Меню Закрыть

Ведите спор наилучшим образами

Ведите спор наилучшим образами

Раз за разом многие исламофобы в России пытаются внедрить в сознание людей, что нарастающее влияние Ислама, как веры и образа жизни, является серьезной угрозой для их общественного порядка и государственного строя страны. Для достижения этой цели они предпринимают попытки соотнести «провалы» мусульман с Исламом, а размышляющую интеллигенцию исламской уммы обвинить в подстрекательстве к терроризму.

Пророк Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Оскорбление мусульманина является беспутством, а сражение с ним является неверием» (передали Бухари и Муслим). Неверие этих людей не оставляет никаких сомнений, но их «беспутство», выражающееся в продвижении своих антиисламских концепций, приводит к непониманию Ислама и тех целей, которые ставят перед собой правоверные мусульмане.

Постоянные попытки навязать свою точку зрения на процесс возрождения и развития Ислама в России предпринимает заведующая сектором Кавказа Казанского Центра региональных и этнорелигиозных исследований Яна Амелина. Будучи активным врагом исламского образа жизни, она всячески критикует Ислам и то, что он с собой приносит. Ассоциируя «исламизм» и «ваххабизм», Амелина упирает на то, что в России крепнут экстремистские настроения, подначивающие мусульман на борьбу против российского государства.

В одной из своих статей она пишет, что «итогом распространения подобных настроений является создание в северокавказском социуме атмосферы апатии и безнадежности, внедрение в него идеи невозможности противостояния распространению исламистского влияния и, в конечном итоге, полной «сдачи» сторонников светского пути развития», а также то, что «на федеральном уровне «ваххабитское лобби» преследует те же цели, дополняя их парализующим страхом, который должен испытывать российский обыватель при одном звуке слов «исламизм» и «Кавказ».

Обосновывая свою позицию по отношению к людям, которые в трудные для мусульман времена, когда после очередных взрывов репутация Ислама всячески подвергается информационным нападкам, отвечают критикам и отстаивают честь Ислама, Амелина называет их частью «ваххабистского лобби» в России. Представляя террористов прямыми «клиентами» лоббистов, она утверждает, что целью этих людей является оправдание экстремизма как такового.

Для утверждения и обоснования своих мыслей Амелина использует только ту часть отражаемой информации, благодаря которой ее мнение выглядит как непротиворечащее объективным обстоятельствам. Обоснование осуществляется путем построения убедительных доводов, с использованием цитат, вырванных из контекста высказываний так называемых ваххабитов. Таким образом, у непосвященного читателя возникает ощущение правдивости ее выводов.

Обвиняя публициста Руслана Курбанова, сопредседателя РКНК Деньгу Халидова, общественного деятеля Максима Шевченко и других в желании защитить и оправдать террористов, она пытается «обесценить» их высказывания и мнения о сложившейся ситуации вокруг мусульман, так как по ее мнению они «обращены против российских государственных интересов и российской государственности как таковой».

Она утверждает, что «предлагаемые лоббистами меры – переговоры с исламистами, интеграция их в структуры власти, СМИ и другие общественные институты — должны быть решительно отклонены».

Вместе с тем, сама Амелина является, по сути, экстремистски настроенной христианкой, у которой смирение и христианская терпимость, крушится под «грузом» ее собственного же девиза «Православие или смерть!». И тем более смешно читать ее высказывание о том, что «пытаться доказывать свое право на жизнь тем, кто изначально в нем отказывает, унизительно и абсурдно, а, кроме того, бесперспективно», имея ввиду тот же «ряд российских экспертов, журналистов и общественных деятелей».

Складывается впечатление, что госпожа Амелина осознанно или неосознанно переносит собственные неприемлемые чувства, желания и качества на другие лица. Для нее эти лица все те, кто, так или иначе, активны во всех сферах общественной деятельности, и для которых Ислам это не только традиционная оболочка, а глубокая вера, регулирующая все нормы поведения.

Можно констатировать, что она такими выпадами в адрес промусульманских интеллектуалов пытается свои качества, которыми она не удовлетворена, приписать другому. Причем у другого эти качества не только замечаются, но и активно критикуются.

Будучи экстремистски настроенной, она полностью отказывает мусульманам в России жить по устоям Шариата, утверждая, что это «невозможно в условиях принятой в России концепции либерализма и «общечеловеческих ценностей». Амелина утверждает, что «эффективно противостоять религиозной идеологии может только идеология аналогичного, т.е. религиозного содержания. Можно также рассмотреть вариант внерелигиозной национальной идеи, которая объединит общество, сплотив его в противостоянии радикалам, однако на сегодняшний день подобной идеи не просматривается».

Таким образом, читателю недвусмысленно дается понять, что, так как условий для второго варианта развития событий нет, то можно использовать только первый путь, — «христианизация» российских мусульман. И если она в том же самом пытается обвинить мусульман, называя это явление «исламизмом», представляя его экстремистским, то пора уже вводить термин «православизм», облачив его таким же экстремистским содержанием. Активные пропагандисты данного движения уже известны многим мусульманам. К числу активных идеологов это движения следует также добавить таких людей как Роман Силантьев и Елена Чудинова.

Свежи еще в памяти такие высказывания Амелиной как: «агрессивность ислама и его претензии на мировое господство — отвращают нормальных людей. Что касается нравственности, то сознательно выбрать ислам и следовать его установкам может только тяжелобольной в нравственном плане» или «надеюсь, что все (здраво) мыслящие мусульмане примут православие».

