Меню Закрыть

Фанфик спор на любовь дивергент

Спор на любовь (гет)

Последнее обновление: 22 августа в 12:55 .

Если за прошедшее время на исходном сайте текст был изменён, нажмите обновить

Вы автор данного произведения?

Ваше произведение никто не публиковал, сервис «Фанфик в файл» работает автоматически — подробнее читайте в справке

Не смотря на существование данной страницы, ваше произведение не найдёт на Фанфикс.ми новых читателей — его нет в поиске по сайту, нет в новостях, нет в рейтингах.

Чтобы получить внимание новых читателей вам надо опубликовать произведение на нашем сайте в общем порядке, через раздел «Работа с фанфиками». Наличие произведения в сервисе «Фанфик в файл» этому никак не мешает.

Произведение с фикбука можно опубликовать за 1 минуту — Фанфикс сам скопирует шапку и текст глав узнать подробнее

Twilight Russia

Войти через uID

В преддверии домашнего видео релиза «Дивергента» у нас была возможность поговорить о создании фильма с режиссером Нилом Бергером. Среди тем обсуждения были поиски правильного Четыре, беременность Кейт Уинслет, сцена, которой едва не лишились, и проблемы, с которыми сталкивается сиквел.

Мы не раскрываем крупных спойлеров, но открыто говорим о фильме и считаем необходимым предупредить вас об этом.

1. Шейлин Вудли была немедленно утверждена на роль. Поиски Четыре заняли вечность.

Нил Бергер рассказал нам, что Шейлин Вудли была первым человеком, которому они предложили роль Трис, и актриса сразу же согласилась. Поиски Четыре были более сложной задачей, и частично это было связано с сильной энергетикой Вудли. «Мы прослушивали ее с неким парнем, который был действительно хорошим актером, но Шейлин действительно несколько подавляла его, ― рассказывает Бергер, ― в сцене, где они должны были спорить или что-то типа того, потому что она была так сильна. Так что нам нужен был кто-то способный запугать ее, тот, кто был бы сильнее».

Они искали Четыре, который был бы «каменной стеной, но все же с некоторой уязвимостью, которую вы могли бы ощутить через небольшие трещинки». Они искали правильного актера по всему земному шару, в Германии, Англии и Австралии, помимо других мест. Именно ассистент режиссера Мэри Верниу предложила Тео Джеймса. «Конечно, я смотрел «Аббатство Даунтон»,― говорит Бергер. ― И подумал тогда: «Это фантастический парень».А затем мы пригласили его и испытали огромное облегчение, сначала увидев его, а потом его и Шейлин вместе. Это была именно та динамика, которую я искал».

2. Энсел Элгорт пробовался на роль Четыре.

Бергер отметил, что Энсел Элгорт пробовался на роль Тобиаса, но прослушав его, режиссер не думал, что актер в достаточной степени готов к подобной роли. «Замечательно в Энселе то, что он очень открытый и отзывчивый», ― объяснил Бергер, говоря, что они искали кого-то более сильного. «Он такой великолепный парень, и это переносится на экран, если вы видели «Виноваты звезды», то понимаете, о чем я». Все закончилось тем, что на роль Четыре выбрали актера постарше, потому что им необходим был персонаж, способный быть мощным руководителем. «Я думаю, что Энсел придет к этому, ― добавляет Бергер. ― Но в тот момент времени, когда мы прослушивали его, было еще рано».

Элгорт закончил тем, что исполнил роль Калеба. Это дало нам представление о том, как актер и Шейлин Вудли будут вместе смотреться на экране, правда, на сей раз в роли родных брата и сестры. Позднее эти двое сыграли возлюбленных в экранизации романа «Виноваты звезды».

3. Изначально сцены с зип-лайном не должно было быть.

Бергер подтвердил, что в проекте сценария, с которым он первоначально работал, не было сцены зип-лайна. Рассуждения об исключении такой культовой книжной сцены заключались в том, что она в действительности не меняла жизнь и не являлась препятствием для Трис. «У нее уже были другие победы, ― объясняет Бергер. ― Сцена с захватом флага происходит прямо перед этим».

Но режиссер все же боролся за то, чтобы эта сцена оказалась в фильме. «Я просто чувствовал, что это такое великолепное зрелище, а также событие из книги, которое должно было быть на экране», ― говорит он. И, конечно же, это была одна из самых забавных сцен в фильме, что, кажется, и было основной целью Бергера, поскольку режиссер сказал, что действительно упорно работал над тем, чтобы сделать эту поездку максимально дикой и забавной.

4. Кейт Уинслет была беременна во время производства.

«Я все еще работаю над фильмом», ― это первое, что сказала Кейт Уинслет Нилу Бергеру, когда позвонила сообщить, что беременна. Режиссер говорит, что Уинслет заверила его в этом прежде, чем сказать: «Я беременна, и вы знаете, может может потребоваться некоторое время на переделку и переработку вещей, потому что ко времени съемок беременность будет заметна».

Режиссер говорит, что актриса действительно не указывала на это много, но им действительно пришлось изменить и перешить часть ее одежды, чтобы костюмы были Уинслет по размеру, а так же скрывали беременность. Что же качается любой сцены с физическими нагрузками под конец фильма, то тут все прошло как запланировано, хотя и потребовалось несколько большее участие женщины-каскадера. «Но она всегда была в игре», ― сказал Бергер, продолжая говорить о том, насколько преданной работе была Уинслет, а его работа заключалась в том, чтобы помнить о ее беременности. «Любые великие актеры действительно забывают о том, кто они, входят в роль, и с головой, буквально и фигурально, погружаются в сцену. Таким образом, в данном случае Кейт могла бы упустить тот факт, что она беременна, поэтому моя работа заключалась в том, чтобы убедиться, что она не причинила бы себе боли».

Если вы посмотрите фильм с комментариями, то сможете увидеть там сцену, в которой, по слова Бергера, Уинслет чуть не упала. Но, кажется, что актриса все же пережила эти съемки без серьезных травм и злоключений.

