Меню Закрыть

Факторы влияющие на брак и развод

Стабильность брака и проблема разводов

Эти вопросы обладают высокой социальной значимостью для общества.

Стабильность брака находит выражение, с одной стороны, в его прочности как системы супружеских отношений, с другой – в сохранении брака во времени как процесса совместной супружеской жизни. При характеристике данного понятия значимой оказывается брачная ситуация, которая понимается как все моменты, связанные для каждого из супругов с брачно-семейной жизнью. Сюда относят прежде всего личность другого супруга, фактическую долю участия обоих в хозяйственно-бытовой деятельности, отношения с родственным окружением и т.д. Реальная брачная ситуация будет различна для каждого из состоящих в браке супругов.

Прочность брака определяется соотношением факторов, удерживающих супругов в браке, и факторов, способствующих его разрушению. Так, высокоустойчивый брак в традиционной семье с ее сегрегированными ролями может быть основан на страхе и авторитете, а в симметричной семье – на любви, уважении, взаимопомощи. Факторами, влияющими на прочность брака, могут выступать традиции культуры, психологическая привязанность, материальные интересы и др.

Важная роль в структуре семейно-брачных отношений принадлежит разводу. Как культурно-правовой институт развод есть всецелый продукт развития индустриального общества, поскольку представляет собой расторжение законного брака при жизни обоих партнеров, дающее им возможность вступления в новый семейно-брачный союз. В традиционном обществе развод практически неосуществим, что обусловливается религиозными установлениями и находит соответствующее закрепление в праве. Исключения носят единичный характер и касаются избранного слоя (элиты общества), находя обоснование в государственных интересах (наследование власти, имущества и т.п.).

Эмансипация женщины, ставшей сначала работницей, а затем вступившей на путь борьбы за свои гражданские права, изменение структуры и распределения власти в семье, сказалась на отношении общества и государства к проблеме развода. Например, первые законодательные акты о разводе появились в Европе еще в начале XX века, однако все они исходили из факта «вины» одной из сторон (обвинение в жестокости, недостатке внимания или измене). Лишь в 1960-е гг. эта практика начала меняться: стал возможен развод «по заявлению», т.е. нежеланию одного из супругов сохранять прежние брачно-семейные отношения. В некоторых случаях эта ситуация обрела перевернутый вид. Так, коренные жители западноевропейских стран сетуют, что их законодательство в основном направлено на то, чтобы урегулировать отношения бывших супругов после развода и совершенно не занимается тем, чтобы создать возможности для предотвращения или хотя бы смягчения разрыва.

Развитие семейно-брачных отношений в Российской Федерации

Территория нашей страны исключительно велика в пространственном измерении. Заметные различия природно-географических параметров самым прямым образом влияют на условия физического и социального проживания людей. Также нельзя игнорировать особенности культурных, национальных, религиозных норм, традиций, обычаев, которые имеют непосредственный выход в сфере семейно-брачных отношений. Отметим несколько наиболее характерных тенденций, действие которых устойчиво сохраняется на протяжении длительного времени.

  • 1. Люди чаще женятся и разводятся в богатых, благополучных регионах. Данную ситуацию социологи связывают с присущей населению высокой степенью мобильности. Это прежде всего характерно для жителей Москвы, крупных городов-миллионников и таких сырьевых нефте- и газодобывающих регионов, как Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский автономные округа, Таймырский район Красноярского края и др., куда приезжает на заработки много молодежи.
  • 2. Чаще, чем в среднем по стране, браки заключаются в крупных городах, культурных центрах и промышленно развитых регионах. Здесь же традиционно более высок и уровень разводов, а также повторно заключаемых браков.
  • 3. В промышленно и социально депрессивных регионах семейно-брачные отношения, как правило, более прочны. Это объясняется несколькими основными причинами:
  • 1) застой в экономике порождает у населения установки сохранения собственного статус-кво, важным звеном которого выступает семья; именно она для большинства оказывается тем последним бастионом, который позволяет выжить и получить поддержку в трудную минуту;
  • 2) по своей возрастной структуре данные регионы значительно старше, нежели те, куда устремляются сегодня потоки мигрирующей рабочей силы, поэтому здесь действуют несколько иные, чем в других регионах, психологические и культурные установки, связанные с поддержанием и упрочением ранее созданных брачно-семейных союзов;
  • 3) в структуре населения здесь преобладают сельские жители, которым всегда было присуще постоянство, включая сферу семейной жизни; к тому же на селе и в малых городах существенно меньше возможностей для заключения повторного брака;
  • 4) во многих из этих регионов сильны национальные и религиозные (ислам) традиции, которые отрицательно относятся к перемене брачного партнера.

Проблема материального благополучия и жилищных условий семьи продолжает и, видимо, будет оставаться одним из ключевых условий, влияющих на стабилизацию ситуации в рассматриваемой сфере. На 2011 г. на учете в качестве нуждающихся в жилье или улучшении жилищных условий состояло 2,82 млн семей; в 2000 г. таких семей было 5,419 млн, т.е. почти в две раза больше. В том же 2011 г . 32,4 тыс. семей получили свое первое жилье или улучшили жилищные условия. Это на 11% больше, чем в 2010 г. В то же время в 2011 г. на учете на обеспечение жильем либо улучшение жилищных условий состояло 415,5 тыс. молодых семей, что на 1,7% больше, чем в 2010 г. Из этого числа 153,3 тыс. проживают в сельской местности.