При этом православие видится для этих идеологов как некая традиционность, сводящаяся только к ношению крестиков. И если «убить» Ислам в мусульманах нельзя, так как нельзя уничтожить что-то, не заменяя это другим, и этим другим не может быть христианство (а это понятно даже таким людям как Амелина, Силантьев и Чудинова), то их целью является превращение Ислама из веры в некую региозно-традиционную оболочку. Истинный мусульманин для них это полностью светский человек, лишенный каких-то духовных нравственно-этических установок, которому нужно только то, что будет навязываться ему сверху. Все это достигается путем изобличения и дискредитации в глазах большинства мусульман активных пропагандистов Ислама и его защитников, при этом информационно парализуется интеллектуальная составляющая призыва.

Высказывания этих православных экстремистов приводят к самым плачевным результатам. Худший негативный эффект состоит в том, что мусульман, и в особенности кавказской ее части, начинают ассоциировать с бандитами и преступниками. Основная цель промусульмански настроенных защитников и общественных деятелей заключается в остановке этой развивающейся негативной тенденции в сознании русских по отношению к согражданам-мусульманам. Если «жесткое противостояние «ваххабитскому лобби» в информационном пространстве» не будет остановлено, мы можем вскоре стать свидетелями активного противодействия мусульман всем этим экстремистски настроенным «защитникам» российской государственности. Ведь ненависть, пропагандируемая этими исламофобами, только ухудшает отношения между христианами и мусульманами, и порождает только ответную ненависть.

Таких врагов Ислама, как Амелина было, есть и будет множество. Другое дело, что они активно сотрудничают с духовными мусульманскими лидерами, которые вместо того, что защищать права мусульман, отмалчиваются, сидя в своих роскошных «муфтиятовских» кабинетах. На сегодняшний день из 4 крупных духовных управлений, только СМР проявляет активность в борьбе в исламофобией, за что ее лидер Равиль Гайнутдин вынужден терпеть всяческие нападки со стороны СМИ, обвиняющих муфтия в прикрытии преступников и ваххабитов. Зато представители остальных трех духовных управлений как РАИС, ЦДУМ и КЦМСК, проявляют активность только в тех вопросах, которые касаются ущемления религиозных прав мусульман, таких как поддержание запрета хиджаба в вузах, учебе мусульман за рубежом и т.д.

Сегодня не только наши общественные деятели должны защищать себя и проводить социальную политику представления Ислама как мирной религии, но и мы, каждый из нас, должны принимать в этом самое активное участие. Аллах Всевышний (Свят Он и Велик) сказал: «Если вступаете в спор с людьми Писания, то ведите его наилучшим образом. Это не относится к тем из них, которые поступают несправедливо. Скажите: «Мы уверовали в то, что ниспослано нам, и то, что ниспослано вам. Наш Бог и ваш Бог — один, и мы покоряемся только Ему» (29:46).

Наша цель — это повсеместное распространение правильного понимания об исламе и его истинных целях, укрепление веры в сердцах людей и помощь в получении знаний об Исламе, защита прав мусульман в исполнении своих любых религиозных обязанностей на всей территории России.

Дай Аллах нам большого имана и терпения в достижении богоугодных целей!

Ан-Нахль (Пчёлы), 125-й аят из 128

Всевышний Аллах повелевает Своему посланнику призывать народ к Аллаху с мудростью. Ибн Джарир сказал: «Это то, что было ниспослано ему из Корана и Сунны». ( وَالْمَوْعِظَةِ الْحَسَنَةِ ) «и хорошим наставлением» – т.е. увещевания и истории для людей, и напоминание им, чтобы они остерегались. Слова Аллаха: ( وَجَـدِلْهُم بِالَّتِى هِىَ أَحْسَنُ ) «и препирайся с ним тем, что лучше» – т.е. если кто-то оспаривает тебя в дискуссии, то отвечай наилучшим образом, с мягкостью и наилучшей речью, как в сказал Аллах: ( وَلاَ تُجَـدِلُواْ أَهْلَ الْكِتَـبِ إِلاَّ بِالَّتِى هِىَ أَحْسَنُ إِلاَّ الَّذِينَ ظَلَمُواْ مِنْهُمْ ) «Если вступаете в спор с людьми Писания, то ведите его наилучшим образом.Это не относится к тем из них, которые поступают несправедливо». (29:46) Аллах повелел ему говорить мягко, как приказал пророкам Мусе и Харуну, когда послал их к Фараону: ( فَقُولاَ لَهُ قَوْلاً لَّيِّناً لَّعَلَّهُ يَتَذَكَّرُ أَوْ يَخْشَى ) «Говорите с ним мягко, быть может, он прислушается к назиданию или устрашится.» (20:44)

Слова Аллаха: ( إِنَّ رَبَّكَ هُوَ أَعْلَمُ بِمَن ضَلَّ عَن سَبِيلِهِ ) «Поистине, Господь твой — Он лучше знает тех, кто сбился с Его пути» – т.е. Он уже знал, кто из них будет несчастным (предопределён для Ада) , а кто из них — счастливым (предопределён для Рая) , и записал это у Себя таким. Поэтому призывай к Аллаху, и не печалься о тех, кто сбился из них. Ибо на тебе не лежит обязанность направить их на путь прямой, ты просто увещеватель. На тебе доведение до них, а на Нас лежит их отчёт. ( إِنَّكَ لاَ تَهْدِى مَنْ أَحْبَبْتَ ) «Воистину, ты не сможешь наставить на прямой путь тех, кого возлюбил». (28:56) А также: ( لَّيْسَ عَلَيْكَ هُدَاهُمْ وَلَـكِنَّ اللَّهَ يَهْدِى مَن يَشَآءُ ) «Вести их прямым путём — не твоя обязанность, ибо Аллах ведет прямым путём, кого пожелает». (2:272)