5. «Дивергент» снимали в Чикаго, а «Инсургент» не будут.

На этот раз Нил Бергер является исполнительным продюсером сиквела, но не режиссером. Хотя изначально планы были иными. «Я действительно начал готовиться к сиквелу и нанял линейного продюсера, ― рассказывает мужчина. ― Но затем все пришло к тому, что я не могу закончить правильно этот фильм и готовить еще один большой проект, поэтому в конце прошлого года я откланялся». Бергер общается с режиссером «Инсургента» Робертом Швентке, но не похоже, что он всецело погружен в продолжение.

При съемках «Дивергента» Бергер хотел заснять так много реальных мест Чикаго, как только это было возможно. Многое из того, что вы видите на заднем плане, по крайней мере, частично является настоящим Чикаго с добавлением цифровых эффектов с целью создания более мрачной версии города. Дополнительные материалы Blu-ray демонстрируют, как они придали колесу обозрения бедственный вид, а также представили здания и улицы Чикаго в более авангардном ключе. Съемки «Инсургента» проходят в Атланте, и из-за того, что сказал Бергер, складывается ощущение, что данное решение было принято по финансовым причинам, но это также создаст больше работы в конечном счете.

«Это все действительно сложно в том плане, что у них там нет инфраструктуры. Они не имеют среды, которую можно было бы использовать. Им придется создавать все, а это не так просто, ― говорит мужчина, добавляя: ― не говоря уже о том, что у них сокращен график подготовки и пост-продакшена, так что сроки их работы урезаны. Но я думаю, что они делают великолепную работу, и до сих пор все идет действительно хорошо. Так что, я думаю, они со всем справляются».

По информации, имеющейся на данный момент, Бергер не участвует в создании «Преданной», двухсерийной адаптации последней книги из трилогии «Дивергент».

В настоящее время «Дивергент» уже доступен на Blu-ray и DVD!

Ваш браузер не поддерживается

Наградить фанфик «Спор на любовь»

Ученица поспорила со своей подругой ,что она влюбит в себя их новую учительницу по биологии. Но она даже думать не могла. во что это все перерастет.

Ребят, на печеньки с чаечком закиньте)))
яндекс кошелечек 410016395865169

Ваш браузер не поддерживается

Наградить фанфик «Спор на любовь»

Довольно сильный ООС.

Описание будет вестись от одного лица — Трис. Главы от лица Тобиаса будут, но их будет мало.

Я решила начать писать этот фанф именно в учебное время, потому что так мне будет намного легче описывать все события и ситуации. В некоторых главах можно будет встретить ситуации из книги.

Ваш браузер не поддерживается

Наградить фанфик «Спор на любовь»

Довольно сильный ООС.

Описание будет вестись от одного лица — Трис. Главы от лица Тобиаса будут, но их будет мало.

Я решила начать писать этот фанф именно в учебное время, потому что так мне будет намного легче описывать все события и ситуации. В некоторых главах можно будет встретить ситуации из книги.

Сегодняшним прекрасным воскресным утром я проснулась в отличном настроении, да ещё и бодрая. Ещё бы – единственный выходной в неделе. И его нужно тратить только на сон, потому что во сколько бы я не легла в будний день, я всё равно буду сидеть на уроках, как сонная муха. За вчерашний день ничего примечательного не произошло – уроки шли обычным ходом.
На каждой перемене, куда бы я не пошла, я не могла избавиться от пронизывающего взгляда Рут. Как же она меня достала. Как сказал Четыре, у меня был день рождения, а он в качестве подарка подарил мне шапку. По-моему, всё честно. И про мой «день
рождения», и про подарок. Хотя подарок был подарен не на день рождения. С Четыре я тоже не особо пересекалась, он куда-то уходил с Зиком на всю перемену, а возвращались парни уже после второго звонка на урок. Кристины нет, Зик уходит с Четыре, а Четыре – с Зиком, весело. С остальными одноклассниками я общаюсь на уровне друзей, но они не те люди, с которыми можно обсудить Четыре и наши с ним отношения.

На дискотеку я также вчера не ходила, потому что идти туда одной, без Кристины, скучно, а чтобы ходить туда с парнем, у меня наблюдается его отсутствие. Готова поспорить, во время медленного танца Рут висла на Четыре, вызывая у него отнюдь не симпатию. Вечно смотреть можно только на четыре вещи: огонь, воду, как бесится Рут Киртни, когда дело связано со мной и Четыре, и на самого Четыре, а точнее, на выражение его лица, когда его «возлюбленная» шепчет ему на ухо слова, о самой что ни на есть настоящей любви. Эта парочка – какая-то взрывоопасная смесь. Вместо того чтобы смотреть на эту недопарочку, я закрылась у себя в комнате и смотрела сериал «Сверхъестественное». Ужастик с примесью юмора. Теперь я знаю, какого принца я себе хочу. Либо на белом коне, либо на Chevrolet Impala 1967 года. Ну а что? Раритетные машины сейчас в моде.

На прикроватной тумбочке вибрирует телефон, издавая не очень приятный звук. Я быстро поднимаюсь с подушки и беру телефон в руки. Номер, который мне звонит, мне неизвестен. Хоть бы это был не Питер. Мне снова придётся объяснять ему, что ему не
нужно приезжать в Чикаго, что у меня нет парня и у него нет поводов для ревности. Хотя, кто мы друг другу? Мы просто друзья, мы не парень и девушка. Всё. Мои чувства к нему охладели. Мне нравится другой парень. Я приняла переезд в Чикаго, как возможность начать жизнь с чистого листа. Заново. И я не хочу в новую жизнь переносить Питера. Вместе с ним вернётся жизнь в Сан-Диего. В мою новую жизнь вернётся старая. И тогда какой был смысл начинать всё заново, если у меня не получится отпустить старое? Уверена, что никакого.

Полная надежд, что звонящий – не Питер, я медленно провожу пальцем по экрану телефона и подношу его к уху. Весёлый голос звонящего меня мигом бодрит.

– Трис, это Уилл, – приветствует парень, – ты не спишь?