Конечно, реальные причины, влияющие на неустойчивость семейно-брачных отношений намного сложнее. В 2010 г. в России наблюдался пик разводов – в среднем на 100 регистрируемых браков приходилось 80 разводов, что в какой-то мере можно объяснить нестабильностью экономической ситуации и неудовлетворенностью материальным положением, сложившихся на фоне экономического кризиса 2008–2010 гг. Однако среди основных причин, повлиявших на распад семьи, чаще называли такие, как:

  • 1) психологическая и практическая неподготовленность супругов к семейной жизни (42%);
  • 2) пьянство одного из супругов (на это указывали 31% женщин и 23% мужчин);
  • 3) супружеская неверность (эту причину выделяли 15% женщин и 12% мужчин).

Таким образом, на развитие семейно-брачных отношений на территории России одновременно воздействует сразу несколько часто разнонаправленных тенденций, каждая из которых в своей основе имеет причины объективного и субъективного, материального, культурного и иного свойства. Очевидно, что тенденции дальнейшей эволюции российской семьи в значительной степени схожи с теми, которые наблюдаются в большинстве урбанизированных и индустриально развитых стран. Можно говорить о том, что многие явления, наблюдаемые на отечественной почве, имеют общецивилизационную обусловленность, однако при этом не следует забывать о нашей культурной и исторической специфике, накладывающей особый отпечаток на отношение к семье. Учет данных факторов особенно важен в сфере социальной политики государства, направленной на укрепление российской семьи.

Брачные факторы, влияющие на стабильность брака;

Добрачные факторы, влияющие на стабильность брака

Разводы делят на происходящие с целью вступления в новый брак и вызванные неудовлетворенностью данного брака без намерения вступить в новый брак. Эмпирически установлено, что частота разводов наименьшая для возрастов вступления в брак, в которых вероятность заключения брака наибольшая. При одном и том же возрасте вступления в брак чаще расторгаются повторные браки вдовых и разведенных. Средняя продолжительность повторных браков существенно ниже, чем первых.

Демографическое значение разводимости состоит в том, что ее интенсивность наряду с овдовением определяют число лиц, которые могут повторно вступить в брак. Широкое распространение разводов увеличивает среднее число случаев вступления в брак в течение жизни. В свою очередь, от частоты повторных браков разведенных зависит среднее число случаев прекращения брака в течение жизни. Влияние разводимости на уровень рождаемости исследовано недостаточно. По оценкам, общее число детей у женщин, вступивших в повторный брак, ненамного ниже, чем состоящих в непрерывном браке к тому же возрасту.

До XX века юридически оформленные разводы в странах Европы и Америки были крайне редки, разводимость не играла заметной роли в демографических процессах. После второй мировой войны в большинстве развитых стран происходит рост разводимости при одновременной либерализации законодательства о разводах. Во многих странах в течение года года распадалось свыше 0,5% существующих брачных пар, а в США — свыше 2%.

В России после упрощения в 1965 году процедуры расторжения брака наблюдалось постепенное повышение уровня разводимости. Развод стал главной причиной прекращения брака в репродуктивном возрасте, однако в целом ведущей причиной прекращения брака для женщин остается смерть мужа. Напротив, у мужчин расторжение брака стало более существенной причиной его прекращения, чем смерть жены. В современных условиях большая часть расторжений брака происходит по инициативе женщин, но интенсивность разводимости, как и в прошлом, выше среди мужчин, т.к. они чаще вступают в повторный брак. Среднегодовое число разводов на 1000 супружеских пар в России составило: 1938-39 годы — 2,9; 1958-59 годы — 6,5; 1969-70 годы — 13,3; 1978-79 годы — 17,5; 1988-89 годы — 15,9.

Факторы, способствующие разводу

В 1980-е годы интерес ученых к изучению закономерностей выбора брачного партнера заметно упал. Исследователи переключили свои усилия на анализ добрачных и брачных факторов, угрожающих стабильности семьи. Отмечается, что уже сам выбор брачного партнера влияет на судьбу конкретной пары. Как показали результаты многих исследований, тот «багаж», то есть совокупность добрачных факторов, с которыми молодые люди начинают семейную жизнь, оказывает существенное влияние на успех адаптации в первые годы совместной жизни, на прочность семьи, степень вероятности развода. К добрачным факторам относятся некоторые особенности родительской семьи, социально-демографические характеристики самих вступающих в брак, особенности периода знакомства и ухаживания.

Из особенностей прасемьи наиболее изучено влияние следующих:

  1. общепризнано, что развод родителей увеличивает вероятность развода их выросших детей (вероятность не означает фатальности, так как негативные факторы могут «перекрыться» благоприятными). Установлено также, что у людей, чья личная жизнь не удалась, чаще встречались разведенные братья и сестры – на прочность создаваемого союза влияет не только отсутствие одного из родителей, но и конфликты в родительской семье, ее отрицательная эмоциональная атмосфера. Вероятно, в конфликтных и неполных семьях дети не получают адекватного представления о модели успешных взаимоотношений в семье. При этом в семьях, где есть разведенные, может складываться более терпимое отношение к разводу («готовность к разводу»). Большое значение имеет и тот факт, что неполные семьи находятся в более тяжелом материальном положении, чем семьи с двумя родителями, что, в свою очередь, сказывается на уменьшении вероятности получения хорошего образования, профессии и дохода;
  2. при прочих равных условиях чем ниже уровень образования, профессиональный статус и доход мужа, тем выше вероятность развода.
Смотрите так же:  Заявление о возврате карты сбербанка

К числу добрачных факторов, увеличивающих вероятность развода, западные психологи и социологи единодушно относят беременность невесты (возможно, влияние так называемых вынужденных браков). Исследования в США показали, что вероятность распада семей с добрачной беременностью в два раза выше (у белых и черных). Среди причин этого эффекта обычно называют нарушение процесса адаптации жениха и невесты к браку, «перескакивание» сразу на следующую стадию семейной жизни, связанную с рождением и воспитанием детей, обострение экономических проблем супругов в связи с рождением ребенка. Немаловажны и мотивы заключения брака: в данном случае часто его единственная причина — перспектива скорого рождения ребенка (Фотеева Е.В., 1988).