Смотрите так же:  Приказ об административном отпуске работнику

Комментарии к аяту

Комментарии предназначены для передачи дополнительных полезных знаний об аятах друг другу.
Пожалуйста, имейте ввиду, что комментарии — это:

  • Не место обсуждения ошибок в переводах. Об ошибках в переводах необходимо сообщать напрямую авторам переводов и тафсиров, здесь не место обсуждения этого.
  • Не форум философов. Любые обсуждения аятов могут происходить только в рамках Корана и сунны в понимания их нашими праведными предшественниками.
  • Не сайт развлечений. Не используйте сайт для троллинга. Потратье свои 30-60 лет мирской жизни на что-нибудь действительно полезное, вы здесь не надолго.
  • Не платформа для взаимных оскорблений. Проявите уважние к созданиям этого мира, все мы оказываемся время от времени неправыми, и это ещё не повод для оскорблений.

Комментарии, которые нарушают данные правила, с очень высокой долей вероятности будут удалены с сайта, а их автор будет насильно переведён в разряд тех, кто не был согласен с правилами.

Скажите пожалуйста, вы согласны соблюдать данные правила? Или вы были слишком ленивы и невнимательны, чтобы прочесть эти три предложения?

Еслит вы будете достаточно терпеливы, кнопка согласия с данными правилами появится, и вы сможете согласиться с ними.

Аль-Анкабут (Паук), 46-й аят из 69

И не препирайтесь с обладателями книги, иначе как чем-нибудь лучшим, кроме тех из них, которые несправедливы, и говорите: «Мы уверовали в то, что ниспослано нам и ниспослано вам. И наш Бог и ваш Бог един, и мы Ему предаёмся».Здесь смысл в том, что любому, кто хочет узнать больше из религии, подобает дискутировать наилучшим образом, так будет эффективнее. Как сказал Аллах: ( ادْعُ إِلِى سَبِيلِ رَبِّكَ بِالْحِكْمَةِ وَالْمَوْعِظَةِ الْحَسَنَةِ ) Призывай на путь Господа мудростью и добрым увещеванием и веди спор с ними наилучшим образом. (16:125) Аллах сказал Мусе и Харуну (мир им обоим) , когда посылал их к фараону: ( فَقُولاَ لَهُ قَوْلاً لَّيِّناً لَّعَلَّهُ يَتَذَكَّرُ أَوْ يَخْشَى ) Говорите с ним мягко, быть может, он прислушается к назиданию или устрашится. (20:44)

Здесь Аллах говорит: ( إِلاَّ الَّذِينَ ظَلَمُواْ مِنْهُمْ ) Кроме тех из них, которые несправедливы – т.е. те, которые свернули с пути истины, и закрыли глаза на ясные доводы, упрямились и превозносились. И тогда прекращается дискуссия, и начинается борьба. Тогда с ними следует воевать тем, что могло бы удержать и отвратить их. Как сказал Аллах: ( لَقَدْ أَرْسَلْنَا رُسُلَنَا بِالْبَيِّنَـاتِ وَأَنزَلْنَا مَعَهُمُ الْكِتَـبَ وَالْمِيزَانَ لِيَقُومَ النَّاسُ بِالْقِسْطِ وَأَنزْلْنَا الْحَدِيدَ فِيهِ بَأْسٌ شَدِيدٌ ) Мы уже отправили Наших посланников с ясными знамениями и ниспослали с ними Писание и Весы, чтобы люди придерживались справедливости. Мы также ниспослали железо, в котором заключается могучая сила и польза для людей – до слов: ( إِنَّ اللَّهَ قَوِىٌّ عَزِيزٌ ) Воистину, Аллах — Всесильный, Могущественный. (57:25) Джабир сказал: «Нам было велено воевать мечом против тех, кто противится Писанию Аллаха».

Слова Аллаха: ( وَقُولُواْ ءَامَنَّا بِالَّذِى أُنزِلَ إِلَيْنَا وَأُنزِلَ إِلَيْكُمْ ) и говорите: «Мы уверовали в то, что ниспослано нам и ниспослано вам» — т.е. «Если они говорят вам что-то (из прежних писаний) , правдивости или ложности чего вы не знаете, то скажите им: «Мы не утверждаем, что это ложь, т.к. это может быть правдой, и не утверждаем, что это правда, т.к. это может быть ложью. Но мы верим во всё это в общем, если это не искажено и не извращено преднамеренно после ниспослания».