Смотрите так же:  Трудовой договор 2018 года

– Слушай, ты к Кристине сходить не хочешь?

– А она сама не против?

– Она вообще не знает об этом. Её мама вроде бы согласилась на наш визит.

– Кто ещё с нами идёт?

– Пока что я и ты. Я сейчас позвоню другим ребятам.

– Хорошо. Где встречаемся?

Уилл кладёт трубку, и я даже не успеваю ничего сказать. Слишком спонтанно всё произошло. Если уж наносить визит Кристине, нужно хоть подготовиться к нему. По дороге в парк мне нужно будет зайти в магазин и купить хотя бы десять шариков. А потом мы с ребятами их надуем и отправимся к нашей подруге.

Ещё немного повалявшись в кровати, я решила, что через полчаса как раз и выйду. Пока умоюсь и накрашусь, пока позавтракаю, пока оденусь – на это уйдёт минимум двадцать минут, как не больше. Я слишком быстро подрываюсь с подушки, что у меня перед глазами появляются тёмные пятна, и кружится голова. Подождав, пока всё недомогание пройдёт, я вылезаю из-под тёплого одеяла и быстро заправляю кровать. Потом я иду к шкафу и застываю, решая, что надеть.

Так, это не сочетается с джинсами, это – с ботинками, а это вообще ни к селу, ни к городу. Простояв около шкафа около десяти минут, я всё-таки решила, что надеть. Чёрные узкие брюки и светло-коричневый свитер с шоколадной вставкой на спине. А чтобы всё сочеталось, я надену белую куртку и белые полусапожки. На голове чёрная шапка Четыре. Всё будет идти в порядке чёрное-белое-чёрное-белое. По-моему, отлично.
Натянув на себя брюки и свитер, я отправляюсь в ванную комнату, чтобы умыться и накраситься. Думаю, одного-двух слоёв туши мне вполне хватит.

Справившись со своими делами, я спускаюсь на кухню. Тихо, как в музее. Похоже, родители снова куда-то уехали, оставив меня одну. Мне же и лучше. Смогу приготовить себе на завтрак что угодно, хоть даже вообще не есть. Свобода – она такая. Сначала ты счастливая, что ты одна, а потом свобода тебе надоедает, и ты мечтаешь жить с кем-нибудь, кто будет контролировать, ела ты или нет, и что ты ела и так далее.

Быстренько съев два бутерброда, я убираю за собой посуду в раковину и мою её. Мама не любит, когда кто-то бросает грязную посуду в раковине. Поэтому, хочешь, не хочешь – мой посуду. И не только за собой. Похоже, у моих родителей такое мнение, что зачем им домработница, если есть дочь? Ей платить не надо, и она сделает всё, что ей скажут. Идеально. Теперь я тоже хочу себе дочь, когда замуж выйду.

Когда я начинаю вытирать вымытую мной посуду, то мой взгляд падает на небольшую записку, которая лежит на шкафчике. Скорее всего, она от родителей. Должно быть, в ней написано, что я обязательно должна позавтракать и тихо сидеть дома до приезда родителей. Я подхожу к шкафчику с посудой и беру записку в руки. Всё правильно, я угадала.

«Беатрис, мы с папой уехали в Нью-Йорк по делам на несколько дней. Еды тебе на это время хватит. Никаких вечеринок дома не устраивай, а учись», – как всегда мама за своё, – «Прости, что не предупредили об отъезде, мы не хотели тебя будить».

Улыбка медленно ползёт вверх. Я одна дома на ближайшие три-четыре дня. Абсолютно одна. Абсолютная свобода. Боже мой, да от такого и с ума сойти можно, потому что родители в первый раз оставили меня одну на несколько дней. Раньше они боялись оставить меня на несколько часов, а тут сразу на несколько дней. Ну не счастье ли это?

На радостях, я забываю о мокрой посуде, которую нужно вытереть и убегаю в свою комнату, чтобы надеть верхнюю одежду. Впопыхах натянув шапку (скорее всего неправильно) и куртку, я побежала обувать полусапожки. На моё счастье, на них нет молнии, так что их я натянула без проблем.

Я снимаю брелок с ключом от дома и выхожу на улицу. Повернув ключ в скважине и подёргав ручку двери для большей убедительности, я со спокойной душой выхожу из двора дома и направляюсь прямиком к парку.

По пути я захожу в магазин, чтобы купить шариков. Хорошо, что очереди нет, а то простояла бы здесь минут десять. О, вот и Уилл уже звонит. Я уже вижу его в парке в компании ребят, так что только прибавляю шагу. На звонок отвечать смысла нет, если мы находимся в десяти метрах друг от друга.

– Трис, привет! – улыбается парень, разглядывая меня. – Ты шарики купила? А я плакат ей нарисовал.

– Ты молодец, да, – с улыбкой отвечаю я Уиллу.

Теперь пришло время разглядывать ребят, которые идут вместе с нами. Я, Уилл, Элли, Дин, Зик и Четыре. Вот кого-кого, а Четыре увидеть здесь я не ожидала вообще.

Я стараюсь отвести свой взгляд как можно дальше от парня, а он наоборот, в наглую меня рассматривает.

– Трис надувные шарики принесла, – говорит Уилл, – сейчас она вам их раздаст, и вы надуете.

Я прохожу мимо ребят и раздаю каждому по два шарика. Как только я приближаюсь к Четыре, чтобы отдать ему последние, у меня начинает быстрее биться сердце и потеют руки. Даже сквозь тёплые перчатки я чувствую это. Когда же это закончится? Мне уже надоело каждый раз при встрече с Четыре это чувствовать. Но похоже, я буду испытывать подобные ощущения каждый раз, когда мы будем находиться недалеко друг от друга. Печально, но от любви лекарства нет.

Когда все шарики надуты и связаны, мы выдвигаемся в путь к дому Кристины. Не успела я отойти и на десять метров, как меня окликнул мужской голос:

Я быстро оборачиваюсь, чтобы понять, кто это. И снова Четыре.

– Привет, – отвечает Четыре и опускает голову.