Увеличивают вероятность развода и другие характеристики добрачного периода жизни:

  • непродолжительный срок добрачного знакомства (рекомендуемый психологами срок – 1-1,5 года);
  • серьезные ссоры и конфликты во время ухаживания;
  • отрицательное отношение родителей к данному браку (не получили одобрения при вступлении в брак 43% тех, кто развелся, и лишь 13% живущих в стабильном браке).

Факторами риска являются такие обстоятельства, как слишком ранний брак (до 19 лет), откладывание официального оформления отношений (как признак неготовности к принятию на себя ответственности), разница в возрасте между супругами более 10 лет, существенная разница в физической привлекательности, некоторые мотивы при вступлении в брак (по материальным соображениям, замужество из желания досадить кому-либо третьему, замужество с целью уйти из ненавистного родительского дома) (Яффе М., Фенвик Ф., 1991). В России к негативным факторам при заключении брака относится и оформление отношений до армии (Гаспарян В.А., 1999).

Негативное влияние на построение долговременных отношений оказывают некоторые свойства личности, такие как личностная (эмоциональная) незрелость, низкая самооценка (поскольку она порождает неуверенность и ревность, затрудняет отношения, построенные на любви и доверии), чрезмерная зависимость (от родителей), эмоциональная изоляция (как неспособность проявления своих чувств и принятия чувств другого) (Яффе М., Фенвик Ф., 1991). А. Адлер связывал зрелость личности с верой в себя, со способностью открыто встречать жизненные проблемы и решать их, с наличием друзей и нормальными отношениями с соседями. Кроме того, важным показателем правильного направления в жизни Адлер считал полезную деятельность и профессионализм. Тому, кто лишен всех этих качеств, – писал он, – не стоит доверять, он не вполне созрел для любовных отношений» (Адлер, с. 164). К недостаткам, увеличивающим вероятность неуспешности брака, Адлер относил: проявление недоверия к объекту любви, так как это знак установки, порождающей постоянные сомнения, и они ясно свидетельствуют о неготовности к реальным проблемам жизни; желание постоянно критиковать и воспитывать другого человека; излишняя чувствительность, которая может быть симптомом комплекса неполноценности; постоянное ожидание разочарования, становящееся в браке причиной ревности.

Следует отметить, что перечисленные факторы риска не являются «фатальными» при прогнозе будущих супружеских отношений, так как существуют благополучные супружеские пары с большой разницей в возрасте, с весьма коротким сроком добрачного знакомства и т.д. Все эти факторы имеют скорее некий «кумулятивный» характер, так что при накоплении их вероятность несложившихся супружеских отношений увеличивается. Например, по свидетельству М. Яффе и Ф. Фенвик, если еще можно надеяться на то, что отношения сохранятся при одном психологически незрелом партнере, то при двух они бесповоротно обречены на провал.

Секрет счастливого брака: 15 факторов, которые ведут к разводу

На прочность взаимоотношений влияют десятки факторов, начиная с возраста и национальности партнеров и заканчивая уровнем тестостерона у мужчины.

Секрет счастливого брака попыталась раскрыть журналистка и писательница Аннели Руфус. Она подсчитала, какие факторы и с какой вероятностью могут обусловить развода.

На прочность взаимоотношений, по ее мнению, влияют десятки факторов, начиная с возраста и национальности партнеров и заканчивая уровнем тестостерона у мужчины.

Говоря о полученных результатах, Руфус отмечает, что перечисленные ниже факты помогают по-иному взглянуть на отношения между мужчинами и женщинами.

По ее мнению, причины развода могут быть самыми разнообразными — от пола детей к расе партнеров, уровня тестостерона и состояния здоровья. Вероятность распада брака можно подсчитать и по косвенным признакам — например, улыбался ли человек в детстве во время фотографирования. Если да, вероятность развода ниже, если нет — выше.

Полный список 15 факторов, влияющих на развод.

1. Женщины, вышедшие замуж до 18 лет могут с вероятностью 48% расстаться течение первых 10 лет брака.

2. В случае, если женщина хочет ребенка больше, чем мужчина, их брак разрушается в два раза чаще, чем браки пар, которые пришли к согласию в вопросе рождения ребенка.

3. Вероятность развода в семье с двумя сыновьями составляет 36,9%, однако, если супруги воспитывают двух дочерей, риск развода увеличивается и составляет 43,1%.

4. Мужчина с высоким уровнем тестостерона имеет на 43% больше шансов расстаться, чем мужчина с низким уровнем содержания гормона в крови.

5. Родители гиперактивных детей разводятся гораздо чаще, чем родители спокойных детей.

