготовления судом первой инстанции судебного акта в полном объеме.

Из материалов дела следует, что обжалуемое определение принято Арбитражным судом Иркутской области 05.10.2012 с участием в судебном заседании, в том числе представителя ФНС России.

Текст обжалуемого определения опубликован на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в сети Интернет 06.10.2012 в 08 час. 26 мин МСК (л.д. 157). Копия обжалуемого определения направлена судом первой инстанции в адрес лиц, участвующих в деле, в том числе ФНС России в установленный процессуальный срок и получена уполномоченным органом 12.10.2012 ( л.д.153).

Таким образом, суд апелляционной инстанции полагает, что в период с 06 октября 2012 (дата публикации обжалуемого определения на сайте ВАС РФ) по 19 октября 2012 года (дата окончания срока на апелляционное обжалование) у заявителя имелось достаточно времени для подготовки апелляционной жалобы и обращения в арбитражный суд в установленный законом срок.

Факт получения копии обжалуемого судебного акта по почте 15.10.2012 не является обстоятельством, свидетельствующим о наличии каких-либо уважительных причин пропуска срока на подачу апелляционной жалобы, поскольку процессуальный закон не связывает начало течения срока на подачу апелляционной жалобы с датой получения копии судебного акта лицом, участвующим в деле.

Кроме того, заявитель в силу части 6 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации несет риск наступления для него неблагоприятных последствий, связанных с неполучением информации о движении дела с использованием любых источников такой информации и любых средств связи, поскольку информация о движении дела, в том числе, публикация текста обжалуемого определения в сети Интернет судом первой инстанции была произведена своевременно.

Заявитель жалобы в своем ходатайстве не указал иных объективных, не зависящих от его воли обстоятельств, препятствовавших ему обратиться в апелляционный суд в установленные процессуальным законодательством сроки с апелляционной жалобой.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы следует отказать.

В соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 264 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд апелляционной инстанции возвращает апелляционную жалобу, если при рассмотрении вопроса о принятии апелляционной жалобы к производству установит, что апелляционная жалоба подана по истечении срока подачи апелляционной жалобы и в восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы отказано.

Руководствуясь пунктом 3 части 1 статьи 264 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

отказать Федеральной налоговой службе в восстановлении пропущенного срока на подачу апелляционной жалобы.

Апелляционную жалобу возвратить заявителю.

Определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в течение месяца.