– Ну привет. – Я останавливаюсь и жду, пока парень поравняется со мной.

– Ты была вчера на дискотеке?

– Я что, дурочка, чтобы идти туда одной, без Кристины? А ты был?

– А я что, дурак, чтобы идти туда без Зика?

– А как же Рут? У вас же «любовь», – на слове «любовь» я изображаю руками кавычки.

Четыре кривится, будто он съел целый лимон, а я смеюсь с его выражения лица.

– Никогда не говори этого!

– Что у вас с ней любовь?

– Что ты просил? – противный голос Рут застаёт нас врасплох.

Откуда она здесь взялась? В выходной, когда все нормальные люди спят, какой чёрт её сюда принёс? Она вот как чувствует, когда мы с Четыре находимся рядом. Рут Киртни спешит на помощь. Наверное, уже сам Четыре жаждет с ней расстаться, чтобы не быть под её неусыпным контролем. Она для него как родитель, который всё время следит за своим непоседливым чадом. Тоже мне, заботливая мамочка.

Я хмыкаю и медленно иду к Зику, так как он единственный, кто идёт без пары.

– Что у них там? – тихо спрашивает он.

– Я знаю одно: Рут как будто чувствует, что Четыре находится рядом со мной.

– Да забей ты. Они сейчас покричат друг на друга, и Рут уйдёт. Вот увидишь. Кстати, это шапка Четыре на тебе?

Оказывается, Зик тоже заметил это? Только странным мне кажется одно: почему он до сих пор не в курсе, если они с Четыре общаются на каждой перемене? Неужели Четыре не рассказал Зику о той утренней пробежке? Они же ведь лучшие друзья. Была бы Кристина в школе, я бы ей сразу же всё рассказала, потому что доверяю ей. Однако поведение Четыре смущает меня.

– Четыре тебе потом всё расскажет, ладно? Только не при Рут.

– Да ладно. – Пожимает Зик плечами.

Мы так и идём в тишине к дому Кристины. Уже напротив самого дома наконец говорит Рут:

– Уилл, а можно мне с вами?

– А вы с Кристиной нормально общались?

– Конечно. Мы с ней были лучшими подругами.

– Лучшими подругами? – с насмешкой спрашивает Зик. – Ты ничего не перепутала?

– Нет, не перепутала! – рявкает Рут, но улыбка Зика так и не сползает с его лица.

Что-то мне с большим трудом верится, что Кристина и Рут были лучшими подругами. Эти девушки – абсолютная противоположность друг другу. Так что такого быть просто не может. Но Уилл всё-таки соглашается взять с собой Рут, что получило неодобрение с моей стороны (хоть я этого и не сказала), со стороны Зика и Четыре. Парни также никак не выражали протеста, это было видно по их лицам.

С ликующим видом, Рут берёт Четыре за руку и с нескрываемым притворством целует его в губы. Мне вот интересно, она это делает на публику или на зло мне? Скорее всего, два в одном. Она это делает, чтобы показать, что Четыре принадлежит только ей, и чтобы разозлить меня. Я тем временем с улыбкой смотрю на Четыре. Он так скривился, что не смог ответить на поцелуй своей «возлюбленной». Какая же между ними неземная любовь, не то, что Принц с Белоснежкой. Они с ними даже рядом не стояли.

– Всё нормально? – осторожно спрашивает Зик, подходя ко мне.

– Да, всё хорошо, а с чего ты взял, что что-то произошло?

– Ну, просто Рут и Четыре.

– А что они? Я вижу, что между ними самая настоящая и искренняя любовь, я не буду разрушать их счастье. – Я стараюсь говорить последнее предложение как можно громче, чтобы это услышал Четыре. Знаю, что его это взбесит. И правда – впереди себя я слышу то, как он прочищает горло. Это «рычание» посвящается мне, я уверена в этом.

Зик, будто поняв смысл сказанного мною и последующей за ним реакции Четыре, начал мне подыгрывать и подливать масла в огонь:

– А, ну да. Четыре и Рут просто созданы друг для друга. Вообще не понимаю, как я раньше мог быть против этой пары.

Четыре резко оборачивается и кидает своему другу грозный взгляд, отчего я начинаю улыбаться. Зик прыскает в кулак и также как и я, продолжает улыбаться. Шоу удалось. Интересно, что сейчас чувствует Рут? Знает ли она, что всё это не правда? Что мы с Зиком так совершенно не думаем? Если и знает, то тихо закипает от злости. Дорого бы дала за то, чтобы увидеть, как белеет её лицо из-за злости. Но, к сожалению, мы с Зиком идём сзади этих воркующих голубков и не можем наблюдать за их лицами.

Тем временем мы подходим к дому Кристины. По размерам он такой же, как и мой. Большие окна с красивыми занавесками внутри, внешняя отделка – всё гармонично сочетается. Недавно выпавший снег заботливо прикрывает землю, где была клумба с цветами. Это видно по красивому бордюру, который идёт от калитки до дверей самого дома.

Twilight Russia

Войти через uID

  • Страница 4 из 5
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »

Название: Влюбить на спор

Бета: Ольга Самсонова

Пейринг: Эдвард/Белла, Эдвард/Розали, Эммет/Розали, Джаспер/Элис

Дисклеймер: Все права принадлежат С. Майер

Саммари: Как быть, если ты заключил пари на самую красивую девушку школы? Что делать, если она не обращает на тебя ни малейшего внимания? И у тебя есть только два месяца, чтобы влюбить её в себя. Казалось бы нереально, но всё возможно, если ты — Эдвард Каллен, и один из пунктов твоего плана — её сестра. Попросить её о помощи — рискованно, но, может быть, это единственный шанс выиграть?

Разрешение на размещение: Получено

Ваш браузер не поддерживается

Наградить фанфик «Спор на любовь»

Довольно сильный ООС.

Описание будет вестись от одного лица — Трис. Главы от лица Тобиаса будут, но их будет мало.

Я решила начать писать этот фанф именно в учебное время, потому что так мне будет намного легче описывать все события и ситуации. В некоторых главах можно будет встретить ситуации из книги.