6. Пары, в которых раньше кто-то сожительствовал с кем-либо еще, примерно в два раза чаще разводятся, чем те пары, участники которых до брака ни с кем не жили вместе.

7. Редко удается создать крепкую семью людям, которые не улыбаются на своих детских фотографиях.

8. Если плод погиб после 20-й недели беременности, если ребенок родился мертвым или умер вскоре после рождения, вероятность развода на 40% выше, чем если ребенок выжил.

9. Если женщина больна раком или рассеянным склерозом, ее брак распадется с вероятностью в шесть раз большей, чем вероятность развода при получении такого диагноза мужем.

10. Белая женщина, которая развелась с мужем, но пока не оформила с ним развод, с вероятностью в 98% расстанется с ним окончательно течение первых шести лет после прекращения совместной жизни. Для женщины испанского (латиноамериканского) происхождения такая вероятность составляет 80%, а для негритянки — 72%.

11. Танцоры и хореографы расстаются с вероятностью в 43,05%, а у математиков степень этой опасности составляет всего 19,15%. В дрессировщиков — 22,5%.

12. Фермерам развод грозит с вероятностью лишь в 7,63%, инженерам-ядерщикам — в 7,29%, оптометристам — всего в 4,01%.

13. В случае, если кто-то из пары перенес повреждение мозга, вероятность развода — 17%.

14. У негритянок первый брак распадается в течение 10 лет с вероятностью в 47%, у женщин испанского (латиноамериканского) происхождения — в 34%, в белых — 32%, у женщин азиатского происхождения — 20%.

15. У женщины, которая проходит действительную военную службу, вероятность развода на 25% выше, чем у мужа-военнослужащего.

Факторы разводимости

На сегодняшний день вопрос о причинах и соответственно о факторах разводимости все еще исследован недостаточно полно. Но условно можно выделить ряд факторов, которые напрямую влияют на интенсивность расторжения брака. Некоторые из них носят скорее эмпирический, нежели научный характер.

Нормативный фактор является один из важнейших факторов, определяющих уровень разводимости. Под нормативным фактором понимается брачно-семейное законодательство, свод законов, который регулирует процессы брачности и разводимости.

Данный фактор является главным по вполне понятным причинам: если законодательно запретить развод, то супруги просто не смогут развестись, если разрешить — появится возможность расторгнуть брак. Так было при царской России: возможность развода была резко ограничена, и как следствие в 1897 году среди православных в России было зарегистрировано всего 1132 развода.

Таблица 1 — Абсолютные числа разводов и общие коэффициенты разводимости в СССР

Число разводов, тысяч

Число разводов на 1000 жителей

Влияния данного фактора можно рассмотреть на примере ужесточения процедуры развода в СССР в 1944 году и последующего упрощения в 1969 году. Статистические данные приведены в Таблице 1. Исходя из этого, можно заключить, что резкое падение разводимости (почти в 2,5 раза) в 1950 году связано с ужесточением законодательства, а небольшой скачок разводимости в 1970 году соответствует упрощению процедуры развода, что позволило расторгнуть и те браки, которые к тому моменту существовали только на бумаге.

Но, разумеется, данный фактор не может быть детерминирующим. Брачное законодательство является механическим регулирующим фактором, не отражающим причин разводимости.

Большое значение имеет возраст супругов. Этот демографический фактор может быть представлен тремя характеристическими переменными: возраст вступления в брак, возраст в момент развода, разница в возрасте между женами и мужьями.

Зависимость вероятности развода от возраста вступления в брак выглядит следующим образом: сначала она понижается от высоких значений, свойственных бракам, заключенным в очень молодых возрастах, затем снова повышается для браков, заключенных в пожилых возрастах. Самые крепкие браки заключаются в возрасте максимальной брачности. Это связано с тем, что люди этого возраста вполне осознанно заключают брак, преследуя определенную цель — создание семьи и воспитание детей.

Что касается возраста в момент развода, то тут ситуация прямо противоположная. Максимум разводимости приходится на возрастной интервал 20-30 лет, затем разводимость плавно снижается до очень низких значений для возрастов старше 50 лет. В настоящее время в русском обществе наметилась тенденция повышения возраста при расторжении брака. Так, результаты расчета на основе коэффициентов для пятилетних возрастных групп показали: к 2007 году средний возраст женщин при расторжении брака — 35,4 лет, мужчин — 38,4 лет.

Разница в возрасте сказывается следующим образом: большая разница в возрасте между мужем и женой повышает вероятность развода, и эта вероятность выше, когда жена старше мужа.

Еще одним демографическим фактором является продолжительность брака. По мнению В.М. Медкова, зависимость разводимости от продолжительности брака носит колоколообразный характер, сначала вероятность развода повышается, затем постепенно снижается, при этом максимум приходится на рубеж между первым и вторым пятилетиями брака. Немного другую интерпретацию влияния данного фактора находим у А.И. Кравченко: максимальное число разводов происходит до 10 и после 20 лет в браке.

Рисунок 1 — Кривые жизнедеятельности семьи

В качестве фактора также можно выделить порядковый номер брака. Хотя данных по этому вопросу мало, исследования показывают, для повторных браков вероятность развода выше, чем у браков, заключенных впервые.