Имам аль-Бухари (4485) передаёт, что Абу Хурайра, да будет доволен им Аллах, сказал: «Люди Писания читали Тору по-древнееврейски и толковали её по-арабски мусульманам, (в связи с чем) посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: « لَا تُصَدِّقُوا أَهْلَ الْكِتَابِ وَلَا تُكَذِّبُوهُمْ، وَقُولُوا : آمَنَّا بِاللهِ وَمَا أُنْزِلَ إِلَيْنَا وَمَا أُنْزِلَ إِلَيْكُمْ، وَإِلَهُنَا وَإِلَهُكُمْ وَاحِدٌ، وَنَحْنُ لَهُ مُسْلِمُون » «Не верьте людям Писания и не обвиняйте их во лжи, а говорите:»Мы уверовали в то, что ниспослано нам и ниспослано вам. И наш Бог и ваш Бог един, и мы Ему предаёмся». Этот хадис приводится только у аль-Бухари.

Аль-Бухари (7363) передаёт, что ибн Аббас сказал: «Как вы можете спрашивать о чём-то у обладателей Писания, когда ваше Писание, ниспосланное вам через посланника Аллаха новее. Вы читаете его чистым, неискажённым, в нём вам говорится, что обладатели Писания, исказили свои писания своими руками, а затем сказали: «Это от Аллаха», чтобы приобрести за это ничтожную плату. Разве то, что вы получили из знаний, не запрещает вам спрашивать у них? Нет, клянусь Аллахом, я не видел ни одного из них, кто бы спрашивал вас о том, что вам ниспослано!»Аль-Бухари передаёт от Хумайда ибн Абдур-Рахмана, что он слышал как Му’авия разговаривал с группой курайшитов в Медине. Он упомянул Ка’ба аль-Ахбара[[ Ка’аб аль-Ахбар (Ка’б ибн Мати’ ал-Химйари, Абу Исхак; Ка‘б ал-Ахбар; Абу-Исхак Ка’б бен-Мати’ бен-Гайсу) — Ка’аб был йеменским евреем, принявшим ислам при Абу Бакре (или при ‘Умаре) . За свои богословские познания Каб получил прозвище «Аль-Хибр» или «Аль-Ахбар» (переделка еврейского «chaber») . ]] и сказал: «Он был самым правдивым из тех, кто передаёт пересказы от обладателей Писания. И, несмотря на это мы нашли, что часть из того, что он рассказывал, могла быть ложью». Я (ибн Касир) считаю, что он говорил ложь не преднамеренно, а цитируя её из текстов, считая это правдой, а на самом деле они искажённые или добавленные. Ведь в их общине нет искусных хранителей (тех, кто учит Писание наизусть) , как в этой великой Умме. Но даже в этой Умме с недавних пор подложили множество ложных хадисов. Сколько их, известно лишь Аллаху, а потом тем, кому Аллах даровал соответствующее знание об этом. хвала Аллаху.

Комментарии к аяту

Комментарии предназначены для передачи дополнительных полезных знаний об аятах друг другу.
Пожалуйста, имейте ввиду, что комментарии — это:

  • Не место обсуждения ошибок в переводах. Об ошибках в переводах необходимо сообщать напрямую авторам переводов и тафсиров, здесь не место обсуждения этого.
  • Не форум философов. Любые обсуждения аятов могут происходить только в рамках Корана и сунны в понимания их нашими праведными предшественниками.
  • Не сайт развлечений. Не используйте сайт для троллинга. Потратье свои 30-60 лет мирской жизни на что-нибудь действительно полезное, вы здесь не надолго.
  • Не платформа для взаимных оскорблений. Проявите уважние к созданиям этого мира, все мы оказываемся время от времени неправыми, и это ещё не повод для оскорблений.

Комментарии, которые нарушают данные правила, с очень высокой долей вероятности будут удалены с сайта, а их автор будет насильно переведён в разряд тех, кто не был согласен с правилами.

Скажите пожалуйста, вы согласны соблюдать данные правила? Или вы были слишком ленивы и невнимательны, чтобы прочесть эти три предложения?

Еслит вы будете достаточно терпеливы, кнопка согласия с данными правилами появится, и вы сможете согласиться с ними.

Ведите спор наилучшим образами

Пост в Лигу психотерапии (видео- и текстовая версии): психолог Мария Фаликман об особом подходе к исследованию мышления в психологии, различиях между теоретическим и практическим мышлением и имеющихся классификациях

Мышление занимает верхнюю строчку в ряду познавательных процессов. И если в ощущениях нам даны отдельные свойства объектов окружающего мира, в образах восприятия — целостные объекты, то мышление оказывается нам необходимо тогда, когда этих объектов недостаточно, нужно установить связи, отношения между ними или выделить их существенные свойства. Соответственно, мышление так и определяют как познавательную деятельность, заключающуюся в отражении связей и отношений между объектами окружающей действительности и их существенных свойств.

И на самом деле человек считает мышление своей отличительной особенностью и поэтому к его определению добавляется обычно то, что характерно для мышления человека — это не просто отражение этих связей, отношений, а отражение обобщенное и опосредствованное, то есть связанное с выделением каких-то существенных свойств, которые позволяют объединять объекты в категории, отвлекаться от отдельных конкретных объектов, и процесс, который вооружен специфическими знаками, прежде всего речью, позволяющей осуществлять те или иные мыслительные операции. И, конечно, мышлением занимается не только психология, но и множество других областей знания — и философия, которая задается вопросами о том, доступно ли мышлению вообще познание действительности, что такое истина, что вообще первично — мышление или бытие, и логика, которая пытается изучать правильное мышление, каким оно должно быть, педагогика, которая стремится мышление формировать и искусственный интеллект, который строит модели, которые решали бы мыслительные задачи так же, как решает их человек.