Смотрите так же:  Детские пособия в беларуси в июле 2018

One Direction – Night Changes

Сломя голову, я бегу по мосту Николс-Бриджвей на встречу с Тобиасом. Мне нельзя опаздывать, потому что я сама назначила ему свидание в Миллениум-парке. Сегодня его день рождения, и я не хочу заставлять его ждать. Также сегодня был второй экзамен, по математике. Но меня больше волновало не то, сдам я его или нет, а то, что можно подарить Тобиасу. Я перебрала все возможные варианты, но так ничего и не выбрала. Наручные часы у него есть, а что ещё ему подарить я просто не знаю. Когда я спрашивала у Тобиаса о том, что он хочет в подарок, он в шутку ответил, что хотел бы огромный торт, из которого вылезла бы я. Конечно же, я сказала, что об этом он может не мечтать.

На несколько секунд я останавливаюсь и подхожу к перилам моста, чтобы посмотреть, где Тобиас. Мы договорились встретиться у открытой сцены. Я замечаю его у самого газона. Тобиас стоит ко мне спиной, и я не знаю, куда именно он смотрит. Я прижимаю картонный пакет к своей груди и начинаю бежать ещё быстрее. Это кажется лёгким, учитывая то, что мост идёт вниз по наклонной. Да и я в кроссовках, что делает бег комфортным. Сегодня я надела платье белого цвета с синими и красными полосками, ну а в придачу к ним надела кроссовки таких же цветов, потому что подходящих босоножек я не нашла. Зато поэкспериментировала. Надеюсь, Тобиасу понравится.

Когда я спускаюсь с моста, я на носочках иду к Тобиасу, чтобы он ничего не заподозрил. Я хочу закрыть ему глаза, но мои руки и так заняты. Аккуратно зажимаю пакет между коленями и с помощью прыжков двигаюсь к парню, стараясь не уронить пакет и не создавать лишнего шума. Я накрываю его глаза ладонями и кладу подбородок на его плечо.

– Трис, я знаю, что это ты, – весело говорит Тобиас и разворачивается ко мне. Я убираю руки с его лица и беру пакет, держа его перед собой. – Ты потрясающе выглядишь, – он улыбается и отходит назад, чтобы оценить мой внешний вид.

– С днём рождения, Тобиас, – я широко улыбаюсь, что даже скулы сводит, и протягиваю ему подарок. Он забирает его у меня из рук и раскрывает пакет, извлекая из него сам подарок. В шелестящую прозрачную упаковку запечатана рубашка голубого цвета и чёрная бабочка. Надеюсь, я угадала с размером, потому что ориентировалась на размер футболки, которую Тобиас отдал мне. Ну а что ещё ему подарить? Я не знаю. Кроме рубашки мне ничего в голову не приходило. Ну, я могла бы купить ему одеколон, но я ведь не знаю, что ему нравится.

– Я надену эту рубашку на выпускной, – он улыбается и заключает меня в объятия. Я пробегаюсь взглядом по его лицу, а затем нежно целую, вставая на носочки. Я обвиваю руки вокруг его талии и переплетаю пальцы рук, ближе прижимаясь к нему. Нас обходят люди и что-то говорят друг другу в стиле «совсем стыд потеряли» и тому подобное.

Когда я отрываюсь от губ Тобиаса, я беру его за руку и веду по асфальтной дорожке, обходя вокруг музыкальной сцены. Можно было бы хорошо срезать путь, если пройти по газону, но я хочу растянуть это время, пока мы вместе. Впереди ещё два экзамена, а это значит, что все дни вплоть до выпускного мы не увидимся, потому что будем пропадать за подготовкой к экзаменам. Мне нужно сдать ещё химию с биологией, а ему – историю и обществознание. Весело, в общем.

Мы подходим к противоположной стороне сцены, и я сворачиваю на тропинку, которая ведёт в самую глубину Миллениум-парка. Сейчас почти десять вечера, на улице темно, в парке светят фонари. После долгой жары наконец наступил прохладный вечер, который позволил всем выйти сегодня на улицу погулять. Ну, а так как у Тобиаса сегодня день рождения, то мы всё равно пошли бы куда-нибудь вместе, несмотря на погоду.

Я веду Тобиаса к одному из деревьев, которое со стороны сцены найти очень трудно. Я специально выбрала такое укромное место, чтобы нас никто не видел, и мы могли побыть одни, никого не смущаясь и никому не мешая. Я заранее пришла сюда, чтобы всё приготовить, а потом специально обходила, чтобы пройтись по мосту Николс-Бриджвей, чтобы не вызывать у Тобиаса никаких подозрений и остаться незамеченной. Это место мне помогал искать Зик, за что я ему очень благодарна. Конечно, наша с ним связь вызывала у Тобиаса подозрения, но не думаю, что у него были мысли о том, что мы с Зиком вместе. Он, конечно, хороший парень, но я люблю Тобиаса. И Зика я тоже люблю, но только как друга.

На пледе красного цвета стоят два бокала, рядом бутылка с вином и коробка шоколадных конфет. Конфеты с вином я убирала в морозилку, чтобы они подольше сохраняли свой холод, и я надеюсь, что всё так и есть. Хотя вино я зря положила в холод, оно должно быть тёплым. Тобиас отпускает мою руку и присаживается на край пледа, берёт бокалы в руки и взглядом приглашает меня сесть.

Я сажусь рядом с ним, но ноги ставлю на землю и обвиваю их руками. Тобиас наливает вино в бокалы и один из них протягивает мне. С застенчивой улыбкой я беру бокал в левую руку и держу его на весу, ожидая Тобиаса. Он закрывает бутылку пробкой и ставит её куда-то в сторону.

– С днём рождения, – я подношу свой бокал к его бокалу, чтобы их стеклянные стенки соприкоснулись и издали приятный звон. Тобиас слабо улыбается и быстро опустошает свой бокал. Я делаю два глотка и ставлю бокал на землю, чтобы он не упал. Поворачиваюсь обратно к Тобиасу и наклоняюсь к нему, чтобы поцеловать.