Немаловажными фактором разводимости является число детей у разводящихся супругов. Для бездетных семей и семей с одним ребенком

Рисунок 2 — Зависимость между рождаемостью и количеством разводов

вероятность развода выше, чем в семьях с двумя и более детьми. По оценке В.А. Борисова и А.Б. Синельникова, в 1988-1989 и 1993-1994 годах коэффициенты разводимости в расчете на 1000 семей были соответственно равны: во всех семьях — 17,6 и 20,3%; в семьях, не имевших несовершеннолетних детей, — 16,8 и 17,3%; в семьях с одним ребенком — 27,5 и 30,4% и в семьях с двумя и более детьми — 9,8 и 14,3%. Большинство состоявшихся разводов — это семьи с детьми. Но современная тенденция постепенного уменьшения числа детей до 18 лет, затронутых расторжением брака их родителей, указывает на снижение удельного веса числа детей как фактора разводимости. Это можно проиллюстрировать на основе статистических данных, приведенных в таблице 2.

Смотрите так же:  Налог ру калуга

Таблица 2 — Число разводов и общих детей в возрасте до 18 лет в расторгаемых браках

Среднее число детей на один развод

с общими детьми, %

В семьях с детьми

Следует отметить также еще несколько демографических факторов, косвенно влияющих на разводимость. Их влияние так или иначе не может быть оценено однозначно. Это рождаемость и частота заключения браков. Увеличение рождаемости приводит через определенное время к увеличению мужчин и женщин в бракоспособном возрасте. Такая благоприятная возрастная структура населения способствует увеличению числа браков, что в свою очередь увеличивает число потенциальных разводов.

Широкое распространение добрачных зачатий, нежелание супругов обзаводиться детьми, социально-психологические последствия урбанизации, миграция, анонимность отрицательно сказываются на прочности и гармонии семьи. Все это в совокупности, по мнению российского семьеведа А.Г. Харчева, и породило «разводный бум».

Так добрачная беременность в разных странах оказывает неоднозначное воздействие на семейную ситуацию. Корреляция добрачного зачатия с частотой разводов существенна в Италии, но незначительна в Дании. Это связано с тем, это явление в разных странах получает различный социальный резонанс: его могут воспринимать как редкое и позорное явление, либо как допустимое и даже банальное.

Процесс урбанизации негативно сказывается на разводимости. По статистики уровень разводимости в городах намного выше, чем в сельской местности. И это связано не только с техническим прогрессом, но и с эволюцией брака, представляющей трансформацию брака со времен существования традиционной семьи.

На разводимость достаточно сильно влияет социально-экономическое положение супругов. Наибольшее стремление к разводу проявляют богатые люди. Бедных же удерживает от развода финансовое положение и жилищные условия; они просто не могут позволить себе такую роскошь, как развод с разделом имущества, когда его практически и нет. Интересные исследования были проведены на тему «Насколько счастливы сегодня российские семьи?».

Рисунок 3 — Зависимость разводимости от уровня жизни супругов

Результаты показали, что самые обеспеченные люди в России не самые счастливые семьянины: около 18% из респондентов, которые маркировали свой имущественный статус как «деньги есть абсолютно на все» по классификации исследователей относятся к «несчастным семьянинам». Это в 2,5 раза превышает средний показатель. Такие данные определенным образом подтверждает связь между уровнем доходов и стремлением к разводу.

Интересная связь существует между разводимостью и незарегистрированными браками, т.е. сожительствами. Люди заключают «пробные браки», желая проверить себя и сделать таким образом свой брак более прочным. Но на деле браки, заключенные после подобных пробных сожительств, являются менее прочными и распадаются быстрее и чаще, чем нормальные браки, в которых этой предбрачной проверки не было.

До сих пор достаточно важным фактором остается общественное мнение о разводе и его допустимых причинах. Только если раньше развод признавали допустимым только при наличии уважительных причин (бесплодие, измена и т.д.), современным обществом развод принимается как допустимая и даже обязательная мера, в случае отсутствия любви между супругами.

Теперь, зная основные факторы разводимости, можно проанализировать в целом влияние тех или иных факторов на изменение уровня разводимости и преобладающее участие конкретных факторов в определенных условиях и периодах времени.

Факторы влияющие на брак и развод

Перевод с английского В. Девакова
Отредактировано Е. Новицким

Еврейское Писание гласит: «Потому оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут двое одна плоть» (Бытие 2:24). Эта фраза является одним из древнейших заявлений о значимости брачных взаимоотношений в жизни всякого сообщества. Идея о близости людей, связанных узами брака, является настолько важной, что ссылка на этот стих или прямое его цитирование повторяется в Библии ещё пять раз, причём иногда эти слова повествуют об отношениях между супругами, а иногда — метафорически описывают суть взаимоотношений между людьми и Богом. В одном случае (Ефесянам 5:31) цитата появляется в контексте повествования о главенствующей роли в браке мужчин. Здесь примером этому ставится исполненное духа служения, любящее и жертвенное отношение Спасителя — Христа. В других случаях (Матфея 19:5 и Марка 10:7-8) эти стихи звучат ответом на вопрос религиозных фундаменталистов — фарисеев — о тонкостях Моисеева Закона, согласно которому мужчина, якобы, свободен оставить тот брак, пребывать в котором ему не в радость. Отвечая на это, Иисус раскрывает лицемерие фарисеев, жизнь и учение которых оказывают пагубное влияние на жизнь всего общества. Мнение Христа однозначно — согласно Божьему замыслу, посвященность супруге или супругу не имеет временных границ. То, насколько важно хранить верность браку, до конца отражено и в контексте взаимоотношений Бога со своим народом (Осии гл. 1-3).