Но именно психология пытается изучать закономерности мыслительного процесса так, как они присущи человеку, пытается изучать не как правильно, а как человек думает на самом деле, что у него собственно в голове происходит, на что он опирается. И поэтому в психологии принято еще одно операциональное определение мышления, поскольку трудно изучать обобщенное опосредствованное отражение связей, отношений и так далее, психология изучает мышление как процесс решения задач, то есть достижение цели, поставленной в определенных условиях, где непосредственное достижение этой цели невозможно.

И традиционно в психологии принято различать мышление человека и так называемое разумное поведение животных, хотя на самом деле, конечно, разумное поведение животных оказывается источником для развития человеческого мышления.

Если мы посмотрим, что такое это разумное поведение, мы увидим, что это всегда такие ситуации, где животное не может непосредственно достичь своей цели, например, получить пищу, в которой оно в данный момент нуждается.

Вот, допустим, есть подвешенное к потолку яблоко, до которого обезьянка дотянуться не может, или лежащий за пределами клетки банан, достать который не позволяет длина лапы.

И задача в таком случае становится двухфазной — животное вынуждено изготовить или найти орудие, которое позволит дотянуться до банана или сбить яблоко или построить под висящей наверху приманкой пирамиду из каких-нибудь ящиков или, может быть, в других случаях придумать обходной путь или устранить какие-то препятствия.

И предполагают, что первая фаза — найти орудие, создать постройку и так далее, постепенно становится самостоятельной, потому что когда животное решает такую задачу, оно придумывает, по сути дела, как ее решить и тут же решает, а когда мы отделяем эту подготовительную фазу и превращаем ее в отдельную, разворачивающуюся во внутреннем плане операцию для нас и источник будущего мышления человека, более того, когда мы пытаемся воздействовать орудиями на разные предметы, мы открываем такие свойства этих предметов, которые непосредственному нашему восприятию не доступны, то есть то, что глазами не увидеть, ушами не услышать, но то, что существенно для решения данной задачи. И как только мы выделяем это скрытое свойство и устанавливаем его отношение к решению задачи, мы уже попадаем в, по сути дела, определение мышления, а когда мы начинаем использовать знаки для того, чтобы зафиксировать эти полученные знания, наша умственная деятельность становится опосредственной.

Смотрите так же:  Коллегия адвокатов петрозаводска

Естественно, мышление человека в высшей степени многообразно, мы можем выделить некоторые основания для классификации видов мышления. Самое распространенное основание — это форма, в которой задача представлена, и способ преобразования материала, то есть задача может быть либо дана наглядно, непосредственно перед нами, либо описана словами или вербально, а преобразовывать материал мы можем либо непосредственно нашими действиями, либо в плане образов, мысленно трансформируя то, что мы видим, либо с помощью логических операций.

Соответственно, выделяют три вида мышления, которые одновременно являются тремя ступенями его развития: мышление наглядно-действенное, то самое, которое стоит за решением головоломок в виде разнимания железных фигурок, мышление наглядно-образное, когда мы решаем задачу в мысленном плане, например, прикидываем как вместить всю мебель в комнате, не переставляя ее, и мышление вербально-логическое, или словесно-логическое, связанное с использованием речи и с применением определенных логических операторов к той задаче, которая перед нами стоит.

Помимо этого мы можем различить мышление по тому пласту психики, в котором оно протекает: с одной стороны, мышление интуитивное, когда мы не осознаем всего пути решения задачи, а как будто бы сразу знаем решение, и с другой стороны, мышление аналитическое, развернутое во времени, полностью доступное сознанию, когда мы можем проследить все его этапы. За интуитивным мышлением обычно стоит просто богатый опыт, позволяющий человеку не тратить время на разворачивание мыслительного процесса.

Можно выделить мышление теоретическое и практическое — это классификация отечественного исследователя Бориса Михайловича Теплова.

Теоретическое мышление связано с выдвижением гипотез, построением теорий, разработкой стратегии решения определенных задач.

Практическое мышление связано с решением конкретных задач всегда в режиме реального времени и всегда с немедленной проверкой практикой.

Типичный пример — это, например, мышление полководца или мышление директора завода — прямо сейчас правый фланг атакует неприятель, что делать?

Полководец думает, принимает решение и получает немедленную обратную связь, правильно ли он решил эту задачу или нет. При этом он жестко ограничен во времени, потому что если помедлит, то битва будет проиграна, в то время как теоретик может позволить себе думать столько, сколько требует задача.

И наконец, можно различить мышление творческое и мышление критическое. На самом деле, по поводу творческого мышления в психологии продолжаются споры. С одной стороны предполагается, что мышление вообще нужно только тогда, когда задача не решена и в итоге получится что-то новое, как определял его Уильям Джемс, это способность ориентироваться в новых данных опыта, тогда любое мышление творческое. И когда появляются классификации вроде мышление творческое и так называемое репродуктивное, воспроизводящее, про второе всегда вопрос — это мышление или нет? Но если мы выделяем мышление, связанное с порождением нового, и мышление, связанное с проверкой того, что мы нашли, с определением области применения нашего решения, то такая классификация вполне возможна.

На самом деле, за различением творческого и критического мышления стоит одна из известных процедур активизации творчества — так называемый мозговой штурм, когда людей делят на две группы, одни из которых генерируют творческие решения в той или иной изобретательской задаче или просто сложной производственной задаче или еще какой-нибудь, а другие проверяют, насколько те решения, которые были придуманы во время творческой фазы, годятся, насколько они выдерживают логическую проверку, насколько они применимы.