Он легко касается моих губ своими, а потом отстраняется. Я притягиваю его к себе за воротник рубашки и накрываю его губы своими. Он улыбается сквозь поцелуй и кладёт свою руку на мою спину, поглаживая её. Обеими руками я обнимаю его за шею и тяну за собой вниз. Он убирает руку с моей спины, позволяя мне лечь на плед. Тобиас нависает надо мной, опираясь на руки. Я отстраняюсь от него и заглядываю в его синие глаза, которые светятся счастьем.

Он совсем отстраняется от меня и ложится на спину рядом со мной. Я приподнимаюсь, опираясь на локти. Он открывает коробку конфет и протягивает её мне, чтобы я выбрала какую-нибудь из них. Насколько я помню, там всего три вида: с дробленным фундуком, с цельным фундуком и с воздушным рисом. Я беру конфету с середины и откусываю с краю, чтобы понять, с какой начинкой я взяла. Похоже, с цельным фундуком. Тобиас закидывает конфету в свой рот, а потом отставляет коробку и ложится обратно на плед.

– Это самый лучший день рождения, который у меня когда-либо был, – наконец говорит он, глядя в небо. – Даже несмотря на то, что сегодня у нас был самый тупой экзамен, который у нас когда-либо был.

– Знаешь, какой был у меня вариант? – с хитрой улыбкой спрашиваю я, и Тобиас поворачивает свою голову ко мне. Я ложусь на плед и кладу руки на живот; правую ногу закидываю на левую так, чтобы юбка платья ничего не открывала. Долго смотрю на белый носок кроссовка, прежде чем снова начинаю говорить. – Четыре.

– Четыре, как число?

Тобиас придвигается ко мне и берёт мою руку в свою. Я поднимаю свой взгляд на чистое небо, в котором тысячью огоньков светятся звёзды. Я давно мечтала о такой ночи, когда будем только мы с Тобиасом вдвоём. Мы будем лежать под звёздным небом и болтать обо всём на свете. Сейчас мы как раз и лежим под звёздным небом, но молчим. И тишина успокаивает нас, притягивая в свои ласковые объятия.

– Знаешь, что я сейчас вспомнил? – неожиданно говорит он, и я поворачиваю голову к Тобиасу, и выжидающе смотрю на него. – Нашу первую встречу.

Мои губы расплываются в улыбке, и я снова обращаю свой взор к небу. Я тоже вспоминаю нашу встречу. Как впервые оказалась в школе, как чуть не заблудилась, пока дошла до кабинета биологии, как меня поцеловал Тобиас. Мой первый поцелуй, который я никогда не забуду. Я переворачиваюсь на живот и кладу руку на живот Тобиаса. Она поднимается и опускается вместе с каждым его вдохом и выдохом. Я терпеливо жду, что же он скажет дальше.

– Я тебя красоткой вообще тогда не считал. Ты меня бесила сильно.

– Можно подумать, я на тебя сразу запала, – с сарказмом отвечаю я. По началу он меня тоже жутко раздражал, и за этим я не могла видеть своих истинных чувств к этому человеку. – Ты тоже меня бесил, так что не переживай.

Тобиас ухмыляется и накрывает мою ладонь своей. Такое чувство, будто мы вспоминаем то, что было лет десять-пятнадцать назад, а не каких-то полгода. Будто мы уже женаты, а сейчас вспоминаем то, как познакомились. Когда-нибудь так и будет.

– А потом я поняла, что ты мне нравишься, – я отворачиваюсь от него, пытаясь скрыть пылающие щёки. Он берёт меня за подбородок и поворачивает мою голову, чтобы я смотрела на него.

– О своей симпатии к тебе я догадался после того, когда ты меня поцеловала. Когда Кристине в споре проиграла или что-то такое.

– Да не было никакого спора. Мне просто не понравилось, что ты поцеловал меня только потому, что так захотел Зик. Это была своего рода месть.

– А мне не понравилось, что ты использовала против меня моё же оружие, – он улыбается и опускает голову. – Вот я и наплёл ту чушь про игру чувствами и всё такое.

Я знала, что он сказал это только для того, чтобы задеть меня, потому что мне удалось задеть его. Насчёт того, что он чувствовал ко мне в тот момент я пока ничего сказать не могу, но что-то было, определённо. Мне все тогда говорили, что я ему нравлюсь, только вот я сама отказывалась в это верить вплоть до того момента, пока он не отдал мне свою шапку на утренней пробежке. Похоже, о ней сейчас и будет идти речь.

– Трис, ты помнишь ту пробежку в этом парке? – он оглядывается в поисках того места, где мы бегали. Я точно не помню, но по-моему, это место далеко отсюда. – Так вот. Кристина не просто так не пришла, – на мой немой вопрос он лишь улыбается и продолжает отвечать. – Я попросил её, чтобы она не приходила, так как хотел побегать с тобой. Но она заболела, и ей даже не пришлось искать убедительный предлог.

Детский сад какой-то. Попросил не приходить, чтобы провести время со мной. В тот момент я бы убила подругу за то, что она согласилась на это, но сейчас я ей очень благодарна, потому что если бы она не заболела и всё-таки пришла на пробежку, кто знает, чем бы я сейчас занималась. Хотя, она бы и так не пришла, но всё равно. От одного решения зависит дальнейшая судьба. Это как домино: упадёт одна, и за ней упадут остальные.

– А потом я подарил тебе свою шапку. Я тогда чувствовал себя настоящим супер-героем, который спасает таких как ты от холода.

– Тоже мне супер-герой, который приревновал меня к Зику.

– Ну, а что мне ещё было делать? Он взял тебя за руку, и я разозлился, хотя при Рут старался не показывать этого, потому что она всё поняла бы.