Итак, прерывание брачных уз посредством развода также существует издревле, и это при том, что разводы всегда были темой, беспокоящей человеческое сообщество. Тема разводов уходит корнями во времена первых летописей жизни еврейского народа. Уже тогда Моисей видел необходимость обнародования законов, защищающих права женщин, мужья которых могли дать жене «разводную», если жизнь в браке больше их не устраивала (Второзаконие 24:1-4). Закон Моисеев отнюдь не содержит легковесного отношения к разводу. Наоборот, они утверждают права женщин и матерей и защищают их от злоупотреблений властью и положением со стороны мужской части населения. При этом в коллективистской культуре евреев развод представлял угрозу безопасности для клана, племени и народа в целом.

Более индивидуалистичные культуры — США, Россия, Украина и другие страны Европы, — также обеспокоены уровнем разводов, регистрируемых в их государствах. В США более половины зарегистрированных браков заканчиваются разводом. В книге под названием «Причины успехов и неудач в браке» Джон Готтмен (John Gottman) проводит обзор двадцати лет исследований в области состоявшихся и разрушившихся браков в Америке. По его словам, «если брак является вторым, дела обычно обстоят похуже — 60 процентов таких браков заканчиваются разводом. При расхожем мнении обществоведов, говорящих о стабилизации уровня разводов к 80-м годам нашего века, новые данные свидетельствуют об обратном: с течением времени уровень разводов растёт. Исследование результатов опроса общественного мнения (исследование проводилось в 1989 году учёными из Университета штата Висконсин) свидетельствует о том, что к 1985 году, количество разводов после первого брака в США достигло шокирующего числа — 67 процентов. Другими словами, две из каждых трёх супружеских пар заканчивают разводом. » (1994, стр. 16).

Добавим к этому, что дети разведённых родителей, взрослея, испытывают гораздо больше проблем в сфере формирования здоровых и полноценных взаимоотношений с людьми. Мы наблюдаем значительно меньше проблем во взаимоотношениях у выходцев из крепких и благополучных семей. Расторжение брака неизбежно влияет на весь процесс взросления ребёнка. В одном исследовании, посвященном факторам, толкающим молодёжь в Советском Союзе на правонарушения, даётся описание социально экономического статуса 620 молодых людей, вступивших в конфликт с законом (Юркевич, 1979). Число выходцев из неполноценных семей в этой группе значительно превышает количество «детей развода» среди их сверстников, не провинившихся перед законом. Расторжение браков неизбежно отражается на способностях наших детей формировать и поддерживать здоровые взаимоотношения с людьми во взрослом возрасте, а значит, ослабляет и всё общество в целом.

Институт семьи является основной ячейкой общества и нации. Ещё в 50-е годы, обычная семья состояла из мужа и жены, находящихся в первом браке и имеющих 2-3 детей. Начиная с 70-х, такая семья перестала быть типичной для Америки. Наиболее типичными с этого времени в нашем обществе стали повторные браки. В обычной семье теперь, по меньшей мере, один из супругов разведён и имеет детей как от первого, так и от второго брака. Сегодня это описание применимо к 60-ти процентам всех семей в США. Вторым наиболее типичным для Соединенных Штатов типом семьи является та, в которой только один родитель. Это в большинстве случаев женщина, выполняющая обе родительские роли и содержащая одного и более детей. Чаще всего такие семьи живут в нищете. Матери и жены, оставленные отцами и мужьями, вынуждены нести на себе ношу воспитания детей, в то время как мужья имеют свободу искать новые возможности.

Причины распада семей зависят от разных факторы, которые не всегда раскрываются в специальной литературе. Продолжительное исследование, проводившееся в США в течение 10-ти лет, привело к целому ряду открытий, прослеживающих взаимосвязь между разводом родителей и будущим потенциальным семейным благополучием их детей (Амато, 1996). Во-первых, подтвердились высказанные ранее предположения, что дети разведенных родителей более склонны к разводу. Во-вторых, было обнаружено, что опасность развода особенно высока, если оба супруга воспитывались в разведенных семьях. Особенно это типично в ситуациях, где развод родителей произошел, когда дети были в возрасте двенадцати лет и младше, или же когда брак детей разведенных родителей продлился недолго. В-третьих, дети из разведенных семей к моменту достижения ими зрелого возраста уже имеют сложившееся мнение и установку — и чаще всего принимают решения, ведущие к распаду их собственной семьи. Например, среди детей разведенных родителей больше случаев ранних браков (в 20 лет и раньше), а подобные браки дают наибольший процент разводов. Они также более склонны вступать в добрачные отношения с партнером, что, опять же, делает развод более вероятным. Наконец, молодые люди, чьи родители были разведены, сталкиваются с трудностями в отношениях с окружающими: они чаще испытывают раздражение, зависть, обидчивость, проблемы в общении, проявляют неверность. Другими словами, в своих родителях они не нашли хорошего примера, как строить здоровые взаимоотношения с окружающими. Именно пример родителей может подтолкнуть их к решению расторгнуть брачные отношения, если в них возникли какие-либо проблемы. Недавний опрос 2625 мужчин и 5118 женщин, представляющих 39 стран и 6 континентов, привел исследователей к следующим заключениям: дети, пережившие развод своих родителей, имеют более низкие показатели удовлетворённости жизнью, чем их сверстники из благополучных семей. (Гом, Ойши, Дарлингтон и Дайнер; Май 1998). Согласно результатам этого исследования, семейные конфликты отражаются на общей картине жизни детей. Это утверждение оказалось истинным и в коллективистских, и в индивидуалистических культурах. При этом в коллективистских культурах травма от развода родителей хоть отчасти погашается за счёт эмоциональной и психологической поддержки со стороны представителей клана или других родственников. Обнаружилось также, что общее число разводов в стране не оказывает влияния на степень «пост-разводного» травматизма отдельного ребёнка. Все опрашиваемые говорили о потере чего-то очень важного во время и после развода их родителей. Интересным также представляется сравнительный анализ уровня неудовлетворённости жизнью у детей, переживших развод родителей, и тех, кто воспитывался одним из супругов по причине смерти второго. Показатели уровня удовлетворённости жизнью последних были такими же, что и у «детей развода». Это наблюдение ещё раз подтверждает, что детям необходимы оба родителя. Вдвоем они способны обеспечить ребёнка необходимой эмоциональной поддержкой, явить им пример здорового общения и даровать ощущение безопасности и защищенности. Каждый из супругов наделён уникальными составляющими, необходимыми для благополучия семьи а, значит, и для общей удовлетворённости детей, воспитывающихся в этих семьях.