Почему так? Потому что оказалось, что для творческого и критического мышления характерны совершенно разные препятствия, им мешают разные вещи. Творческому мышлению мешает, прежде всего, наша внутренняя цензура и так называемая ригидность или шаблонность, когда мы пытаемся двигаться уже проторенными путями, опираться на наш опыт, вместо того, чтобы увидеть какой-то атрибут, который принципиально отличается от того, что диктует опыт.

Психолог Эдвард де Боно даже описывает специальное так называемое нешаблонное мышление или способность мыслить около, выделить тот атрибут, который принципиально противоречит прошлому опыту, но который важен для решения данной задачи. Как, например, в известной легенде про красавицу и ростовщика, которой этот ростовщик предложил тянуть жребий, от которого зависела ее судьба и судьба ее отца — она должна была вытянуть один из камешков, черный или белый, и в ночь перед испытанием узнала, что ростовщик положил два черных. Что навязывает прошлый опыт? Тащить и смотреть, что получится, действовать как угодно. Что значит увидеть тот атрибут, который находится около? Сделать ставку не на вытащил, а на остался. Например, вытащить камешек и уронить, например, над рекой на мосту. Если остался черный, значит уронили белый и значит, соответственно, победа может быть одержана.

Еще одна вещь, которая принципиально мешает творческому мышлению — это избыток мотивации.

Когда мы очень хотим очень быстро найти самое лучшее решение, у нас скорее всего ничего не получится.

В психологии мотивации давно описан этот закон оптимума мотивации и чем сложнее задача, тем слабее должна быть наша активация, наше стремление сделать все немедленно и наилучшим образом. А критическому мышлению мешает, например, наша тревожность, связанная с тем, что если идея окажется недостаточно ценной, то значит мыслим мы плохо и самооценка наша понизится, а если мы работаем в коллективе, то мы боимся, что будут критиковать нас и не критикуем других, боимся отдавать свои идеи на суд другим. И таким образом, эффективным мыслительный процесс оказывается, когда два этих вида внимания разнесены во времени, хотя в работе, например, ученого мы, естественно, можем найти и, собственно говоря, творческое мышление, порождение нового и критическое мышление, оценку тех идей, которые были подготовлены.

На самом деле, если посмотреть на мышление ученого, то мы можем в нем выделить как минимум четыре этапа вслед за психологом Грэмом Уоллесом.

Он, когда анализировал, как ученые делают открытия, а поэты и художники создают свои произведения, заметил, что всегда в этом процессе можно выделить четыре этапа: этап подготовки, который протекает в сознании, абсолютно развернут, когда мы собираем материал; этап созревания, когда ученый или художник на время забывает о том, чем он занимался, но, по всей видимости, процесс продолжается, просто за пределами сознания; наконец, этап озарения, когда решение выходит в сознание; после чего начинается рутинный этап проверки, насколько хорошо то, что получилось. И мы можем видеть, что эти два вида мышления на самом деле ложатся на этот единый мыслительный процесс.

В принципе существуют и другие классификации видов мышления, связанные с тем, насколько оно соответствует действительности или насколько оно соответствует каким-то нашим переживаниям и эмоциям. В клинической психологии различают мышление реалистическое и мышление аутистическое, хотя у человека влюбленного мы можем видеть компоненты этого аутистического мышления сплошь и рядом. Но в принципе для того, чтобы анализировать и исследовать мышление этих перечисленных разновидностей нам вполне достаточно.

Призывает ли Коран убивать неверных?

Вопрос: Когда говорят, что Ислам — религия мира, хочется сказать: посмотрите в Коран, там на каждой странице призывы убивать неверных. Более того, ваш Пророк лично грабил караваны иноверцев и делил добычу.

Ответ:

Таких призывов в Коране нет. Обычно критики Ислама любят вырывать из контекста отдельные аяты и придавать им иной смысл, зачастую противоположный. Делается это следующим образом: аяты, ниспосланные по конкретному поводу для единичной ситуации, произвольно расширяются до всеобщности их применения вне связи с обстоятельствами их ниспослания, вне связи с временем и местом. Более того, эти аяты выдираются иногда из конкретных фраз, приобретая иной смысл уже в силу незавершенности мысли. Вспоминается шутка об ошибке «вырывание из контекста» с университетских лекций по логике: и в Библии написано, что Бога нет, но перед этим стоят слова: «сказал безумец».

Вот таким способом и «толкуют» ряд аятов Корана в пользу его «агрессивности», особенно критики любят использовать начало 9-ой и 47-ой сур.

Разъяснение начала суры 9

В аятах 1—5 в русском переводе говорится:

«Отречение Господа и Посланника Его — от тех многобожников, с кем вы заключили союз. Странствуйте же по земле четыре месяца и знайте, что вы не ослабите Всевышнего и что Он опозорит безбожников.

И призыв от Господа и Посланника Его к людям в день великого паломничества о том, что Господь отрекается от многобожников, и Посланник Его. И если покаетесь вы, то это — наилучшее для вас. Если же отвратитесь [от Него], то знайте, что вы не ослабите Господа.

“Обрадуй” же тех, которые не уверовали, мучительным наказанием, кроме тех многобожников, с которыми вы заключили союз, а потом они ни в чем пред вами его не нарушили и никому не помогали против вас. Доведите же до конца договор с ними. Поистине, Всевышний любит богобоязненных.