– Да тебе книгу надо писать «Как закадрить девчонку». Содержание было бы таким: «Шаг 1: поцелуй её на спор. Шаг 2: скажи ей о том, что поцеловал её из-за дурацкого желания своего друга. Шаг 3: подожди, пока она тебе отомстит и скажи, что нельзя играть с чувствами людей. Шаг 4: подари ей свою шапку. Шаг 5: приревнуй её к другу, когда будешь расставаться со своей бывшей». Дальше продолжать?

Смотрите так же:  Как оформлять квартиру в собственность в новостройке

Тобиас внимательно меня слушает и долгое время смотрит на меня, но не отвечает. Конечно же, я в шутку сказала о книге, но принял ли он это за шутку? Уверена, что принял, потому что своим серьёзным выражением лица он хочет поставить меня в ступор. Но вскоре он несколько раз кивает.

– Ладно, – я продолжаю. – Шаг 6: попроси своего друга взять у неё домашнюю работу по алгебре, чтобы самому списать, а потом улыбнись ей, когда она ответит на твой вопрос, что же написано у неё в тетради.
Шаг 7: приведи её в школу поздно вечером и раскрой ей своё имя, незаметно проникнув мимо школьного охранника в учительскую.
Шаг 8: пригласи её на медленный танец под её любимую песню и подпевай этой песне, что бы там ни было.
Шаг 9: пригласи её к себе в машину и сделай так, чтобы она заснула, и ты мог отвезти её к себе домой.
Шаг 10: скажи ей о том, что ты девственник и покажи свою временную татуировку.
Шаг 11: познакомь её с родителями и своим придурковатым братом.
Шаг 12: приди к ней домой и просиди на пороге несколько часов, пока она тебя не пустит. Потом угости её конфетой, которую взял из дома.
Шаг 13: на следующее утро скажи своей матери, что она заболела, и за ней нужно присматривать.
Шаг 14: похвали её умения приготовить лапшу быстрого приготовления.
Шаг 15: познакомься с её родителями и выслушай их нотации по поводу ранних связей и того, к чему они могут привести.
Шаг 16: читай какой-то любовный роман, чтобы её мать ничего не заподозрила.
Шаг 17: пригласи её в Нью-Йорк.
Шаг 18: скажи ей, что ты боишься высоты.
Шаг 19: когда вы прибудете в отель, займи душ раньше неё.
Шаг 20: разбуди её, чтобы она проклинала весь белый свет.
Шаг 21: подари ей на Новый год кольцо от Тиффани и скажи, что это не предложение, а просто подарок.
Шаг 22: разбирайся в себе после вашего «первого раза» и потом помирись с ней, когда её «бывший» захочет пригласить её на танец.
Шаг 23: скажи ей, что этот бывший тебя бесит.
Шаг 24: подерись с этим бывшим.
Шаг 25: случайно покажи своим родителям свою татуировку и получи две недели разлуки в подарок. Пригласи её в кино на «50 оттенков серого» и назови её развратницей.
Шаг 26: договорись со своим братом и свози её четырнадцатого февраля куда-нибудь за город в заброшенную гостиницу, подари ей шоколадку.
Шаг 27: сходи с ней в кино, но попроси контролёра, чтобы он вас не пускал, а потом скажи ей об этом и заработай ссору.
Шаг 28: пригласи её на свадьбу своего брата и к себе домой.
Шаг 29: поведись на её розыгрыш о беременности.
Шаг 30: предложи ей расстаться, если ты такой плохой.
Шаг 31: поссорься со своим другом из-за вашего с ней расставания.
Шаг 32: скажи ей что-нибудь на медленном танце, чтобы она разревелась.
Шаг 33: забери её на её же день рождения и отвези на Нэви Пиер, к колесу обозрения. Попроси отвечающего за аттракцион остановить вас на вершине и включить её любимую песню.
Шаг 34: подари ей что-нибудь от Тиффани и снова напомни, по чьей вине вы расстались.
Шаг 35: закинь её к себе на плечо, если она не хочет садиться в твою машину.
Шаг 36: сфотографируй её в обиженном состоянии.
Шаг 37: попробуй поцеловать её.
Шаг 38: на свадьбе своего брата пригласи её на медленный танец и скажи ей, что она потрясающе выглядит. А также скажи ей, что она тебе нужна.
Шаг 39: увези её к себе домой и спроси, где её татуировки.
Шаг 40: окончательно с ней помирись.
Шаг 41: на следующее утро скажи ей, что она красивая и повтори действия пункта 40.
Шаг 42: подари ей свою футболку и нижнее бельё.
Шаг 43: включи ей «Сверхъестественное», когда вы вместе будете смотреть телевизор.
Шаг 44: на свой день рождения прими от неё в подарок рубашку и бабочку, скажи, что ты наденешь рубашку на выпускной.
Шаг 45: скажи ей, что у тебя лучший День рождения, который когда-либо был, несмотря на экзамен.
Шаг 46: напомни ей о вашей первой встрече.
Шаг 47: раскрой ей тайну, почему её подруга не пришла на пробежку, где ты выполнил пункт 4.
Шаг 48: слушай её мысли насчёт твоей будущей книги «Как закадрить девчонку».
Если ты выполнил все сорок восемь пунктов, я тебя поздравляю: она твоя!

– Оригинально, – подводит итог Тобиас и лукаво улыбается, притягивая меня к себе. Он нежно целует меня, проникая языком в мой рот и изучая каждый его миллиметр. С каждым поцелуем я начинаю задыхаться от нехватки воздуха. С шумом втягиваю воздух через нос и углубляю поцелуй, руками хватаясь за воротник его рубашки.

Мы подходим друг другу, я только сейчас понимаю это по-настоящему. После всего того, что мы прошли, мы всё равно вместе. Я сразу вспоминаю слова Рут: «Сколько бы вы не ссорились, рано или поздно вы помиритесь». Она права, и я даже не найду слов, чтобы объяснить, почему. Может быть, она имела в виду, что как бы далеко друг от друга мы не были, судьба всё равно сведёт нас?

– Я напишу эту книгу и подарю тебе, – говорит Тобиас, заканчивая наш поцелуй.

– Зачем она мне? Ты и так уже меня закадрил. Подари лучше Питеру, ему это нужнее.