Смотрите так же:  Автострахование новороссийск осаго

Данные о благополучии детей были получены в исследовании, проводимом в четырёх странах, а именно — в Швеции, США, Западной Германии и Италии. (Хойзкнехт и Сэстри, 1996). Цели исследования включали проверку гипотезы Дейвида Попноу (1988, 1993) согласно которой «падение института семьи напрямую связано с серьёзной угрозой благополучию детей». Результаты опросов подтверждают мысль, что крепкие семьи, состоящие из взрослых, никогда прежде не бывших в браке, создают наиболее благоприятную атмосферу для роста детей. Италия — страна с более низким количеством разводов, — имеет самые высокие показатели благополучия детей. Один из опросов, входящих в исследование, касался сферы правонарушений среди подростков. Анализ данных, полученных во всех четырех странах, подтверждает допущение о том, что дети из благополучных семей ведут более здоровый образ жизни. Исследователи также отметили, что в Швеции, где детству уделяется больше внимания со стороны государства, влияние разводов на последующую жизнь детей в некоторой степени нивелировано.

Интересной представляется и прослеживаемая связь с проявлением насилия в семьях. Согласно некоторым публикуемым данным, рукоприкладство в семьях пост-советской России является весьма серьёзной проблемой. Согласно им, случаи насилия в этой стране встречаются в 4-5 раз чаще, чем в семьях Западных стран. Автор одного из таких исследований говорит: «Согласно данным из отчёта комитета по социальной защите населения России и Статистическому Справочнику Российской Федерации за 1994 год, в 1993 году 14 500 женщин погибло от рук мужчин, с которыми они проживали. Ещё 56 400 (из 331 815 пострадавших) женщин получили телесные повреждения. Отсюда следует, что 22% всех преступлений против женщин в России было совершено их мужьями, сожителями и любовниками. Для сравнения — примерно в это же время, подобной категорией населения в США было убито 1 432 женщины (цифры взяты из сообщений Министерства Юстиции США).

Насилие в семьях редко ограничивается личностью супруги. Жертвами разборок становятся и дети. Семья, со страхом ожидающая всплеска насилия со стороны хозяина-мужчины, не может создать климат, необходимый для успешного развития детей. Семья, для которой характерно насильственное поведение, не способна удовлетворить психологические, интеллектуальное, духовные, социальные и физические нужды каждого из её членов. К тому же, моделирование насилия в родительском доме неизбежно вдохновляет детей (особенно мальчиков) на повторение цикла насилия в их последующем браке и, вообще, в их взаимоотношениях с женщинами.

Как в России, так и в США проблема разводов связывается с алкоголем (Стэк, Ганковский, 1994). Наличие связи между семейными неурядицами и употреблением спиртного в контексте американской семьи упоминается в различных работах. Стэк и Ганковский попытались проанализировать эту связь и в других социо-экономических условиях, а, именно в России. Опрашивалось 374 жителя Москвы и Подмосковья. Самому младшему из респондентов было 16 лет. Согласно полученным данным, случаи использования спиртного действительно учащаются с появлением семейных проблем. Столкнувшись с такой проблемой, мужчины прибегают к алкоголю в 6 раз чаще представителей слабого пола. Согласно утверждений иссследователей — от 20-ти до 50-ти процентов всех разводов в России связаны (в той или иной степени) с употреблением алкоголя. В США алкоголизм и другие формы химической зависимости также напрямую влияют на число случаев насилия среди домочадцев, что, уже в связке друг со другом, увеличивает шансы разлада в семье и крушения брака.

В 1887 году, в своём романе «Анна Каренина» Лев Толстой записал следующие слова: «Все счастливые семьи счастливы одинаково, каждая несчастная семья несчастлива по-своему». К сожалению, Толстой ошибался. Несчастные семьи и их потомство удивительно похожи в том, как они переносят боль от происшедшего и как взаимодействуют с окружающими. В противовес этому, счастливые семьи отличаются огромным многообразием отношений, обеспечивающих семью всеми необходимыми эмоциональными, интеллектуальными и духовными ресурсами (Аугсбюргер, 1986, стр. 175 -213).