И когда закончатся запретные месяцы, то убивайте многобожников [нарушивших договор], где их найдете, захватывайте их, осаждайте и ведите против них разведывательные маневры.

И если покаются они, начнут совершать молитву и давать [милостыню] очищения — закят, то освободите им дорогу. Ведь Господь — Прощающий, Милостивый».

Для человека, впервые читающего только эти аяты, не знающего обстоятельств ниспослания этой суры, на первый взгляд может показаться, что в них действительно идет речь о призыве убивать многобожников. Однако это глубоко ошибочное впечатление!

Смотрите так же:  Условия получения кредита под залог недвижимости

Правильное толкование Корана можно дать, только зная и контекст, и обстоятельства ниспослания суры. А они таковы: арабы делились на многобожников и мусульман, многобожники развязали против мусульман войну на уничтожение, но Аллах не дал их планам реализоваться. Мусульмане предложили им мирный договор, и он был подписан и строго соблюдался. В 631 году н. э. арабы-многобожники нарушили, причем не в первый раз, заключенный с ними мирный договор, совершив несколько актов агрессии против мусульман и готовясь к тотальной войне. Тогда Пророк Мухаммад, мир ему и благословение Всевышнего, через своего ближайшего сподвижника, хазрата Али, объявил агрессорам, что он вынужден денонсировать фактически уже не действующий мирный договор и дал агрессорам срок четыре месяца для возвращения к мирному договору.

Слова о возможности покаяния язычников и принятия ими Ислама не означают насилия в вопросах веры, а означают лишь один из возможных путей возвращения нарушителей мирного договора в его рамки — ведь если они станут мусульманами, то перестанут быть врагами единственного мусульманского государства и перестанут совершать агрессию против него, превратившись в его союзников.

Смысл всей описанной ситуации в том, что люди, связанные мирным договором, должны либо вернуться к его соблюдению (независимо от своего вероисповедания), либо пожать плоды ответных военных действий.

Чтобы не ошибиться в толковании этих аятов, необходимо, во-первых, как мы уже писали ранее, рассматривать обстоятельства их ниспослания, ибо эти обстоятельства имеют лишь частное значение в качестве юридически обязательных норм поведения мусульман (шариата), т.е. они применимы вновь лишь в аналогичных по смыслу ситуациях, а поэтому в принципе неверно распространять действие этих аятов Аллаха на иные ситуации.

Во-вторых, необходимо иметь в виду весь контекст Корана, в котором нет противоречий, по слову Аллаха. «И сражайтесь на пути Аллаха с теми, кто сражается с вами, но не преступайте — поистине, Аллах не любит преступающих!» (2:190). Подобная заповедь дана и в аяте 4:91. Военные действия разрешаются только в виде обороны и должны быть прекращены, если противник отказывается от агрессии: «Когда же враг ваш прекратит борьбу, оружие сложите и гоните тех, кто продолжает сеять смуту» (2:193). Это прямые повеления Аллаха уже не на одну битву, а на все времена. Поэтому в едином контексте сура 9 не несет в себе ни единого призыва к насилию, агрессии или чему-то подобному.

Пятый аят суры 9 нужно рассматривать также, во-первых, в контексте всего Корана и, во-вторых, в контексте описываемой ситуации. В контексте всего Корана говорится: «Нет принуждения в религии» (2:256), т.е. запрещается всякая попытка насильственного обращения, что исключает требования к противнику принять Ислам. Более того, даже в условиях торжества Ислама в Медине всякое насилие запрещалось даже по отношению к собственным детям: «Самые ранние комментарии к Корану (например, ат-Табари) ясно указывают на то, что некоторые мусульмане в Медине желали обратить своих детей из Иудаизма и Христианства в Ислам, и этот аят был как раз ответом этим родителям мединских детей, запрещающим использовать принуждение для обращения в Ислам».

Во-вторых, далее следует шестой аят суры 9: «А если кто-нибудь из многобожников убежища попросит у тебя, то дай ему приют, чтоб он имел возможность в нем услышать слово Божье. Потом сопроводи его в то место, что будет безопасным для него. Так должно быть — они ведь те, кто никаких познаний не имеет».

Тем представителям напавшего на мусульман языческого государства, кто не испытывает по отношению к мусульманам ненависти или вражды, мусульмане гарантируют безопасность на своих территориях! Аллах повелевает Своему Посланнику приютить их в своем жилище, чтобы они могли услышать в нем слово истины. После этого мусульманам повелевается сопровождать этих многобожников или безбожников в безопасное для них место. Таким образом, мусульмане берут на себя ответственность за безопасность своих врагов и обеспечивают им безопасное передвижение по своей территории! Такова воля Самого Аллаха в Священном Коране.

Таким образом, из обстоятельств ниспослания и общего смысла приведенных аятов видно, что призыв к вооруженным действиям относится не против всех многобожников, а только против совершивших вероломную агрессию, не имеет конфессионального характера. Различие делается не по признаку личной веры, а по признаку противостояния двух враждующих сторон, каждая из которых была арабской, поэтому внешнее различение делалось с указанием на веру, ибо другого в межарабском противостоянии просто не было.