Тобиас ухмыляется и смотрит в небо. Я перевожу свой взгляд на его шею и в голове снова прокручиваю содержание нашей вымышленной книги. В ней я описала все наши отношения с самого начала и до сегодняшнего дня. Всё, что он делал для меня и что я делала для него – всё отразилось здесь. И мне кажется, что не надо её отдавать Питеру, обойдётся. Ему не нужно знать, почему я полюбила Тобиаса, ему будет достаточно того, что мы снова вместе, несмотря на его постановку с моей изменой.

– Трис, а ты помнишь выражение его лица, когда он увидел нас?

Я смеюсь, вспоминая то утро, когда мы с Тобиасом вместе вошли в кабинет. Я уже не помню, о чём мы разговаривали тогда, но точно помню, что все одноклассники обратили на нас внимание, включая Питера. Я мимолётом на него смотрела, но успела заметить, что у него чуть челюсть не отвалилась, когда он увидел нас, да ещё такими весёлыми и улыбающимися. В тот момент я ликовала в душе, что мы с Тобиасом смогли утереть ему нос и показать, что его «штуки-дрюки» на нас не работают.

– Как такое можно забыть? – лукаво спрашиваю я. Тобиас улыбается мне и начинает искать свой телефон. Он на время обращает своё внимание туда, и я чувствую себя обиженной, что ему какой-то телефон интереснее меня.

– Узнаёшь? – смеясь, спрашивает он и показывает мне экран телефона. На нём открытая фотография со мной. Я сижу в его машине, но в камеру не смотрю. Выражение лица у меня, мягко говоря, не очень, поэтому я сразу морщусь. Медленно я начинаю вспоминать, где и когда было сделано это фото. Я в синем платье, значит, это на день моего рождения. Когда я обиделась на него, и он воспользовался этим.

– Удали её немедленно! – я медленно поднимаю на него свой взгляд, глядя исподлобья. Мне не нравится эта фотография, и я добьюсь её удаления любой ценой. Даже если мне придётся отобрать телефон у Тобиаса.

Я подношу руку к его руке, чтобы взять телефон и удалить фото, но он поднимает руку вверх, так, чтобы для меня гаджет был недоступен. Я ещё больше злюсь и тяну свою руку вверх, но Тобиас заводит свою руку назад. Полная злости и обиды, я встаю на землю под хохот Тобиаса. Убить готова его сейчас, когда у него имеется своего рода компромат на меня. Я медленно подхожу к нему и пробую забрать телефон, медленно подношу к нему руку. Он замечает это и отводит её в сторону, отчего я раздражаюсь ещё больше.

Я наклоняюсь к Тобиасу и целую его, пальцами проводя по его руке. Когда я спускаюсь к ладони, и мои пальцы нащупывают холод металлического корпуса, я крепко хватаюсь за телефон и забираю его у Тобиаса и отстраняюсь от него. Он громко вопит и встаёт на ноги, и это веселит меня. Телефон у меня, можно и побегать. С довольной улыбкой на лице я кручу гаджет перед ним и готовлюсь убежать.

Как только он делает первый шаг, я разворачиваюсь и бегу вперёд. Тобиас то догоняет меня, то отпускает. Или это из-за моих чудо-кроссовок, или он хочет поиграть со мной. На бегу я ищу, пробую удалить фотографию, но у меня ничего путного не выходит. Оглянувшись назад, я останавливаюсь и спокойно удаляю файл, затаив дыхание. Тобиас обхватывает меня со спины и отбирает телефон.

– Зачем ты удалила? – он отпускает меня и снова обращается к телефону.

– Потому что она мне не нравится, – гордо отвечаю я и складываю руки на груди, довольная своей работой. – Давай вместе сфотографируемся?

Тобиас обращает на меня взгляд и недолго стоит, раздумывая. Если я удалила фотографию, которая была на его телефоне, то я должна либо восстановить её, либо сделать похожую. Почему-то совместное фото – первое, что пришло мне в голову. Я медленно подхожу к Тобиасу и обнимаю его за шею. Он включает на телефоне камеру и поднимает руку вверх. Я прижимаюсь своей щекой к его щеке и улыбаюсь. Одной рукой он обнимает меня за талию, а другой нажимает кнопку спуска затвора. Когда я слышу характерный щелчок, я целую его в щёку и закрываю глаза, крепче обнимая его. Он делает ещё пару снимков, а потом убирает телефон в карман штанов.

– Тебя родители искать не будут? А то поздно уже, – говорит он, когда мы подходим к красному пледу.

– Будут. Проводишь меня?

Тобиас улыбается и кивает, а я начинаю складывать бокалы, вино и конфеты в корзину. Я отдам это всё Тобиасу, потому что это его день, и всё достанется ему. Плед кладу на самое дно корзины, потом — бутылку вина и конфеты, стеклянные бокалы укладываю в последнюю очередь, чтобы они не разбились. Тобиас берётся за ручки корзины, и не спеша мы идём по парку к его выходу.

Мы быстро доходим до моего дома, и долго стоим возле него, каждый не осмеливается прощаться. Этот вечер был таким светлым и прекрасным, что мне казалась, будто это мой день рождения. Но несмотря на то, что в тот апрельский вечер мы не помирились, он останется в моей памяти надолго. Вместе с Тобиасом я побывала на колесе обозрения на Нэви Пиере, я получила от него в подарок ещё одно украшение Тиффани. Надеюсь, что мой следующий День рождения мы отметим в другой обстановке и не поссоримся за несколько дней до этого. Надеюсь.

Когда из дома выходит папа, я понимаю, что сейчас самое время, чтобы попрощаться. Я быстро целую Тобиаса в губы и на ухо шепчу ему: «Пока», а потом отпускаю его руку и убегаю во двор дома, не оглядываясь. Я быстро стираю счастливую улыбку со своего лица, когда захожу в дом. Мама начнёт меня расспрашивать о том, что мы там делали, а сейчас я не хочу ни о чём говорить, я хочу побыть одна и послушать любимые песни, медленно проваливаясь в темноту.