В беседе на тему развода (Ев. Марка 10:6) Иисус преподаёт два принципа, которые могут революционным образом преобразить брачную жизнь людей из любой культуры. Во-первых, Христос подчёркивает идею о таком союзе между мужчиной и женщиной, который возвышается над любыми другими взаимоотношениями в их жизни. Основной составляющей жизни в семье является сам брак между мужчиной и женщиной. Принимая на себя роль родителей, они остаются ядром взаимоотношений и источником сил для остальных членов семьи. Дети не способны всецело удовлетворить эмоциональные потребности своих родителей. В здоровой и крепкой семье родители являются источником эмоциональной, интеллектуальной, социальной и духовной поддержки друг друга. Аугсбюргер пишет о необходимости наличия «равенства в правах и обязанностях, … взаимности в любви и распределении ответственности, и … двунаправленности в служении и послушании» (1986, стр. 210). Результаты исследований Готтмана (1994) свидетельствуют о следующем: если поддержка супруга соотносится с критикой как 5:1, тогда брак будет долгосрочным и счастливым. А это означает, что на всякое негативное общение между супругами должно приходиться пять разговоров, полных понимания и поддержки. В этом случае нужды детей будут удовлетворятся за счёт богатства взаимоотношений между родителями. Эти богатства также станут эффективным вложением в положительный жизненный опыт растущего ребёнка.

Муж призван не только нести львиную долю ответственности за удовлетворение физических нужд своей семьи, но также и способствовать тому, чтобы его жена и дети могли всецело раскрыть свой личностный потенциал. Центром внимания хозяина семьи являются не его личные нужды, но потребности тех, кому он посвятил себя в браке. Наибольший дар, который муж может преподнести своей семье, заключается в безусловном принятии и поддержке своих домочадцев. Такая поддержка побуждает членов семьи оставаться верными и посвящёнными друг другу и стремиться к уважительным и справедливым отношениям в доме. Идея о муже-служителе основывается на примере Христа, Который пожертвовал Собой ради того, чтобы Его Церковь смогла раскрыть весь свой потенциал. Пример такой жертвы попросту не может оказывать деструктивного действия на супруга. Его поведение будет обусловлено такой любовью к семье, которая превосходит его любовь к самому себе. В этом случае завет любви обязует мужа быть духовно целостной личностью, для которой верность условиям завета имеет первостепенное значение (Ефесянам 5:21-33; Аугсбюргер 1986, стр. 211-212).

Второй принцип из учения Христа, связанный с темой разводов (Матфея 19:3-9; Марка 10:2-12), касается взаимной верности и ответственности, налагаемой на обоих супругов в браке. Всякое проявление неверности напрочь перечёркивает обещания, произносимые всяким вступающим в брак. При этом измена понимается шире, чем факт физического нарушения супружеской верности. Чаще всего прелюбодеяние берёт начало в сердце человека и касается не только другого мужчины или женщины, но всего, что может занять место, отводимое для взаимоотношений в браке. Существует три измерения, описывающие брачные взаимоотношения: 1) личностное измерение, где человек посвящает себя семье и начинает воспринимать отношения в ней как наиболее серьёзные отношения в своей жизни; 2) заветное измерение, в котором человек начинает воспринимать нужды, упования и страхи своего супруга как свои собственные; и 3) публичное измерение проявляемое в уникальной церемонии бракосочетания, при которой жених и невеста прилюдно заявляют о своей посвящённости друг другу и напоминают присутствующим о неприкасаемости членов семьи извне (Аугсбюргер, 1986, стр. 210).

На практике подтверждается мысль о том, что дети постигают искусство создания благополучных семей, наблюдая за своими родителями. Любое проявление неверности со стороны одного из родителей воспринимается детьми как угроза их безопасности. Возникающее в этом случае чувство страха впоследствии всплывает в виде всевозможных проявлений деструктивного поведения. В дополнение к этому, личный пример родителей становится той моделью межличностных отношений, согласно которой выстраивается дальнейшее поведение ребёнка. Находясь в окружении, где является нормой посвященность себя всем членам семьи, дети обретают то чувство безопасности, без которого невозможно формирование здоровой и ответственной личности. Очень часто об этом приходится только мечтать; и тогда дети продолжают идти по стопам своих родителей, принимая при этом ещё менее рассудительные решения.

Литература:

  1. The New International Study Bible. (1995). Edited by Kenneth Barker, Donald Burdick, John Stek, Walgter Wessel, and Ronald Youngblood. Grand Rapids, MI.: Zondervan Publishing House.
  2. Amato, Paul R. (August, 1996). Explaining the intergenerational transmission of divorce. Journal of Marriage and the Family. Vol. 58, pp. 628-640.
  3. Augsburger, David. (1986). Pastoral counseling across cultures. Philadelphia: Westminster Press.
  4. Golm, C., Oishi, S. Darlington, J., and Diener, E. (May, 1998). . Journal of Marriage and the Family. Vol. 60, pp. 319-334.
  5. Gottman, John. (1994). Why marriages succeed or fail: . . . And how you can make yours last. New York: Simon and Shuster.
  6. Horne, S. (January, 1999). Domestic violence in Russia. American Psychologist. Vol. 54, No. 1, 55-61.
  7. Houseknecht, S. and Sastry, J. (August, 1996). Family «decline» and child well-being: A comparative Assessment. Journal of Marriage and the Family. Vol. 58, pp. 726-739.
  8. Stack, S. and Bankowski, E. (November, 1994). Divorce and drinking: An analysis of Russian data. Journal of Marriage and the Family. Vol. 56, pp. 805-812.