Ну, а то, что агрессорам объявлялась война, на которой врагов убивают в бою, то это единственный путь остановить агрессора. Незадолго до второй мировой войны между Германией и Советским Союзом было подписано соглашение о мире и ненападении. Со стороны Германии данный договор был нарушен, была совершена агрессия, и Советский Союз был вынужден вступить в войну. Можно ли осуждать Советский Союз за предпринятые им действия по отражению нападения и уничтожению врагов? Нет, так как враги нарушили все законы и начали убивать и захватывать людей, пытаясь уничтожить или поработить всех.

Из истории мы знаем много империй и государств, где под разными предлогами целенаправленно репрессировали и уничтожали инакомыслящих. В священном Коране, в Сунне, в исламском учении нет места таким методам. Во время присоединения к халифату новых территорий, на которых жили представители других религий, мусульмане не уничтожали храмы, а строили рядом с ними мечети, дабы дать людям возможность религиозного выбора. Позже, в период Кордовского Халифата, именно в мусульманской Испании находили приют и безопасное убежище преследуемые в Европе евреи. И иудеи, и христиане имели свои суверенные суды для разрешения конфликтов внутри своих общин. Что касается случаев, являющихся нарушением закона, то это имело место быть во все времена, среди всех народов и представителей различных религий.

Разъяснение аятов 3—4 суры 47

«Когда вы встречаетесь с неверными [в бою], то рубите им головы. Когда же вы разобьете их совсем, то крепите оковы [пленных]. А потом или милуйте, или же берите выкуп [и поступайте таким образом], пока не завершится война. Так [решил Аллах]. А если бы Он пожелал, то покарал бы их сам, но Он хочет испытать одних из вас посредством других. Он никогда не даст сгинуть понапрасну деяниям тех, кто погиб на пути Аллаха» (47:3–4).

Эти аяты также носят ситуативный характер — они были ниспосланы после битвы при Бадре, при которой произошло первое столкновение мусульман с язычниками, и отражают события того времени. Аят дает руководство к действию войск мусульманского государства в условиях войны. К мирному же времени эти аяты не относятся. Именно так понимаются смыслы этих аятов как классическими толкователями (İbn Kesir. Hadislerle Ku’ran-i Kerim tefsiri. C. 13. İstanbul: Çağrı yayınları, 1991, s. 7291.), так и современными: «Всевышний указал своим верующим рабам на то, как они могут обрести успех и добиться победы над врагом. О верующие! Когда вы встречаетесь с неверными на поле битвы, то доблестно сражайтесь с ними и рубите им головы. Когда же они прекратят оказывать вам сопротивление и вы предпочтете не убивать их, а пленить, то крепите оковы пленных, чтобы они не могли сбежать. Только так вы сможете обезопасить себя от их мечей и их зла. С пленными вы можете поступать по своему усмотрению: вы можете помиловать их и даровать им свободу, не требуя от них выкупа, а можете поменять их на захваченных в плен мусульман либо потребовать за них выкуп от них и их сторонников.

Продолжайте поступать таким образом до тех пор, пока не завершится война или вы не заключите с противником перемирие. В разных местах следует вести различные разговоры, и в разных обстоятельствах следует придерживаться различных законов, и предписание сражаться с неверными относится только к военному времени. А в мирное время, когда нет войны и сражений, нельзя ни убивать, ни пленить людей».

Почему мусульмане нападали на караваны мекканцев

Часто в полемике критики Ислама обвиняют Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Всевышнего, в том, что он после переселения в Медину отдавал приказы нападать на торговые караваны мекканцев. Однако забывают при этом сказать, что это была война меж собой двух государств. А в каждой войне, тем более в справедливой, победитель захватывает ресурсы врага и использует их как трофеи и как контрибуцию, компенсацию за понесенный от агрессии ущерб.

Мусульмане подвергались жестоким гонениям в Мекке. По этой причине часть из них была вынуждена эмигрировать в Эфиопию. А позднее подавляющее большинство из них во главе с Пророком, мир ему и благословение Всевышнего, совершило переселение (хиджру) в Медину. Язычники же, мучившие многие годы мусульман, хотели их убить, а когда те бежали, ограбили их, захватив себе их имущество — дома со всем содержимым, домашний скот, торговые объекты, за счет которых жили бежавшие. По этой причине мекканские мусульмане остались без средств к существованию и первое время жили за счет своих мединских единоверцев.

Но когда вдобавок ко всему мекканские многобожники решили выступить в военный поход против мусульман, создавших свое государство в Медине, чтобы их окончательно уничтожить, мусульманское государство было вынуждено принять вызов и выступить на оборонительную, справедливую войну против агрессоров и убийц.

В любой войне боевые действия ведутся не только против передовых войск, но и против тылового обеспечения и снабжения — удары наносятся и по экономике противника. Именно поэтому называть грабежом военную тактику мусульман против язычников нельзя, как нельзя называть грабежом действия советских партизан в Великую Отечественную войну, которые захватывали военные и экономические трофеи врага, оккупировавшего их территорию, а также действия стран антигитлеровской коалиции, которые установили Германии серьезную контрибуцию в счет огромных людских и имущественных потерь, нанесенных германскими войсками другим странам. На Аравийском полуострове шла аналогичная война, в которой агрессором были мекканские язычники.

Материал опубликован в еженедельной всероссийской газете мусульман «Медина аль-Ислам», №25 (74)- № 26 (75),

Н. Новгород: Издательский дом «Медина», 2008.

Автор: Айдын АЛИ-ЗАДЕ, Али Вячеслав ПОЛОСИН